Архив
2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016 2017 2018 2019 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
41 42 43 44 45 46 47 48 49 50
51 52

информация
Пишите нам:
gorgazeta-pskov@yandex.ru

Противоядие IХ

Тень всех живых(Продолжение. Начало в №№ 441-447). Из темноты вынырнул кто-то, очень похожий на человека. Лица Глеб разглядеть не смог и  не успел  одновременно. Не успел потому, что с другой стороны появился еще кто-то, обратив  внимание Глеба на себя. А не смог, потому что лица обоих были скрыты капюшонами.

.

В №№ 298- 323 публиковалась первая часть книги «Тень всех живых» (она называлась «Царская слобода»). С № 324 по 343 номер мы публиковали продолжение: «На левом боку», а в  №№ 344-371 третья часть «Линия разрыва». С № №372 по № 396 публиковалась четвёртая часть - «Богемский крест». С № 397 по № 440 публиковалась пятая часть - «Фальшь-бросок». Действие происходило в 1935 году. «Тень всех живых», все её части, были написаны очень давно. Тогда я ещё преподавал историю и журналистикой не занимался. На гонорар от этой книги, полученной в одном московском издательстве, я купил свой первый компьютер, сканер и принтер. И продолжение, по просьбе издателей, писал уже не на печатной машинке, а на компьютере. Всё складывалось как нельзя лучше. Мне в издательстве показали обложку книги (она должна была выйти в двух вариантах - в твёрдом и мягком переплётах). Но потом всё резко изменилось. Издательство приостановило выпуск серии, в которой должен был выйти роман «Тень всех живых». Права на издание я уступил на два года, но когда стало понятно, что серия выходить не будет, издатель устно разрешил мне издавать роман там, где я пожелаю и даже прислал мне вёрстку книги. Но так получилось, что книга не издана до сих пор. Я занялся журналистикой, и тема «исторического детектива» меня уже мало интересовала. Эту книгу читали разве что некоторые мои коллеги по лицею и несколько близких мне людей. Кроме того, существует продолжение романа «Тень всех живых» (то самое, которое я написал по просьбе издательства. Называется - «Противоядие»). События этих двух романов разворачиваются с 1917 по 1941 годы. Предполагалось, что будет ещё и третий том, и действие этой пародийно-исторической эпопеи завершится в 1953 году. Но третьего тома уже точно не будет. Однако шесть частей, составляющие два романа, написаны. 1 часть - события накануне Октябрьской революции. 2 часть - Гражданская война, 1919 год. 3 часть - конец НЭПа, 1926 год. 4 часть - коллективизация. 5 часть - лето 1935 года, Ленинград. 6 часть - весна 1941 года (действие происходит на территории только что присоединённой Эстонии). Многое будет опубликовано в «Городской среде».

Автор.

 

ТЕНЬ ВСЕХ ЖИВЫХ

Часть шестая

                                                      

                                                          ПРОТИВОЯДИЕ

                                                           /весна 1941 года/

                                                                

 

                                                                   9

 

      Из темноты вынырнул кто-то, очень похожий на человека. Лица Глеб разглядеть не смог и  не успел  одновременно. Не успел потому, что с другой стороны появился еще кто-то, обратив  внимание Глеба на себя. А не смог, потому что лица обоих были скрыты капюшонами.

      В первую секунду не было даже сил, чтобы подать голос. Если бы на Глеба набросились с оружием, он бы нашел, каким образом дать отпор. Но на него никто не набрасывался. Его осторожно взяли за руку и потянули в сторону от дороги.

      В единственной его руке находился портфель, который он от неожиданности уронил. Но портфель немедленно подхватили, не дав ему упасть в грязь.

      - Кто вы? - наконец хрипло произнес Глеб.

      Ответа не последовало.

      Тогда он предпринял попытку остановиться, перестав передвигать ноги. Но в его спину немедленно уткнулось что-то острое. После этого, ни о какой попытке сопротивления не приходилось и думать.

 

       Его вели по совершенно невидимой тропе. Когда  лицо переставал хлестать дождь - за дело принимались ветки. Два или три раза Глеб поскальзывался, но невидимая рука удерживала его от падения.

      - Объясните - кто вы такие? - вновь попытался он обратиться к незнакомцам. Но объяснений не последовало.

      Возле полноводного ручья пришлось остановиться. Один из сопровождающих отошел вправо, попробовал на ощупь бревно, перекинутое через поток. Взмахнул рукой в знак того, что все в порядке.

      В эту секунду Глеб вздумал бежать. За миг до этого ничего подобного он делать не собирался, а сейчас вдруг решил, что с него хватит. Безропотно идти неизвестно куда было не в его правилах.

      Хотя, почему неизвестно куда? Еще в деревне ему говорили, что путь все равно приведет его на хутор к Антсу. Наверно, туда его и вели.

        Но на этот раз извечное любопытство не остановило Глеба Рябинина. Увидеть таинственное место и получить объяснение того, что же здесь, в конце концов, происходит - это было, наверное, интересно. Но в этот раз Глеб предпочел остаться в неведении и  бросился прочь.

 

      Ветки хлестали по лицу в несколько раз чаще. Тьма еще больше сгустилась и сбила его с пути. Это он понял,, когда вновь оказался перед ручьем. Здесь его уже ждали прежние спутники. Вновь приставили к спине что-то, что кольнуло ему между лопаток. Молча велели двигаться вперед, через бревно.

      Запыхавшийся Глеб покорно сделал несколько шагов. Чтобы не соскользнуть - вытер о бревно подошвы. А когда восстановил дыхание, сказал как можно громче:

      - Так и быть, уговорили. Но имейте в виду - если я не приду в Заусеницы, то меня будут искать.

      Никто в Заусеницах, разумеется, не собирался его  искать. Но иначе сказать он не мог. В темном лесу среди неизвестных людей ему необходимо было верить хотя бы во что-то. Еще полкилометра по бурелому, и он бы поверил в Великую Дружбу народов. К счастью, до этого не дошло.

 

      Они пришли. Но был ли это хутор Антса? Глеб почему-то стал в этом сомневаться.

 

     В представлении Глеба Рябинина, эстонский хутор должен был выглядеть как внушительных размеров дом с крепкими хозяйственными постройками, огражденный ничуть не хуже, чем усадьбы в деревне. Но, судя по тому, что он сумел разглядеть - ничего похожего здесь не было. Какой-то допотопный шалаш и еще что-то вроде ямы или полузасыпанного окопа. В шалаш его и впихнули. Внутри было темно и едва ли теплее, чем снаружи.

      Лицом он уперся в сырую солому. Когда он соприкоснулся с ней, то почувствовал, что вот-вот сам превратится во влажную соломинку. И это будет еще хорошо. По крайней мере, он честно это заслужил. В первую очередь - своим упрямством, от которого и до этого часто страдал. И вот теперь, вместо того, чтобы лежать в теплом доме немного наивного, но, в общем-то, неплохого парня Рууди Ныу, он медленно теряет человеческие черты в каком-то шалаше.

      Человеческие черты он терял потому, что их размывала темнота, холод и, разумеется, страх. Короче, он зверел на глазах. И что характерно, совершенно непонятно - на чьих глазах? Кто были эти молчаливые люди?

      Глеб все-таки надеялся, что это были люди, а не кто-то, лишь притворяющийся людьми.

 

      Возможно, прошло минут сорок. Лежать и бояться страшно надоело. Глеб постарался приподняться и выглянуть наружу. Увидел фигуру, по всей видимости - не шахматную. И обратился к ней:

      - Может быть, вы русского языка не понимаете? В таком случае, я буду говорить с вами по-эстонски. - И он действительно перешел на чистый эстонский язык: - Рууди-Ныу-Сийм-Пури-Антс-Ингель-Антс-Йорх-Коонга.... Теперь понятно?

      - Дурак ты, - неожиданно последовал ответ на русском языке.

      - Кто?! - обрадовался Глеб.

      Человеческий голос моментально его согрел. Всего два слова, и ты снова возвращаешься в нормальный мир.

      - Ты, - последовал ответ.

      «Слава Богу!» - чуть было не закричал Глеб.

 

      Последующие несколько минут Глеб пытался разговорить человека, который его караулил. Но все было напрасно. Тот снова потерял этот волшебный дар слова. Однако  Глеба это не смутило. Перед ним явно находился человек, способный понимать русскую речь. Вот и пускай слушает.

      Начал Глеб за здравие. Призвал объяснить ему хоть что-нибудь. Если это шутка, то выразил готовность рассмеяться.

      Сказал - и понял, что сморозил глупость. А кругом и без того было морозно. К ночи дождь сменился мокрым снегом. Маленькая поляна побелела. Почти как Глеб Рябинин.

      Когда стало понятно, что глупостей на сегодня и без того достаточно, он начал пересказывать молчаливому охраннику последнюю статью, которую успел написать в «Ленинградскую искру»:

      -  Местному «Динамо» не повезло. Сломал ногу вратарь. Сломал ногу лучший нападающий. Вскоре та же участь постигла и тренера. Кто будет следующий?

      Статью, разумеется, отвергли. Редактор не почувствовал в ней оптимизма. И он был прав. Статьи такого рода можно пересказывать, только высунувшись из шалаша, находясь посредине леса где-то в районе бывшей государственной границы.

      - Это какой нападающий ногу сломал? - неожиданно спросил охранник. - Сипягин, что ли?

            «Свершилось», - радостно подумал Глеб.

 

 

 

Продолжение следует  

Алексей СЕМЁНОВ

 


Имя
E-mail (опционально)
Комментарий