По нарастающей. Воскресенье

Юрий СимоновВторой день* фестиваля «Cresсendo-2009» пришелся на воскресение, 25 октября. Но утреннюю пресс-конференцию, назначенную в гостинице «Рижская», отменять не стали. И правильно сделали.

Разговор получился такой, что художественный руководитель и главный дирижер Академического оркестра Московской филармонии Юрий Симонов  позднее скажет:

- Я никогда не видел такой пресс-коференции. Сколько мы  объездили городов! Но нигде нам таких вопросов не задавали... Помню, сидят-сидят, молчат, вопросы боятся задавать... Не знаю, приедем ли мы к вам играть еще, но просто на пресс-конференцию – обязательно…

Русская школа

Музыканты в эти дни вообще много шутили. Когда пианистка Екатерина Мечетина  рассказывала о том, что участвует в «Creshendo» с самого начала, с 2005 года, Юрий Симонов, сидевший рядом в накинутом на плечи пиджаке, сделал вид, что удивился и, посмотрев на Екатерину, спросил:

- Такая старая уже?

Накануне псковские зрители неутомимо аплодировали между частями произведений, которые исполняли в Большом концертном зале Псковской областной филармонии московский филармонический оркестр и Денис Мацуев. Поэтому я не мог не поинтересоваться у Юрия Симонова:

- А есть ли в мире города, в которых зрители никогда не аплодируют между частями?

- Есть, - улыбнулся дирижер. – Но в этом нет ничего страшного.

И Юрий Симонов поднес к виску указательный палец, изображая пистолет. Тем самым он дал понять, что трагедии из этих несвоевременных аплодисментов не делает и стреляться не намерен. Более того, он сказал:

- В некоторых немецких городах, в которых слушатели совершенно точно знают, что аплодировать между частями не принято, в зале все равно раздаются аплодисменты…

Иначе говоря, сердцу не прикажешь. Иногда кажется, что даже под угрозой немедленного расстрела наш зритель будет аплодировать тогда, когда он этого захочет.

Упомянув русских слушателей, нельзя было не поговорить и о русской исполнительской школе. Юрий Симонов углубился в историю, напомнив, что Глинка танцевать учился в Испании, петь – в Италии, контрапункту обучался в Берлине. Таким образом, формировалась русская музыкальная школа (потому что «душа у Глинки была русская»).

По этому принципу, похоже, живут и многие молодые участники «Creshendo». Они работают в Лондоне, Берлине, Нью-Йорке… Но родились и воспитывались они здесь, на территории бывшего СССР. И приезжают они сюда не в гости, а домой.

Наверное, когда татарский баянист исполняет танго, аранжированное немцем, - это и есть пример «русской исполнительской школы».

Чувство меры

- Женщины-дирижеры – это подозрительно. Это все равно что мужчина-арфист… Если, конечно, речь не идет о Веронике Дударовой.

Таким образом Юрий Симонов, 15 лет дирижировавший оркестром Большого театра, ответил на вопрос о том, как он относится к женщинам-дирижерам.

Обсуждался на пресс-конференции и вопрос о гонорарах.

- Для меня концерт и оплата за него – это два отдельных мира. Гонорар – неожиданный бонус, я не могу к этому привыкнуть, - сказала Екатерина Мечетина.

- Только тогда, когда мне платят, я понимаю, что это работа, - ответил виолончелист Сергей Суворов.

- Я, по-моему, вообще не получу денег за эти концерты, - вслух задумался Юрий Симонов. – Только суточные.

После этого дирижер рассказал о том, что из его оркестра, бывает, люди уходят по финансовым причинам. Но, по мнению, Юрия Симонова, «это несчастные люди», деньги их волнуют больше, чем творчество.

С творчеством на классической сцене тоже не все в порядке.

- Не хватает чувства меры, - считает Юрий Симонов. – Сейчас время вседозволенности, паразитирования на классическом искусстве.
Публика подобное паразитирование принимает, ведь это же любопытно – посмотреть как бывшая знаменитая исполнительница партии Татьяны «пьяная валяется на полу» (уже валяется, но еще поет).

По словам Юрия Симонова, «во всем виновата трусость, неумение ценить самого себя и преклонение перед иностранцами и деньгами».

Екатерина Мечетина была более конкретна:

- Во всем виновато телевидение.

О том же говорил и скрипач Граф Муржа. При этом он решил углубиться (но не в историю, а под землю).

- Все начинается с самого начала, то есть – с нефти. Кучка людей в нашей стране распоряжается нефтью, кучка – телевидением, - произнес он.

Его слова подхватил Юрий Симонов:

 – Эта политика проводится для того, чтобы не было восстаний. Считается, что если народу нравится попса и водка, то их надо дать. А если заставлять народ слушать классическую музыку, то будет бунт… У чиновников по другому мозги устроены. Они мыслят рационально. У артистов же интуиция выше логики. Каждый художник интуитивно прокладывает свой путь.

Интуиция Юрия Симонову подсказывает, что «вступать в конфликт с государством не надо, потому что это бесполезно».

Воскресное танго

Воскресный концерт решено было посвятить 65-летию Псковской областной филармонии. За прошедшие с Великой Отечественной войны годы менялись сцены, репертуар, артисты… Оставалось название, с которым в Пскове очень многое связано. 

Первой в воскресный вечер солировала Екатерина Мечетина. В ее репертуаре более двадцати пяти Концертов для фортепиано с оркестром.  Многие из них исполнены со всемирно известными оркестрами - под управлением Владимира Спивакова, Мстислава Ростроповича, Саулюса Сондецкиса, Дмитрия Ситковецкого… В этот вечер для выступления с Юрием Симоновым  Екатерина Мечетина выбрала Концерт №1 для фортепиано с оркестром Фредерика Шопена.

Юного Фредерика с детства сравнивали с Моцартом. Екатерину Мечетину с Моцартом, кажется, не сравнивает никто, но «Премию Моцарта» в форме рояля «Yamaha» Екатерина в десятилетнем возрасте когда-то получила. Дело происходило на конкурсе в Вероне. С тех пор Екатерина Мечетина в международных конкурсах побеждала многократно, в том числе и в 2004 году в Цинциннати на Всемирном конкурсе пианистов, где она получила первую премию и Золотую медаль. Но, судя по географии ее выступлений, пианистка не ограничивается выступлениями в самых престижных залах мира. Она давала концерты на Сахалине, во Владивостоке… Благодаря нынешнему фестивалю она три вечера играла на сцене БКЗ в Пскове.

В этом и одна из сверхзадач фестиваля «Cresсendo» - знакомить с молодыми классическими музыкантами публику, которая вряд ли при других обстоятельствах могла услышать их «вживую».

Когда-то на юношеском конкурсе, посвященном Шопену, Екатерине дали специальный приз - «За артистизм и обаяние». Так вот, и артистизм, и обаяние были при ней и в этот вечер, и музыка Шопена тоже звучала. В исполнении Екатерины Мечетиной шопеновский романтизм подчеркивался деталями. Екатерина не разбрасывается звуками, она их словно бы осторожно достает из рояля и ненавязчиво преподносит слушателям. Все это накладывается на мощное звучание оркестра, и получается эффект, который в нашем городе услышать практически невозможно. Слишком редко в Пскове проходят симфонические концерты высокого уровня, когда на сцене одновременно находятся пианист и оркестр равного класса.

… Когда рояль увезли за кулисы, на сцену вышел виолончелист Сергей Суворов. В утреннем разговоре Юрий Симонов попросил его рассказать журналистам – из какой он семьи. Чтобы не было лишних вопросов о том, что заставило его заняться классической музыкой. Сергей рассказал,  вспомнив своего знаменитого прадеда – Святослава Кнушевицкого.

Сергей Суворов выбрал для фестивального выступления Концерт № 1 для виолончели с оркестром Дмитрия Шостаковича, посвященный Ростроповичу. И тем самым подчеркнул особенность воскресного концерта, для которого было характерно максимальное разнообразие. Действительно, в музыкальном смысле это был самый разнообразный день фестиваля.

Потом виолончелиста сменил альтист (а по совместительству – дирижер) – Максим Рысанов. Он – гражданин Украины, уже 14 лет живущий в Лондоне. Из чего следует, что он – представитель русской исполнительской школы. Все-таки, прежде чем оказаться в Guildhall School of Music and Drama, он окончил Центральную музыкальную школу при Московской консерватории.

Определенную часть женской аудитории псковской филармонии он покорил еще раньше, чем прикоснулся смычком к своему старинному альту. Одет был Максим Рысанов в черную, с красной вышивкой на рукавах, длинную рубаху, которую когда-то заказал в Риме. Но все-таки наибольшее впечатление производила не итальянская рубаха, а итальянский альт. И, конечно же, музыка Белы Бартока (Концерт для альта с оркестром).

Ведущий концерта Станислав Бэлза объявил, что Барток это произведение не дописал, и его завершил Тибор Шерли. Та же информация бегущей строкой прошла по экрану во время московского гала-концерта, показанного по каналу «Культура» 1 ноября. Но Максим Рысанов с этим не согласен. По его словам, Бела Барток Концерт для альта с оркестром все же дописал, а Тибор Шерли его оркестровал. И именно эта оркестровка считается классической. Пожалуй, это было наиболее сильное выступление этого вечера. Хотя сам Максим Рысанов позднее скажет, что был удивлен такой восторженной реакцией публики на столь сложное произведение. Ведь часть слушателей на симфоническом концерте оказалась впервые.

Но еще более восторженно слушатели отнеслись к трем танго в исполнении баяниста Айдара Гайнуллина. Он выступил сразу же после скрипача Графа Муржи (интервью с Графом Муржой читайте в этом номере). Скрипач исполнил  вторую и третью части Концерта № 1 для скрипки с оркестром Никколо Паганини и первым поднял на ноги наиболее восторженную часть псковской публики, которая знакома с творчеством Графа Муржи по предыдущим его выступлениям в БКЗ.

Завершил музыкальный вечер Айдар Гайнуллин с тремя танго: «Утомленное солнце» Ежи Петербургского, «Oblivion» и «Libertango» Астора Пьяццоллы.

- А вы знаете, что попросил меня принести Юрий Симонов? – спросил Айдар Гайнуллин на следующее утро у журналистов. – Не знаете? Вторую шляпу. На этот раз не получилось, но у нас еще выступление в Москве…

Дело в том, что Айдар Гайнуллин выступает в шляпе. Отсюда и шутка про вторую шляпу (в Москве ее тоже не было). Но зато и в Пскове, и в Москве было полное взаимопонимание с оркестром, отчего, по крайней мере, один человек в БКЗ приплясывал. И этим человеком был Юрий Симонов – за дирижерским пультом.

Баянист вооружился дополнительным инструментом под названием аккордина, по звучанию напоминающим бандонео́н. Аккордину Айдар Гайнуллин приобрел совсем недавно, и это был дебют. Дебют запомнился и дал основание начать разговор о сольном выступлении Айдара Гайнуллина в нашем городе (подробности беседы с Айдаром Гайнуллиным, Максимом Рысановым и кларнетистом Артуром Назиуллиным читайте в следующем номере «Городской среды»).

На бис в воскресенье в БКЗ никто не играл – оркестр спешил на поезд. Никуда не торопился только Юрий Симонов. Он вместе с женой остался в Пскове еще на день – посмотреть город и окрестности.

Продолжение следует

* Продолжение. Начало читайте в № 28 «Городской среды» // По нарастающей. Суббота

 

 Фото: Алексей Семёнов. На фото - Юрий Симонов

 

 

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий