Тяга к расчеловечиванию

МаяковскийНа прошедшей неделе мне предложили прочесть небольшую лекцию о «языке вражды». Аудитория была примечательная: завучи школ и учителя истории. Они и без меня в этом должны разбираться. И всё же я согласился и прочёл, точнее - рассказал. В конце встречи мне задали несколько вопросов. Запомнился тот, что вопросом не являлся. Это тоже был рассказ. 

Немолодой мужчина (по профессии - учитель математики) привёл историю, которая его в юности потрясла. «Мне пришлось пожать руку негру», - признался завуч псковской школы в присутствии своих коллег. Видимо, потрясение было столь сильным, что даже спустя лет тридцать-сорок человек не может этого забыть, а главное, не может забыть своего ощущения после рукопожатия. Это было ему очень неприятно.

Что плохого ему, белому человеку, сделали чернокожие? Думаю, что ничего. Да он и сам понимает, что ничего. Но это оказалось противно. Перед ним был некто чужой. Причём настолько чужой, то есть непохожий на него, что захотелось самоустраниться.

Это был хороший пример. Подобная вражда возникает, вроде бы, из ниоткуда. Беспричинно. Она рождается прямо в пропасти, которая разделяет одну культуру от другой.

Или вот ещё один пример. Владелец нескольких киосков в Пскове при случайной встрече на улице вежливо спрашивает у бывшей сотрудницы его небольшой фирмы, как у неё дела? И слышит в ответ, что всё хорошо, недавно она снова ездила на экскурсию в Западную Европу. «К обезьянам?!» - немедленно вскипает он. Ему не понять, как можно ездить в страны Евросоюза, где якобы людей нет, а есть обезьяны, к которым он относит не только людей другой расы, но и вообще всех.

Судя по всему, к образу обезьяны он пришёл не из-за внешнего вида, а по религиозным соображениям. Он - человек очень религиозный и уверен: атеисты и люди «неправильной» веры уже нелюди. Иначе говоря, бывшие люди (в раннесоветское время «бывшими людьми» считались те, кто потерял прежний дореволюционный социальный статус). Обезьяны в представлении этого псковского предпринимателя - это те, кто верит в теорию Дарвина о происхождении человека или даже те, кто не выступает против её запрета. Как в Турции, например, где в школах президент Реджеп Тайип Эрдоган и его Партия справедливости и развития решили  изменить школьный курс, выбросив преподавание теории эволюции. Изменения коснутся программы первого, пятого и девятого классов школы. Вместо теории Дарвина там вводится преподавание концепции джихада. Некоторые учителя считают, что это не совсем равноценная замена, но их записывают во враги турецкого народа.

Когда мы с учителями говорили о языке вражды, то было сказано об российской оппозиции. О ком же говорить псковским учителям, если речь заходит о врагах? Тот самый математик сказал, что оппозиционеры ругаются матом.

«Вы думаете, что представители власти и те, кто их поддерживает, матом не ругаются?» Этот мой вопрос был риторическим. Важно было, чтобы оппонент хоть в чём-то со мной согласился. Однако этого не произошло. Человек не признал того, что люди, поддерживающие власть или представители власти могут в своей жизни использовать нецензурную лексику. И понятно, почему не признал. Была бы нарушена простейшая картина. Она перестала бы быть чёрно-белой. Друг должен быть безупречен, а враг олицетворять абсолютное зло.

Наиболее чётко это усвоили нацисты и люди, близкие им по духу. Яркий пример такого отношения  - Александр Жучковский. Блогер, «ополченец». Несколько лет воюет в Донбассе (начинал в Славянске со Стрелковым-Гиркиным, описывая происходящее в издании «Спутник и погром» и в своих блогах. «Украина, украинский народ, украинский язык специально, сознательно и целенаправленно создавались геополитическими противниками России для того, что расколоть русский народ, ослабить и расчленить Россию. Для того чтобы соединить русский народ, собрать заново и усилить Россию, - Украину и украинцев необходимо уничтожить».

 Не думаю, что он так считал лет пять назад. Возможно, когда-нибудь он изменит риторику, но сейчас, в условиях войны ему нужен не просто противник, а исчадие ада. С такими легче вести бои на уничтожение.

«Воевать и побеждать можно только с ненавистью к врагу и ко всему, что этот враг олицетворяет - т.е. с украинской государственностью, украинским языком и украинской культурой, - пишет он. - Точно также русским следует понять, что сама Украина и сами украинцы как народ - это исключительно враждебное нам явление, а все враждебное следует уничтожать.... Чем раньше мы начнем это делать, тем меньше украинцев появится и тем больше количество русских сохранит свою идентичность и свою жизнь... Каждый, кто станет украинцем - перестанет быть русским. Соответственно, нам следует не допускать появления лишних украинцев, поскольку это сокращает количество русских».

Конечно, не всякий, воюющий сейчас с Украиной под Донецком или Луганском придерживается таких взглядов. Однако и таких, как Жучковский сегодня немало.  Только не все высказываются так откровенно. «Задачей любой военной пропаганды, в частности, является расчеловечивание образа противника (хотя украинцы уже давно сами себя расчеловечили), - считает Александр Жучковский. - И это логично и правильно, поскольку вы воюем не с людьми, а с врагами (человека убить сложно, врага - легко и почетно). Не с людьми, а с зомби. Не с людьми, а с украинцами».

Здесь мы слышим язык вражды без примесей. На противоположной стороне за несколько военных лет тоже набирается достаточное количество людей, которые перестали считать жителей России людьми. Достаточное количество для того, чтобы поддерживать градус ненависти. Убить (словом или пулей) врага легко и почётно.

До тех пор, пока это будет так, язык вражды не исчезнет.

 

 

 

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий