Линия разрыва. ХXVIII

Тень всех живых(Окончание. Начало в №№ 344-370). Итак, перед Скатовым возникло освещенное фонарем искаженное лицо Успенцева. Раньше они друг друга близко не видели, но сразу узнали и тотчас нашли общий язык. «А-а... Если не ошибаюсь - Никита Андреевич? Наслаждаетесь теплой ночью?» - «Пришел на пепелище - посыпать голову пеплом. Говорят, от перхоти помогает».

 «В №№ 298- 323 публиковалась первая часть книги «Тень всех живых» (она называлась «Царская слобода»). С № 324 по 343 номер мы публиковали продолжение: «На левом боку». С № №344 публикуется третья часть - «Линия разрыва». «Тень всех живых», все её части, были написаны очень давно. Тогда я ещё преподавал историю и журналистикой не занимался. На гонорар от этой книги, полученной в одном московском издательстве, я купил свой первый компьютер, сканер и принтер. И продолжение, по просьбе издателей, писал уже не на печатной машинке, а на компьютере. Всё складывалось как нельзя лучше. Мне в издательстве показали обложку книги (она должна была выйти в двух вариантах - в твёрдом и мягком переплётах). Но потом всё резко изменилось. Издательство приостановило выпуск серии, в которой должен был выйти роман «Тень всех живых». Права на издание я уступил на два года, но когда стало понятно, что серия выходить не будет, издатель устно разрешил мне издавать роман там, где я пожелаю и даже прислал мне вёрстку книги. Но так получилось, что книга не издана до сих пор. Я занялся журналистикой, и тема «исторического детектива» меня уже мало интересовала. Эту книгу читали разве что некоторые мои коллеги по лицею и несколько близких мне людей. Кроме того, существует продолжение романа «Тень всех живых» (то самое, которое я написал по просьбе издательства. Называется - «Противоядие»). События этих двух романов разворачиваются с 1917 по 1941 годы. Предполагалось, что будет ещё и третий том, и действие этой пародийно-исторической эпопеи завершится в 1953 году. Но третьего тома уже точно не будет. Однако шесть частей, составляющие два романа, написаны. 1 часть - события накануне Октябрьской революции. 2 часть - Гражданская война, 1919 год. 3 часть - конец НЭПа, 1926 год. 4 часть - коллективизация. 5 часть - лето 1935 года, Ленинград. 6 часть - весна 1941 года (действие происходит на территории только что присоединённой Эстонии). Многое будет опубликовано в «Городской среде».

Автор.

 

ТЕНЬ ВСЕХ ЖИВЫХ

 

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

ЛИНИЯ РАЗРЫВА (1926 ГОД)

28

Итак, перед Скатовым возникло освещенное фонарем искаженное лицо Успенцева. Раньше они друг друга близко не видели, но сразу узнали и тотчас нашли общий язык,

- А-а... Если не ошибаюсь - Никита Андреевич? Наслаждаетесь теплой ночью?

- Пришел на пепелище - посыпать голову пеплом. Говорят, от перхоти помогает.

С трудом давались сейчас Скатову шутки. Он понимал, что в любой момент Успенцев может выстрелить. А у него только рогатина та самая, которой супруга - Лысуна белье при кипячении мешает. А вот Никите Андреевичу рогатина не мешала - все же какое-никакое оружие, есть что сжать рукой...

- Говорят, тыква от перхоти помогает, - продолжал Успенцев.

- Я знаю. Если ее хорошенько посыпать пеплом.

- Гм... Оставим шутки... Выходит, вы знаете, почему я здесь?

- Знаю. Я вас, Успенцев, давно подозревал. С тех пор, когда Архип мне рассказал про вашу роль в истории с артелью "Нептун". Он поверил, а я нет. У Семипалатинского был сообщник, это понятно. Только кто? Герасимов? Панасьев? Вы подходили больше всего. А тут являетесь и угрожаете, подсовываете нам Кирсанова, который неотлучно сидел в клубе - водку с артистами пил. Тогда я окончательно понял, кто стоял за Семипалатинским,

- Ясно,- Успенцев улыбнулся с первой попытки. - Но почему вы догадались, что я приду сюда?

- Сегодня, завтра... Вы бы все равно сюда пришли. После того, как мне передали схему, найденную у Семипалатинского, это мне тоже стало понятно. К тому же, вы ведь здесь не в первый раз? Клад-то не так просто найти.

- У него нашли схему?! Ах мразь, вздумал меня обойти... - Успенцев взмахнул фонарем, словно намеревался бросить его. Но не сделал этого, а, мгновенно успокоившись, спросил:

- А где наш общий друг Архип? Зачем он вам?

- Не знаю - вам одному предлагать или ему тоже?

- Что именно?

- Троепальцевские сокровища, разумеется. Если Лысун сейчас нас слышит, то пусть знает - на троих нам должно хватить.

И тут Архип не выдержал. Без условного сигнала вылез из укрытия. Не смог дольше прятаться. Для него Успенцев был сейчас не просто опасный преступник, а личный враг, который столько лет водил Архипа за нос. Да что там... Получается, что Архип Лысун сам давно превратился в пособника преступника. Конечно, того не желая. Но какая разница? Нет, тут одной обоймы, выпущенной в ухмыляющееся лицо Успенцева мало. Надо, по крайней мере, прежде глаза выцарапать. А этот нелюдь сделку предлагает.

- Доброй ночи, -  приветствовал Лысуна Успенцев. - Вам тоже не спится? Вот и хорошо.

- Заткнись! - выкрикнул Архип, хватаясь за оружие.

- Спокойно, спокойно... Или вы забыли, что меня трогать небезопасно. А то, чего доброго, убьете и что тогда начальство скажет? Им ведь все о вас немедленно станет известно. За сотрудничество с недобитыми белогвардейцами вас к ордену вряд ли представят.

- Ненавижу.

- Кстати, я вас тоже. Но это не повод для ссоры.

 

Дальнейшие события происходили как бы сами собой. Обе стороны, при всем их отношении друг к другу, оружия применять не собирались. Однако появился тот, кого не ждали. Кирсанов.

 

Рябинин нафантазировал, что у Кирсанова был нож, В действительности, режиссер заскочил на минуту домой, чтобы прихватить букет и завернул его в газету. А в карман сунул бутылку вина. Все-таки на свидание собирался.

Но свидание по понятным причинам состояться не могло и тщетно потоптавшись с полчаса в ожидании жены парикмахера Бергера, Кирсанов направился прочь, вытащив из кармана бутылку. Она и сверкнула при лунном свете. Отхлебнул прямо с горла, с горя, чуть не наткнулся на, Рябинина, но все обошлось. Хотел вернуться домой, но вспомнил, что забыл на работе купленные к ужину и завтраку продукты. Решил заскочить в клуб.

Так Кирсанов появился там, где его ждали меньше всего. К тому же, захотел срезать угол и вышел прямо на Успенцева.

И Успенцев занервничал. Он не видел, кто там у него за спиной и попытался встать поудобнее. Заодно незаметно выудил пистолет. Все-таки трое на одного - это не шутка.

Но Лысун заметил движение руки Успенцева и выстрелил. Стрелял не на поражение, а в ту самую руку, где было оружие. Но промахнулся.

Успенцев выронил фонарь и отскочил в сторону, одновременно выстрелив в ответ. То-то удивлен был Кирсанов. Сходил, называется, за продуктами. Лучше бы голодным дома сидел. Что за невезение такое? Свидание сорвалось, а теперь вот кто-то палит прямо над ухом. А что если боевыми? И режиссер благоразумно бросился на землю.

А Скатов стоял со своей рогатиной, проклиная все на свете. Какая от нее польза? За нее даже не спрячешься.

Тем временем, стрельба продолжалась. Причем, стрелял только один человек - Успенцев. Потому что Архип Лысун лежал на спине, раскинув руки, и даже не стонал. Пуля попала ему в грудь, в сердце. С такими ранами не выживают.

 

Под этой звездой даже Волга впадает в маразм,
А водка - неважно какая - в Каспийское море.
Все это проверено жизнью уже много раз,
Зачем-то воспето: как правило, только в миноре.
Под этой звездой не достичь своего рубежа,
Став кем-то еще. Но зато там всегда многолюдно,
И голос скрипучий доносит: "Не стоит бежать,
Умрите на месте, пожалуйста, если не трудно".

И тут Скатов опомнился, взял на перевес рогатину и пошел вперед. Он еще не знал ничего про Архипа. Однако и того, что Архипа не слышно - было достаточно, чтобы настигнуть Успенцева любой ценой. И непременно отправить его туда, куда Успенцев сам отправлял многих.

Но Никита Андреевич никогда бы не догнал Успенцева, который был достаточно ловок, чтобы либо просто раствориться  в темноте, либо довершить начатое, использовав оставшиеся патроны. Однако, наступил черед Глеба Рябинина, потому что зло сильнее добра.

Но зла меньше. И чтобы как-то его заглушить, потеснить, задвинуть - надо привлечь все имеющиеся силы.

Вообще-то Рябинин следовал за Кирсановым и слегка отстал. Но тут раздались выстрелы. Услышав их, Глеб несколько секунд прикидывал - что делать. И решил осторожно продвигаться вперед. Это у чего так удачно получилось, что почти тут же он наткнулся на Успенцева, в темноте обознался, решив, что это Кирсанов и, заметив пистолет, единственной рукой нанес сильный удар противнику в лицо. Некогда было думать - правильно ли он поступает? Он бил Кирсанова, в смысле, Успенцева, за всех, кого по робости не трогал раньше: он давал сдачу. В его левой руке накопилось столько сил, что их бы хватило не то, что на две - на три руки.

Но одного "кирсановского" лица Глебу показалось мало и второй удар выбил у противника пистолет. Ошарашенный Успенцев даже сопротивляться не стал, а постарался увернуться. Надо сказать, что уворачиваться он умел как мало кто. На этот раз ему это тоже удалось. Знал бы он, что его ожидает дальше. Может быть тогда стоял смирно.

Страшных снов Успенцев отроду не видел, Наверно потому, что занят был - другим спокойно спать не давал. Да если бы даже и видел - разве мог предположить, что в последнюю секунду жизни перед ним окажется рогатина, направленная прямо в живот.

И не то что Никита Андреевич так точно метил. Просто они бежали навстречу друг другу и им не было дано разминуться.

А клада под пепелищем никакого не оказалось. Либо это Успенцев не правильно рассчитал, либо граф Троепальцев всех в очередной раз разыграл. Но место выбрано было хорошее. Его еще можно было использовать. Например, закопать там папку с делом Шустрова. Для будущих поколений.

Окончание

 

 

 

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий