Архив
2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016 2017 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
41 42 43 44 45 46 47 48 49 50
51 52

информация
Пишите нам:
gorgazeta-pskov@yandex.ru

Богемский крест. II

Тень всех живых(Продолжение. Начало в № 372). Уполномоченный ОГПУ Милованов проявил исключительную находчивость. Его не смутило, что место преступления было затоптано. И подозрительные взгляды диковатых крестьян не сбили его с толку. На всё это он взирал с высоты своего огромного роста. И была в его ответном взгляде такая уверенность в своей правоте, что некоторым особо несознательным  зевакам становилось не по себе.

В №№ 298- 323 публиковалась первая часть книги «Тень всех живых» (она называлась «Царская слобода»). С № 324 по 343 номер мы публиковали продолжение: «На левом боку», а в  №№ 344-371 третья часть «Линия разрыва» С № №372 публикуется четвёртая часть - «Богемский крест». «Тень всех живых», все её части, были написаны очень давно. Тогда я ещё преподавал историю и журналистикой не занимался. На гонорар от этой книги, полученной в одном московском издательстве, я купил свой первый компьютер, сканер и принтер. И продолжение, по просьбе издателей, писал уже не на печатной машинке, а на компьютере. Всё складывалось как нельзя лучше. Мне в издательстве показали обложку книги (она должна была выйти в двух вариантах - в твёрдом и мягком переплётах). Но потом всё резко изменилось. Издательство приостановило выпуск серии, в которой должен был выйти роман «Тень всех живых». Права на издание я уступил на два года, но когда стало понятно, что серия выходить не будет, издатель устно разрешил мне издавать роман там, где я пожелаю и даже прислал мне вёрстку книги. Но так получилось, что книга не издана до сих пор. Я занялся журналистикой, и тема «исторического детектива» меня уже мало интересовала. Эту книгу читали разве что некоторые мои коллеги по лицею и несколько близких мне людей. Кроме того, существует продолжение романа «Тень всех живых» (то самое, которое я написал по просьбе издательства. Называется - «Противоядие»). События этих двух романов разворачиваются с 1917 по 1941 годы. Предполагалось, что будет ещё и третий том, и действие этой пародийно-исторической эпопеи завершится в 1953 году. Но третьего тома уже точно не будет. Однако шесть частей, составляющие два романа, написаны. 1 часть - события накануне Октябрьской революции. 2 часть - Гражданская война, 1919 год. 3 часть - конец НЭПа, 1926 год. 4 часть - коллективизация. 5 часть - лето 1935 года, Ленинград. 6 часть - весна 1941 года (действие происходит на территории только что присоединённой Эстонии). Многое будет опубликовано в «Городской среде».

Автор.

 

ТЕНЬ ВСЕХ ЖИВЫХ

Часть четвёртая

БОГЕМСКИЙ КРЕСТ

2.

Уполномоченный ОГПУ Милованов проявил исключительную находчивость. Его не смутило, что место преступления было затоптано. И подозрительные взгляды диковатых крестьян не сбили его с толку. На всё это он взирал с высоты своего огромного роста. И была в его ответном взгляде такая уверенность в своей правоте, что некоторым особо несознательным  зевакам становилось не по себе. А вдруг вздумается этому усачу-великану провести допрос с пристрастие? Что это такое, народ ещё не забыл. В гражданскую подобное применялось с обеих сторон. И, между прочим, всегда срабатывало. Но, похоже, никакого допроса приезжий чекист проводить не собирался. В глазах промелькнула искра, и тут же разгорелось пламя. Законное пламя гнева. Произошло это тотчас после того, как Милованов узнал, что дарового убили крестом.

Ровно четыре минуты потребовалось опытному сотруднику, чтобы закончить следствие. Потому что до дома бывшего попа отца Василия как раз четыре минуты быстрым шагом. Гражданин Чуйкин, а в недалёком прошлом отец Василий, за это время вряд ли успел бы скрыться.

Нашли подозреваемого в кузне, где он что-то мастерил. Пришлось попу на старости лет сменить источник пропитания. Но ненависть к ново атеистической власти, очевидно, оказалась сильнее чувства самосохранения. Наверное, так рассуждал Милованов, врываясь в кузню в сопровождении двух помощников. Чуйкин даже сопротивления оказать не успел.

- Ну вот и всё, - гордо произнёс Милованов, когда бывшего попа усаживали в сани.

 

На всю округу доносился плач бывшей попадьи. Здесь же крутились четверо детей-подростков.

Уполномоченный ОГПУ поморщился. Не любил он этой суеты в минуты ареста. Ночью производить арест правильней: нечего из своей работы спектакль устраивать. Куча зевак. Родственники задержанного давят на жалость. Противно.

Кстати, в толпе зевак разные были настроения. Кто-то молчал. Другие же негромко возмущались по поводу того, что схватили только расстригу. А как же его жена? А дети? Неправильно разлучать семью. Хватать - так всех, рвать - так под корень. Но Милованов закон знал и оснований для задержания всей несомненно подозрительной семейки не видел. Может быть, потом, когда придёт время и обнаружится преступный сговор. А пока он не обнаружился, сидеть будет один Чуйкин.

- Ловко вы его, товарищь Милованов, - с какой-то насмешкой похвалил чекиста председатель сельсовета Антип Снетков.

Иначе не умею, - улыбнулся Милованов и лихо крутанул ус.

Раз народ собрался, надо держать себя соответственно. Представители власти должны уметь вести себя с народом, внушать уважение. Нет ничего опаснее, чем глупая власть. Поэтому Милованов всегда боялся выглядеть глупым. В его понимании, это означало проявлять нерешительность. И наоборот, любые решительные действия губительны для глупости. Даже если в чём-то сомневаешься, сомнения на показ выставлять нельзя. Впрочем, в этот раз Милованов не сомневался. По опыту знал, что большинство преступлений не имеют ни малейшей загадки. Всё просто и безыскусно. Кто-то кого-то обидел, кто-то кому-то ответил. Советская власть Чуйкина, безусловно, обидела. Иначе просто нельзя было. Уполномоченный понимал, что враг имеет право на ответ. Диалектика. Закон природы. Ненависти к Чуйкину не испытывал. Смешно ненавидеть крапиву за то, что жжётся. С крапивой бессмысленно разговаривать и перевоспитывать. Её надо просто рвать.

Можно было, конечно, порассуждать ещё и пользе крапивы, но тут произошло непредвиденное. Задержанный расстрига, у которого связаны были только руки, лягнул ногой своего охранника, боднул головой другого и, схватив кое-как поводья, помчался на санях под горку.

Председатель сельсовета Снетков попытался было перехватить лошадь, но едва не угодил под полозья.

Толпа ахнула. Не растерялся только Милованов. Выхватил из кобуры пистолет и уже прицелился, как вдруг получил весомый удар по руке. Это из поповских сынков проявил вопиющее неуважение к представителю законности. Вот и будь после этого гуманистом.

Выстрел всё же прозвучал. Пуля сбила с головы козловичевского коммуниста Сысоева шапку.

- Шапку надень, а то мозги застудишь! - немедленно крикнула какая-то горластая баба.

- К реке, наперерез! - заорал Снетков и героически покатился под откос. То же самое проделаи и ещё человек десять, включая самого Милованова. Теперь ему было не до степенности. То, чего он так боялся, произошло. Его выставили в глупом свете. То есть оскорбили Советскую власть, от которой отделить себя Милованов не мог и не хотел. И чтобы вернуть к себе и к власти доверие, надо было теперь катиться по снегу, стрелять по саням... Ну что ж, в этом был какой-то особый смысл. Миловановкак будто вернулся на десять лет назад, в тамбовские леса. Там тоже пришлось побегать и пострелять.

Сани настигли быстро. Чуйкин не справился с лошадью. Сани занесло, беглец полетел в сугроб, но немедленно вскочил... Трёх шагов не сделал, как его догнал Снетков. Чуйкин со связанными руками ему был не страшен. Тем более подоспели и остальные, отмечая своё появление зуботычинами. Особенно весомы были удары Милованова. Он по-прежнему не испытывал к расстриге ненависти, признавая его право на побег. Это тоже форма защиты. Но власть обязана проявлять силу, тем более советская. Вот МСилованов и проявлял. Но меру помнил, и убить Чуйкина на месте себе не позволил. Всего лишь зубы в снег мелко покрошил. А как иначе он мог поступить? Пристыдить убийцу? Может быть, расстриге заповедь «ни убий» напомнить? Кто вернёт партии и народу товарища Дарового?.. А если никто, то значит, зубы крошились на снег по закону. Как говорится, наше дело правое, челюсть будет выбита.

 

 

Продолжение следует

 

 

 

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий