Архив
2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016 2017 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
41 42 43 44 45 46 47 48 49 50
51 52

информация
Пишите нам:
gorgazeta-pskov@yandex.ru

Богемский крест. VII

Тень всех живых(Продолжение. Начало в №№ 372-377). Приехал, называется, в тихое место. Отсиделся. А ведь Рябинин мог и отказаться от роли помощника, сослаться на свою вопиющую беспартийность. Но проявил малодушие, а попросту - растерялся, оказался к напору Тараса Фламенко не готов. И теперь свой привычный лозунг «Держаться от политики подальше» вынужден был заменить на «Да здравствует льнорассадник!» Хотя бы на время.

В №№ 298- 323 публиковалась первая часть книги «Тень всех живых» (она называлась «Царская слобода»). С № 324 по 343 номер мы публиковали продолжение: «На левом боку», а в  №№ 344-371 третья часть «Линия разрыва» С № №372 публикуется четвёртая часть - «Богемский крест». «Тень всех живых», все её части, были написаны очень давно. Тогда я ещё преподавал историю и журналистикой не занимался. На гонорар от этой книги, полученной в одном московском издательстве, я купил свой первый компьютер, сканер и принтер. И продолжение, по просьбе издателей, писал уже не на печатной машинке, а на компьютере. Всё складывалось как нельзя лучше. Мне в издательстве показали обложку книги (она должна была выйти в двух вариантах - в твёрдом и мягком переплётах). Но потом всё резко изменилось. Издательство приостановило выпуск серии, в которой должен был выйти роман «Тень всех живых». Права на издание я уступил на два года, но когда стало понятно, что серия выходить не будет, издатель устно разрешил мне издавать роман там, где я пожелаю и даже прислал мне вёрстку книги. Но так получилось, что книга не издана до сих пор. Я занялся журналистикой, и тема «исторического детектива» меня уже мало интересовала. Эту книгу читали разве что некоторые мои коллеги по лицею и несколько близких мне людей. Кроме того, существует продолжение романа «Тень всех живых» (то самое, которое я написал по просьбе издательства. Называется - «Противоядие»). События этих двух романов разворачиваются с 1917 по 1941 годы. Предполагалось, что будет ещё и третий том, и действие этой пародийно-исторической эпопеи завершится в 1953 году. Но третьего тома уже точно не будет. Однако шесть частей, составляющие два романа, написаны. 1 часть - события накануне Октябрьской революции. 2 часть - Гражданская война, 1919 год. 3 часть - конец НЭПа, 1926 год. 4 часть - коллективизация. 5 часть - лето 1935 года, Ленинград. 6 часть - весна 1941 года (действие происходит на территории только что присоединённой Эстонии). Многое будет опубликовано в «Городской среде».

Автор.

 

ТЕНЬ ВСЕХ ЖИВЫХ

Часть четвёртая

БОГЕМСКИЙ КРЕСТ

7.

Приехал, называется, в тихое место. Отсиделся. А ведь Рябинин мог и отказаться от роли помощника, сослаться на свою вопиющую беспартийность. Но проявил малодушие, а попросту - растерялся, оказался к напору Тараса Фламенко не готов. И теперь свой привычный лозунг «Держаться от политики подальше» вынужден был заменить на «Да здравствует льнорассадник!» Хотя бы на время.

 

- Гроб обмотаем красной материей, на которой напишем... э-э... - Фламенко поскрёб кулаком по затылку. - Напишем: «Сломить кулачество и ликвидировать его как класс». Подпись: «Сталин».

- На гробу нельзя писать «Сталин» - немедленно ответил Глеб.

- Это почему?.. Ах да... Ну, тогда сам придумай.

- Может быть, что-нибудь про смычку города с деревней?

Сказал Глеб одно, а подумал про «смычку жизни и смерти».

- Не к месту.

- А что, если ограничимся цифрами?

- Это какими цифрами?

- Римскими. Про XV съезд.

Так и решили, написать на гробу: «Решения XV съезда ВКП (б) в жизнь!»

Рябинин понимал, что всё это тянет на идеологическую диверсию, но Фламенко взял всю ответственность на себя. К тому же хотелось побыстрее отвязаться, а ничего более убедительного в голову не приходило.

Однако выдумать лозунг - это лишь ничтожно малая часть того, что требовалось сделать. Нужен был полновесный сценарий мероприятия, желательно - с применением техники. Хотя бы граммофона. Да и молодёжь не мешало бы подключить. На стариков в таком деле рассчитывать бессмысленно.

Между прочим, в избе-читальне оказались подшивки изумительных газет «Антирелигиозник», «Юный безбожник» и прочих. «Шустровской правде» до них далеко. Откуда такое богатство? Глебу объяснили, что в прошлом году проходил съезд безбожников. И на него ездил Спиридон Лужин. Жаль, не доехал...

- Как не доехал?

- По дороге заболел, - пояснил Антип Снетков. - Ты разве не слышал про козловическое заклятие?

- Нет. - Глеб действительно ничего не знал. - А что это такое?

- Никто из коренных козловцев не может доехать до Москвы. Вроде бы и не так далеко, а что-то всегда приключается. Болезнь, снегопад, крушение...

- Но я слышал, что Захаров до Москвы всё-таки добрался.

- Добрался, - вздохнул Антип. И было в этом вздохе что-то особенное. Зависть, что ли? Или неверие в то, что Захаров коренной козловец? Рябинин не разобрался.

- А откуда же тогда газеты?

- Из Москвы прислали. Возместили вынужденную неявку.

- Понятно. А что, если поручить Егору Захарову практическую сторону мероприятия?

- Я против, - немедленно отреагировал Фламенко.

- Почему?

- Молод ещё.

Но Глебу показалось, что Тарас что-то темнит. Молодость тут ни при чём. Хотя какая разница? И без Захарова обойтись можно. Ведь что такое практическая часть? Надо установить гроб на сани и возить по дворам. Лошадью управлять и сысоев может. Фламенко ничего не имеет против него?

Кандидатуру Сысоева уполномоченный райкома горячо одобрил.

Надёжный человек. Идейный.

« Так, - подумал про себя Глеб. - Выходит, что Захаров и не очень надёжный, и не очень идейный? Интересно знать - почему?»

Вообще-то, Рябинин многое хотел бы знать. И не столько про Захарова, сколько про тех, кто мог быть причастен к убийству секретаря партячейки. А исходя из отведённой ему роли в «красных похоронах», у него неожиданно появилось широкое поле деятельности. Ведь Глебу, в сущности, если отбросить идеологическую трескотню, предстояло предъявлять тело убитого всем местным жителям. Возможно, среди них будет и убийца. А как он себя поведёт, если убитого им человека привезут прямо домой? Правильно, может себя выдать... И тогда дурацкая затея с агитацией обернётся разоблачением преступника.

Глеб размечтался. Он явственно представил, как тело убитого секретаря предъявляют жителям Козловичей, те смотрят, проникаются ненавистью к тем, кто против колхозного строительства, а убийца бледнеет на глазах, нервы у него не выдерживают, он срывается с места и пытается бежать. Но его, конечно же, настигают. Вопрос в том, кого именно представил Рябинин. Это был собирательный образ. Борода кулака Брюквина, нос кулака Савина, уши подкулачника Морозова...

Рябинин живо вообразил, как в доме подозрительного обнаруживаются атрибуты католического вероисповедания. И тогда всё становится на свои места. Отца Василия Чуйкина освобождают...

Последнее было настолько немыслимым, что Глеб опомнился. Освобождают? Да как бы не так. Если уж взяли, то это надолго. Милованов вцепился в бывшего священника мёртвой хваткой. И не стоит напрасно тешить себя. Лучше подумать, как, не оскорбляя памяти Ефима Дарового, пронести тело по селу, какие слова при этом произнести. «Да здравствует льнорассадник!», как предлагает Фламенко? Вряд ли это прозвучит убедительно. Не дойдёт этот лозунг до сердец, застрянет по дороге, может быть, даже в горле.

В любом случае, такой лозунг до слёз точно не проберёт. Глеб так проникся идеей найти нужные слова, что на некоторое время забыл про то, что ненавидит Советскую власть. И, значит, ему плевать на все эти колхозы, митинги, октябрины, звездины и «красные похороны».

Однако существовало то, о чём он ни на минуту не забывал. А именно: если преступление совершено, наказание должно последовать. Даже несмотря на Советскую власть.

 

Продолжение следует

 

 

 

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий