Архив
2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016 2017 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
41 42 43 44 45 46 47 48 49 50
51 52

информация
Пишите нам:
gorgazeta-pskov@yandex.ru

Двести лет вместе

Пушкинский праздникЖдать от Всероссийского Пушкинского праздника поэзии чего-то особенного было бы не правильно. Особенное - это книги Пушкина. Их можно читать и перечитывать, не выходя из дома. Но если вы всё-таки решились съездить в начале июня в Пушкинские Горы, где Пушкин похоронен, и в Михайловское, где он подолгу жил, то в худшем случае вам не повезёт с погодой и с поэтами, которых вы там повстречаете. Ничего страшного. Зато - свежий воздух, зато - «псковские дали»... Возможно даже, вам всё-таки повезёт, и вы купите эксклюзивный картуз из города Мышкина или сыр-колобок из Печорского района. Послушаете духовой оркестр (Штраус, Хачатурян, Верди...) А это уже немало.

Нет, конечно, кому-то нравится творчество даже Игоря Смолькина. В этом году с большой сцены кроме него вещали ещё и Евгений Артюхов, Андрей Шацков, Виктор Кирюшин, ИгорьТюленев, Владимир Скиф, Татьяна Воронина, Татьяна Рыжова, Юрий Ишков, Вера Бурдина и Анатолий Александров. Их мало кто знает, но не это главное. От высокой большой сцены до первых зрительских рядов несколько десятков метров. А зрители имеют обыкновение рассаживаться где угодно - хоть в ста метрах от сцены, под навесом на пластиковых креслах. Выступающих почти не видно (зрителей тоже почти не видно). К тому же, мало кто из поэтов способен завладеть аудиторией. Им бы в каком-нибудь узком кругу среди своих единомышленников выступать, но статус праздника не позволяет. Сцена должна быть большой. А где взять больших поэтов?

К тому же, многие (не все), кто подымался в этот день на сцену, никаким поэтом вовсе не является. То, чем они занимаются, чистой воды рифмоплётство. Так что нет ничего удивительного, что приехавшие на праздник поэзии посетители не спешили бежать к сцене, чтобы ловить свежие строки современных пиитов. Уровень стихотворных текстов был таков, что мало чем отличался от звучавшего на малой сцене, где каждому желающему предоставлялся «свободный микрофон».

Как там читал иркутский поэт Владимир Скиф (Смирнов) - секретарь правления Союза писателей России? «Мне кажется - придумали Дантеса! // И Чёрной речки - не было и нет! // В пустом лесу остался пистолет, // И пуля умирает среди леса...»

Дантеса нет, но есть Скиф.

В этом году от праздника отпугивала не только погода, но и дорога. Она ремонтируется, так что путь от Пскова до Пушкинских Гор был долог как никогда. Существенно опоздала даже вице-губернатор Псковской области Вера Емельянова, которой пришлось произнести свою приветственную речь с большим запозданием. Но её мало кто слышал. Возле сцены к тому времени находилось человек 70. Остальные несколько сот (а позднее и тысячи полторы) справедливо рассудили, что делать им возле большой сцены пока нечего.

Нынешний Всероссийский Пушкинский праздник поэзии - это, на самом деле, средних размеров open air: концерт на свежем воздухе. На сцене время от времени появляются музыканты: группы «Отцы хороших звуков», Дельфин и его группа, «Сурганова и оркестр»... В перерывах звучит громкая англоязычная электронная музыка. Народ как может, развлекается. Сидит и лежит на пледах (или кутается в пледы), играет в фрисби, жуёт шашлыки, катается на лошадях, запряжённых в телегу... Вполне качественный европейский отдых без изысков. Риск нарваться на «пьяное быдло» - минимальный. Мат со сцены почти не звучит. Разве что в стихах молодых поэтов (в основном, питерских), которых в этом году было немало. Праздник для семейного отдыха. К Пушкину это мало имеет отношения, и это не самое плохое, что может быть.пушкинский праздник

Почти любая попытка ещё раз вспомнить Пушкина заканчивается какой-нибудь пошлостью (были люди, которые возмущались тем, как накануне в Пушкинских Горах артист Дмитрий Дюжев, читая «Евгения Онегина», утирал нос рукавом).

Как чтец Дюжев, действительно, на любителя. Здесь никакой оркестр (в данном случае - псковский симфонический) не поможет. Хотя говорят, что на этот раз наш оркестр был в ударе.

Но важнее, что в ударе была погода. Мчались тучи, вились тучи... «Последняя туча рассеянной бури! // Одна ты несешься по ясной лазури...». Пушкин, «Туча».

 

ПУШКИН И ОРКЕСТР («Псковская губерния»)

В организационно-информационном плане Администрации Псковской области нынешний праздник поэзии был обозначен удивительно: «ХХХХХI Всероссийский Пушкинский праздник поэзии»

пушкинский праздник200 лет назад Александр Пушкин впервые приехал в Михайловское. Пушкинский праздник поэзии, проводившийся в Псковской области 51-й год подряд, в организационно-информационном плане Администрации Псковской области был обозначен удивительно: «ХХХХХI Всероссийский Пушкинский праздник поэзии». Не LI, не 51-й, не пятьдесят первый, а именно XXXXXI».Это можно считать маленькой (не больше пятидесяти одного) поэтической вольностью. Как говорится в стихотворении участника LI праздника Павла Крузенштерна: «Ты спросишь меня: «что это за чушь собачья?!» - это современная поэзия, детка».

Двести лет вместе

Современная поэзия как раз не подвела. Было что послушать. Тот же Павел Крузенштерн, Иван Куприянов, Сергей Шмелёв... Среди них не затерялась и Василиса Кравченко - псковская победительница поэтического конкурса, давшего ей право выйти на главную сцену всероссийского праздника. Она прочитала с большой сцены несколько своих длинных стихотворений, в том числе и: «Они уезжают прочь из этого города. // От этих улиц и этих пыльных дорог...» В данном случае «они» - это мы, выехавшие из города, из разных городов - в деревню. В Михайловское. Артист псковского театра драмы Денис Золотарёв даже попытался прочь из этого города Пскова не доехать, а дойти, но с непривычки преодолел только 70 (LXX) километров.


Правда, праздник начался в городе. В Пскове 2 июня 2017 года на пешеходной улице Пушкина артисты псковского драмтеатра, а потом и все желающие могли почитать стихи того, кто 200 лет назад впервые приехал в Михайловское. С тех пор Пушкин покидал Псковскую губернию часто, а с 1837 года - никогда не покидал.


Вечером того же дня (2 июня) в большом зале Научно-культурного центра в Пушкинских горах выступил артист Дмитрий Дюжев и симфонический оркестр Псковской областной филармонии (главный дирижёр Эдуард Банько). Можно сказать, «Дюжев и оркестр». Об этом небесспорном событии на поляне в Михайловском упомянул Павел Крузенштерн: «Прочёл про космос и вспомнил вчерашний концерт с Дюжевым. Кто был на этом концерте? Не были?! Как же так вы пропустили такого артиста?» Сколько бы ни декламировал Дюжев Пушкина, а ассоциироваться у многих он будет с героем по кличке «Космос» из сериала «Бригада».


Дюжев, читающий «Евгения Онегина» в сопровождении симфоническим оркестра, - это блюдо для гурманов, предпочитающих острое. Так что нет ничего удивительного в том, что перспектива слушать пушкинские строки в исполнении Дюжева вдохновила не всех. Те, кто всё-таки нашёл в себе силы это услышать, позднее отзывались об исполнении не без сарказма. Хотя восторженные отзывы, наверное, тоже были. По видимому, Дмитрий Дюжев нашёл в пушкинском романе в стихах какой-то свой потаённый смысл и поделился им в свойственной ему манере с гостями праздника.Пушкинский праздник


Александр Пушкин свой первый приезд в Михайловское описывал так: «Под вашу сень, Михайловские рощи,// Являлся я - когда вы в первый раз // Увидели меня, тогда я был -//Весёлым юношей, беспечно, жадно // Я приступал лишь только к жизни...»(эти строки не вошли в окончательную редакцию стихотворения «Вновь посетил я»).

Дельфин на разогреве

Спустя двести лет весёлых юношей, а заодно и девушек в Михайловское тоже приехало немало (от здания псковского университета утром 3 июня отправилось около десятка автобусов). Стихами интересовалось меньшинство. Во всяком случае, когда на большой поляне в Михайловском со сцены к свободному микрофону начали выходить поэты и непоэты и недопоэты, слушателей собралось человек двадцать пять. Это была малая сцена. А на большой выступали уже маститые авторы - со своими книгами наперевес. Слушали их человек пятьдесят. Остальные поклонники поэзии приехали либо позднее, к вечеру, специально  на концерт группы «Сурганова и оркестр», либо отправились в музей, бродить по парку, покупать сувениры, есть шашлык, пить квас, кататься на лошадях, писать гусиным пером в палатке музейной почты, покупать замечательные картузы из города Мышкин, фотографироваться с фанерным Пушкиным (лежащим, сидячим и стоячим)...


А завсегдатаи пушкинских поэтических праздников всё никак не могли определиться, когда же праздник был самым лучшим. В далёкие советские годы при Семёне Гейченко? А может быть, в прошлом году? (такая версия тоже выдвигалась). Но никто не утверждал, что лучший праздник - нынешний. Ссылались на холодную погоду и связанное с ней малолюдство. Как писал прозорливый Пушкин о Михайловском: «По-прежнему всё пусто. // Здравствуй, племя // Младое, незнакомое! не я // Увижу твой могучий поздний возраст...».


СургановаНо погода была не так уж и плоха, а после обеда стало совсем хорошо. Солнечно. По-прежнему пусто уже не было. Среди поэтов на сцене тоже попадались достойные внимания. На таких мероприятиях если процент звучащих графоманских стихов не больше половины, то это достижение. С молодыми поэтами этот процент был даже выше. Во всяком случае, на фоне «маститых» молодые смотрелись неплохо. И всё же нынешний Всероссийский Пушкинский праздник вряд ли можно было с полным правом назвать праздником поэзии. Чтобы к собственно поэзии внимания было больше, надо было, видимо, слегка изменить формат. Слушателей оказалось немного, сцена далеко, с точным временем выступления тоже возникла неопределённость. Если бы был предусмотрен гала-концерт с точным временем начала и со всеми участниками на сцене (поэтами и музыкантами), аудитория была бы в несколько раз больше при любой погоде. Ведь когда на сцене заиграла группа во главе с Дельфином (Андреем Лысиковым), народ к большой сцене всё-таки подтянулся. Человек пятьсот, наверное, собралось, чтобы услышать его мрачноватые композиции. Началось всё с «Неба» и «Облаков». «Мы провожаем дни, облив одежды кровью. // Багряной свастики небес, // Встречая их, прижавшись к изголовью. // На нитки распуская золотой парчи обрез...»


После Дельфина на сцену вышел поэт Антон Володин и произнёс: «Прикольно, когда у тебя Дельфин на разогреве...» Но ведь Дельфин действительно оказался на разогреве. Пришедшие слушать бывшего участника хип-хоп-трио «Мальчишник» и лауреата молодёжной премии «Триумф» 2000 года (в номинации «Поэтический гений») услышали именно то, что хотели услышать. Поэтический гений - это, конечно, сильно сказано. Достаточно процитировать однуДельфин строфу Дельфина: «Но только где же ты? // Как долго ждать тебя? // Скажи, когда из этой мглы. // Ты сможешь вызволить меня...» Но дело было сделано. На сцену один за другим стали подниматься Антон Володин, Павел Крузенштерн, Иван Куприянов и Сергей Шмелёв (проект «Мужской голос»), Василиса Кравченко, Ирина Волынская, Андрей Некрасов, Илья Семёнов, Юлия Вильянен, Михаил Федотовский, Егор Енотов, Дмитрий Янен, Петр Берш, Иван Пинженин...  Артист и поэт Андрей Некрасов прочёл фантазию «И. Бродский о хипстерах». Над поляной в Михайловском разнеслось: «Через много лет // Не изменишься. // Пускай, денег нет,// Но оденешься // Не для кабаков// И не для тюрьмы.// Просто ты таков - // Вечно жмут штаны...» Некрасов глядя на Пушкина читал завывающим голосом, похожим на голос Бродского.


Иронии и мистификаций в этот день в Михайловском хватало. Например, с утра, когда многие ещё не подъехали, на большой сцене выступала группа афро-славянского фрик-н-ролла «Отцы хороших звуков»,* рассказывающая изумлённой публике про «одного из ключевых фигур опочецкого, новоржевского и пушкиногорского академического андеграунда» Анатолия Андреева, автора сюиты «Мать наша» для трактора, окарины и доярки и «Рондо для трёх Отцы хороших звуковдрелей и пылесоса». «Отцы хороших звуков» в разноцветных кудрявых париках отлично сочетались с цветами клумбах в михайловском парке.


«Отцы хороших звуков» в первом томе «Ни джаз» своего исследования цитируют «Симфонию «Любь» Велимира Хлебникова: «Я, любчик любвей, любимый, любок, любяга невлюбляемых любок, в любели люблю любованием, олюбью, и любью залюбив любинища, любокий в любинах, любака нелюбанных любок, люботствуя, любик, любую любую из любок в любильнях, люблятнях, любятнях и олюби любнец, любни любокой Любини, залюбив безлюблую любку». Хлебников был весьма любвеобилен: «Люба приполюбливала: - Любишь Любиму? - Любиму люблю, - люботствовал любхо, возлюбнея, - и любезное люблю. И нелюби безлюбням любить призалюбливаю...»
С любовью к творчеству Пушкина всегда так. Главное, чтобы «любью залюбив любинища», не залюбить до смерти или до смертной скуки.


Ближе к вечеру, когда солнце окончательно утвердилось над поляной, к зрителям вышел очередной оркестр - Духовой оркестр Московского государственного института музыки им Альфреда Шнитке (художественный руководитель - Анатолий Паутов), начавший своё выступление возле большой сцены с марша из оперы Верди «Аида» и музыки Хачатуряна к драме «Маскарад». Они разогревали публику перед выступлением группы «Сурганова и оркестр», сыгравшую подзабытую программу «Игра в классики».
Оркестр разогревал публику. Солнце разогревало землю. Тысячи полторы человек к этому моменту вокруг сцены всё-таки собралось.


Светлана Сурганова начала свой концерт с песни о городе, в котором Пушкина убили: «В этом городе фонарей, // Мимолётных холодных встреч, // Ты возьми меня, обогрей, // Ты сумей меня уберечь...»Владимир Герасимов


Не часто такое случается, чтобы маститые псковские писатели танцевали под «Сурганову и оркестр». На этот раз - случилось.

***

Почти два года назад - осенью 2015 года - в Михайловском во время первого довлатовского фестиваля «Заповедник» была торжественно открыта Аллея экскурсоводов. Это десятка два-три молодых берёзок совсем близко от большой поляны. Рядом с некоторыми деревьями - таблички с фамилией, краткой биографией и датами рождения и смерти: Семён Гейченко, Аркадий Гордин, Вадим Старк, Владимир Герасимов, Сергей Довлатов... На табличке с именем Владимира Герасимова стояли даты (1935 - 2014). Я тогда удивился, подошёл к директору музея-заповедника Георгию Василевичу и сказал: «Андрей Арьев нам вчера рассказывал, что совсем недавно исполнилось сорок дней со дня смерти Владимира Герасимова». «Табличку мы переделаем, когда вы уедете», - вздохнул Георгий Василевич. Во время концерта Дельфина (Дельфина лучше слушать на расстоянии) я отправился к Аллее экскурсоводов - посмотреть на табличку Владимира Герасимова, одного из прототипов повести Сергея Довлатова «Заповедник». Рядом с подросшей берёзкой на табличке по-прежнему было написано: «Владимир Васильевич Герасимов. 1935 - 2014». Объяснение этому могло быть только одно: Георгий Василевич до сих пор думает, что мы ещё не уехали.

Фото Алексея Семёнова и Андрея Кокшарова.

 

 

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий