Архив
2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016 2017 2018 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
41 42 43 44 45 46 47 48 49 50
51 52

информация
Пишите нам:
gorgazeta-pskov@yandex.ru

Противоядие VII

Тень всех живых(Продолжение. Начало в №№ 441-446).Светло-серые глаза Сийма Пури блеснули. Он попытался на прощание еще раз пожать руку Глеба. Но тот умело отклонился. Он готов был рисковать. Однако риск должен быть оправдан.Через час Глеб должен был покинуть Коонга и, несмотря на странное заявление легендарного полководца, не собирался менять своих планов. 

В №№ 298- 323 публиковалась первая часть книги «Тень всех живых» (она называлась «Царская слобода»). С № 324 по 343 номер мы публиковали продолжение: «На левом боку», а в  №№ 344-371 третья часть «Линия разрыва». С № №372 по № 396 публиковалась четвёртая часть - «Богемский крест». С № 397 по № 440 публиковалась пятая часть - «Фальшь-бросок». Действие происходило в 1935 году. «Тень всех живых», все её части, были написаны очень давно. Тогда я ещё преподавал историю и журналистикой не занимался. На гонорар от этой книги, полученной в одном московском издательстве, я купил свой первый компьютер, сканер и принтер. И продолжение, по просьбе издателей, писал уже не на печатной машинке, а на компьютере. Всё складывалось как нельзя лучше. Мне в издательстве показали обложку книги (она должна была выйти в двух вариантах - в твёрдом и мягком переплётах). Но потом всё резко изменилось. Издательство приостановило выпуск серии, в которой должен был выйти роман «Тень всех живых». Права на издание я уступил на два года, но когда стало понятно, что серия выходить не будет, издатель устно разрешил мне издавать роман там, где я пожелаю и даже прислал мне вёрстку книги. Но так получилось, что книга не издана до сих пор. Я занялся журналистикой, и тема «исторического детектива» меня уже мало интересовала. Эту книгу читали разве что некоторые мои коллеги по лицею и несколько близких мне людей. Кроме того, существует продолжение романа «Тень всех живых» (то самое, которое я написал по просьбе издательства. Называется - «Противоядие»). События этих двух романов разворачиваются с 1917 по 1941 годы. Предполагалось, что будет ещё и третий том, и действие этой пародийно-исторической эпопеи завершится в 1953 году. Но третьего тома уже точно не будет. Однако шесть частей, составляющие два романа, написаны. 1 часть - события накануне Октябрьской революции. 2 часть - Гражданская война, 1919 год. 3 часть - конец НЭПа, 1926 год. 4 часть - коллективизация. 5 часть - лето 1935 года, Ленинград. 6 часть - весна 1941 года (действие происходит на территории только что присоединённой Эстонии). Многое будет опубликовано в «Городской среде».

Автор.

 

ТЕНЬ ВСЕХ ЖИВЫХ

Часть шестая

                                                      

                                                          ПРОТИВОЯДИЕ

                                                           /весна 1941 года/

                                                                              

                                                                     7

 

     Светло-серые глаза Сийма Пури блеснули. Он попытался на прощание еще раз пожать руку Глеба. Но тот умело отклонился. Он готов был рисковать. Однако риск должен быть оправдан.  

      Через час Глеб должен был покинуть Коонга и, несмотря на странное заявление легендарного полководца, не собирался менять своих планов. Может быть, в двадцать лет его бы и вдохновил рассказ о живом мертвеце. Но с той поры он стал чуть более сдержан и не бросался раскрывать каждую тайну. Кроме того, ему было неприятно, что ему, можно сказать, навязывали встречу с Антсом-Бессонным. Причем, делали это довольно  примитивно. Мол, все хотят с ним пообщаться. Замечательно. Если все хотят, то он тем более не собирается этого делать. Надо же чем-то отличаться от других?  

      Через час Глеб не покинул Коонга. И через два ничего не изменилось. Подвода, на которой он должен был отправиться в сторону Заусениц, куда-то делась. Идти же километров десять по раскисшей дороге пешком не хотелось совершенно.

      Спустя еще полчаса выяснилось, что подвода ушла в Заусеницы без него.

      - Забыли, - виновато произнес Рууди Ныу. И развел руками.

      - Забыли?! - У Глеба возникло ощущение, что это была странная забывчивость. О чем он немедленно и заявил. К сожалению, он был лишен возможности разводить руками.

      - Странная? Почему? - ответил Рууди. - У нас постоянно что-нибудь забывают.

      - То есть как?

      - Однажды Тыну-Хромой забыл дорогу домой.

      - И что произошло потом?

      - Он основал хутор Пийт и стал там жить. Вскоре, туда переехала и вся его семья. К сожалению, я могу привести и другие примеры.

      - Почему, к сожалению? По-моему, вы испытываете из-за этого гордость.

      - У нас многие забыли, что мы много лет жили с русскими в одном государстве. И теперь очень трудно заставить людей это вспомнить. А без этого очень трудно будет ловить рыбу.

      - Почему? Разве ловля рыбы как-то связана с русскими?

      - Да. Раньше у нас не было артели, и все просто ловили рыбу. А теперь, чтобы ловить рыбу, надо быть сознательным человеком. Я несколько раз был в России и знаю, что у вас много сознательных людей. У вас даже есть колхозы.

      - Что есть, то есть, - вздохнул Глеб и с сожалением добавил: - Этого у нас не отнять.

      - Мы тоже станем такими, - начал мечтать вслух Рууди. - Но нужно время.

      - Боюсь, его у вас не слишком много.

 

      Разговоры о забывчивости не могли отвлечь Глеба от главного. Пора было покидать гостеприимную деревню. Если его забыли, то он напомнит о себе.

      - У меня в Ленинграде очень важная встреча, - начал сочинять он на ходу.

      - В Зимнем дворце? - спросил Рууди.

      - В Смольном, - продолжал сочинять Глеб.

      - Я тоже когда-нибудь буду с кем-нибудь встречаться в Смольном, - убежденно произнес активист «Красного берега».

      У Глеба не было сомнений, что это рано или поздно произойдет. Но эту встречу будет организовывать не он.           

      Чтобы не оставаться  в Коонга, Глеб решил все-таки идти пешком. Пусть Рууди Ныу будет стыдно.

      - Был счастлив познакомиться, - сказал Рябинин кисло.

      - Я тоже. Но уходить сейчас нельзя. - В глазах активиста было явное беспокойство.

      - Почему? Волки съедят?

      Рууди тяжело вздохнул и шепотом произнес:

      - У Антса-Бессонного большая семья. Они так просто не отпустят. Если пойдете пешком по дороге, то они вас остановят и приведут на свой хутор. Поэтому лучше сразу идти туда. Так будет быстрее.

      - Ну, это уж слишком! -  Рябинин начал искать - по чему стукнуть кулаком с досады. Увидел огромную бочку и осуществил свое намерение. Стало немного легче. - Был счастлив познакомиться, - повторил он, стиснув зубы.

      - Хорошо, - сказал Рууди Ныу и протянул большой нож. - Это на память о «Красном береге». До скорой встречи.

      Порывшись в портфеле, Глеб вытащил библиотечную книгу Джека Лондона, которую  читал в дороге:

      - А это вам привет из Ленинграда.   

      Часа через три он надеялся добраться до Заусениц. Заблудиться было невозможно. Надо было просто не сходить с дороги. Да если бы дороги и не было, то это все равно ничего бы не изменило. Путь его лежал вдоль Белого озера.

      В последний раз окинув взглядом деревню, Глеб пешком отправился в Россию.

      «В этом даже что-то есть, - думал он, ступая по лужам. - Ноги сами несут. Родина зовет. Хотя.... Теперь мне и Коонга - родина. Эх, если бы Сийм не рассказал, что все норовят увидеть Антса, то я бы спокойно переночевал и завтра с утра уехал бы. Второй раз не забыли бы».

      Но сожалеть было поздно. Упрямство  звало Глеба вперед.

      Темнеть стало раньше времени. По всем подсчетам он еще часа полтора должен был идти, зрения не напрягая. Но тут что-то произошло с небом, и ночь спустилась, как будто дело происходило не на Белом озере, а  на юге, летом.

      Смутить Глеба это не могло. Он и не такое повидал.

      Потом начался дождь, изредка переходящий  в снег. Кепка и поднятый воротник пальто не слишком спасали. Над озером, которое просвечивало из-за деревьев, поднялся ветер, с каждой минутой все сильнее. Но зато это отвлекало от странных мыслей, которые непонятно откуда взялись. Он думал об Антсе-Бессмертном,  разгуливающем по лесам. И о его семье. Причем, перед глазами они представали  в образе свиней. Ведь именно из-за больных свиней  Сийм Пури совершил свою вылазку на хутор.

      Глеб никогда не был склонен к мистицизму. Наоборот, он часто высмеивал всяческие отклонения от критического реализма. И тут проявил неожиданную слабость.

      Пронзительный ветер был призван охладить мозги и привести Глеба в норму. Но это не помогло. С каждым новым шагом, проклятые свиньи становились все больше. Они выглядывали из-за каждого куста. Некоторые из них даже издавали  характерные для них звуки. В общем, путь из Коонга в Заусеницы, и без того не доставлявший удовольствия, за полчаса довел Глеба до болезненного состояния. Хоть обратно поворачивай.

       И вдруг, все свиньи исчезли. Не успел Глеб этому обрадоваться, как на смену им  пришли существа несравненно более опасные. Их было меньше, чем свиней, но вполне достаточно для того, чтобы сбить человека с избранного пути.

Продолжение следует  

 

 

 

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий