«Когда, скажите, дядя Капулетти…»

Ромео и ДжульеттаВ Большом концертном зале Псковской областной филармонии 7 ноября 2009 года «Новый русский балет Майи Плисецкой» представил балет на музыку Сергея Прокофьева «Ромео и Джульетта».

Многочисленные зрители увидели так называемую «мировую премьеру». Давно прошли те времена, когда язвительные критики иронизировали в духе «нет музыки печальнее на свете, чем музыка Прокофьева в балете». С премьерного показа в Брно прошло уже семьдесят с лишним лет. Балет давно признан классическим, а музыка – хрестоматийной.

В нашем городе балет любят в любом качестве. А если приезжают солисты, которые имеют отношение к Большому театру (как Наталья Выскубенко), то любят тем более.

На «Ромео и Джульетту» стоило прийти хотя бы потому, что такого количества стройных красивых девушек с умными глазами в одном месте больше нигде в Пскове не встретишь (речь о зрительницах).

К тому же, благодаря подвесным декорациям, БКЗ ненадолго превратился в «колонный зал». На сцене скотчем приделали черный балетный настил. Жаль, что оркестровую яму с собой на гастроли возить нельзя. Поэтому, как обычно, артисты танцевали под фонограмму. Из «живых» инструментов имелись только бубны.

Подобные гастрольные туры можно сравнить с просветительской деятельностью на телевидении. Публика, живущая вдали от театров оперы и балета, в большинстве своем вряд ли когда-либо окажется на большом балете. И подобные представления – хороший способ приобщиться к чему-то настоящему, пускай и в гастрольной версии. А музыка Прокофьева, положенная на классический шекспировский сюжет, очень выразительна.

К тому же, никому из зрителей ничего объяснять не надо. И так ясно, где Ромео (Юрий Выскубенко), а где - Джульетта (Наталья Выскубенко). Всем заранее известно, чем все закончится. Ромео невозможно перепутать с Меркуцио, а Джульетту - с Кормилицей. Можно сконцентрироваться на игре, на танцах, можно разглядывать костюмы…

У самого Шекспира без танцев тоже не обходится. «Привет, друзья! Играйте, музыканты! / С дороги все! Танцоры, дамы – в круг!.... Глядишь на танцы, так и разбирает… Когда, скажите, дядя Капулетти, / Плясали в масках мы в последний раз?»

Дяде Капулетти можно ответить, что в Пскове в последний раз в масках плясали в годовщину революции, 7 ноября (надеюсь, что, все же, не в последний).

Восприятию активно помогали «реалистическая» музыка Прокофьева и внятные декорации.

Чуть менее этому способствовали сами артисты. Ромео в исполнении Юрия Выскубенко все-таки не всегда напоминал героя и, временами, был похож на тень (хорошо, что не отца Гамлета). Более ярко, разнообразно, эмоционально и в балетном смысле более воздушно вела себя Джульетта. При этих обстоятельствах наиболее выигрышная мужская роль оказалась у Меркуцио с его клоунскими манерами, с его обращениями к публике (зрители на Меркуцио реагировали наиболее бурно).

По началу Ромео в буквальном смысле принюхивается к Джульетте (берет подол ее платья и подносит к своему лицу). Великая любовь рождается постепенно. Смущение и скованность исчезают. Постепенно чувства обостряются, они – словно стрелы. А стихия слепой клановой ненависти – это стена.

 Когда Ромео и Джульетта полюбили друг друга – это было примерно то же самое, как если бы закоренелый нацбол влюбился в активистку движения «Наши», а та бы ответила ему взаимностью – причем, в прямом эфире. (Другой вариант: член Московской избирательной комиссии полюбила бы экс-депутата Митрохина, у которого на выборах в Московскую думу украли его собственный голос). У каждого времени свои особенности.

В лучших драматических и балетных постановках «Ромео и Джульетты» любовь, не знающая преград, заканчивается смертью, а смерть незаметно переходит в бессмертие. Во всех остальных постановках всё ограничивается смертью, а бессмертие заменяется аплодисментами зрителей. В данном случае за обоюдной смертью последовали аплодисменты. Но это лучше, чем вообще ничего.

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий