Банановый Джо

Егор Гайдар16 декабря утром только я вышел из дому, только пошел на завод, как меня догоняет весьма упитанный и ухоженный господин в штатском. Я сразу понял, что это – борец с экстремизмом. Очень уж он отличался от простых милиционеров, замученных работой. Мол, пройдемте, господин Есенов, сейчас обыск у вас делать будем.

Что же, отвечаю, всегда готов. Санкция есть или так, по заказу Родины действуете? Санкция нашлась. Из этой бумаги я понял, что милиция подозревает, что у меня в доме может храниться экстремистская литература (разве может человек, читающий только правильную партийно-правительственную прессу и смотрящий программу «Время», писать такие вредные статейки!). Ну и судья, как верноподданный гражданин, не мог отказать в такой важной просьбе.

В общем, провели шмон на хате, изъяли кучу газет и брошюр (некоторые еще прошлого века). Сам я их пока не заинтересовал, так что тюремный чемодан в данный момент не пригодился. Закончив «работу», слуги Государевы (так они сами себя называют в своих газетах) сели в свои «газели» и отбыли в Псков, а я пошел на работу.

Прихожу в цех, там мужики посмеиваются – ну что, боком вышел тебе этот пикет против развала армии и министра обороны? (У нас любят посмеяться – чтобы не плакать. Так в старину смеялись на тризнах славяне и скифы, презирая смерть). Тем более что никто из военных к пикету даже близко не подошел. «Нашел, за кого вступаться, эти алкаши сейчас деньги получили и пропивают, к весне половина из них ноги протянет от водки, туда и дорога. На фига такая армия, которая себе не может защитить, нужна!» В общем, это наш милый рабочий юмор.

А примерно через час подходит ко мне слесарь – «Талгат, по радио передали, что Егор Гайдар сегодня помер. Да, тот самый…» Таким образом, этот день – 16 декабря – получился для меня запоминающимся вдвойне.

Господин Дефицит

Как ни странно, эта новость не вызвала особой радости, хотя лет десять назад весь цех бы ходил на ушах от счастья. Много уже лет прошло, былая ненависть к этому персонажу сменилась полным безразличием. Все поняли, что никакой властью Гайдар не пользовался и даже в список хозяев нашей страны он совсем не входит.

Даже «киндер-сюрприз», господин Кириенко, и тот сумел лучше него устроиться в политической жизни. В начале 90-х годов правительство Гайдара сделало свое дело – и по окончанию его было выброшено на помойку. Так, типичные «мальчики для битья». Страной правили совсем другие люди, которые наняли их для особо грязной работы, чтоб самим не мараться.

Как сейчас помню – заводское собрание в 1992 году. В ту пору, когда власти прикидывались «демократами», они иногда терпели народные сборища. Выступает директор завода. Так, мол и так, что это за фигня (он выразился конкретнее), работали «по рыночному» три месяца и оказались в полной (ну, скажем, яме)! Сырье покупаем – платим, сколько сырьевики потребуют, а они мировые цены заламывают! А как нашу готовую продукцию продавать – так это только по старым, советским ценам, по рыночным не моги. Расходы у завода стали рублевые, а доходы копеечные! Три месяца поработали по новому, и полученной прибыли хватило только на то, чтобы оплатить за пользование канализацией! Весь завод работал на одно (ну, скажем, дерьмо)! Скоро оборотных средств у предприятия не останется! Это диверсия, это вредительство!

Да, это была именно диверсия, о которой столько лет визжали советские генералы из «органов». (А когда пришли реальные диверсанты – устроились в их фирмы начальниками служб безопасности). Как в притче про пастушка, изводившего народ ложными криками «волки, волки» - настоящие волки пришли, но никто в это не поверил…

То, что учинило правительство Гайдара, было классическим разгромом советской промышленности. Её привязали к двум согнутым березам - «рыночным ценам» и «фиксированным ценам» - и разорвали на куски.

Знал ли Гайдар, что творил? Я уверен, что знал. Если бы он сделал все цены рыночными, народу тоже пришлось несладко, но жизнеспособные предприятия могли  выкарабкаться. А так они не имели даже теоретических шансов на выживание и вскоре попали в кабалу сырьевиков и финансистов.

Вот и на нашем заводе очень скоро кончился оборотный капитал, а кредиты банки давали только под бешеные проценты. Директор пал духом и сосредоточил все усилия на собственном обогащении, а его окружение ни в чем ему не уступало. Потом пришлось продать на металлолом новую японскую технологическую линию, поработавшую всего месяц. К чему она, если нет заказов? Потом заводу поставили ультиматум – либо его деньгами будет распоряжаться один самовзрывной банк из Пскова, либо рабочие зарплат больше никогда не увидят. Надо было видеть, с каким презрением мельчайшие банковские клерки выдавали нам деньги! Банк, как и следовало ожидать, вскоре лопнул, кто-то загреб деньгу, а завод остался вообще без гроша. Жизнь на предприятии прекратила течение своё…  И постигла та участь всю советскую промышленность.

Знаете, в советское время мы негодовали по поводу всевозможных дефицитов. То дефицит тетрадок, то шампуня, то носков. Вечно чего-то не хватало. Все понимали, что таким образом торговая мафия делает себе состояния, укрепляет свои позиции. Но теперь, под маской «рыночного изобилия» и «свободной торговли» (очереди в магазинах и вправду исчезли) наступила эпоха глобального Супердефицита – дефицита денег.
 
Егор и его команда

Нищий человек не может быть свободным, и потому все вопли «молодых реформаторов» о «демократии» вызывали у народа приступы ярости. И хотя борьба за демократию (реальную) даже не начиналась, само это слово было дискредитировано на много лет вперед. И решающую роль в это внес лично Егор Тимурович.

А кем же были эти самые «мастера разговорного жанра», так претенциозно именующие себя «демократами»? А никем. Политическими Хлестаковыми. Никакой реальной властью они никогда не обладали, и обладать не могли. Просто во времена Горбачева, когда решалось, как дальше будет жить страна, обострилось извечное наше противостояние промышленников и сырьевиков. Вопрос этот был старым, еще Витте (премьер при Николае II) писал о сырьевиках как о силе, способной остановить все развитие России (сам Витте лоббировал интересы железнодорожников).

Временное Правительство капитулировало перед сырьевиками полностью – и поставило этим самым себя против народа, и было им сметено. Теперь нечто подобное повторилось на исходе двадцатого века – и у народа уже не было сил противостоять этому.

Так вот, сырьевикам развитие промышленности было как нож острый! Их извечная мечта – свободный вывоз сырья за рубеж, отечественная промышленность для них враг номер один. Если встанут заводы, то вся добыча полезных ископаемых пойдет за кордон, за свободно конвертируемую валюту…

«Мастера разговорного жанра» показались подходящей кандидатурой для этого. «Полезные идиоты», по выражению Ленина. То, что в дело вмешался Запад – это тоже несомненно. В гнилом корпоративном обществе типа позднесоветского, где разные кланы грызутся между собой (но их силы примерно равны), даже самая малая поддержка извне системы может играть решающую роль. (Поганой корпорации, кругом видящей врагов, просто невозможно отказаться от нее). В общем, система пребывала в состоянии шаткого равновесия, и достаточно было мухе усесться на одну из гирь, как она шла вразнос. (Это давняя российская традиция – не зря немцы так усердно дестабилизировали Россию в Первую мировую войну, но даже не помышляли об аналогичных действиях против Франции или Англии).

Запад предал Горбачева, поскольку он топтался в раздумьях, и сделал ставку на «полезного идиота» Ельцина. Дальнейшее общеизвестно. Ликвидация промышленности, гиперинфляция, рост народного недовольства. Милейший Гавриил Харитонович Попов, первый «демократический» мэр Москвы, вошедший в историю идей легализации взяток, оказался совершенно недееспособным руководителем и был вынужден уступить этот пост Лужкову.

Правительство Гайдара смело можно было назвать вторым Временным – оно могло только разрушать. Чем занимался в ту пору Анатолий Собчак, мэр Петербурга, мог бы сказать Владимир Владимирович Путин, служивший в его аппарате, но, конечно, этого он не сделает. Лишь один Анатолий Чубайс ухитрился политически дожить до нашего времени, но злые языки болтали о его связях с пресловутой ельцинской «Семьей»…

Окончательно дискредитировав себя и демократию, правительство Гайдара пало, и было заменено черномырдинским. Наступила новая эпоха – пресловутого красно-малинового, квадратно-кирпичного «прагматика» из так называемых «красных директоров». (Я, если буду на свободе, обязательно напишу об этих «красных» и назову статью «Партия измены»). Но к нашей сегодняшней теме это не относится.

А как же сам Егор Тимурович? А никак. Мавр сделал своё дело – мавр может уходить. Он был всего лишь наемником, обслуживавшим клановую систему, но не был человеком этой системы. Когда выбросили, никто и слезинки не пролил, ни поместьем не пожаловал. (Даже «оппозиционеру» Руцкому пожаловали область «на кормление», а Гайдару – шиш!) Дьявол всегда сулит златые горы, а расплачивается битыми черепками. Но Гайдар это понял не сразу. Он пытался остаться на плаву. Менял «убеждения», менял «взгляды». Все напрасно! Никто не хотел мараться /…/. Кажется, в конце концов, он понял это /…/.

«Человек углеводородной эры», или банановый Джо

Я редко включаю телевизор, но зато каждый раз попадаю на что-нибудь комически-политическое. (Хотя, может быть, его там показывают постоянно, просто я не вижу). Вот и недавно господин Познер на экране проливал реки слез по поводу смерти Егора Тимуровича. Было ужасно смешно, особенно мне, помнящему и покойного, и самого Познера начала 90-х годов. Лишь семья Гайдара не повелась на дешевый «базар» Останкино – прах первого «демократического» премьера России будет кремирован, потому что русская земля не будет ему пухом…

Вообще-то о покойных принято говорить или хорошо, или ничего, но Гайдар был не частным лицом – его действия лишили будущего Россию и привели русский народ на грань физического вымирания. Более того, его курс (под другой раскраской) продолжается до сих пор и является причиной ползучей деградации власти: олигархия вообще крайне неустойчивая структура, склонная к сползанию в фашизм. Что же дал России Егор Тимурович?

Из «ящика» раздается ишачий рев – «Россия – все под контролем! Человек углеводородной эры!» В кругах, где я вращаюсь, этого «человека» зовут «банановый Джо». Вы обиделись «за Державу»? Напрасно. Давайте проведем эксперимент. Мысленно удалите из своей квартиры все импортные вещи, оставьте только сделанные в России. Так, первым делом телевизоры долой. Потом – мобильные и большую часть шнуровых телефонов. Потом – видики, плееры. Не забудьте про фотоаппараты. Про кухонную утварь. Китайские люстры тоже долой. И китайские транзисторы. Наручные часы проверьте. Кстати, а где сшита ваша рубашка, не в Белоруссии ли? А ваша обувь?

Итак, после такого эксперимента многие останутся голыми, потому что и трусы их сделаны в Польше. И это будет реальный вид современной России на международной арене. Реальный, а не тот, что показывают телевизионные хохмачи. Банановый Джо в травяной юбке. Республика Анчурия из повестей О. Генри.

Страна, где численность армии довели до 900 тысяч человек, а численность одной только милиции приближается к трем миллионам (и это без учета внутренних войск!). Классическая сырьевая деспотия, даже не помышляющая об отпоре внешним врагам, но зато видящая врага внутреннего («экстремиста») во всяком честном человеке. Латинская Америка 50-х годов прошлого века! А ведь в 1960-м году Россия могла произвести все – то есть была вполне на конкурентоспособном мировом уровне.

Покойный Егор Тимурович, Россия Вас не забудет. Подобно Ельцину, Вы избежали суда народа, но Вам не уйти от суда Истории. И то, каким будет приговор, Ваша родня знала еще при Вашей жизни.

* Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

Талгат ЕСЕНОВ
 
 
Фото: 5an.ru
  

Талгат ЕСЕНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий