Архив
2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 
2016 2017 2018 2019 2020 
2 3 4 5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28 29 30 31
32 33 33 34 35 36 37 38 39 40
41 42 43 44 45 46 47 48 49 50
51 52

информация
Пишите нам:
gorgazeta-pskov@yandex.ru

Противоядие. ХХV

Тень всех живых(Продолжение. Начало в №№ 441-464). Кричала Ингель. Где ее так научили? Не иначе - в Америке, больше негде. В штате Луизиана, возможно, все так громко умеют кричать.
      Рядом с Ингель на коленях стоял Русланов. Но поза его была обманчива. Он не каялся и не признавался в любви. Он пытался найти что-то, упавшее в камыши. Щека у него была поцарапана.
 

В №№ 298- 323 публиковалась первая часть книги «Тень всех живых» (она называлась «Царская слобода»). С № 324 по 343 номер мы публиковали продолжение: «На левом боку», а в  №№ 344-371 третья часть «Линия разрыва». С № №372 по № 396 публиковалась четвёртая часть - «Богемский крест». С № 397 по № 440 публиковалась пятая часть - «Фальшь-бросок». Действие происходило в 1935 году. «Тень всех живых», все её части, были написаны очень давно. Тогда я ещё преподавал историю и журналистикой не занимался. На гонорар от этой книги, полученной в одном московском издательстве, я купил свой первый компьютер, сканер и принтер. И продолжение, по просьбе издателей, писал уже не на печатной машинке, а на компьютере. Всё складывалось как нельзя лучше. Мне в издательстве показали обложку книги (она должна была выйти в двух вариантах - в твёрдом и мягком переплётах). Но потом всё резко изменилось. Издательство приостановило выпуск серии, в которой должен был выйти роман «Тень всех живых». Права на издание я уступил на два года, но когда стало понятно, что серия выходить не будет, издатель устно разрешил мне издавать роман там, где я пожелаю и даже прислал мне вёрстку книги. Но так получилось, что книга не издана до сих пор. Я занялся журналистикой, и тема «исторического детектива» меня уже мало интересовала. Эту книгу читали разве что некоторые мои коллеги по лицею и несколько близких мне людей. Кроме того, существует продолжение романа «Тень всех живых» (то самое, которое я написал по просьбе издательства. Называется - «Противоядие»). События этих двух романов разворачиваются с 1917 по 1941 годы. Предполагалось, что будет ещё и третий том, и действие этой пародийно-исторической эпопеи завершится в 1953 году. Но третьего тома уже точно не будет. Однако шесть частей, составляющие два романа, написаны. 1 часть - события накануне Октябрьской революции. 2 часть - Гражданская война, 1919 год. 3 часть - конец НЭПа, 1926 год. 4 часть - коллективизация. 5 часть - лето 1935 года, Ленинград. 6 часть - весна 1941 года (действие происходит на территории только что присоединённой Эстонии). Многое будет опубликовано в «Городской среде».

Автор.

 

ТЕНЬ ВСЕХ ЖИВЫХ

Часть шестая

                                                      

                                                          ПРОТИВОЯДИЕ

                                                           /весна 1941 года/

                                                                

25

 

      Кричала Ингель. Где ее так научили? Не иначе - в Америке, больше негде. В штате Луизиана, возможно, все так громко умеют кричать.
      Рядом с Ингель на коленях стоял Русланов. Но поза его была обманчива. Он не каялся и не признавался в любви. Он пытался найти что-то, упавшее в камыши. Щека у него была поцарапана.
      Первым на место происшествия примчался Соболев и, увидев живого Русланова - несколько успокоился.

      - Что за крики? Мы подумали, что снова появились бандиты.

      Русланов прервал свои поиски и ответил:

      - Не обращайте внимания.

      - Ты в своем уме? И кто эта женщина?

      - Одна моя давняя знакомая.

      - И что ей надо?

      В разговор вмешалась Ингель:

      - Почему вы меня об этом не спросите?

      - Ну и кто же вы? - Старший лейтенант подозрительно посмотрел на говорившую.

      - Я бывшая невеста этого человека.

      - Ничего себе.... Это правда? - последние слова были обращены к Русланову.

      - Да какая к черту невеста. Так.... Одна видимость.

      Последующий удар по затылку был нанесен с особым чувством. Его и подзатыльником назвать нельзя. Это был именно удар - тяжелая  рука эстонской крестьянки умела это делать.

      - Эй, гражданка! - вмешался Соболев. - За такие действия можно срок схлопотать.... Совсем обнаглели.

      - Я знаю, что делаю. - Ингель ничуть не смутила угроза. Она, похоже, подумывала и о повторе.

      Русланов поднялся с колен и, с опаской глядя на эстонскую крестьянку, отошел в сторону.

      - С женщинами я не воюю, - сказал он, отойдя на безопасное расстояние.

      Ответ ему  прозвучал на эстонском языке. Очевидно, ничего хорошего для Русланова в нем не содержалось.

      - Ты хочешь, чтобы мы сделали вид, будто ничего не произошло? - Соболев недовольно взглянул на своего напарника.

      - Пожалуй. Лучше это замять.

      - Ну, знаешь.... Мы тут серьезными делами занимаемся, а ты...

      Кто бы мог подумать, что, приехав в эстонскую глушь, русский милиционер тут же столкнется с женщиной, на которой действительно когда-то в минуту слабости обещал жениться. И эта эстонка, вместо того, чтобы скромно отмолчаться - взялась шумно выяснять отношения. Словно это не эстонская деревня, а грузинская.  

      - Пошли отсюда. - Соболев с досады сплюнул.

      - Подожди...

      - Что еще?

      - Я одну вещь потерял. Вы идите, а я сейчас.

      - Хорошо. Но чтобы все было тихо.

      - Я постараюсь...

      Русланов виновато взглянул на всех присутствующих - на Смирнова, на Рябинина, на Сийма...

       Русланов и Ингель вновь остались вдвоем.

      - Зачем ты все это устроила? - Старший лейтенант снова приблизился к женщине на опасное расстояние.

      Ингель рассмеялась:

      - Что, испугался?

      - Бояться мне нечего.... Куда ты выбросила пистолет?

      - Я не смотрела. Ищи.

      - Найду, но никогда тебе этого не прощу.

      Снова раздался громкий смех Ингель. Ей явно доставляло удовольствие наблюдать за растерянным милиционером. Ее месть была весела.

      Отсмеявшись, она, не прощаясь, отправилась прочь.

      - Подожди! - Русланов торопливо зашагал за ней.

      - Мне некогда. Или ты думаешь, что у меня больше дел нет?

      - Черт с тобой. Извини. Не прав я был тогда. Но ведь у тебя же все нормально? Вышла замуж, и все такое. К чему ворошить прошлое?

      - Мне было приятно сделать тебе больно.

      - Тогда радуйся. Но зачем пистолет было в камыши бросать?

      - Если бы я увидела прорубь, то бросила бы туда. Так что благодари меня за то, что тебе в воду лезть не надо.

      Произнеся эти слова, Ингель ушла - не оглядываясь, а Русланов, чертыхаясь, снова вернулся к поискам табельного оружия.

      Тем временем, возле здания правления происходило обсуждение только что увиденного.

      - Сегодня явно не день Русланова, - посмеивался Кузьма.

      - Это, смотря как посмотреть, -  заявил Глеб. - Свалился с крыльца, но остался невредим. Столкнулся с брошенной невестой и отделался легким испугом.

      - И сильным ударом по котелку. - Соболев был очень недоволен тем, что произошло. - Работник правоохранительных органов должен быть с безупречной репутацией. Иначе его постоянно будут преследовать такие недоразумения.

      - Но заметьте - какое совпадение! - Кузьме, видимо, доставляло удовольствие обсуждать скользкую тему. - Только появился в деревне и сразу нарвался на невесту. Или, может быть, у него в каждой деревне по брошенной невесте?

      - Думаю, все-таки, что это случайность, - сказал задумчиво Глеб. - Еще и не такие случайности бывают.

      И Глеб Рябинин вспомнил одну историю, которая произошла в начале тридцатых.

      Тогда он жил в Шустровске. И вот однажды в клубе «Красный льночесальщик» случайно познакомился с человеком, профессия которого была - машинист паровоза. Вроде бы, ничего удивительного. В городе жил даже один капитан дальнего плавания.

      Но это был не обычный машинист, а управлявший составом, на котором ехал на фронт прошедший курсы прапорщиков бывший студент-филолог Рябинин. Как известно, состав сошел с рельсов. Многие погибли. Глеб потерял правую руку.

      Прошло пятнадцать лет, и в провинциальном городке появляется человек, который имеет к той катастрофе непосредственное отношение. Причем, сам он родом  из Белоруссии и о существовании Шустровска до последнего дня ничего не слышал. Случайно оказывается в клубе и садится на соседний с Глебом Рябининым стул.

      Но это еще не все.

      Проходит некоторое время, и обнаруживается, что и в случайных совпадениях  имеются определенные закономерности.

       В клубе обрушивается крыша. Ее давно было надо ремонтировать, но всегда что-то мешало. Наверно, отсутствие машиниста, одно появление которого должно было вызвать ускоренные ремонтные работы. Но, видно, не успели.

      И что характерно, в обеих катастрофах машинист был не виноват. Просто так получилось. Однако закономерность все равно очевидна.

      К счастью, обрушение крыши обошлось без тяжелых последствий. Несколько переломов и легкая паника - невысокая цена за появление в Шустровске незваного гостя, который, кстати, вскоре исчез.

      Выслушав эту историю, Соболев задал наиважнейший вопрос эпохи построения социализма:

      - А прописка у этого машиниста какая была?  

 

Продолжение следует  

 

 

 

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий