Архив
2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016 2017 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
41 42 43 44 45 46 47 48 49 50
51 52

информация
Пишите нам:
gorgazeta-pskov@yandex.ru

Богемский крест. IV

Тень всех живых(Продолжение. Начало в №№ 372-374). Егора Захарова в Козловичах очень уважали. Он единственный из козловцев доехал до Москвы. Многие об этом мечтали, кое-кто даже предпринимал попытки, но удалось это лишь Егору. Нога человека уже и на Северный полюс ступила, и на Южный. А Москва для козловца всё ещё была недоступна. И вот в середине двадцатых призвали Егора в Красную Армию.

В №№ 298- 323 публиковалась первая часть книги «Тень всех живых» (она называлась «Царская слобода»). С № 324 по 343 номер мы публиковали продолжение: «На левом боку», а в  №№ 344-371 третья часть «Линия разрыва» С № №372 публикуется четвёртая часть - «Богемский крест». «Тень всех живых», все её части, были написаны очень давно. Тогда я ещё преподавал историю и журналистикой не занимался. На гонорар от этой книги, полученной в одном московском издательстве, я купил свой первый компьютер, сканер и принтер. И продолжение, по просьбе издателей, писал уже не на печатной машинке, а на компьютере. Всё складывалось как нельзя лучше. Мне в издательстве показали обложку книги (она должна была выйти в двух вариантах - в твёрдом и мягком переплётах). Но потом всё резко изменилось. Издательство приостановило выпуск серии, в которой должен был выйти роман «Тень всех живых». Права на издание я уступил на два года, но когда стало понятно, что серия выходить не будет, издатель устно разрешил мне издавать роман там, где я пожелаю и даже прислал мне вёрстку книги. Но так получилось, что книга не издана до сих пор. Я занялся журналистикой, и тема «исторического детектива» меня уже мало интересовала. Эту книгу читали разве что некоторые мои коллеги по лицею и несколько близких мне людей. Кроме того, существует продолжение романа «Тень всех живых» (то самое, которое я написал по просьбе издательства. Называется - «Противоядие»). События этих двух романов разворачиваются с 1917 по 1941 годы. Предполагалось, что будет ещё и третий том, и действие этой пародийно-исторической эпопеи завершится в 1953 году. Но третьего тома уже точно не будет. Однако шесть частей, составляющие два романа, написаны. 1 часть - события накануне Октябрьской революции. 2 часть - Гражданская война, 1919 год. 3 часть - конец НЭПа, 1926 год. 4 часть - коллективизация. 5 часть - лето 1935 года, Ленинград. 6 часть - весна 1941 года (действие происходит на территории только что присоединённой Эстонии). Многое будет опубликовано в «Городской среде».

Автор.

 

ТЕНЬ ВСЕХ ЖИВЫХ

Часть четвёртая

БОГЕМСКИЙ КРЕСТ

 

4.

Егора Захарова в Козловичах очень уважали. Он единственный из козловцев доехал до Москвы. Многие об этом мечтали, кое-кто даже предпринимал попытки, но удалось это лишь Егору. Нога человека уже и на Северный полюс ступила, и на Южный. А Москва для козловца всё ещё была недоступна. И вот в середине двадцатых призвали Егора в Красную Армию. Повезли его на далёкий север, но неожиданно оказалось, что, прежде чем увидеть Белое море, можно посмотреть на белокаменную. Но самое главное то, что Егор встретил в Москве Ленина - пускай и в деревянном мавзолее. Такое не забывается. Ни один козловец не остался к этому равнодушен. Ещё бы, до такого не то, что в Козловичах - даже в самом Шустровске до этого не додумались. Показывать мёртвого Ленина.

За то, что Егор побывал в мавзолее, козловцы его вдвойне зауважали. Те, кто поддерживал советскую власть, - за то, что видел Ленина. Те, кто советскую власть ненавидел, - за то, что Ленин был мёртвый.

В любом случае жизнь Егора удалась. Чтобы потом ни произошло в его жизни, не зря он появился на свет. Причём так думал не только он сам. Кто только об этом ни думал... И это Егора вдохновляло. Увидев мёртвого Ленина, он почувствовал свою причастность к жизни. И с той поры, чтобы в стране ни происходило, Егор Захаров воспринимал это как касающееся непосредственно его. Присоединился СССР к пакту Бриана-Келлога - радостнее стало на душе. Преобразовали в союзную Республику Таджикскую АССР - песню об этом хотелось сложить. Отстранили товарища Бухарина от руководства Коминтерном - хоть в пляс пускайся. Жизнь кипит даже при комнатной температуре.

Сам Егор был трактористом. Жаль только, что трактора в Козловичах не было. Но Егор всё равно был трактористом. Таккой он стал человек. После встречи с Лениным трудности его не пугали. Его пугало совсем другое, он боялся темноты.

Это было стыдно. Хотя бы потому, что не предусматривалось уставом ВКЛКСМ. А всё, что не предусматривалось уставом, должно быть с презрением отвергнуто. Но себя самого Егор отвергнуть, тем более с презрением, был ещё не готов и со слабостью своей боролся, подолгу сидел в темноте, а в последнее время, собрав всю свою волю, выходил на ночь глядя в лес.

Вот и сегодня вышел. Более-менее спокойно добрался до околицы, свернул в сторону от дороги и скоро углубился в такие дебри, в которых и днём-то света белого не видно. Но так было надо. Домашняя темнота - совсем не то. К ней он уже привык. Темнота же лесная - особенная, от неё и тёплое время года Егора знобило. Но он всё равно шёл, закалял волю, а заодно и тело.

Нет, Егор и раньше оказывался один на один с темнотой, за тем же Полярным кругом. Но это было не по доброй воле, да и последствия имелись не очень хорошие. Однажды ночью в карауле стал палить по собственной тени. Нервы. Теперь же никакого оружия при Егоре не было. Разве что его огромные валенки оружием считать. Такими и пришибить недолго, особенно, если прежде калоши нацепить.

В общем, ломился Егор Захаров через заросли, грузной своей фигурой издали напоминая медведя-шатуна. Перешагивал гибкие, наклонившиеся к самой земле стволы с однобокими кронами, повреждённые снеголомом. Жмурился от колких льдинок, сыпавшихся с веток, и не догадывался о том, что сейчас его ждёт.

Так он вышел на поляну, чтобы отдышаться и повернуть обратно. Хватит на него на сегодня. Храбрость должна приходить постепенно. Иначе с ней можно не совладать. Но только Егор собрался поворачивать, как произошла вещь, совершенно невероятная. Прямо из снега вырвалось какое-то жуткое существо и взмыло вверх. От чего безбожник Егор рухнул на колени и принялся бормотать какую-то молитву. И что характерно, Ильич в этой молитве ни разу не упоминался. Правильнее было бы просто убежать, но ноги внезапно ослабли.

Когда же в шагах трёх ещё одно загадочное существо взметнулось из-под снега наружу, член ВЛКСМ с двадцать пятого года понял, что нечистая сила взяла его в окружение и черти вот-вот начнут водить вокруг него хоровод. На какое-то время в нём пошатнулась вера в то, что что жизнь удалась. Как же, удалась... Сердце рвётся вон, ноги не то что в коленях - во всех местах сразу подгибаются. И это только начало. Главного он ещё не видел.

Оказывается, всю дорогу двигалась за ним какая-то таинственная тень, причём тень чужая. Своя не в счёт, тем более что в неё он в армии уже стрелял прицельно и тем обезвредил.

Чужая тень на время затаилась за ближайшими можжевеловыми кустами. Видимо, готовилась к решающему броску. Или пережидала молитву. Ведь комсомолец с пятилетним стажем не может долго молиться. Запас соответствующих слов у него ограничен, и он обязательно быстро выдохнется. А вот когда это произойдёт, тень напомнит о себе. И будет совсем не важно - храбрец ты или не очень. Нечистую силу такие мелочи волновать не должны.

Неизвестно, сколько стоял коленопреклоненный тракторист в лесу. Во всяком случае, до тех пор, пока не замёрз. А черти больше не являлись, улетучивались, наверное. И тогда Егор предпринял попытку встать. А когда это ему удалось, пошатываясь, двинулся обратно, боясь голову повернуть - а вдруг черти рядом? Уж лучше неведение. И это был мудрый поступок. Поверни он голову влево - непременно бы заметил ещё одно таинственное существо, размером куда больше предыдущих. После таких внезапных открытий не у каждого комсомольца сердце выдержит.

Короче говоря, попытка избавиться от боязни темноты закончилась полным крахом. Легче от темноты избавиться. Хорошо бы с грехом пополам выбраться на дорогу и, не оглядываясь, на подкашивающихся ногах побежал к дому. Но если бы у него хватило смелости обернуться, Егор имел бы возможность обнаружить, что на дороге он не одинок. Из леса вслед за ним вынырнула никая не тень, а человек среднего роста, при лунном свете вполне опознаваемый.

Человеком этим был рабочий ленинградского судоремонтного завода Тарас Фламенко, присланный в Козловичи как уполномоченный райкома помогать организовывать колхоз.

Интересно, неужели райком уполномачивал коммуниста Фламенко рыскать поздними вечерами по лесам и следить за передовыми комсомольцами? А если нет - то что делал этот двадцатипятитысячник в лесу? Может, тоже храбрость свою проверял? Сомнительно. Жаль, не было рядом опытного сыщика, чтобы разобраться во всём. Лысун давно погиб. Скатов далеко. Один Глеб Рябинин поблизости. Неужели он один разберётся?

 

Продолжение следует

 

 

 

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий