Архив
2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 
2016 2017 2018 2019 2020 
2 3 4 5 6 7 8 9 10 11
12 12 13 14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
41 42 43 44 45 46 47 48 49 50
51 52

информация
Пишите нам:
gorgazeta-pskov@yandex.ru

Как выйти из ямы

Владимир КехманКогда председатель совета директоров компании JFC (крупнейшего импортера фруктов в Россию) Владимир Кехман всерьез увлекся оперой и балетом, то об этом моментально узнали тысячи людей. Если ваша фамилия хотя бы раз появится в журнале «Forbеs» в списке миллиардеров, то и о ваших музыкальных вкусах тоже начнут рассуждать все кому ни лень.

Но сидеть в удобной театральной ложе и всего лишь слушать оперные партии энергичному Владимиру Кехману, видимо, было слишком скучно. Это все равно что смотреть на партию бананов (сфера интересов Кехмана) и не торговать ими. И тогда Кехман, имевший опыт организации концерта Хосе Каррераса в Санкт-Петербургской филармонии, стал генеральным директором Михайловского театра в Санкт-Петербурге. Случилось это в мае 2007 года.

Когда-то в этом театре за дирижерским пультом  стоял Иоганн Штраус. В советские времена старорежимное имя «Михаил» (имелся в виду младший брат Николая I) в названии театра поменялось на по-революционному резкое и загадочное МАЛЕГОТ (Ленинградский академический малый оперный театр). Именно на сцене МАЛЕГОТа впервые были поставлены оперы «Нос» и «Леди Макбет Мценского уезда» Дмитрия Шостаковича, «Война и мир» Сергея Прокофьева

Но со временем новаторство куда-то делось. Однако осталось здание на площади Искусств, осталась многочисленная труппа…

С приходом Кехмана о театре снова заговорили. СМИ снова полюбили этот театр. В первую очередь, это было связано с многочисленными скандалами. Не думаю, что эти скандалы сделали Михайловский театр менее популярным.

В зале, в котором Владимир Кехман встретился с журналистами, собираются сделать музей. Но пока что это всего лишь зал, в котором можно поговорить о высоком и о низком (под «низким» подразумевается, конечно же, оркестровая яма).

Фруктовая тема возникла в сорокаминутном разговоре с г-м Кехманом только один раз. Причем, это не касалось компании JFC, а имело отношение к детскому спектаклю «Чиполлино», в котором генеральный директор вышел на сцену в костюме принца Лимона. Говорил об этом Владимир Кехман с явным удовольствием. Примерно с тем же удовольствием он вспоминал и о своей учебе на платном отделении Петербургской театральной академии, которую недавно закончил.

Когда г-н Кехман возглавил театр, то первым делом вложил в ремонт здания полмиллиарда рублей. В этом смысле, слова генерального директора о том, что «принцип частно-государственного партнерства в области культуры –  работает», звучат обнадеживающе. У нас в Пскове тоже есть театр. Он хоть и драматический, но на его сцене, как и на сцене Михайловского театра, тоже когда-то выступал Шаляпин. И к XXI веку это здание пришло в упадок. Полмиллиарда рублей псковскому театру тоже бы не помешали. Вот только появятся ли в нашем театре когда-нибудь серьезные меценаты? И какого мецената считать серьезным?

С Кехманом тоже ведь не все так просто. С одной стороны он действительно оживил театр. Оживил настолько, что в балете «Спартак» на сцене появилась живая тигрица. Просвещенная публика, ощутив атмосферу цирка, стала искать глазами коверных… Сорвались несколько громких премьер. К примеру, вопреки общеизвестному сюжету на сцене однажды был «убит» был не Ленский, а Онегин (точнее опера «Евгений Онегин»). К постановке «Онегина» режиссер Кехман привлек Михаила Дотлибова, который сделал такое, отчего возникло опасение: зрители могут забросать исполнителей гнилыми фруктами.

Не получилось сотрудничества с Андреем Могучим (он собирался поставить «Бориса Годунова»), не вышла в свет «Орестея» в постановке Александра Сокурова, отработала год и ушла из театра Елена Образцова… Сам Кехман в разговоре объяснил это тем, что большим режиссерам вроде Сокурова или Кончаловского на маленькой сцене Михайловского театра «не хватает размаха», масштаб не тот.  Но можно предположить, что отчасти это связано и с тем, что сам г-н Кехман – человек «большого масштаба», амбиции его переполняют…

И все же есть вещи, которые многих не отталкивают, а привлекают. О зрителях Кехман думает, возможно, даже больше, чем об исполнителях. Подбирает репертуар «полегче», сокращает длинноты… Однажды на премьерный спектакль пришел Дмитрий Медведев и высоко оценил то, что опера длилась всего 1 час 20 минут.

Восстановлено парадное убранство зала и зрительской части театра. Для Кехмана принципиально важно, чтобы на сцене были звезды (Елена Образцова, Роберто Аланья, Пако де Лусия, Рене Флеминг). Особенно тесно он сотрудничает с итальянцами.

Кехман готов изменяться. Но вряд ли готов извиняться – за то, что взял на себя слишком много и переоценил тех, на кого первоначально сделал ставку. Чувствуется, что 13-метровой сцены ему мало (идея  переделать памятник эпохи конструктивизма - здание Фрунзенского универмага родилась не на пустом месте).

Я поинтересовался у г-на Кехмана: «Какие технические условия должны быть в городе, чтобы труппа Михайловского театра смогла приехать туда на гастроли?» Ничего сверхъестественного Владимир Кехман не назвал, приведя лишь стандартный набор: удобные гримерки, нормальные свет и сцена, оркестровая яма на 65 человек… В общем, назвал то, чего в Пскове пока нет.

Когда в нашем городе все-таки возьмутся за строительство театра или киноконцертного комплекса – не забыть бы об оркестровой яме. Впрочем, в том, что в Пскове можно вырыть яму – я не сомневаюсь. Важно, чтобы денег и желания хватило и на все остальное.

 Фото: Алексей Семёнов

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий