«Агония политических трупов»

ТрампБыла бы возможность, Россия прервала бы с США дипломатические отношения. Как с Грузией. Если надо было о чём-нибудь договориться, выдать визу, то ходили бы в швейцарское посольство в Москве. Но такой возможности нет. США невозможно упразднить в сознании. США невозможно игнорировать. Но можно выслать 755 сотрудников американских дипучреждений. 

Редакция

НАКАЗАНИЕ БЕЗ ОТСТУПЛЕНИЯ

Между последним значительным расширением санкций и ответом Москвы прошло ровно семь месяцев. Администрация Барака Обамы дополнила санкционные списки, запретила пользование дипломатическими "дачами" и выслала 35 российских дипломатов 29 декабря прошлого года. МИД РФ объявил об ответных мерах 28 июля, а 30 июля президент Путин назвал число выдворяемых из России сотрудников американских дипучреждений - 755 человек.

"Мы довольно долго ждали, что, может быть, что-то изменится к лучшему, питали такую надежду, что ситуация как-то поменяется", - объясняет Владимир Путин. И впрямь ангельское терпение: на освобождение складских и дачных помещений дано трое суток, на отъезд "лишних" сотрудников - месяц и три дня. "Жестоко? Аж кровь стынет", - саркастически замечает по этому поводу официальный представитель МИДа Мария Захарова.

Тем не менее Россия приняла свое решение досрочно: санкционный закон еще не подписан президентом Трампом и, следовательно, не вступил в силу. Ну кончилось терпение. "В данном случае большее значение, наверное, представляет та форма, которая уже вышла после Сената. Технологически эта форма представляется почти окончательной", - так замысловато объясняет шаг Москвы пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков. Вероятно, он предполагает, что президент США может еще что-то подправить в законе.

Так что же произошло за эти семь месяцев? Полезно вспомнить выражения, какими наградили российские должностные лица Обаму и его команду: "санкционная истерия", "месть озлобленных неудачников", "агония политических трупов", "фанатик у власти". Это был пароксизм ненависти - тщательно, впрочем, срежиссированный и исключительно в отношении уходящей администрации.

Фанатик Обама, надо сказать, тоже проявил недюжинное терпение. Он предупреждал президента Путина насчет недопустимости вмешательства в избирательный процесс дважды. Первый раз в начале сентября при личной встрече в Китае. Повторно - спустя месяц по "красному телефону" экстренной связи, который не использовался с 1971 года. По сведениям американской прессы, Обама квалифицировал действия России как "вооруженный конфликт", на который распространяются соответствующие нормы международного права. Сразу после выборов он распорядился в течение месяца представить ему все имеющиеся данные по взломам. Расширение санкций было реакцией на доклад разведсообщества. 13-страничный несекретный вариант доклада был опубликован. Именно поэтому в дополненном списке появились такие учреждения, как ГРУ и ФСБ, а также организации, занимающиеся кибероружием и защитой от него.

 

В Москве о готовящихся дополнениях узнали из американской прессы. 28 декабря Мария Захарова опубликовала комментарий, в котором говорила о том, что уходящая администрация "не оставляет надежды напоследок успеть сделать еще что-нибудь плохое для отношений с Россией", и предупреждала о неминуемых последствиях: "Если в Вашингтоне действительно предпримут новые враждебные шаги, получат ответ. Это касается и любых действий против российских дипломатических представительств в США, которые немедленно срикошетят по американским дипломатам в России".

Однако не срикошетили. 29 декабря российский посол в Вашингтоне Сергей Кисляк был приглашен в Госдепартамент, где ему была вручена соответствующая нота. Вернувшись в посольство (а возможно, по дороге туда), посол позвонил генералу Майклу Флинну - он тогда был членом переходной команды Трампа, но о нем уже знали, что он будет назначен советником президента по национальной безопасности. Кисляк и Флинн перезванивались в течение дня еще несколько раз, вероятно, в промежутках консультируясь каждый со своим начальством. В результате 30 декабря Путин с воистину христианским смирением объявил, что не будет наказывать Вашингтон ответным выдворением дипломатов, и даже пригласил их детей на елку в Кремль.

Дональд Трамп приветствовал это решение в своем твиттере: "Прекрасный ход (В. Путина) с отсрочкой - я всегда знал, что он очень умный!"

Вполне очевидно, что Москва рассчитывала на взаимность со стороны новой администрации. Российский агитпроп называл Трампа большим энтузиастом улучшения российско-американских отношений, которому, к сожалению, вставляют палки в колеса обозленные поражением демократы и русофобы, не представляющие американский народ. Но сюжет потек не по тому руслу: начались расследования в Конгрессе, в ФБР, хлынули утечки в прессу, и Майклу Флинну пришлось уйти в отставку, а министру юстиции Джеффу Сешнсу, обманувшему Сенат относительно своих контактов с русскими, - взять самоотвод по "Рашагейту". Это решение взбесило президента. Он до сих пор не может успокоиться и просто вымогает у Сешнса прошение об отставке.

На все обвинения в свой адрес Трамп огрызался слово в слово так, как сказано в комментарии Марии Захаровой от 28 декабря: администрация Обамы, заявила она, "запустила эту дезинформацию в стремлении подыграть нужному для себя кандидату на ноябрьских президентских выборах и, не добившись желаемого, ищет оправдание для собственного провала и с удвоенной силой отыгрывается на российско-американских отношениях". Наконец, в мае Трамп не вытерпел и уволил директора ФБР Джеймса Коми, чем тотчас же навлек на себя обвинение в препятствовании правосудию. Прибывшему в Вашингтон с визитом министру иностранных дел РФ Сергею Лаврову и послу Кисляку он тогда, как старым партийным товарищам, сказал, что Коми "реально больной на всю голову" и что теперь ему как-то сразу стало легче.

У кремлевской пропагандистской машины появилась новая пластинка: Трамп всей душой хочет, по его собственному выражению, "поладить" с Россией, но ему мешают русофобы, фактически взявшие его в заложники. В русофобию свято верит Владимир Путин, а еще он все время твердит, что российско-американские отношения стали жертвой внутриполитической борьбы в США.

В июне русофобы вынудили Трампа расширить санкционный список. Кремль опять пообещал ответ, основанный на принципе взаимности. Но снова отложил его. Еще в начале июня у него была надежда, что "дачи" дипломатам вернут: миссия РФ при ООН запросила у властей городка Ойстер-Бэй на Лонг-Айленде, где расположена одна из "дач", 160 бесплатных пропусков на автомобили для проезда к пляжу, но власти ответили отказом.

Теперь, когда принят закон о санкциях, говорить о внутриполитической борьбе как-то неуместно. Кто с кем борется? В нижней палате за него проголосовало 419 человек против 3, в Сенате - 98 против 2. И это при том, что обе палаты контролируются республиканцами. Это называется консенсус. Но МИД все равно говорит и о борьбе, и о русофобии: "Принятие нового закона о санкциях со всей очевидностью показало, что отношения с Россией стали заложником внутриполитической борьбы в самих США... Однако последние события свидетельствуют о том, что в известных кругах Соединенных Штатов закрепились русофобия и курс на открытую конфронтацию с нашей страной..." Теперь, впрочем, добавился еще один мотив: "Кроме того, новый закон ставит цель, используя политические инструменты, создать недобросовестные конкурентные преимущества для США в глобальной экономике".

Дональду Трампу сейчас не до России. После окончательного провала отчаянных попыток республиканских вождей протащить через Сенат замену закона об обязательном медицинском страховании своим (против голосовали трое республиканцев, в том числе специально восставший с одра болезни Джон Маккейн) он затеял кадровую перетряску в своем аппарате и обвиняет однопартийцев в том, что они предали президента. Он с изумлением обнаружил, что Конгресс, даже когда его контролирует президентская партия, - не "резиновый штемпель", как выражаются в Америке, что с ним надо работать, а он этого не делать не умеет и не хочет уметь. В итоге вся амбициозная программа Трампа оказалась под угрозой.

При таких условиях у него нет никаких разумных оснований применять свое право вето к закону о санкциях. Оно все равно будет преодолено квалифицированным большинством. Однако здесь есть нюанс. Согласно Конституции, президент должен в течение 10 дней исключая выходные либо подписать закон, либо вернуть его Конгрессу со своими возражениями. Но Конгресс вскоре должен уйти на летние каникулы, а тогда возвращать закон будет некуда. В этом случае закон в силу не вступает, и в сентябре нужно будет начинать все сначала. Эта уловка называется "карманным вето". Не исключено, что Трамп именно так и поступит. Он все-таки очень не хочет расставаться с возможностью вводить и отменять санкции по собственному усмотрению.

Грани. ру

 

 

Владимир АБАРИНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий