Архив
2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016 2017 2018 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
41 42 43 44 45 46 47 48 49 50
51 52

информация
Пишите нам:
gorgazeta-pskov@yandex.ru

Фальшь-бросок. XV

Тень всех живых(Продолжение. Начало в № 397-410).  Сыскаридзе и не с такими дамочками приходилось работать. Так что пусть гражданка Ключевая не думает, что она особенная. Слезы сменяются нелепыми требованиями. Потом требования превращаются в просьбы. «Давайте я съезжу домой и привезу документы». Кажется, она до сих пор не поняла, где находится. 

В №№ 298- 323 публиковалась первая часть книги «Тень всех живых» (она называлась «Царская слобода»). С № 324 по 343 номер мы публиковали продолжение: «На левом боку», а в  №№ 344-371 третья часть «Линия разрыва». С № №372 по № 396 публиковалась четвёртая часть - «Богемский крест». С № 397 началась публикация пятой части - «Фальшь-бросок». Действие происходит в 1935 году. «Тень всех живых», все её части, были написаны очень давно. Тогда я ещё преподавал историю и журналистикой не занимался. На гонорар от этой книги, полученной в одном московском издательстве, я купил свой первый компьютер, сканер и принтер. И продолжение, по просьбе издателей, писал уже не на печатной машинке, а на компьютере. Всё складывалось как нельзя лучше. Мне в издательстве показали обложку книги (она должна была выйти в двух вариантах - в твёрдом и мягком переплётах). Но потом всё резко изменилось. Издательство приостановило выпуск серии, в которой должен был выйти роман «Тень всех живых». Права на издание я уступил на два года, но когда стало понятно, что серия выходить не будет, издатель устно разрешил мне издавать роман там, где я пожелаю и даже прислал мне вёрстку книги. Но так получилось, что книга не издана до сих пор. Я занялся журналистикой, и тема «исторического детектива» меня уже мало интересовала. Эту книгу читали разве что некоторые мои коллеги по лицею и несколько близких мне людей. Кроме того, существует продолжение романа «Тень всех живых» (то самое, которое я написал по просьбе издательства. Называется - «Противоядие»). События этих двух романов разворачиваются с 1917 по 1941 годы. Предполагалось, что будет ещё и третий том, и действие этой пародийно-исторической эпопеи завершится в 1953 году. Но третьего тома уже точно не будет. Однако шесть частей, составляющие два романа, написаны. 1 часть - события накануне Октябрьской революции. 2 часть - Гражданская война, 1919 год. 3 часть - конец НЭПа, 1926 год. 4 часть - коллективизация. 5 часть - лето 1935 года, Ленинград. 6 часть - весна 1941 года (действие происходит на территории только что присоединённой Эстонии). Многое будет опубликовано в «Городской среде».

Автор.

 

ТЕНЬ ВСЕХ ЖИВЫХ

Часть пятая

ФАЛЬШЬ-БРОСОК

 /лето 1935 года/

 

                       15

 

      Сыскаридзе и не с такими дамочками приходилось работать. Так что пусть гражданка Ключевая не думает, что она особенная.

      Слезы сменяются нелепыми требованиями. Потом требования превращаются в просьбы.

       - Давайте я съезжу домой и привезу документы.

        Кажется, она до сих пор не поняла, где находится. Он подобных дамочек не любил за то, что до них все только на второй день доходит. На лету они могут схватить только вирус.  Ну, ничего, потом на них снисходит озарение и все налаживается. С ними лишь надо правильно выбрать тон. Быть «плохим и хорошим следователем» одновременно. Начинать вкрадчиво, а потом вдруг кричать чуть ли не в самое ухо. И при этом сладко улыбаться.

      - Поговорим лучше о том, что вы делали в доме по адресу.... - Сыскаридзе почти шептал, заглядывая дамочке в глаза.

      - Не воровала я белье, не воровала!

      Боже ты мой, неужели до нее не доходит?

       - Забудьте о белье.

       - Как такое забудешь?

       - А вы постарайтесь.

       - Хорошо.

       - Постарались? Тогда ответьте - давно вы знакомы с гражданином Рябининым?

       - Значит, это он белье украл?! - Наталья вытаращила глаза.

       Похоже, Сыскаридзе ее недооценил. Если так будет продолжаться, то до нее и на второй день не дойдет.

        - Послушайте, гражданка Ключевая! Вы осознаете, куда вы попали?! - Константин вскочил со стула.

        Наталья догадывалась. Именно поэтому и удивлялась. Никак не могла поверить, что в таком серьезном учреждении занимаются неслыханной ерундой. Кто же тогда шпионов  и вредителей вылавливает?

 

        Сыскаридзе с удовольствием предложил бы гражданке Ключевой выбрать - по какой статье сесть. Шпионаж или вредительство. Но у него сегодня были не те задачи, а у нее -не та роль. Константин Сыскаридзе даже в минуты раздражения не забывал: то, чем он занимается - всего лишь игра. Государство - большая неповоротливая игрушка. Что-то вроде надувной лодки, в которую набилось множество людей, и эти люди - тоже игрушки. Плюшевые, оловянные, деревянные. К последним, бесспорно, заслуженно принадлежит Ключевая. Здесь же теснятся игроки. Это тоже люди, но не такие как все. Ими, конечно, тоже играют, но это совсем другая игра.

         И все же Сыскаридзе добился своего. Несколько лет напряженной службы даром не проходят. Опыт одолел глупость. На третьем часу беседы до Ключевой, наконец, дошло. Прониклась, голубушка, мыслью, что попала в серьезное учреждение, и общаются с ней, на ее красоту  внимания не обращая. Тем более что Сыскаридзе не находил ее такой уж привлекательной. Так что скидок не будет.

        - Вас, наверно, интересует - не следила ли я за Глебом? - наконец-то произнесла Наталья.

        - Вот именно!

        - Каюсь, следила.

        - Почему?

        - Потому что дура была.

        - Этого могли бы и не говорить. Я не слепой. И все-таки, что вынудило вас  проникнуть в подъезд?...

        - Я в него не проникала - я в него вошла. Глеб мне нравился как человек, в смысле - как мужчина.

        - Нравился или нравится?

        - Нравился.

        - До каких пор?

        - До тех, пока вы меня не арестовали.

        Потом Сыскаридзе стал выяснять - была ли у Натальи с Глебом «связь», и ясности опять стало меньше. Все вертелось вокруг того: «связывала их связь или не связывала?»

         Все же удалось выяснить, что « в связи с тем, что любовная связь их не связывала, ключевым вопросом остается вопрос о связи гр. Ключевой с гр. Рябининым иного характера, возможно, связанной с деятельностью гр. Ключевого».

        Сыскаридзе перечитал написанное и остался недоволен. Фраза была недостаточна хороша для восприятия. Ну да ладно, не Толстой.

        - Кем вам доводится гражданин Ключевой?

        - Если вы имеете в виду моего мужа, то он мне доводится  мужем. А если нет, то я не знаю - кем.

        - Я спрашиваю об Иване Петровиче.

        - А-а, тогда он мой муж.

        - Замечательно. Вам он муж, а нам он - антипартийный элемент.

        - Он не элемент, - впервые в жизни вступилась за своего мужа Наталья.

        - Элемент-элемент, - продолжал настаивать Сыскаридзе. Он, кажется, приспособился  к Ключевой и мог теперь более уверенно вести допрос.

        - Но я-то тут причем?

        - Это мы и пытаемся выяснить. Интересная вещь получается. Погибает ответственный сотрудник ответственного учреждения. К гибели проявляет нездоровый интерес Рябинин, к которому вы тоже проявляете интерес, одновременно являясь супругой человека, чья репутация запятнана. У органов не может не возникнуть подозрения, что это не случайно.

        Наталья усиленно стала качать головой. На чем тут можно было поклясться? На папке с личным делом?

        - Оставьте в покое документы! - закричал Сыскаридзе. - Их не положено трогать посторонним!

        - Я только поклясться! И сразу положу на место.       

        - Ни за что!

        - Ну, тогда верьте на слово. Ни я, ни мой муж не имеем ни малейшего отношения к этому убийству. Это я заявляю официально.

         - Хорошо. А к какому имеете?

         - То есть?

         - Гражданка Ключевая, вы только что официально заявили, что к этому убийству отношения не имеете. Но, кроме этого, в городе совершаются и другие. Что вы скажете о них?

         - О Господи! Ничего не скажу!

         - А что так?

         - Мне о них ничего неизвестно.

         - Вы уверены?

          Сыскаридзе сейчас наслаждался допросом. В нужном месте он произносил нужные слова. И, главное, в ответ слышал то, что ожидал. Как приятно контролировать ситуацию. Может быть, ради таких минут он и пришел служить в органы?

            Еще немного - и Ключевая созреет. Вряд ли ей известно что-нибудь серьезное. Но она - хороший материал для дальнейшей обработки. Выдав всю известную ей информацию, она  в будущем может пригодиться  как  секретный сотрудник. Сексот. Умом она не блещет. Это главное достоинство. Даже если захочет обмануть - не обманет.

            - Я вам  верю, - сменил тон Сыскаридзе. - Вы умная и честная женщина.

             Наталья вздрогнула от неожиданности.

            - Что вы сказали?

            - Я сказал, что вы умная и честная. И еще то, что вы - женщина.

            - Я знаю.

            - В таком случае, я могу на вас рассчитывать.

             Он не спрашивал. Он утверждал. Нельзя  было допустить, чтобы Ключевая стала сомневаться.

            - Вначале мне показалось, что мы говорим на разных языках. Но я ошибся. - Сыскаридзе сделал вид, что раскаивается. -  Уверен, мы сможем сотрудничать.

             - Сотрудничать? Что вы имеете в виду?

             - Сейчас я все объясню.

             Дальнейшие действия были уже доведены до автоматизма. Человек, дающий добровольное согласие сотрудничать с органами госбезопасности, ставит не столько подпись, сколько точку. Точку на своей прошлой жизни. И таких точек было поставлено в тот знаменательный год немало. А будет - еще больше. И объяснение  этому  чрезвычайно простое, если не сказать банальное: в чернильницах еще полно было чернил, которыми  можно написать друг о друге много интересного.

                                                                                     

Продолжение следует

 

 

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий