Архив
2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016 2017 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
41 42 43 44 45 46 47 48 49 50
51 52

информация
Пишите нам:
gorgazeta-pskov@yandex.ru

Богемский крест. III

Тень всех живых(Продолжение. Начало в №№ 372-373). Спецкор «Шустровской правды» Глеб Рябинин отправился в командировку почти по своей воле. Точнее, если бы он не отправился, последствия для него могли быть печальные. Так что пришлось спешно собирать свой видавший виды фанерный чемоданчик и срочно убираться из города. Аврал этот случился по рябининской неосторожности. Написал он безобидный очерк

 

В №№ 298- 323 публиковалась первая часть книги «Тень всех живых» (она называлась «Царская слобода»). С № 324 по 343 номер мы публиковали продолжение: «На левом боку», а в  №№ 344-371 третья часть «Линия разрыва» С № №372 публикуется четвёртая часть - «Богемский крест». «Тень всех живых», все её части, были написаны очень давно. Тогда я ещё преподавал историю и журналистикой не занимался. На гонорар от этой книги, полученной в одном московском издательстве, я купил свой первый компьютер, сканер и принтер. И продолжение, по просьбе издателей, писал уже не на печатной машинке, а на компьютере. Всё складывалось как нельзя лучше. Мне в издательстве показали обложку книги (она должна была выйти в двух вариантах - в твёрдом и мягком переплётах). Но потом всё резко изменилось. Издательство приостановило выпуск серии, в которой должен был выйти роман «Тень всех живых». Права на издание я уступил на два года, но когда стало понятно, что серия выходить не будет, издатель устно разрешил мне издавать роман там, где я пожелаю и даже прислал мне вёрстку книги. Но так получилось, что книга не издана до сих пор. Я занялся журналистикой, и тема «исторического детектива» меня уже мало интересовала. Эту книгу читали разве что некоторые мои коллеги по лицею и несколько близких мне людей. Кроме того, существует продолжение романа «Тень всех живых» (то самое, которое я написал по просьбе издательства. Называется - «Противоядие»). События этих двух романов разворачиваются с 1917 по 1941 годы. Предполагалось, что будет ещё и третий том, и действие этой пародийно-исторической эпопеи завершится в 1953 году. Но третьего тома уже точно не будет. Однако шесть частей, составляющие два романа, написаны. 1 часть - события накануне Октябрьской революции. 2 часть - Гражданская война, 1919 год. 3 часть - конец НЭПа, 1926 год. 4 часть - коллективизация. 5 часть - лето 1935 года, Ленинград. 6 часть - весна 1941 года (действие происходит на территории только что присоединённой Эстонии). Многое будет опубликовано в «Городской среде».

Автор.

 

ТЕНЬ ВСЕХ ЖИВЫХ

Часть четвёртая

БОГЕМСКИЙ КРЕСТ

3.

Спецкор «Шустровской правды» Глеб Рябинин отправился в командировку почти по своей воле. Точнее, если бы он не отправился, последствия для него могли быть печальные. Так что пришлось спешно собирать свой видавший виды фанерный чемоданчик и срочно убираться из города.

Аврал этот случился по рябининской неосторожности. Написал он безобидный очерк, посвящённый инженеру Бутко, рационализатору и передовику. И всё в этом очерке было хорошо. Даже цитату из товарища Орджоникидзе, скрепя сердце, пришлось вставить. Без таких цитат теперь даже в любви признаваться не рекомендуется. «Я вас люблю, чего же боле... как правильно сказал товарищ Орджоникидзе на XVIпартийной конференции...»

Газета вышла в срок. Глеб уже и гонорар успел получить и потратить - купил жене Софи недорогие духи. А через два дня случилась крупная неприятность. Инженера Бутко арестовали как врага народа. Мол, давно уже к нему подбирались, следили, как он плёл интриги и занимался вредительством, гаечные ключи подменял. И получилось, что Рябинин воспел затаившегося врага.

Главный редактор не стал дожидаться сигнала сверху, вызвал Глеба к себе и настойчиво порекомендовал ему исчезнуть и отсидеться в каком-нибудь тихом местечке. Ценил главаный редактор Глеба, можно сказать, считал своей правой рукой. Даром что у Глеба Рябинина рука была одна - левая.

Так Глеб попал в селе Козловичи. Только вот местечко оказалось не такое уж и тихое. Бывший поп секретаря партячеки крестом огрел. А сам попытался сбежать. Из ОГПУ специально приезжали расстригу брать.

Не понравилось Рябинину присутствие в Козловичах сотрудников ОГПУ. До такой степени не понравилось, что он хотел было отправиться в командировку куда-нибудь ещё, но потом подумал: а стоит ли? Коллективизация в самом разгаре. Отсидеться в тишине можно только за эстонской границей. Но туда ходу нет. Лучше уж здесь. Секретаря здесь уже убили. Значит, в ближайшее время больше убивать не будут, некого. Мало ди других сёл и деревень?

Да и люди здесь живут интересные. О таких много чего можно насочинять. Лишь бы они затаившимися врагами не оказались. Только вот как это определить?

Трагически погибшего Ефима Дарового Глеб толком узнать не успел. Видел всего раз - в избе-читальне. Внешность тот имел располагающую. Улыбчивый, энергичный. Жаль, что так получилось. Зато теперь о нём можно писать как о бесспорном герое. Звучит, конечно, цинично. Но в такое непростое время любое слово звучит цинично. Что ни произнеси, всё можно расценить как издевательство. Над партией или над здравым смыслом. Одно из двух. Лучше уж молчать, но это мало кому удаётся. Во всяком случае, газетчик молчат не в праве. Так что приходится подыскивать правильные слова. А это тем более мало кому не удаётся. История с инженером Бутко тому подтверждение.

Успокаивало как раз то, что Даровой Советской власти уже при всём желании повредить не мог и теперь вряд ли будет признан врагом народа. Во всяком случае, в турцию его, как Троцкого, точно уже не отправят. И значит, можно с лёгким сердцем прославлять павшего героя.

Сцену ареста убийцы Глеб, к сожалению, не застал, проявил нерасторопность, а именно - пригрелся на печке у Меланью Фёдоровны, милейшей старушки, чем-то напоминающей ему покойную тётушку. В Меланьину избу направили его из сельсовета. А старушка и радо, скучно одной.

В общем, арест и погоню Глеб проспал, но всё же успел кое-что рассмотреть. Явился как раз в тот момент, когда связанного Чуйкина вторично сажали в сани. А заодно с ним и старшего сынка, того самого, кто ударил товарища Милованова по руке.

Сам Милованов пристроился тут же, орудие убийства аккуратно завернув в холстину.

Посмотрел на всё это Глеб, и стало ему тревожно. Причём понять причину подобной тревоги он вначале не мог. Жалко расстригу? Да вроде нет. Что убийцу жалеть, да к тому же такого, кто орудием убийства избрал крест. Это символично, конечно. Но сколько зла надо иметь, чтобы подкрасться сзади и уничтожить человека. Нет, не окровавленное лицо Чуйкина смутило Глеба. И даже не растерянный взгляд пятнадцатилетнего мальчишки. Тога что?

Только вечером Глеб догадался, в чём дело. Ну конечно! Крест! В нём всё дело!

Форма креста была какая-то необычная, не православная. А ведь бывший отец Василий, при всех изъянах, как-никак человек православный. И тогда откуда у него такой странный крест?

С этой минуты захватил Глеба подзабытый азарт. Ведь раньше он обожал раскрывать всевозможные тайны. Даже тогда, когда и тайн никаких не было. А он всё равно раскрывал.

Сейчас же тайна - самая настоящая. И убийство игрушечным назвать было трудно.

Мысль о кресте так сильно Рябинина раззадорила, что он даже сидеть спокойно не мог, ходил взад-вперёд по комнате, от стены до печки и обратно.

А тут как раз от соседей Меланья Фёдоровна пришла. С неё Глеб и начал расспросы. С кого же ещё?

Таким одиноким старушкам на роду написано больше всех знать. Их одиночество будто бы нарочно притягивает всяческие слухи. А от слухов и до правды недалеко, лишь бы знать куда идти.

- Вот что, Меланья Фёдоровна, - начал Глеб как можно более торжественно. - У меня к вам серьёзный разговор.

- Про крест, что ли, спросить хочешь? - ответила неожиданно старушка, поразив Глеба.

- А как вы догадались?!

- Да уж известно как...

- И всё же...

- Не было у отца Василия отродясь такого креста, да и человек он мирный. А ты, я вижу, глазастый и это приметил. Значит, непременно меня об этом расспрашивать будешь. Так ведь?

- Так... Но ведь уполномоченный это не заметил?

- А зачем ему замечать? Какая ему от этого выгода? Схватил первого попавшегося и катись ко всем чертям к себе в город. Разве плохо?

- Выходит, вы не верите, что отец Василий - убийца?

- Я в Бога верю, - ответила Меланья спокойно. -и ни во что другое.

Продолжение следует

 

 

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий