Делу венец

Венценосный ПутинХазанов Путину царскую корону уже подарил, так что деваться некуда. Путин, конечно, может говорить о своих внуках: «Я не хочу, чтобы они росли какими-то принцами крови», но сам давно должен понимать, что полномочия у него царские. Так что появление статьи Александра Проханова «Венценосный Путин» - это всего лишь повторение того, что произносилось не раз - и сторонниками Путина, и его противниками.

«Изборский клуб» стремится быть выразителем современных кремлёвских идей и одновременно пытается формировать общественное мнение.

Казалось бы, какая разница, как называть правителя? Царь, президент... Но разница есть. О создании новой династии Путиных заговорили потому, что хотят построить стену повыше, отделяющую хорошего царя от плохих бояр.

Прохановский текст, опубликованный на сайте «Изборского клуба» 5 июля 2017 года, заканчивается такими словами: «...в кругах, близких к патриархии, в кругах, мечтающих о монархии, сознающих всю сложность восстановления монархии в России, всё чаще называется имя нынешнего президента Владимира Владимировича Путина как возможного первого русского монарха из династии Путиных».

Сказанное не означает, что Путин собирается завтра становится царём. Слишком долго придётся объясняться со своим народом, а главное, - с мировым сообществом, для чего это ему понадобилось. Слишком много будет издержек. Но это необходимо «государственникам» типа Проханова. Создатель «Изборского клуба», цитируя скульптора Вячеслава Клыкова (он - автор памятника княгине Ольги на Октябрьской площади в Пскове), вспоминает его слова о «народном царе». Клыков говорил Проханову, что «в этом вопросе надо опираться на библейское речение «Изберите царя из народа своего». Проханову кажется, что «избрание царя вне догматических и династических норм, в сущности, возможно. И монархический проект православной церкви, по-видимому, будет ориентирован на такое избрание нового царя».

Чем эти слова отличаются от тех, что произносились раньше? Ведь раньше некие русские казаки даже не предлагали избрать Путина царём, а просто объявляли его императором. Но это воспринималось как казус и напоминало карикатуру. Царь получался ненастоящий (как, впрочем, и казаки). Разница в том, что понятие «Путин-президент» в лету 2017 года  приелось и стало надоедать. Кроме того, президент или премьер-министр - всё-таки человек наёмный. Ему отмеряются какие-то сроки. Это не вызывало бы беспокойства у тех, кто при нынешней власти обогатился и остепенился, если бы в российском обществе всё было хорошо. Но чем больше проблем, тем больше тревог. Путинисты защищают не Путина, а себя, своих детей и внуков. Они хотят определённости на десятки и сотни лет вперёд. Такую определённость может гарантировать только монархия, желательно - неограниченная.  Проще монархическую идею внедрять через религию, в особенности - через православную церковь. Немолодые путинисты стремятся заморозить время и жить в нём «в счастье» как можно дольше, завещав богатства детям и, желательно, внукам и правнукам. Царская наследственная власть кажется им надёжней, чем мимолётная президентская.

Но дело в том, что о Путине-монархе, в основном, рассуждают такие люди как Проханов. У них же такая репутация, что всё, что они произносят или пишут - звучит как дурной анекдот. Даже если они говорят об очевидных вещах. К тому же, стилистика Проханова - это нагромождение метафор и непомерный пафос. Каждый новый прохановский текст выглядит как самопародия. Крещение князя Владимира в Крыму у него - «волшебный чудодейственный мистический акт», который «перенёс в российскую государственность Христову святость». Потом, вроде бы, Христовой святости в государстве стало меньше, но появление Путина (будущего Владимира I) якобы многое преобразило: «Крым, возвращённый в Россию Путиным, перенёс эту святость в самый центр путинской власти, путинской государственности. Потому что этим своим деянием - в каком-то неопределённом и недогматическом смысле - Путин перенёс в своих руках лампаду таинственного мистического света в Россию, в Кремль, в свой кабинет, в свои чертоги...»

Нелепо говорить о святости президента или премьер-министра. Другое дело - царь. Некто, находящийся над схваткой. «Это должен быть особый человек, на нём должен лежать некий знак, некое таинство, - пишет Проханов. - И таким человеком является Владимир Путин».

То, что на Путине что-то лежит - очевидно. Возможно, что и знак («стоянка запрещена?», «проезд закрыт»? «ограничение массы»? «ограничение высоты»?, «контроль»?, «опасность»? «обгон запрещён?», «правый поворот запрещён»? «левый поворот запрещён»? и т.д.)). Но обязательно это должен быть запретительный знак. Иначе этот знак лежит на ком-нибудь другом, а не на Путине.

Инициативы по поводу «народного царя» и основания династии Путиных делаются с прицелом не на 2018, а на 2024 год. Поклонников Путина и связанной с ним «стабильности» беспокоит то, что рано или поздно его срок пребывания у власти истечёт. И они таким наивным образом «готовят почву», удобряют ёё потоком слов святости путинской власти.

Может быть, в глубине души, Путин и не прочь сделаться императором типа Наполеона. Но как это будет выглядеть в ХХI веке? (конспирологи пишут, что Путин хочет быть помазанным на царство тайно, не публично; будто бы ему нужен сам факт этого таинства, а не его публичность).

Ещё десять лет назад - в 2007 году, предлагалось созвать «Гражданский Собор российской нации», где будет оформлен институт «национального лидера», который бы контролировал все ветви власти. Собор созывать не стали, но пошли тем же путём неформально, без деклараций. Контроль над всеми ветвями власти установили без официального провозглашения, а идею о Путине-царе в России теперь позволительно озвучивать таким людям как Жириновский, Сергей Аксёнов (глава республики Крым) или Проханов. Какой с них спрос? Жириновский однажды предлагал Путину стать императором, но при личной встрече, убедившись, что Путин в ближайшее время императором становиться не намерен, предложил стать тому «верховным правителем».

Пока что выдвижение лозунга «Путина на царство!» это удел таких не слишком влиятельных объединений вроде Императорского общества России. Они цепляются за разные высказывания Путина о монархии - например, на книгу «От первого лица. Разговоры с Владимиром Путиным» (авторы - Н. Геворкян, А. Колесников, Н. Тимакова).

Ключевые слова такие:

«Путин: Монархия была, очевидно, стабилизирующим фактором. Монарху не нужно ду­мать, изберут его или нет, мелко конъюнктурить, как-то воздействовать на электорат. Он может думать о судьбах своего народа и не отвлекаться на мелочи.

Вопрос: - А обо всем остальном подумает премьер-министр.

Путин:- Да, правительство.

Вопрос: - Но в России это невозможно.

Путин:- Вы знаете, нам многое кажется невозможным и неосуществимым, а потом - бах!»

Путинисты-монархисты до сих пор надеются на «бах!». Но дело в том, что противники Путина тоже надеются на «бах!» (возникнет «чёрный лебедь» или какая-нибудь другая птица нагадит).

Но нет сомнений, что Путин хочет думать о судьбах своего народа и не отвлекаться на мелочи (уровень жизни, здоровье нации и т.п.). Не царское это дело - мелочиться.

 

 

 

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий