Архив
2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016 2017 2018 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
41 42 43 44 45 46 47 48 49 50
51 52

информация
Пишите нам:
gorgazeta-pskov@yandex.ru

Фальшь-бросок. XХVII

Тень всех живых(Продолжение. Начало в № 397-422). Письмо от Скатова пришло в день взятия Бастилии, но написано оно было на чистом русском языке. Глеб пришел на почту под вечер и востребовал его. И тут же, не выходя из здания, два раза перечитал. После чего письмо порвал и при первом же удобном случае уничтожил обрывки. Опасался, что письмо попадет в руки чекистов. То, что писал Скатов, не составляло тайны. Таинственен был сам Никита Андреевич, лет пятнадцать уже живший под новой фамилией.

В №№ 298- 323 публиковалась первая часть книги «Тень всех живых» (она называлась «Царская слобода»). С № 324 по 343 номер мы публиковали продолжение: «На левом боку», а в  №№ 344-371 третья часть «Линия разрыва». С № №372 по № 396 публиковалась четвёртая часть - «Богемский крест». С № 397 началась публикация пятой части - «Фальшь-бросок». Действие происходит в 1935 году. «Тень всех живых», все её части, были написаны очень давно. Тогда я ещё преподавал историю и журналистикой не занимался. На гонорар от этой книги, полученной в одном московском издательстве, я купил свой первый компьютер, сканер и принтер. И продолжение, по просьбе издателей, писал уже не на печатной машинке, а на компьютере. Всё складывалось как нельзя лучше. Мне в издательстве показали обложку книги (она должна была выйти в двух вариантах - в твёрдом и мягком переплётах). Но потом всё резко изменилось. Издательство приостановило выпуск серии, в которой должен был выйти роман «Тень всех живых». Права на издание я уступил на два года, но когда стало понятно, что серия выходить не будет, издатель устно разрешил мне издавать роман там, где я пожелаю и даже прислал мне вёрстку книги. Но так получилось, что книга не издана до сих пор. Я занялся журналистикой, и тема «исторического детектива» меня уже мало интересовала. Эту книгу читали разве что некоторые мои коллеги по лицею и несколько близких мне людей. Кроме того, существует продолжение романа «Тень всех живых» (то самое, которое я написал по просьбе издательства. Называется - «Противоядие»). События этих двух романов разворачиваются с 1917 по 1941 годы. Предполагалось, что будет ещё и третий том, и действие этой пародийно-исторической эпопеи завершится в 1953 году. Но третьего тома уже точно не будет. Однако шесть частей, составляющие два романа, написаны. 1 часть - события накануне Октябрьской революции. 2 часть - Гражданская война, 1919 год. 3 часть - конец НЭПа, 1926 год. 4 часть - коллективизация. 5 часть - лето 1935 года, Ленинград. 6 часть - весна 1941 года (действие происходит на территории только что присоединённой Эстонии). Многое будет опубликовано в «Городской среде».

Автор.

 

ТЕНЬ ВСЕХ ЖИВЫХ

Часть пятая

ФАЛЬШЬ-БРОСОК

                                                                            27

 

        Письмо от Скатова пришло в день взятия Бастилии, но написано оно было на чистом русском языке. Глеб пришел на почту под вечер и востребовал его. И тут же, не выходя из здания, два раза перечитал. После чего письмо порвал и при первом же удобном случае уничтожил обрывки. Опасался, что письмо попадет в руки чекистов. То, что писал Скатов, не составляло тайны. Таинственен был сам Никита Андреевич, лет пятнадцать уже живший под новой фамилией. Становиться виновником разоблачения бывшего судебного следователя Глеб не желал.

      Скатов  упоминал об одной истории, произошедшей в пятнадцатом году. Возле духовного училища с утра пораньше обнаружили  тело молодой женщины. Она была

задушена  и ограблена. Ее опознали и похоронили. Незадолго до этого она приехала в Псков из Костромы. А через три недели после убийства ее видели на вокзале. Это можно было бы посчитать  недоразумением. Но спустя два дня сразу несколько человек  встретили покойную, и снова на вокзале.

     Скатов как человек трезвомыслящий,  немедленно отмел версию о воскрешении, которую выдвинуло начальство, и распорядился  организовать на вокзале наблюдение.

Еще через два дня «покойная» была задержана. Ею оказалась родная сестра убитой. Жила она чуть ли не на Урале, но по странному стечению обстоятельств как раз в эти дни

переехала в  Псковскую губернию. Отношений с родной сестрой не поддерживала лет пять и о ее смерти узнала в полиции.

      Правда, возникло подозрение, что она имеет какое-то отношение к убийству. Но доказать ничего не удалось.

 

     Никита Андреевич выводов  не делал. Но Глеб намек понял. Если сестру переделать в брата, дать ему фамилию «Трунов» и поселить в Ленинграде, желательно поблизости от Варшавского вокзала.... А потом направить к нему брата или просто человека, немного на него похожего.... После чего убить обоих и тело одного спрятать. Тогда загадка будет разгадана.

     Оставалось всего лишь узнать - был ли у Трунова брат?  И если был, то что с ним сейчас?

 

     Глеб заглянул домой к Кускову. Кто как не Александр Федорович  мог знать что-нибудь о брате Трунова.

      Коллекционер встретил Глеба настороженно:

      - Разве мы договаривались о встрече?

      - Считайте, что договаривались.

      - Извините, но мне как-то странно...

      - Александр Федорович, давайте без долгих вступлений. Вы же сами затеяли все это.

      - По-моему, я уже признал свою вину. Нервы, знаете ли...

      - А, по-моему, этого недостаточно, чтобы отойти в сторону и ни во что не вмешиваться. Мне надо задать вам всего лишь два-три вопроса. 

     - Если бы вы служили в уголовном розыске или кое-где еще, то могли бы с полным правом задать и больше. Но вы там не служите.

     - Если бы я там служил, вы бы не обратились ко мне за помощью.

     - Теперь я в помощи не нуждаюсь.

     - Кроме вас, в мире есть и другие люди.

 

     Наконец, Кускову надоело препираться, и он согласился ответить на вопросы.

     - Вот и отлично. Меня интересует - был ли у вашего приятеля Трунова брат?

     - Брат?  Причем здесь его брат?

     - Вы вначале ответьте.

     - Был. Наверно, и до сих пор есть. Я с ним  мало знаком. Точнее, видел его однажды. Он работал где-то на севере. Но где он сейчас - никто не знает. На похороны он не приехал. Его зовут, его зовут.... Да, его зовут  Александр.

      - Вы бы не могли описать - как он выглядел.

      - Высокий, рыжеволосый...

      - То есть, похож на брата?

      - Не совсем. Спутать невозможно.

 

      Рябинин подумал, что Кусков, может быть, и не спутал бы, потому что видел до этого обоих.  А вот тот, кто с братьями раньше не встречался, обмануться  мог очень даже легко. Глеб в полумраке подъезда подробно мертвеца не рассматривал. Он запомнил главное. Высокий и рыжий. Этого ему вполне хватило.

      - Это все, что вы хотели узнать? - изумился Кусков, когда увидел, что Рябинин собирается уходить.

      - Да. А вам этого мало?

      - Мне не очень понятно - причем здесь брат?  Он что, имеет какое-нибудь отношение к убийству?

      - Александр Федорович, мне, в отличие от вас, скрывать нечего. Поэтому я скажу прямо - не знаю. Но очень хотел бы узнать.

     - Это правда, что арестован дворник, который обнаружил тело?

     - Правда.

     - Подумать только... - Кусков отхлебнул воды из графина. - Что творится.

 

     Рябинин не намерен был слушать вздохи  коллекционера. Они не представляли для него никакой ценности.

    

 

Продолжение следует

 

 

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий