Архив
2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016 2017 2018 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
41 42 43 44 45 46 47 48 49 50
51 52

информация
Пишите нам:
gorgazeta-pskov@yandex.ru

Не забудьте не прийти на выборы

Псков 28 январяТема так называемых президентских выборов в России не достойна и небольшой заметки. Прогнозы на тему: сколько наберёт Грудинин, а сколько блаженная Ксения Петербургская, в смысле - Ксения Собчак, просто неприлично обсуждать.

Но имеет смысл остановиться на том, что будет после 18 марта 2018 года.

Доверенные лица Путина, подготовленные к мартовскому мероприятию, именуемому «выборы», делятся на два разряда. Второй разряд - это люди, которых так и именуют: «доверенные лица». Их больше четырёхсот (Евгений Петросян, Гарик «Бульдог» Харламов, Михаил Пореченков и тд.). А вот первый разряд - те немногие «кандидаты в президенты», кого допустили к сбору подписей (есть ещё те, кому подписи собирать не надо, они тоже принадлежат к первому разряду).

28 января 2018 года в России, в том числе и в Пскове, состоялась «забастовка избирателей». Митинги, а кое-где и шествия, состоялись в сотне российских городов России, включая Москву и Петербург (шествие в Петербурге завершилось на Площади Восстания). «Забастовщиков», разумеется, не могло быть очень много. Это не тот случай, когда  участники январской акции после отказа от участия в выборах, существенно понизят явку на «избирательные участки». Но на это никто и не рассчитывал. 

В 2018 году, после многолетних подтасовок, арестов, вынужденной эмиграции и прочего на оппозиционные митинги люди вообще выходят неохотно. Либо разуверились, либо боятся. «Забастовка избирателей», судя по всему,Псков 28 января проводилась не для того чтобы разубедить миллионы избирателей участвовать в мартовском фарсе. Это скорее демонстрация того, что всех не запугаешь. И одновременно демонстрация силы «команды Навального». Никто другой из оппозиции одновременно в России вывести на улицы тысячи людей под угрозой задержаний не может.

Оппоненты Алексея Навального, в частности, псковский депутат Лев Шлосберг, говорят, что «Альтернативой выборам является революция». Это правильно. Но в случае с мартовским мероприятием, назначенным на 18 число, этот аргумент неубедителен - потому что выборов нет. Противопоставлять революции то, чего нет, странно.

Некоторые, вроде Евгении Альбац, выражаются сильнее: «Эти так называемые выборы - это соучастие в подлости».

Если согласиться с этим, то выбор на сегодняшний день таков: либо соучастие в подлости, либо революция. Что лучше?

Псков 28 январяНо нет, это слишком ограниченный выбор.

Лев Шлосберг утверждает: «Забастовка избирателей» не альтернатива революции и не может ей стать по простой причине - она не отменяет выборы. Выборы состоятся в любом случае».

Вот в этом-то и кроется глобальное противоречие между «забастовщиками» и «штрейхбрехерами».

Одни («штрейхбрехеры») считают, что выборы состоятся в любом случае, а другие («забастовщики») уверены: выборы в любом случае не состоятся.

Здесь и проходит линия раздела.

26 января Григорий Явлинский, выдвигающийся на пост президента от партии ЯБЛОКО, написал в твиттере: «Собираем подписи - с Дмитрием Гудковым и Дмитрием Муратовым. Пошли по квартирам. В реальности сторонников Путина оказалось совсем немного. Так что не верьте тем, кто говорит, что за вас уже всё решили. Ничего ещё не решено!»

Интересно, какое отношение имеет количество реальных сторонников Путина к тому, каков будет результат «выборов»?

Потенциальные избиратели, может быть, ещё ничего не решили. А вот те, кто находится у власти, всё решили давно. И никакой Явлинский с Гудковым и Муратовым ничего изменить не смогут. Не смогут изменить тем способом, какой они избрали. Они что - надеются, что Явлинский пройдёт во второй тур?

Да, сторонников Путина намного меньше, чем то, что выдаёт официальная статистика. Но уж точно намного больше, чем у Явлинского. И допуск Явлинского до стадии сбора подписей - очевидное доказательство того, что Путин совсем не опасается, что Явлинский наберёт хоть сколько-нибудь весомое количество голосов. Когда нет выборов, то о каких голосах вообще может идти речь?

Тема революции при обсуждении мероприятия, назначенного на 18 марта, появилась не случайно. Как написал Владимир Милов: «Сейчас исторический момент таков, что ситуация быстро переходит в плоскость "или мы их, или они нас". В России, пока на вербальном уровне, нарастает ситуация протогражданской войны. Два лагеря уже не могут мирно ужиться друг с другом. Дело идёт к конфронтации. На этом фоне все ваши политологические рассуждения о том, что сделать с вашим бюллетенем, как сделать так, чтобы с утра "быть предельно трезв и в графу правильно проставить крест" - всё это просто тупо меркнет в сравнении с вот этой очевидной нарастающей конфронтацией.

Они искренне считают нас американскими шпионами, которые хотят при помощи Госдепа захватить власть и всех их перевешать. Мы искренне считаем их всех христопродавцами, продавшими страну путинской мафии за тридцать сребреников и ипотеку, которые и так нас всех перевешают, если останутся у власти...

Мы медленно, но верно (а может, и не медленно) идём к глобальному выяснению, кто кого...».

Как правило, революции ни к чему хорошему не приводят. В России уж во всяком случае. В ближайшее время революция вряд ли произойдёт - хотя бы потому, что даже многие противники Путина её не желают. Но то, что Милов назвал состоянием «протогражданской войны», - уже реальность.

В Пскове в этом смысле «забастовка избирателей» прошла без происшествий. На Четырёх углах за десять минут до начала  митинга  собралось около 100 человек. К началу митинга было уже человек 150. Ближе к концу (митинг длился чуть более часа) в так называемом Гайд-парке ораторов слушало примерно 210 человек.

 Одни выступающие говорили непосредственно о том, что надо делать 18 марта (не голосовать, но приходить наблюдателями, чтобы контролировать явку), другие рассказывали о бедственном положении. Выступали пенсионеры, предприниматели, студент... Звучала в том числе и официальная статистика: сколько при Путине в России закрылось школ, больниц, поликлиник... Низкие зарплаты, безработица, высокая смертность... Люди говорили, как им урезали пенсии, о том, как сложно найти нормальную работу... Вспоминали прошлое, заглядывали в будущее... По псковской традиции, «забастовщики» вели себя мирно. Собственно, в России вообще оппозиционные митинги проходят именно так - мирно («Путин - вор», «Долой самодержавие» и прочие лозунги стали общим местом). Агрессию проявляют, в основном, "правоохранители". Или просто охранители. В воскресенье по всей России задержали около 250 человек, включая Навального. Были и нападения (в Петербурге трое неизвестных сломали руку правозащитнику Динару Идрисову, который вёл прямую трансляцию с шествия оппозиции).

Тем, кто, рискуя свободой и здоровьем, в январе 2018 года выходит на антипутинские акции, трудно согласиться с утверждением Льва Шлосберга: «Забастовка избирателей прямо работает на Путина».

Так было бы, если бы  в действительности людям предоставили выбор на избирательном участке. Тогда можно было бы считать проценты, прикидывая, как лучше следует показать своё несогласие с властью и свою силу. За кого голосовать? Но раз уж получилось, что президентских выборов в России нет, важнее задуматься над тем, что делать после 18 марта.

18 марта в смысле «выборного» ритуала - дата несущественная.

«Понимаю ваш пафос о "гражданском долге" и "нельзя упускать момент", - написал 28 января 2018 года Владимир Милов, - но момент этот уже совсем другой, чем вам представляется. Сходите просто в следующий раз на акцию по типу такой, как прошла сегодня. Загляните в одухотворённые лица наших противников в погонах. Поверьте, вы как взглянете в них, вы сразу поймёте, что вас не спасёт от них никакой Явлинский, никакая Собчак, никакая вышивка на бюллетене крестом. Против силы может быть только другая сила. Давайте им её покажем и добьёмся честных конкурентных выборов. Не 18 марта, так позже, когда угодно. Я другого выхода не вижу».

Показать силу - совсем не значит готовить революцию, раз с выборами не получается.

Сила - это влиятельные общественные и политические движения, способные договариваться. Это умение мобилизовать своих сторонников. Пока что лучше всего это получается у «команды Навального». Вернее, мобилизацией Навальный занимается умело - учитывая его незначительные ресурсы. С договороспособностью у Навального значительно хуже. Но когда его потенциальные союзники говорят, что он «прямо работает на Путина», договариваться действительно сложно.

Пресс-секретарь Путина Песков недавно сказал: «Путин является абсолютным лидером общественного мнения, лидером политического Олимпа».Псков 28 января

Здесь что ни слово, то двусмысленность. Прежде всего, никакого общественного мнения в России сегодня нет. Да и политического Олимпа тоже - потому что настоящей политики нет. По крайней мере, Путин совсем не политик. Он способен состязаться только тогда, когда результат заранее известен. Если футболисты, выходя на поле, заранее знают, что исход игры предрешён с помощью судей, то это уже не футболисты, а артисты, статисты... С политикой то же самое. Путин ни разу за 18 лет не удосужился провести даже дебаты.  Путин - продукт кабинетных игр, и тем, что в России именуется «выборы», его не сместишь.

Сама по себе «забастовка избирателей» ничего не изменит. Ни к худшему, ни к лучшему. Важнее определиться с тем, что делать дальше. Если противники Путина в действительности хотят рано или поздно прийти к власти (допустим, в 2024 году), то копить силы надо начинать уже сегодня.

 

 

 

 

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий