Почему вас ещё не убили?

Навальный в Пскове«Что делать, если вас тупо пристрелят?» Таков первый вопрос, который задал Алексею Навальному один из его псковских сторонников-волонтёров.

Псков. Улица Некрасова. Душное помещение рядом с офисом пресловутого ротенберговского «Платона». Напротив - редакция «Псковской губернии» и офис Льва Шлосберга. Приехавший из Петербурга белый микроавтобус с Навальным и его начальником штаба Леонидом Волковым останавливается как раз возле крыльца «Псковской губернии».

Итак, насущный вопрос: «Что делать, если вас тупо пристрелят?» Навальный (светлая рубашка с закатанными рукавами, синий галстук, джинсы, чёрные туфли) под смех присутствующих улыбается и отвечает: «Этот вопрос существует в двух вариантах: «Почему вас не убили?» и «Что нам делать, если вас убьют?» Я стараюсь об этом не так много думать. Но на мне свет клином не сошёлся. То, что я вам сказал, по сути своей... Я просто сказал это громким голосом и старался иногда шутить, но это же набор банальностей. Вы сами всё это знали. Ничего нового я вам не сказал. Главное, создать это движение, которое бы перестало молчать и заставляло власть меняться. А кто будет стоять на этой штуке?.. (на невысоком подиуме в помещении псковского штаба Навального - Авт.) Правильно сказали: «Кто-то работает агитатором, я работаю Навальным». Наступит другой момент - появится другой человек, и я буду стоять рядом. Мне это не сложно. Я буду раздавать листовки... Конкретный человек не так важен».

На открытие псковского штаба Алексея Навального в воскресенье пришло человек 120. Ровно столько вмещало небольшое помещение, если в нём стоять плечо к плечу. Большинство пришедших - действительно его сторонники, причём люди очень разных политических взглядов, от яблочников до националистов. Были и те, кто активно поддерживает псковского губернатора Андрея Турчака. Пришли, видимо, для ознакомления.

Знакомство происходило так: Навальный стоит у входа и пожимает каждому входящему руку. Затем небольшую речь произносит Леонид Волков (псковский штаб Навального был сороковым по счёту, открытым в России. Сорок первый открыли в тот же вечер в соседнем Новгороде).

Алексей Навальный говорит вступительные слова и принимается отвечать на вопросы. Из ответов следует, что конкретный человек всё же важен. Кто бы пришёл слушать руководителя псковского штаба Навального Валентина Болдышева?(Того самого Болдышева, который в 2016 году участвовал в предвыборной кампании Михаила Хоронена во время выборов в Госдуму от «Патриотов России». До недавнего времени Болдышев был в одной команде с Виктором Асадчим, отцом тех самых братьев Асадчих,* но потом возникли денежные разногласия, Болдышев перешёл к Навальному. Болдышеву ещё предстоит доказать, что он, в отличие от Асадчего, не является сторонником Андрея Турчака и тем более не является сторонником Владимира Путина. Ведь это Виктор Асадчий высокопарно рассуждал о необходимости «дать Владимиру Путину возможность продолжить своё великое Дело возрождения нашей Родины»).Навальный

 

В общем, Болдышева в Пскове кроме Виктора Асадчего никто бы слушать не стал. Да и тот бы не стал - они разругались. Другое дело - Навальный с его зажигательными шутками и решительностью. Хотя Навальный - не самый радикальный из тех, кто выступает против нынешних российских властей. Среди сторонников Навального много людей, которые настроены по отношению к власти более жёстко.

Ещё один вопрос - про защиту Конституции. «Защитить Конституцию? - поворачивается Навальный к тому, кто задал вопрос: - А вам так хочется её защитить? А она хорошая? К этой Конституции я вообще не питаю ни малейшего уважения... На фига нам эта Конституция? По ней губернаторов должны выбирать, но их назначают. По этой Конституции Путин вообще не имел права 17 лет оставаться у власти. И не имел права ещё на 12 лет претендовать... По этой Конституции ваш губернатор, которого обвиняют в покушении на журналиста, должен был оказаться под судом. По этой Конституции «домики для уточек» не должны так сильно плодиться и распространяться. Я считаю, что Конституция у нас слабая. И нужно принять новую, которая бы гарантировала бы многие вещи. Чтобы никакой Навальный в жизни бы не мог остаться на третий срок. Чтобы губернаторов гарантировано избирали...»

Навального спрашивают обо всём: о бездомных собаках, об исторических памятниках,  об образовании, о внешней политике, о псковских дорогах, об экономической программе... Самые громкие аплодисменты раздаются, когда Навальный говорит о том, что если он станет президентом, то ни копейки не даст на Пальмиру и Алеппо («Ни копейки не дам ни на Пальмиру, ни на Алеппо, пока не отремонтируем дороги. Ни одной стране долг не прощу, ни Кубе, ни Анголе; придут они ко мне, я их поцелую, обниму, но денег не дам...»).

«Реновация - извращение, - говорит Навальный, подчёркивая, что он - москвич. - Такое впечатление, что в Москве живут какие-то особенные люди, а вся страна должна существовать для того, чтобы отправлять деньги в Москву...Во Франкфурте-на Майне не увидишь такого количества «мерседесов», как в Москве...»

«Это вообще-то витриночный и открыточный город, - произносит Алексей Навальный, имея в виду Псков. - Кроме того, он ближе всего к заграницам.... Но у губернатора другие задачи. Надо нанять управляющего, дворецкого, бассейн почистить... У губернаторской жены бизнес. Это тоже требует постоянной работы».

Не мог не прозвучать (под одобрительные возгласы зала) вопрос о Путине и о будущем Гаагском трибунале.

У штаба Навального«Я не понимаю, зачем судить где-то. - Этот вопрос Навальному задают часто и он отвечает: - Если я стану президентом, мы здесь прекрасно будем судить. Что касается конкретно Путина, то это зависит от транзита власти. Знаю, меня многие критикуют за это высказывание. Но я считаю, что если Путин согласен на мирный транзит власти, то конкретно Путину и его семье можно дать иммунитет. Ради блага всех нужно сделать так, чтобы парень понимал, что он не загнан в угол. Если он понимает, что он загнан в угол и у него отнимут всё, то он будет цепляться за своих «уточек» и пытаться здесь всё раздавать танками... Это не простое решение, но если он согласен на мирный транзит, то...»

Ещё до всяких вопросов Алексей Навальный, услышав «реплику в зале» про рассуждения обывателей о нынешней власти и тех, кто её может сменить, говорит: «Они уже наворовались, а новые заново воровать начнут... Всё это мы слышали, всё это мы знаем и всё это - ерунда, не соответствующая действительности ни капли. Мы должны верить, что в России возможны перемены довольно быстро к лучшему. Мы не обречены... Предлагаемая мной минимальная зарплата в 25 тысяч рублей - это не популизм и не сказка. Это то, что существует в менее богатых и менее развитых странах...»

Навальный начинает вслух фантазировать о ближайшем будущем: «Турчак будет огородами пробираться в свою резиденцию, потому что все будут за нас. Положения нашей программы поддерживается 80-90 %, но всё упирается в неверие...»

В какой-то момент Навальный спрашивает о том, кто приходил на псковский митинг против коррупции 26 марта? Руки поднимает примерно половина присутствующих (большинство - молодёжь до 25 лет). А кто придёт на следующий митинг 12 июня? Руки поднимают все.

В этом, во многом, наверное, и смысл открываемых штабов. В каждом регионе создаётся база, появляются активисты-волонтёры. В митингах 26 марта принимало участие 82 города, а 12 июня на площади собираются выйти как минимум в 212 городах. Во всяком случае, столько подано заявок.

Пока что протестную повестку формирует именно Навальный - основываясь на судорожных действиях власти и близких к власти миллиардеров типа Усманова («моего любимого олигарха», - улыбается Навальный).

Но Псков на пути Навального по стране город особенный. Здесь живёт и работает Лев Шлосберг, о котором Навальный во время псковской встречи и журналистских интервью отзывался уважительно, но сказал, что Шлосберг не прав, когда утверждает, что у «Яблока» экономическая программа есть, а у команды Навального - нет. («Лев Маркович неправ»).Навальный в Пскове

Отъезд Навального с улицы Некрасова (в Псковский кремль и на «Эхо Москвы в Пскове») символически заканчивается разговором Алексея Навального с безымянным пикетчиком.

Лозунг пикетчика довольно бестолков. Люди его читают и не совсем понимают, о чём речь. Дословно на нём следующее: «Шлосберг: нет у Алексея Анатольевича программы. Есть лозунги, девизы, тезисы. Это не программа». Но размещены эти слова так, что читать их можно по-всякому. Навальный, впрочем, ещё до открытия штаба быстро понял, что речь идёт об экономической программе, и предложил пикетчику высказаться прямо в зале, но тот отказался. Об этом же Навальный напомнил пикетчику и перед тем, как сесть в автобус. Но тот предпочёл промолчать. Таким образом, выглядело это как попытка визуально для публики зафиксировать, что конфликта между Турчаком и Навальным будто бы нет (никто открытию штаба не мешал и провокаций не устраивал), а вот конфликт между Навальным и Шлосбергом - есть. Но это всё политтехнологические уловки. Всё равно же число недовольных Путиным, Медведевым, Усмановым, Турчаком и остальными в Пскове растёт. Но многим недовольным до сих пор кажется, что они меньшинстве.

Тревожный сон

http://pskovcenter.ru/display.php?type=article&id=1926

«Прошу оградить меня от возможных посягательств...»

http://pskovcenter.ru/display.php?type=article&id=1942

Подписчики http://pskovcenter.ru/display.php?type=article&id=1947

Иск, переходящий в розыск http://pskovcenter.ru/display.php?type=article&id=1995

Побег из Сибири http://pskovcenter.ru/display.php?type=article&id=2001

Розыск закончен http://pskovcenter.ru/display.php?type=article&id=2014

Дурная слава http://pskovcenter.ru/display.php?type=article&id=2051

 

 

Фото автора (кроме первой полосы).

 

 

 

 

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий