Архив
2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016 2017 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
41 42 43 44 45 46 47 48 49 50
51 52

информация
Пишите нам:
gorgazeta-pskov@yandex.ru

Богемский крест. ХII

Тень всех живых(Продолжение. Начало в №№ 372-382). Когда окончательно стемнело, Глеб начал готовиться к походу в церковь. К этому времени он уже вернулся под крыло Меланьи. Чудесная она всё же старушка. Хотя бы потому, что печка у неё чудесная. У других, может быть, и не хуже. Но от добра добра не ищут. Ищут убийцу. Во всяком случае, Глеб. И, значит, он должен, прежде чем вновь ринуться на мороз, хорошо согреться...

В №№ 298- 323 публиковалась первая часть книги «Тень всех живых» (она называлась «Царская слобода»). С № 324 по 343 номер мы публиковали продолжение: «На левом боку», а в  №№ 344-371 третья часть «Линия разрыва» С № №372 публикуется четвёртая часть - «Богемский крест». «Тень всех живых», все её части, были написаны очень давно. Тогда я ещё преподавал историю и журналистикой не занимался. На гонорар от этой книги, полученной в одном московском издательстве, я купил свой первый компьютер, сканер и принтер. И продолжение, по просьбе издателей, писал уже не на печатной машинке, а на компьютере. Всё складывалось как нельзя лучше. Мне в издательстве показали обложку книги (она должна была выйти в двух вариантах - в твёрдом и мягком переплётах). Но потом всё резко изменилось. Издательство приостановило выпуск серии, в которой должен был выйти роман «Тень всех живых». Права на издание я уступил на два года, но когда стало понятно, что серия выходить не будет, издатель устно разрешил мне издавать роман там, где я пожелаю и даже прислал мне вёрстку книги. Но так получилось, что книга не издана до сих пор. Я занялся журналистикой, и тема «исторического детектива» меня уже мало интересовала. Эту книгу читали разве что некоторые мои коллеги по лицею и несколько близких мне людей. Кроме того, существует продолжение романа «Тень всех живых» (то самое, которое я написал по просьбе издательства. Называется - «Противоядие»). События этих двух романов разворачиваются с 1917 по 1941 годы. Предполагалось, что будет ещё и третий том, и действие этой пародийно-исторической эпопеи завершится в 1953 году. Но третьего тома уже точно не будет. Однако шесть частей, составляющие два романа, написаны. 1 часть - события накануне Октябрьской революции. 2 часть - Гражданская война, 1919 год. 3 часть - конец НЭПа, 1926 год. 4 часть - коллективизация. 5 часть - лето 1935 года, Ленинград. 6 часть - весна 1941 года (действие происходит на территории только что присоединённой Эстонии). Многое будет опубликовано в «Городской среде».

Автор.

 

ТЕНЬ ВСЕХ ЖИВЫХ

Часть четвёртая

БОГЕМСКИЙ КРЕСТ

12

 

Когда окончательно стемнело, Глеб начал готовиться к походу в церковь. К этому времени он уже вернулся под крыло Меланьи. Чудесная она всё же старушка. Хотя бы потому, что печка у неё чудесная. У других, может быть, и не хуже. Но от добра добра не ищут. Ищут убийцу. Во всяком случае, Глеб. И, значит, он должен, прежде чем вновь ринуться на мороз, хорошо согреться. Не самогонкой же согреваться из фламенковской бутыли, которой хоть в Царь-пушку заливай.

- Куда на ночь глядя собрался? - спросила Меланья, увидев, что Глеб натягивает на себя своё пальтишко с воротником «под котика».

- Да так... Прогуляться перед сном. На луну посмотреть... У вас топорика не найдётся?

- Вот те на... На что тебе топорик? На луну замахнулся?

- Почему на луну? Хотя... Знаете, с топориком на луну смотреть как-то спокойнее.

- Ну-ну.

Меланья что-то проворчала под нос. Но топорик протянула. С недоверием посмотрела на рябининскую перчатку и сказала:

- Смотри, пальцы не отморозь.

- Ничего, - беспечно ответил Глеб. - Шансов у меня в два раза меньше, чем у других.

Имел, наверное, в виду то, что правой руки у него нет вовсе и пальцы на ней при всём желании не отморозить.

Но Меланья такой шуточки не поняла и огорчилась. Да настолько, что потребовала топорик обратно. Глеб её еле отговорил и постарался, пока она не передумала, быстро выскочить во двор, в морозную темноту. Топорик сунул за брючный ремень. Звать Русь к топору или топорику он не собирался. Каких-то затаившихся врагов в заброшенной церкви тоже встретить не ожидал. Просто ему нужен был инструмент, чтобы оторвать приколоченные доски. Вполне мирное применение. Спецкор «Шустровской правды» вышел на задание. Под его ногами была никакая не тропа войны, а обыкновенная заснеженная дорога. Шёл он по Козловичам и не подозревал, что за ним уже внимательно следят. Более того - сопровождают. И если он сделает что-то не так, то остановят и поправят. Только вот вопрос: как он будет чувствовать себя после такой поправки? И будет ли он вообще что-нибудь чувствовать?

Когда Глеб приблизился к церкви, его охватило волнение, с каждым шагом всё более сильное. Может, не стоило ему идти дальше? Всё-таки солидный уже человек, за тридцать лет... При должности. Куда ему лезть? Зачем? Что он ожидает там увидеть?

Лампу он с собой не прихватил, ограничился свечкой. Свечка в церкви - это нормально. Ненормально другое - шататься с топором по селу, выискивать следы неизвестно кого и чего. Но разве ненормальность Глеба когда-нибудь останавливала?

В общем, он добрался до входа и стал неловко орудовать Меланьиным инструментом.

«Одно рукой - несподручно», - сказала бы старушка, если бы оказалась рядом. Но Глеб был один, и после некоторой заминки дело пошло. Через пять минут он уже проник внутрь. Ледяная тишина встретила его там. Ну и стена темноты, разумеется. Такую топориком не подковырнёшь.

Кое-как зажёг свечу. Немного прояснилось. Но вместе со светом пришёл и страх.

Каждый шаг стоил Глебу многих сил. Опасность могла прийти, откуда угодно. А топорик пришлось засунуть обратно под ремень, потому что рука одна и в ней свеча.

На ватных ногах добрался до противоположной стены. Алтаря не было. Потом Глеб повернул обратно. Глаза понемногу привыкли. А вот сердце привыкать не собиралось и колотилось что есть силы. Вдруг Глеб заметил внизу на каменной плите кое-что любопытное и решил нагнуться. Не надо было ему этого делать...

Откуда взялся это человек (или не человек?), неизвестно. Только он сильно тюкнул Рябинина в спину, отчего тот упал. Свеча немедленно погасла.

Глеб хоть и ударился сильно, но сознания не потерял и даже успел повернуться на спину. Если уж и встречать смерть, то лицом.

Смерть оказалась внушительных размеров и, похоже, мужского пола. Впрочем, в кромешной темноте не разберёшь. Да и потрясение было сильное. Лоб разбит, кровь щиплет правый глаз, сердце рвётся наружу, как будто там лучше.

Звать на помощь Глебу в голову не пришло. Язык как будто примёрз. Глеб что-то прохрипел, но не громко... Беспомощно лежал, и его запросто можно было прихлопнуть. Было бы чем.

Смерть тоже безмолвствовала. Да и о чём говорить? Тут и так всё ясно, несмотря на полнейшую темноту.

- Ах ты чёрт проклятый! - неожиданно раздался голос, слишком похожий на голос Меланьи. И в ту же секунду был нанесён внушительный удар. Но не по Глебу, а по тому, кто стоял над ним.

Началась возня. Рябин, наконец, взял себя в руку (а как иначе скажешь?) и попытался присоединиться к дерущимся. Точнее, драки никакой не получилось. Была именно возня, закончившаяся довольно быстро. Существо, напавшее на Глеба, выскочило из церкви и исчезло. А ошеломлённый Рябинин остался один на один с той, кто изъяснялся голосом Меланьи.

Через минуту окончательно выяснилось, что это именно она, баба Меланья, с колотушкой в руках.

- Вот вы какая. - Это первое, что сказал Рябинин, когда они вышли наружу, где хоть что-то можно было разглядеть.

- Куда ты один попёрся? - отозвалась старушка. - В наше время в заколоченные церкви поодиночке не ходят. Особенно по ночам.

Рябин виновато вздохнул.

Как ни странно было вновь возвращаться в церковь, но после передышки это надо было сделать. И не только, чтобы подобрать свечку. Ведь должна была оставаться вещица, над которой Глеб неосторожно нагнулся... Но никакой вещицы он там не нашёл. Выходит, тот, кто чуть его не убил, всё-таки её унёс. Печально. Может быть, можно проследить, куда унёс?

Следы - между прочим, следы человечьи, - вели в лес. Бежать туда было небезопасно. Да и времени прошло довольно много.

- А топорик-то мой куда дел? - спросила Меланья строго.

- Да вот он.

- Ну-ка...

И бабка в два счёта заколотила церковную дверь.

- Пошли в избу, - сказала она, сделав дело.

- А следы этого...

- Утром разберёмся. Смотори, у тебя весь лоб в крови.

Но к утру следы исчезли. Слегка потеплело, и метель безжалостно прошлась по Козловичам и окрестностям. Где теперь было искать неузнанного злодея?

 

 Продолжение следует

 

 

 

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий