Архив
2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016 2017 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
41 42 43 44 45 46 47 48 49 50
51 52

информация
Пишите нам:
gorgazeta-pskov@yandex.ru

Богемский крест. ХXII

Тень всех живых(Продолжение. Начало в №№ 372-392). Второй раз встречаться с Машей в заброшенной церкви Глеб не собирался. С него хватит ночных приключений, а днём туда не сунешься. Да и место гиблое.Но не встретиться с ней ещё хотя бы один раз Глеб не мог, потому что чувствовал - знает она больше, чем говорит. А её сестра - и подавно. Отчётливо понимал, что семья Парфёновых имеет к смерти Дарового прямое отношение. Но по-настоящему ухватиться было пока не за что.

В №№ 298- 323 публиковалась первая часть книги «Тень всех живых» (она называлась «Царская слобода»). С № 324 по 343 номер мы публиковали продолжение: «На левом боку», а в  №№ 344-371 третья часть «Линия разрыва» С № №372 публикуется четвёртая часть - «Богемский крест». «Тень всех живых», все её части, были написаны очень давно. Тогда я ещё преподавал историю и журналистикой не занимался. На гонорар от этой книги, полученной в одном московском издательстве, я купил свой первый компьютер, сканер и принтер. И продолжение, по просьбе издателей, писал уже не на печатной машинке, а на компьютере. Всё складывалось как нельзя лучше. Мне в издательстве показали обложку книги (она должна была выйти в двух вариантах - в твёрдом и мягком переплётах). Но потом всё резко изменилось. Издательство приостановило выпуск серии, в которой должен был выйти роман «Тень всех живых». Права на издание я уступил на два года, но когда стало понятно, что серия выходить не будет, издатель устно разрешил мне издавать роман там, где я пожелаю и даже прислал мне вёрстку книги. Но так получилось, что книга не издана до сих пор. Я занялся журналистикой, и тема «исторического детектива» меня уже мало интересовала. Эту книгу читали разве что некоторые мои коллеги по лицею и несколько близких мне людей. Кроме того, существует продолжение романа «Тень всех живых» (то самое, которое я написал по просьбе издательства. Называется - «Противоядие»). События этих двух романов разворачиваются с 1917 по 1941 годы. Предполагалось, что будет ещё и третий том, и действие этой пародийно-исторической эпопеи завершится в 1953 году. Но третьего тома уже точно не будет. Однако шесть частей, составляющие два романа, написаны. 1 часть - события накануне Октябрьской революции. 2 часть - Гражданская война, 1919 год. 3 часть - конец НЭПа, 1926 год. 4 часть - коллективизация. 5 часть - лето 1935 года, Ленинград. 6 часть - весна 1941 года (действие происходит на территории только что присоединённой Эстонии). Многое будет опубликовано в «Городской среде».

Автор.

 

ТЕНЬ ВСЕХ ЖИВЫХ

Часть четвёртая

БОГЕМСКИЙ КРЕСТ
22

Второй раз встречаться с Машей в заброшенной церкви Глеб не собирался. С него хватит ночных приключений, а днём туда не сунешься. Да и место гиблое.

Но не встретиться с ней ещё хотя бы один раз Глеб не мог, потому что чувствовал - знает она больше, чем говорит. А её сестра - и подавно. Отчётливо понимал, что семья Парфёновых имеет к смерти Дарового прямое отношение. Но по-настоящему ухватиться было пока не за что. Сплошные предположения, включая и то, что анонимку писал Игнат.

 

Нет, это, конечно, не означало, что другие семьи к смерти секретаря партячейки тоже не причастны. Почему бы и нет? Но не во всех же семьях есть юные девушки, которые полюбили его с первого взгляда. Поэтому Рябинин занимался Парфёновыми.

В прошлый раз Маша кое о чём проговорилась. Оказывается, она умеет проговариваться. Грех не воспользоваться такой ценной чертой характера.

Кто-то подумает, что Рябинин вёл себя недостойно. Решил воспользоваться самым светлым из чувств и всё такое. Но ведь он ничего не скрывал и Маше ничего не обещал, играя в открытую.

Другое дело, что играть в открытую, ради этого прячась от посторонних глаз в заколоченной церкви, - не слишком удобно...

Раздумывая о том, где можно с Машей беспрепятственно общаться, он не нашёл ничего лучшего, как прийти к ней домой. А что? Сильный ход. Правда, предварительно дождался, пока Игнат уйдёт. Какое счастье, когда таиться не надо. Ради нескольких вопросов рисковать больше не хотелось. К тому же её сестру Сашу в церковь теперь не заманишь. Увидев Глеба на пороге, Маша сильно заволновалась:

- Зачем вы пришли? - спросила она и попятилась назад.

Рябинин, расценив это как приглашение войти, сделал несколько шагов вперёд, сказав при этом:

- Я не мог не прийти.

Эта фраза сделала своё дело, его пустили дальше сеней.

- А вашей старшей сестры в доме нет? - спросил Глеб, садясь на лавку.

- Значит, вы не ко мне...

Маша произнесла это таким голосом, что Рябинин чуть было не стал извиняться. Но в последний миг вспомнил, что дал себе слово - извиняться как можно реже, в результате чего сказал:

- И к вам, и к вашей сестре. Это важно.

- Она сейчас придёт.

- Отлично... Глеб стал потихоньку терять решительность, и это отражалось на громкости. - Я понимаю, что вроде бы лезу в чужое дело и вы не обязаны делиться со мной своими семейными тайнами. Однако погиб человек... В общем, мне кажется, что я имею право.... Или не так... я, с вашего позволения... нет, не то...

Вдруг за спиной Рябинина раздался голос, в котором недостатка громкости не ощущалось:

- Хочешь узнать, не мой ли в церкви был платок, за которым ты тогда нагнулся?

Глеб резко повернулся, увидев перед собой Сашу. Несколько секунд ему потребовалось, чтобы прийти в себя. Затем он произнёс:

- Хочу.

- Мой был платок. Мне его Меланья потом принесла. Ну и что?

Ах Меланья... Интересно.

- Ничего. Только из-за этого платка я чуть не погиб.

- Ерунду молотишь. Не хотел он тебя убивать. Так лишь, толкнул...

- Он? Значит, это были не вы?

- Нет. Ещё будешь спрашивать?

- Буду. Это ы сено подожгли?

- Я. Только это теперь неважно. Поджигательницу уже арестовали.

- И вам её не жалко?

- Её всё равно бы взяли. К тому же я на неё не доносила. Уполномоченный приехал и арестовал. В детстве у него, по Закону Божьему «кол» выходил.

- Про того, с кем вы встречались в церкви, спрашивать бесполезно, - начал рассуждать вслух Глеб. - Но при чём здесь крест?

- Нашёлся человек, который нас видел вдвоём и потребовал за молчание деньги. И мы решили католическим крестом откупиться. На нём драгоценных камней полно, пиропов, что ли.

- И этим человеком был не Ефим даровой.

- Нет, конечно. Он меня любил.

- А кто вымогатель?

- Его бык недавно наказал.

- Понятно. Костиков.

- Вопросы ещё есть?

- Про записную книжку. Как получилось, что ваш брат про неё раньше не слышал и как она оказалась у Меланьи?

- Записную книжку я нашла в той шкатулке, которую мне отец когда-то подарил. В ней тайник. Узнала я об этом случайно, примерно полгода назад... Листала её на реке и потеряла, а Меланья, выходит, нашла.

- А Игнат решил, что она моя, испачкал кровью и подбросил поближе к месту преступления. Так?

- Это ты у него спроси.

- А чья записная книжка? Знаете, что Фламенко подозревает Меланью?

- Глупости... Вместе с записной книжкой в шкатулке лежал конверт. А в нём письмо моего отца одной женщине. Она жила в Самаре. Отец о ней никому не рассказывал, но, судя по тому, что в шкатулке были не вынутые книжка и конверт, - не она ему эту шкатулку подарила. Скорее всего, её убили, а отец шкатулку просто взял. На память.

- А заодно и драгоценный крест и, возможно, кое-что ещё. И самое ценное припрятал в пристройке церкви после того, как там реквизировали все ценности. И получилось, что католические ценности хранились в православной церкви.

- Не тебе судить моего отца.

- Конечно, тем более что его нет в живых. Но тот человек, который убил Дарового, ещё жив. И вы его любите.

- Об этом я говорить не буду.

- И не надо. Об этом буду говорить я. Можно сказать, на ваших глазах произошло убийство. Убийца - ваш любовник, и убил он ни кого-нибудь, а вашего жениха. Ефим, наверное, случайно вас там застал, когда возвращался домой.

- Нет, всё было не так, - неожиданно сказала Саша. - Он не убивал Ефима.

- То есть как?

- Он убивал вымогателя Костикова. Точнее, не так. Костиков должен был получить драгоценный крест - он его и получил. Но не в руки, а по голове, для надёжности.

- Что за чушь. Костиков без памяти, но жив. Его бык ударил. А крестом убит Ефим.

- Это случайность. Обознались.

- Ах вон оно что.

После этих слов настал черёд ещё одного представителя семьи Парфёновых - Игната. Он тоже возник внезапно, и его слова Глебу почему-то не понравились:

- Зря ты, Саша, ему всё рассказала.

- Он о многом уже знал.

- Всё равно... Ну да ладно. Дверь я запер крепок - далеко не уйдёт.

И Игнат достал из-за спины тесак таких размеров, что Рябинину, чтобы соответствовать тесаку, впору было начинать визжать наподобие свиньи.

Что и говорить, неуютно стало в избе с приходом Игната.

 

Продолжение следует

 

 

 

 

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий