Военная связь

Жетоны и орденаВ СМИ на русском языке было несколько журналистских расследований, связанных с гибелью граждан России на войнах ХХI века. Материал, опубликованный  Русской службой Би-би-си, один из лучших. Авторы: Нина Назарова и Илья Барабанов. Они, для того чтобы узнать правду о событиях в Сирии, отправились на север - в Североонежск Архангельской области.

http://www.bbc.com/russian/features-43090457

Расследование посвящено российским военным потерям в Сирии  (расписка о получении жетона ЧВК "Вагнер", сам жетон, справка из госпиталя и т.п.), но имеется в нём и псковский след. Упомянуты материалы газеты «Псковская губерния». Появляется и фамилия Леонида Кичаткина, убитого под Луганском в августе 2014 года. На его похоронах я был и публиковал о гибели псковских десантников несколько материалов в 2014-2015 годах. Первоначально российские военные делали вид, что Леонид Кичаткин жив. Нашлись люди, от его имени по его телефону отвечавшие: «Я жив, не верьте...». Будто бы он лежал не в гробу на кладбище в Выбутах под Псковом, а находился на крестинах дочери.

После того, как мы опубликовали фото его могилы, в «правильную» версию были внесены коррективы. Начались манипуляции с табличками на могильном кресте и манипуляции с памятником. После публикаций в СМИ табличка с Ф.И.О. и датами рождения и смерти исчезли. Исчезла и фотография, и ленточки с венков. Через неделю появился памятник. Позднее изменилась дата смерти на памятнике (было 19 августа, а стало 20 августа). Памятник тоже сменился. Теперь на нём изображён российский десантник в экипировке с оружием.

Осенью 2014 года, общаясь с родственниками и сослуживцами погибших, мы собрали материал и отправили запрос в Главную военную прокуратуру РФ на имя главного военного прокурора Сергея Фридинского, в котором указывались имена-фамилии погибших, даты рождения и смерти, места их захоронения (Выбуты, Соловьи, Кресты и т.п.). В запросе были указаны фамилии 12 человек, в том числе и Леонида Кичаткина.

В запросе спрашивалось: в каких географических точках и при каких обстоятельствах произошла гибель, и каковы документально подтвержденные причины их смерти? Разыскивались ли и установлены ли Главной военной прокуратурой должностные и (или) иные лица, несущие ответственность за их гибель? Какие социальные льготы и на каком основании получат семьи этих граждан РФ в связи с их гибелью?..

Ответ из военной прокуратуры пришёл. Он был подписан начальником 3-го управления надзора Главной военной прокуратуры Максимом Топориковым. Ответ был более откровенным, чем можно было бы рассчитывать, учитывая ту «дымовую завесу», которая создавалась вокруг.

Главная военная прокуратура безоговорочно подтвердила: да, существовали. Более того, они погибли.

«Обстоятельства смерти каждого из указанных в обращении военнослужащих вне мест постоянной дислокации установлены, - отвечал начальник 3-го управления надзора Главной военной прокуратуры Максим Топориков, - и в настоящее время проверяются в порядке, предусмотренном уголовно-процессуальным законом». Речь шла о гибели Александра Баранова, Сергея Волкова, Дмитрия Ганина, Василия Герасимчука, Алексея Карпенко, Тлеужана Кинибаева, Леонида Кичаткина, Антона Короленко, Александра Куликова, Максима Мезенцева, Александра Осипова и Ивана Сокола».

К тому времени, когда пришёл ответ из Главной военной прокуратуры, нам было известно о десятках погибших. Открылись даже подробности гибели некоторых из них, в том числе и тех, кто фигурировал в списке, отправленном в военную прокуратуру. В частности, подробности гибели Леонида Кичаткина.Кичаткин

«Псковская губерния» тогда опубликовала цензурную часть разговора с раненным участником боя, состоявшегося 20 августа 2014 года, возле посёлка городского типа Георгиевка в Лутугинском районе Луганской области (на могилах некоторых добровольцев первоначально стояла другая дата - 19 августа, но участник боя, - запись его разговора в редакции имеется - рассказывал о бое, произошедшем именно 20 августа).

Там были такие слова: «К Лёне подбежал,.. давай бинтовать. Смотрю, там бесполезно бинтовать, там нога сломана, бёдра /.../ просто. Я говорю, просто смотрю, у нас осталось два... или три танка. Эти ушли влево куда-то, так и потеряли их... Я такой смотрю, пушка заклинила, короче... В том танке пушка тоже заклинила. Я такой, короче, пацанам говорю: «Уходите с боя или...» Пошёл туда к взводнику... Пошёл, кровь /льёт/ у меня, ноги в крови все. Иду через это поле... Выхожу, и там... Ну, загрузили Лёню в танк, ротного загрузили, покоцанных всех. Пошёл до взводника: «Надо у/ходить/», - говорю».

Разговор проходил в одной из больниц, где находился участник того боя. Один из собеседников спросил: «Я так понял, что и Лёниной жене рот прикрыли?» Тот, кто с ним разговаривал, тоже десантник, ответил: «Скорее всего... Потому что у неё забрали телефон, какой-то мужик брал трубку, говорил то, что «Я - Лёня». Сука, я бы его увидел, я бы ему /лицо/ разбил бы...»

Когда в августе 2014 года в социальной сети «ВКонтакте» супруга Леонида Кичаткина сообщила о похоронах своего мужа, нашлось некоторое количество «патриотов», утверждавших, что всё это - фейк, и Леонид Кичаткин жив. Действительно, от его имени и имени его жены велись телефонные разговоры с журналистами, в том числе в день похорон - в попытке доказать, что всё хорошо и все живы. Однако тогда никому не приходило в голову сомневаться в том, что Леонид Кичаткин - военнослужащий. Позиция была такая: «военнослужащий, но жив».

За следующие полгода ситуация изменилась. С весны 2015 года такие «патриоты» принялись говорить противоположное: «не военнослужащий, но мёртв».

Правда, Андрей Турчак  (в то время - губернатор Псковской области) впрямую этого не утверждал. Он всего лишь задался вопросом: «А у вас есть информация, что это военнослужащие?»

«Всё-таки от вас тоже хотелось бы услышать, участвовали ли военнослужащие псковской дивизии в боях на Украине?», - спросили Андрея Турчака. «Однозначно нет», - ответил он, всего лишь другими словами повторяя известные слова главнокомандующего Путина: «Они врут. Никаких российских вооружённых сил на Востоке Украины нет. Не было и нет».

Но о том, что российские военнослужащие там воевали, в 2018 году мало кто сомневается. И сторонники войны «до победного», и её противники.

В материале Би-би-си мы видим фотографию памятного камня «Воинам-землякам, павшим за Родину». Он установлен в Североонежске возле здания почты ещё в 2003 году.  На табличка с именами погибших есть не только фамилия «Кичаткин», но и указано место его гибели.

Договор с ЧВКВ материале Нины Назаровой и Ильи Барабанова говорится: « В 2016 году активисты районной ячейки "Боевого братства" установили на камне табличку со списком фамилий погибших в боевых действиях и терактах. Шестеро жителей города были убиты в Чечне, один в Афганистане, Елена Ипатова погибла во время захвата террористами театрального центра на Дубровке, а Дарья Яцкова - при взрыве российского Airbus A321 над Синаем. Есть в этом списке и еще одна фамилия - "старший сержант Кичаткин Леонид Юрьевич 20.08. 2014 Украина».

Если бы четыре года назад родственники раненых и убитых военнослужащих, погибших в Донбассе, были бы смелее и не скрывали место гибели своих родных, то, возможно, сегодня в Сирии не гибли другие граждане России. И граждане других стран не гибли бы.

Одна война подготовила другую войну.

 

Поставить крест
http://pskovcenter.ru/display.php?type=article&id=2417

Выжидательная позиция
http://pskovcenter.ru/display.php?type=article&id=2424

Исключительный случай
http://pskovcenter.ru/display.php?type=article&id=2439

«Предоставление не предоставляется…»
http://pskovcenter.ru/display.php?type=article&id=2455

Двенадцать. http://pskovcenter.ru/display.php?type=article&id=2499
Запретные слова. http://pskovcenter.ru/display.php?type=article&id=2842

 

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий