Архив
2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016 2017 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
41 42 43 44 45 46 47 48 49 50
51 52

информация
Пишите нам:
gorgazeta-pskov@yandex.ru

Богемский крест. ХIII

Тень всех живых(Продолжение. Начало в №№ 372-383). -«Дурачок ты», - наставляла Меланья пришибленного Глеба. «Я знаю», - чуть не последовал ответ. В последний миг Рябинин сдержался. Как-то неудобно. Нет, не за себя, а за всех городских, которых он здесь в данный момент представлял. И за работников периодической печати неудобно. Ведь среди них попадаются и умные люди. 


В №№ 298- 323 публиковалась первая часть книги «Тень всех живых» (она называлась «Царская слобода»). С № 324 по 343 номер мы публиковали продолжение: «На левом боку», а в  №№ 344-371 третья часть «Линия разрыва» С № №372 публикуется четвёртая часть - «Богемский крест». «Тень всех живых», все её части, были написаны очень давно. Тогда я ещё преподавал историю и журналистикой не занимался. На гонорар от этой книги, полученной в одном московском издательстве, я купил свой первый компьютер, сканер и принтер. И продолжение, по просьбе издателей, писал уже не на печатной машинке, а на компьютере. Всё складывалось как нельзя лучше. Мне в издательстве показали обложку книги (она должна была выйти в двух вариантах - в твёрдом и мягком переплётах). Но потом всё резко изменилось. Издательство приостановило выпуск серии, в которой должен был выйти роман «Тень всех живых». Права на издание я уступил на два года, но когда стало понятно, что серия выходить не будет, издатель устно разрешил мне издавать роман там, где я пожелаю и даже прислал мне вёрстку книги. Но так получилось, что книга не издана до сих пор. Я занялся журналистикой, и тема «исторического детектива» меня уже мало интересовала. Эту книгу читали разве что некоторые мои коллеги по лицею и несколько близких мне людей. Кроме того, существует продолжение романа «Тень всех живых» (то самое, которое я написал по просьбе издательства. Называется - «Противоядие»). События этих двух романов разворачиваются с 1917 по 1941 годы. Предполагалось, что будет ещё и третий том, и действие этой пародийно-исторической эпопеи завершится в 1953 году. Но третьего тома уже точно не будет. Однако шесть частей, составляющие два романа, написаны. 1 часть - события накануне Октябрьской революции. 2 часть - Гражданская война, 1919 год. 3 часть - конец НЭПа, 1926 год. 4 часть - коллективизация. 5 часть - лето 1935 года, Ленинград. 6 часть - весна 1941 года (действие происходит на территории только что присоединённой Эстонии). Многое будет опубликовано в «Городской среде».

Автор.

 

ТЕНЬ ВСЕХ ЖИВЫХ

Часть четвёртая

БОГЕМСКИЙ КРЕСТ

13

- Дурачок ты, - наставляла Меланья пришибленного Глеба.

«Я знаю», - чуть не последовал ответ. В последний миг Рябинин сдержался. Как-то неудобно. Нет, не за себя, а за всех городских, которых он здесь в данный момент представлял. И за работников периодической печати неудобно. Ведь среди них попадаются и умные люди. Если же сейчас признать свою дурость, Меланья до последнего своего вздоха будет думать о всех них не очень хорошо. И Глеб решил поскорее перейти от обсуждения своей персоны на что-нибудь ещё:

- Вы всегда за своими жильцами с колотушкой по ночам ходите?

- Только за такими как ты.

- Ага... Говорите - не узнали того, кто меня стукнул?

- Нет, не признала, - сокрушённо покачала головой Меланья. - Не до того было.

- Но как же так получилось, что он попал в церковь? По вашим словам, за мной он не заходил. Значит, он внутри заколоченной церкви сидел?

- Там ещё один ход есть, неприметный.

- Теперь я понимаю.

- Ничего ты не понимаешь. Не надо тебе лезть в это дело.

- Почему? Чуйкин не убивал. Значит, убийца на свободе. Я не могу спокойно жить, пока убийца на свободе разгуливает.

- Значит, ты вообще не можешь жить спокойно. Ведь сколько по свету душегубов разгуливает.

- Вы правы. Пока разгуливают - не могу. Характер такой.

- Слабый характер. Те, у кого характер сильный, давно никуда нос свой не суют. Сдерживаются. Хотя иногда очень хочется во всём разобраться.

- Вот как?

- Ты не представляешь, какие силы можешь разбудить своим разнюхиванием.

- А вы представляете?

- И я не представляю, - немного подумав, ответила Меланья. - Зачем это мне?

- Впредь буду осторожнее.

- Не выйдет. Может, в городе у тебя и получалось быть осторожным, а у нас, как ни старайся, всё одно будешь на виду и во что-нибудь вляпаешься.

- Меланья Фёдоровна, у меня к вам неожиданный вопрос: какое у вас образование?

Старушка помрачнела.

- А тебе зачем? Хочешь знать - не заканчивала ли я в юности институт благородных девиц? Так нет, не заканчивала.

Рябинину захотелось немедленно спросить: «А почему, собственно, не заканчивали? Что вам помешало?» Но он подумал, что тогда точно прослывёт дураком. И он промолчал, так и не узнав, что нигде Меланья не училась, даже в самой захолустной школе. Всему, чему мог, её научил муж, убитый на фронте.

Глеб переключился ещё на одну тему:

- А вы не заметили там, в церкви, одну вещицу? Я её плохо разглядел, хотел нагнуться...

- Не до того было.

- Жаль... Это был то ли платок, то ли что-то похожее...

После горячего чая на травах Глеб лёг на широкий сундук возле печи. Расшибленный лоб был первязан. Сердце поутихло. Он думал, что быстро заснёт, но ошибся. Какой тут сон? Явь оказалась сильнее и не отпускала, подбрасывая всё новые и новые вопросы, от которых голова раскалывалась теперь не снаружи, а изнутри.

Во-первых, при чём здесь церковь? Может, там тайно собираются верующие, а Ефим случайно это обнаружил? Допустим. Но неужели за это убивают? А что, если дело в церковных ценностях?

Об изъятии ценностей Рябинин писал неоднократно и хорошо знал, какие страсти вокруг этого могут кипеть.

В скромном Шустровске только за один 22-й год изъяли драгоценностей на 18 пудов. А в Пскове вообще 224 пуда, включая 982 бриллианта. Поиск сокровищ - одна из самых популярных тем двадцатых годов. Сколько активисты могил разрыли - не счесть. Правда, к концу двадцатых энтузиазм вроде бы поутих. Но после съезда безбожников всё могло возобновиться с новой силой. А отдельные искатели не исчезали никогда. Версия совсем не безумная.

Во-вторых, гибель серктетаря партячейки совпала с началом коллектвизации. Неужели всего лишь совпадение? А если нет, то, возможно, вокруг заброшенной церкви сосредоточились силы недовольных. А что? Место тихое, ничьё... Кто там будет искать, скажем, оружие?

Не хотелось Рябинину связываться с кулаками. Он им скорее сочувствовал. Но если кто-то из них убийца... Что ж теперь, закрывать на это глаза?

Глеб действительно закрыл глаза и всё-таки умудрился заснуть. Приключения последних часов и во сне его не оставили.

В своём бурном сне он встретил Меланью с колотушкой, с которой она отчего-то гонялась за председателем сельсовета. При этом присутствовали все официальные лица, включая покойного Ефима Дарового, который ради такого случая даже из гроба приподнялся. Хоть покойник, а интересно.

Пока Меланья со Снетковым носились вокруг церкви, подоспел товарищ Милованов. Он почему-то сидел на племенном быке, которого Глеб на днях наблюдал у Брюквиных. Ответственный сотрудник ОГПУ произнёс странноватую речь о пользе слабого характера. В заключение пожелал всем присутствующим приятного аппетита и стал разливать чай на травах. А потом прямо так, не слезая с племенного быка, начал перевязывать всем желающим головы. Желали все.

Меланья и Снетков к этому времени совсем себя загнали и растворились в воздухе. Вместо них вокруг церкви бегали теперь, виляя хвостами, два цепных пса кулака Брюквина.

Если подвести итого: было на что посмотреть Глебу во сне. А к утру, как уже говорилось, на большую дорогу вышла сильная метель и замела все следы.

Пробудившись, Глеб долго лежал, уставившись в потолок. Прикидывал, что будет делать сегодня. Вчерашнее происшествие произвело на него слишком сильное впечатление, чтобы одна ночь его успокоила. Скорее наоборот. Сумасшедший сон Глеба совсем растревожил. Безрассудное поведение оправдания не имело. Рисковать жизнью, когда у тебя такие дети и такая жена? И было бы ради чего? В конце концов, в ОГПУ не совсем придурки служат.

Подумав про придурков, Глеб резко вскочил с сундука, на котором спал. Подумал, что сейчас, хотя и в уме, совершил предательство, потому что когда-то дал себе слово о чекистах хорошо не думать. Насмотрелся на них в своё время, чтобы понять: что именно может исправить хорошего чекиста.

Отогнав предательскую мысль, попытался посмотреть в окно, но оно замёрзло. Пошёл умываться в сени и обнаружил, что в умывальнике нет воды. Кинулся за ведром и больной головой ударился о низкий облипок.

Словом, утро начиналось как обычно.

 

 

Продолжение следует

 

 

 

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий