Архив
2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016 2017 2018 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
41 42 43 44 45 46 47 48 49 50
51 52

информация
Пишите нам:
gorgazeta-pskov@yandex.ru

Тепло зимы

Александр ПотресовСтарые троллейбусы на Невском проспекте, профиль старого автомобиля «москвич»,  ленинградцы в зимнем Екатерининском саду... На фотографиях прошлое тысячелетие, середина прошлого века. И одновременно это наше недалёкое прошлое, от которого даже не все успели отвыкнуть.

«ПУСКАЙ МОРОЗОМ ДЫШИТ ЛЕТНИЙ САД...» («Псковская губерния»)

Летом зимние фотографии смотрятся иначе, чем зимой. Особенно, если они сделаны полвека назад

«Пускай Неву пургою замело,
Пускай морозом дышит Летний сад.
В глаза ты мне глядишь, и мне тепло, светло,
Мой Ленинград, мой Ленинград».
Припев песни «Зимний Ленинград» из репертуара Леонида Утёсова, слова: В. Брянский.

Первым делом, для воссоздания подходящего настроения, пришлось искать старинные записи Georg Enders Orchestra. Дело в том, что в представленном в Центральной городской библиотеке города Пскова книге-альбоме «Ленинград нашего детства» кроме чёрно-белых фотографий 50-60- годов прошлого века имеются ещё и комментарии, пояснения и текстовая советская реклама, в том числе и реклама ленинградской гостиницы «Астория». Оказывается ресторан там работал с 3 часов дня до 3 часов ночи. Попасть туда со стороны, конечно, мог не каждый. В то время, если верить рекламе, в ленинградском ресторане ежедневно выступал шведский джаз-оркестр Георга Эндерса.

«Отец снимал уходящую натуру»

Прошлым летом здесь же в читальном зале московский писатель Владимир Потресов презентовал  книгу-альбом «Псков нашего детства».* Тогда для написания статьи потребовались записи итальянца Гуальтиеро Мазиано, два вечера подряд в январе 1958 года певшего в Псковском областном драматическом театре им. А. С. Пушкина. Ретро-фотографии требуют особого настроя, погружения в эпоху.


Владимир Потресов ещё раз напомнил пришедшим на презентацию книги и на открытие выставки фотографий Александра Потресова, как возникла идея серии книг про «города нашего детства». По его словам, «проект получился случайно».Потресов


Свой первый фотоаппарат Александр Потресов получил в подарок от отца в 1913 году. В год столетия фотографа - в 2002 году - в Москве устроили выставку Александра Потресова «Гибель Арбата», на которой были фотографии домов, снесённых при строительстве Нового Арбата. «Этот Арбат многие забывают и путают с нынешней улицей Старый Арбат, - с сожалением произнёс Владимир Потресов. - Отец снимал уходящую натуру». Позднее на основе тех фотографий издали книгу «Арбат нашего детства». Потом ещё одну книгу - в другом оформлении. Одного тиража оказалось недостаточно. Пришлось повторить.


Было решено двигаться в этом же  направлении. Так возникла целая серия книг. Её открыла книга «Москва нашего детства». Затем появилась книга «Псков нашего детства». Всё это - иллюстрации времени, которое называют «оттепелью».


Несколько десятилетий Александр Потресов был фотографом-любителем. («Профессионалы гордились своим профессионализмом, а любители гордились своим любительством»). С фотографией было примерно то же самое, что и с песней - официальной эстрадой и набиравшей силу авторской песней. Иногда авторы-исполнители выходили на профессиональную цену.

ПотресовТолько в 50-е годы Александр Потресов стал профессиональным фотографом. В 1962 году возглавил секцию пейзажа знаменитого московского фотоклуба «Новатор», созданного при Доме культуры строителей «Новатор». После смерти Александра Потресова в 1972 году  оказалось, что в домашнем архиве хранятся десятки тысяч негативов. Как теперь выясняется, примерно 120 тысяч. Но на выставке в Пскове представили по-настоящему ручную работу, которую Александр Потресов довёл до логического завершения: напечатал.


Фотографии Александра Потресова называют «тёплыми». Даже те, что сделаны в холодном зимнем Ленинграде. «Тёплые» фотографии - понятие субъективное. «В них больше жизни, чем в новых, цифровых фотографиях», -  говорилось на открытии выставки. Возможно, такой эффект возникает, потому что фотограф, ограниченный количеством кадров на плёнке, иначе относился к каждому кадру. Плюс ручная печать. Но не менее важно, что именно снимает фотограф. Какие на снимках дома, люди, пейзажи... Многие дома до наших дней не дожили. Либо разрушены, либо выглядят иначе. Что-то лежит в руинах, а что-то переделано-перекрашено и напоминает красочную декорацию. Городские пейзажи портит вульгарная навязчивая уличная реклама и потоки автомобилей. Но есть возможность взглянуть на город, в котором всего этого ещё не было.


Книг о Ленинграде середины прошлого века будет две. О зимнем городе и о летнем. Летние и зимние снимки не сочетались. Владимир Потресов объяснил: «Город белых ночей и чёрных дней - разный».  В будущем появится книга о «пригородах» Ленинграда и Москвы. Особенно интересно взглянуть на Подмосковье - Истру, Можайск, Звенигород, Волоколамск. Подмосковье не было ещё так застроено небоскрёбами (и завалено мусором на свалках). Теперь же «полностью изменился зрительный ландшафт». Постепенно что-то похожее происходит и с землями вокруг Петербурга. Одно только наступление жилого комплекса «Планетоград» на Пулковскую обсерваторию чего стоит.

 «Вот этот дом почти умеет пользоваться речью...»

Часто редакторам, 50 лет назад отбиравшим фотографии для журналов, было важно одно, а нынешним посетителям выставок и читателям книг - совсем другое. Фотографы старались, чтобы случайные прохожие не «испортили» кадр. А теперь смотришь в первую очередь на людей. В Петербурге, к счастью, многие дома и мосты сохранились. Их можно увидеть и сфотографировать прямо сейчас. Но всё что вокруг - теперь другое. Вывески, витрины, автомобили, одежда людей, их лица...


Как писал Маршак в стихотворении о Ленинграде: «Всё то, чего коснётся человек, // Приобретает нечто человечье. // Вот этот дом, нам прослуживший век, // Почти умеет пользоваться речью...» Некоторые дома стоят и ругаются. Другие, наоборот, декламируют возвышенные стихи. Третьи бубнят себе под нос что-то неразборчивое. С мостами происходит то же самое.

Александр Потресов, начавший фотографировать архитектурные сооружения в то время, когда это ещё не вошло в моду, о людях тоже не забывал. Они-то, эти фотографии в книге «Ленинград нашего детства», - самые интересные. К примеру,  фотография «Туристический ночлег в Ленинградской школе», 1967 год. Туристы плечо к плечу спят на полу. Это выглядит, словно содержимое приоткрытой консервной банки «Завтрак туриста». А на соседних страницах советская реклама полувековой давности. Оказывается, в Ленинграде в 1970 году можно было зарегистрировать билет и сдать багаж в городском аэровокзале (Невский пр., 7) за час до отправления самолёта.


Фотографии в книге чередуются с рекламой лучших пивных «Пивторга» («комфортабельно, комфортно, уютно»), рекламой «Образцового магазина высококачественных сиропов собственного производства», «Образцовой бутербродной на  проспекте 25-го Октября». Похоже, всё, что рекламировалось, носило название образцового. А всё что не образцовое, то не рекламировалось.


Или посмотреть на рекламу клуба МВД на Харьковской улице (45 тысяч библиотечных книг, биллиардная, танцевальный зал, курсы кройки и шитья, шахматно-шашечный клуб, выездные концерты в Малом и Большом залах, литературные вечера...) И тут же фотография «Оседлаю я горячего коня...» с весёлой  компанией на фоне Медного всадника. Название - строка из песни  «Терская походная» на слова Алексея Суркова (музыку для этой казачьей песни, вошедшей в репертуар Леонида Утёсова, братья Покрассы позаимствовали из еврейского фольклора).


На следующих страницах фото ленинградских мостов. Вот Лебяжья канавка - Верхний Лебяжий мост в 1963 году, вот Кронверкский пролив - Иоанновский мост каким он был в 1962 году (до установки фигурки зайца остаётся несколько десятилетий).


На открытие выставки пришёл известный псковский художник, у которого особые взаимоотношения с Ленинградом-Петербургом. Он был в этом городе всего несколько часов - в далёком 1984 году. Приехал на Варшавский вокзал (тогда поезда из Пскова прибывали именно туда), сходил в Эрмитаж и Петропавловскую крепость, «увидел имперскую мощь, запрыгнул в поезд и больше никогда в Ленинград-Петербург не приезжал».Потресов


Действительно, бывают люди, которых Петербург не вдохновляет и кажется искусственным городом, построенным не для людей, а для царей. Но по фотографиям Александра Потресова этого не скажешь. В том же самом стихотворении Маршака сказано: «А там ещё живёт петровский век  // В углу между Фонтанкой и Невою... // Всё то, чего коснётся человек, // Озарено его душой живою...»


Ленинград Александра Потресова не подавляет и не заставляет ходить строем. Таким, наверное, и должен выглядеть город чьего-то детства.

 

*А. Семёнов. Золотая середина прошлого века // «ПГ», №28 (850) от 26 июля-01 августа 2017.
http://gubernia.pskovregion.org/society/zolotaya-seredina-proshlogo-vek
a/

 

 

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий