Архив
2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016 2017 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
41 42 43 44 45 46 47 48 49 50
51 52

информация
Пишите нам:
gorgazeta-pskov@yandex.ru

Богемский крест. V

Тень всех живых(Продолжение. Начало в №№ 372-375). «Что же это за крест такой?» - продолжал расспрашивать Глеб. И правильно делал. С такими, как Меланья, иначе нельзя. «Католический, видать», - важно ответила старушка. Знала, о чём говорила. Откуда в Козловичах католический крест? Или среди местных какой-нибудь католик затесался? «А кто их знает...» - Меланья это произнесла многозначительно. Вроде бы не знает, а вроде...

 

В №№ 298- 323 публиковалась первая часть книги «Тень всех живых» (она называлась «Царская слобода»). С № 324 по 343 номер мы публиковали продолжение: «На левом боку», а в  №№ 344-371 третья часть «Линия разрыва» С № №372 публикуется четвёртая часть - «Богемский крест». «Тень всех живых», все её части, были написаны очень давно. Тогда я ещё преподавал историю и журналистикой не занимался. На гонорар от этой книги, полученной в одном московском издательстве, я купил свой первый компьютер, сканер и принтер. И продолжение, по просьбе издателей, писал уже не на печатной машинке, а на компьютере. Всё складывалось как нельзя лучше. Мне в издательстве показали обложку книги (она должна была выйти в двух вариантах - в твёрдом и мягком переплётах). Но потом всё резко изменилось. Издательство приостановило выпуск серии, в которой должен был выйти роман «Тень всех живых». Права на издание я уступил на два года, но когда стало понятно, что серия выходить не будет, издатель устно разрешил мне издавать роман там, где я пожелаю и даже прислал мне вёрстку книги. Но так получилось, что книга не издана до сих пор. Я занялся журналистикой, и тема «исторического детектива» меня уже мало интересовала. Эту книгу читали разве что некоторые мои коллеги по лицею и несколько близких мне людей. Кроме того, существует продолжение романа «Тень всех живых» (то самое, которое я написал по просьбе издательства. Называется - «Противоядие»). События этих двух романов разворачиваются с 1917 по 1941 годы. Предполагалось, что будет ещё и третий том, и действие этой пародийно-исторической эпопеи завершится в 1953 году. Но третьего тома уже точно не будет. Однако шесть частей, составляющие два романа, написаны. 1 часть - события накануне Октябрьской революции. 2 часть - Гражданская война, 1919 год. 3 часть - конец НЭПа, 1926 год. 4 часть - коллективизация. 5 часть - лето 1935 года, Ленинград. 6 часть - весна 1941 года (действие происходит на территории только что присоединённой Эстонии). Многое будет опубликовано в «Городской среде».

Автор.

 

ТЕНЬ ВСЕХ ЖИВЫХ

Часть четвёртая

БОГЕМСКИЙ КРЕСТ

5

- Что же это за крест такой? - продолжал расспрашивать Глеб. И правильно делал. С такими, как Меланья, иначе нельзя.

- Католический, видать, - важно ответила старушка. Знала, о чём говорила.

Откуда в Козловичах католический крест? Или среди местных какой-нибудь католик затесался?

- А кто их знает... - Меланья это произнесла многозначительно. Вроде бы не знает, а вроде...

- Я слышал, неподалёку эстонские хутора есть. Может, их крест?

- Не католической они веры у нас, - старушка нахмурилась.

У Глеба возникло ощущение, что она кое о чём догадывается. Но сказать не решается.

- А ведь крест с каменьями был, возможно, с драгоценными. - Это тоже произнесла Меланья. - Я его близко не рассматривала.

- Так ведь и я не рассматривал.

Рябинину было уже очевидно, что надо искать владельца креста. А для этого стоит получше разузнать о местных жителях. Не для этого ли он сюда приехал? Читатели «Шустровской правды» ждут от него интересных очерков о передовиках, так сказать - о пионерах коллективизации. Вот бы выявить такого пионера, желательно католического вероисповедания. И пропечатать.

- А что, Меланья Фёдоровна, народ коллективизацию принял? - коварно спросил Глеб.

- Так это кто как.

- А кто никак?

- Нашёл чего спросить.

- Боитесь отвечать.

- Сроду ничего и никого, кроме своего папани, не боялась. Но папаня мой ещё до японской помер.

- И с тех пор вы ничего не боитесь?!

- А некогда. Не помню уж с каких лет сама по хозяйству. Только соберусь чего-нибудь бояться, как дело какое поспеет. Корову доить, огород полоть...

- Хорошо, спрошу по-другому: кулаки в вашем селе есть?

- Были, пока в три шкуры с них драть не стали. Теперь нет.

- Это не важно. И кто же это?

О таких вещах можно запросто узнать в сельсовете, но Глебу важно было услышать голос Меланьи, наблюдать за её поведением. Ведь за каждым её ответом таилось нечто, ещё пока не произносимое.

- Гаврила Брюквин в кулаках числился, Игнатовы, конечно. Савины.

Глебу понравилось, как Меланья произнесла «Гаврила Брюквин», сочно произнесла.

- Он что - один живёт, что ли?

- Как один? - удивилась Меланья. - Разве можно стать кулаком в одиночестве?

Глеб немедленно согласился. Разумеется, нельзя. В одиночестве можно подохнуть под забором. Или написать 2Войну и мир». Но вести крепкое крестьянское хозяйство? Да никогда.

Короче говоря, решил Глеб познакомиться с семейством Брюквиных. Пока они ещё на свободе. Не то чтобы он их в чём-то подозревал. Просто хотелось с кем-нибудь познакомиться из уходящего класса, пока те не ушли окончательно. Ну и, конечно, о покойном Ефиме Даровом невзначай  порасспросить. Какие в зажиточной среде по этому поводу мысли имеются?

В гости идти было, конечно, поздно. Но Глеб всё-таки решился, тем более что Меланья направилась в хлев, а сидеть одному страшно не хотелось. Чтобы лишний раз не думать о жене и о детях - лучше с чужими жёнами и детьми пообщаться. И с мужьями, конечно. Так он решил.

Меланья назвала дом Брюквиных хоромами и была, несомненно, права. Если сравнить с её собственной избой - действительно хоромы.

Двухэтажные, окружённые крепким забором. С двумя цепными псами. И с какой-то подозрительно доброй хозяйкой, назвавшейся Верой. Стройной, черноглазой, относительно молодой. Сам хозяин обещал скоро подойти. Зато полно было детей. Глеб насчитал шестерых или семерых. Пока считал, его усадили за стол и стали угощать. Не то чтобы стол ломился от угощений. Всё выглядело скромно, но пробуждало бешеный аппетит. Особенно запомнилась калиновая каша в чугунке. Крышка была промазана румяным тестом. Каша некоторое время прела, покрытая полотенцем с вышитыми жар-птицами. Никогда после Глеб не ел ничего подобного. Запил он кашу топлёным молоком.

Оказывается, Брюквины о Рябинине уже знали - в селе новому человеку затеряться невозможно. Вера неожиданно заинтересовалась газетным делом, стала расспрашивать его про - подумать только - шрифты. У Глеба сложилось впечатление, что она нарочно себя так ведёт, чтобы самой на вопросы не отвечать. А тут и муж подоспел. Гаврила.

Что и говорить, это был Гаврила так Гаврила - коренастый, с длинными мощными руками. Глядел исподлобья и не мигая. Изъяснялся басом. Бороду имел густую. Про таких как раз и сочиняют фельетоны, поют комсомольские политически грамотные частушки. Такими изображают кулаков на карикатурах.

Словом, Гаврила Глебу страшно понравился. А ещё некоторые ворчат, будто политработники сильно преувеличивают. Как такого преувеличишь?

Если бы Брюквин вытащил из-за пазухи обрез - совсем бы здорово было. Но Брюквин обреза не достал, а сразу схватился за нож. Отрезал ломоть хлеба и бесцеремонно начал жевать. Однако для порядка спросил:

- Как тебе Козловичи?

- Впечатляет. Особенно смерть секретаря партячейки.

- Ах его?

- А кого же ещё?

Ну конечно... Думаешь, жалеть его буду?

Не будете? А я слышал, что врагов у него не было.

- Правильно, не было. Но жалеть я его не буду.

Рябинин почему-то подумал, что Гаврила не большой любитель калиновой каши. Потому что, если бы он её любил, он бы так не говорил.

- А вы верите, что Дарового убил отец Василий?

- Думаешь, что я скажу «не верю»? Так, наверное, все говорят. Поэтому я промолчу.

И Гаврила продолжил есть. Как и ожидалось, к калиновой каше он не притронулся.

А Меланье Глеб потом сказал:

- Не знаю, чтобы я делал, если бы сегодня не пошёл к Брюквиным.

- А я знаю, - ответила Меланья.

 

Продолжение следует

 

 

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий