Архив
2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016 2017 2018 2019 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
41 42 43 44 45 46 47 48 49 50
51 52

информация
Пишите нам:
gorgazeta-pskov@yandex.ru

Пока не перевернётся

ЗахароваКризисы так называемого патриотизма периодически случаются. Так было, например, в конце восьмидесятых. Большинство граждан СССР после десятилетий «железного занавеса» и цензуры вдруг поверили, что у нас всё плохо, а у них всё хорошо. На фоне талонной системы и межнациональных войн поверить в это было легко. Сегодня подобный кризис «патриотизма» невозможен.Обвала нет, но есть некоторое разочарование. Вражеский Запад по-прежнему держится (из последних сил?), с экономикой России неблагополучно, отделившаяся от Украины часть Донбасса почему-то всё ещё не расцвела... Наиболее яростные «патриоты» начинают роптать.

Редакция.

КРИЗИС РУССКОГО ПАТРИОТИЗМА

В связи с делом Скрипалей русский патриотизм столкнулся с одним из самых серьезных своих испытаний. С одной стороны, русский патриот продолжает верить в право отечественного меча наказывать врагов Родины (коими являются все, кто предпочитает Родине заграницу, а сыру «Российский» - пармезан французский) и чувствует «производственную необходимость» донести этот месседж до враждебного западного мира. Хоть полонием, хоть «Новичком», а хоть бы и топориком, как Меркадер. А с другой стороны, он не может выйти из образа всечеловека, повернутого к миру исключительно гранями гуманизма, гениальности и правды.

Так, одна моя хорошая приятельница, преподавательница иностранных языков, искренне уверяла меня, что европейские аборигены до сих пор встречают «русиш туристо» с искренним восторгом (так и было сказано - «с восторгом»), каждый раз превращая этот rencontre чуть ли не в антикапиталистическую и антиамериканскую манифестацию. Что же касается критики России, которой переполнено медиапространство, то это, очевидно, по ее словам, навет профессиональных политиков, лживой прессы и подкупленных печенюшками либералов. Простой же люд желает России одних успехов, видя в ней противоположный Западу полюс истинной духовности. (Поэтому как увидят русского, а ну его качать и подбрасывать! И вся улица поет «Катюшу».)

Честно скажу, не видел подбрасывание русского. Но это двуединство противоположностей - подкрасться и замочить, и тут же сделать вид, что готов обниматься, делясь последней коркой хлеба, - реальная национальная черта, которая только на западный манер может быть квалифицирована как когнитивный диссонанс или же запущенная психопатия. Для русского же это традиционная «жизнь с подмигиванием». Советское, а, может быть, и досоветское двоемыслие. Причем подмигивание адресовано не только соотечественникам, которые в силу обстоятельств становятся членами тайного братства подмигивающих, но и с подмигиванием себе же. Потому что в обоих случаях подмигивающий абсолютно искренен. И вознося на пьедестал Кровавую Диверсию как проявление Подвига Разведчика, и когда борется (в основном, на словах) за мир во всем мире. И когда выбирал Лугового в Думу за геройство с чайными пакетиками, и когда отбивался вместе с ним от клеветнического, как ему казалось, осуждения врагов, «не веря», что русский человек способен на такое коварство.

Подмигивание при этом, очевидно, выполняет функцию не только по-детски скрещенных за спиной пальцев, разрешающих любое манипулирование моральным критерием, но и некоего триггера или переключателя программы передач. Мигнул раз - вот вам Подвиг Разведчика. Мигнул второй - мы за мир во всем мире. Несколько лет назад через дверь мне показали Лугового в думской столовой. Он одиноко сидел в углу и пил свой чай. «А ведь с ним никто не садится», - подмигнув, сказали мне. И было это сразу же после сеанса восхвалений героя тайного фронта. Триггер, как и было показано.

Между тем, постоянная необходимость отрицания того, чем гордишься, похоже, разъедает коллективное «я» патриотического россиянина. Вот взять хотя бы последнюю историю. Два героических наших соотечественника прибыли в Англию с миссией, эффективно побрызгали там «Новичком» и действительно чуть не отравили предательского перебежчика, во всяком случае, знатно его проучили. Получилось как в анекдоте про хозяйку, которая попросила неких бичей свинью зарезать. Те потом ей говорят: «Убить не убили, но проучили». Затем «наши» быстро по-английски, не прощаясь, удались. Им бы медали, да что-то чуднЫм англичанам не понравилось, что у них в стране промышляют боевыми отравляющими веществами. Притом, что никто ж особенно и не пострадал. Поскольку не на всех же англичан разбрызгивают.

Разбрызнули, и это правда, исключительно на бывшего российского разведчика, который в некотором смысле является неотчуждаемой собственности российского государства. А этот негодяй в коме полежал, да и вышел. Дочка его в коме тоже полежала, а потом еще краше стала, когда давала интервью. Так что никто не пострадал. Если кто и погиб, так это «кот, хомяк и наркоманка», - сообщает интернет-газета «Взгляд» с интонацией: «Граждане дорогие! Да, о чем ж тут гутарить? Не будем же мы из-за какой-то наркоманки ссориться!»

По-моему, логично. Отбрили, так отбрили. Но вот беда, мученическая гибель кота и хомяка с образом русского всечеловека не очень вяжется. Особенно, кота. Ведь у многих есть коты. Либеральный публицист Иван Давыдов, например, начинает многие свои посты рефреном: «Всем¸ конечно, хочется знать, как живут мои коты». Поэтому опять включается механизм кризиса патриотического «я». Вместо того чтобы награждать героев и проходить на Первомае по Красной площади колонной отравителей, приходится на всех уровнях подчеркивать абсурдность такого геройства. Мол, не нужен нам этот Скрипаль! Да, если бы мы хотели, то всю б Англию потравили¸ а она целехонькая! И изображать непонимание, чего они к нам из-за эдакой ерунды докопались.

Непонимание изображают как толстомордый Небензя, так и а-ля «я простая глупая баба» гламурная мидовка Маша Захарова в желтом платьице. Непонимание изображают кремлевские публицисты, наверняка, испытывая при этом глубокую душевную боль. Ведь вместо того, чтобы отнекиваться, правильней было бы прямо подчеркнуть: вставшая с колен Россия вправе брызгать куда хочет, направо и налево.

Однако все они понимают и другое, вставание с колен - это не стояние столбом, надо что-то и делать капиталоемкое, товарное. Или, если сказать еще лапидарней: вставание с колен - вам не пенсии украсть.

Иными словами, у кризиса патриотизма все-таки есть объективная подоплека, и связана она с тем, что у геройства нет трофеев, которые обычны при геройстве. Где, спрашивается, разграбленные города врага и изнасилованные иностранки? Где идущие в метрополию составы с хабаром? Где хотя бы стыренный джинсовый заводик?

Эту мысль честно и откровенно высказал патриотический трибун Виктор Алкснис.

.Как отмечают аналитики, сказал он в интервью газете «Свободная пресса», после подъема социального оптимизма в 2014-2017 годах, вызванного присоединением Крыма, почему-то наступила... жопа. (Не дословно так сказал, но смысл довольно прозрачен.)

Тогда как ожидалось ведь совсем другое. Не «жопа», а «оптимистичное». Присоединение Крыма должно было по идее открыть парад присоединений: Украины, стран бывшего Советского Союза и дальше, дальше, вплоть до Солсбери. Если бы Солсбери присоединился к России, никто бы и слова не сказал против того, что там бродят Петров и Бошаров с «Новичком». И везде чтоб были репарации, контрибуции и дистрибуции. А вместо этого явно какая-то чепуха получилась. Присоединенный Крым сам почему-то потравился. Пенсии украли. Рубль уронили. На Россию наложили санкции. Скоро православная церковь рассыплется. Если кого и догоняем теперь, то не Португалию, как планировали лет восемнадцать назад (перепроверил себя и сам поразился: 18 лет назад эту чушь сказали!), а Северную Корею. И есть много чего за то, что... ее догоним.

Еще один хороший образ предложил С. Кургинян в самопальном видео. Обычно мы не цитируем этого экстравагантного деятеля театральных искусств и политического консалтинга. В основном, опасаясь за психику читателей. Но уж очень точный образ у него получился. И у сломанных часов два раза в сутки получается быть точными. Итак, где-то он купил игрушечную машинку и два часа катал ее по столу перед камерой, горестно вздыхая. И каждый раз она у него опрокидывалась. «Как же мы будем бороться с Западом, - трагически резюмировал он, когда решил, что образ наконец дошел до патриотического зрителя, - если у нас машинка переворачивается?»

Как, как... Вот так и будем. Пока страна не перевернется.

Ежедневный журнал

Сергей МИТРОФАНОВ

 


Имя
E-mail (опционально)
Комментарий