Противоядие. ХL

Тень всех живых(Продолжение. Начало в №№ 441-478). На шорох, раздавшийся за стеной, Семен Тышков не стал обращать внимание. " Это Кузьма своего пса выпустил", - спокойно объяснил Семен. - "Да ты что? Он же нас сейчас выдаст". - "Не волнуйся. Мы с ним дружим. - Семен Тышков отодвинул доску  и тихо позвал: - Клык, Клык. Иди сюда". Раздалось сопение, и в проеме показалась зловещая псиная морда. 

В №№ 298- 323 публиковалась первая часть книги «Тень всех живых» (она называлась «Царская слобода»). С № 324 по 343 номер мы публиковали продолжение: «На левом боку», а в  №№ 344-371 третья часть «Линия разрыва». С № №372 по № 396 публиковалась четвёртая часть - «Богемский крест». С № 397 по № 440 публиковалась пятая часть - «Фальшь-бросок». Действие происходило в 1935 году. «Тень всех живых», все её части, были написаны очень давно. Тогда я ещё преподавал историю и журналистикой не занимался. На гонорар от этой книги, полученной в одном московском издательстве, я купил свой первый компьютер, сканер и принтер. И продолжение, по просьбе издателей, писал уже не на печатной машинке, а на компьютере. Всё складывалось как нельзя лучше. Мне в издательстве показали обложку книги (она должна была выйти в двух вариантах - в твёрдом и мягком переплётах). Но потом всё резко изменилось. Издательство приостановило выпуск серии, в которой должен был выйти роман «Тень всех живых». Права на издание я уступил на два года, но когда стало понятно, что серия выходить не будет, издатель устно разрешил мне издавать роман там, где я пожелаю и даже прислал мне вёрстку книги. Но так получилось, что книга не издана до сих пор. Я занялся журналистикой, и тема «исторического детектива» меня уже мало интересовала. Эту книгу читали разве что некоторые мои коллеги по лицею и несколько близких мне людей. Кроме того, существует продолжение романа «Тень всех живых» (то самое, которое я написал по просьбе издательства. Называется - «Противоядие»). События этих двух романов разворачиваются с 1917 по 1941 годы. Предполагалось, что будет ещё и третий том, и действие этой пародийно-исторической эпопеи завершится в 1953 году. Но третьего тома уже точно не будет. Однако шесть частей, составляющие два романа, написаны. 1 часть - события накануне Октябрьской революции. 2 часть - Гражданская война, 1919 год. 3 часть - конец НЭПа, 1926 год. 4 часть - коллективизация. 5 часть - лето 1935 года, Ленинград. 6 часть - весна 1941 года (действие происходит на территории только что присоединённой Эстонии). Многое будет опубликовано в «Городской среде».

Автор.

 

ТЕНЬ ВСЕХ ЖИВЫХ

Часть шестая

                                                      

                                                          ПРОТИВОЯДИЕ

                                                           /весна 1941 года/

                                                                

                                                                  39

 

      На шорох, раздавшийся за стеной, Семен Тышков не стал обращать внимание.

      - Это Кузьма своего пса выпустил, - спокойно объяснил Семен.

      - Да ты что? Он же нас сейчас выдаст.

      - Не волнуйся. Мы с ним дружим. - Семен Тышков отодвинул доску  и тихо позвал: - Клык, Клык. Иди сюда.

      Раздалось сопение, и в проеме показалась зловещая псиная морда.  Одни сверкающие глаза чего стоили. Казалось, зверь разорвет протянутую ему руку на части.

      Однако ничего страшного не случилось. Клык вел себя мирно. Он даже ласково заурчал. Сам он остался  снаружи, просунув внутрь длинный язык.

      - Я его подкармливаю, - сказал Семен.

      - Как можно за такой срок приручить этого зверя?

      - Почему за короткий? Мы с Клыком уже давно знакомы. К тому же, внешность обманчива. Клык у нас добрый.

      Семен ласково погладил пса. Тот от удовольствия закрыл глаза, отчего вокруг сразу же сделалось темнее.

      - Венька снабжает едой не только меня, но и его, - продолжал объяснять Семен Тышков.

      - Да-а-а.... - задумчиво произнес Глеб. Ему было о чем подумать после того, как он покинет сеновал.

      Все-таки, снаружи было уютнее, чем внутри. Меньше сена, но больше света. А главное - почти неограниченный простор для фантазии. В тесном помещении возможности ограничены.

      Окольными путями возвращаясь в дом к Кузьме, Глеб фантазировал на тему братьев Скоковых. Семен дал знать, что убийство мог совершить кто-то из них. Очень удобный выдался момент. Пырнуть ножом и свалить все на Тышкова. Все же слышали, как расстались Семен и Гришка.

      Надо было решать - как подступиться к Федору Скокову. Не его ли видела баба Дуся возле своего дома за несколько минут до убийства?

      А что, если явиться к Федору домой и, как бы между прочим, задать ему  незатейливый вопрос:

      - А не вы ли, гражданин Скоков, случайно зарезали Григория Молодова в ночь с тридцатого на тридцать первое декабря 1940 года?

      Иногда, этот прием срабатывает.

      Однажды Лысун, оперативник из Шустровска, рассказал Глебу один случай.

      В самый разгар НЭПа начали происходить в городе очень нехорошие вещи. Стали исчезать богатые люди. Например, сын владельца местного ресторана «Мадрид».

      А за несколько дней до этого пропал преуспевающий торговец кожаными изделиями. Пока заводили уголовные дела - не вернулся домой владелец частной парикмахерской. Лысун подумал, что все эти три случая связаны. Не действуют ли здесь похитители, рассчитывая на выкуп? В гражданскую войну в этом районе подобное уже происходило.                                               

      Родственники исчезнувших людей утверждали, что за выкупом к ним никто не обращался. Это Лысуна не смутило. Наверняка похитители пригрозили родственникам, и те просто боятся сказать правду.

      Лысун восстановил в памяти фамилии, прозвища и адреса всех тех, кто был причастен к похищениям семилетней давности. Выяснилось, что в Шустровске и окрестностях живет лишь один из той банды, некто Черный Ворон.

      Доказательств против него не имелось ни малейших. Но начальство Лысуна требовало применения решительных мер. Вот он и принял, явившись к Черному Ворону домой. Неужели Лысун рассчитывал на чистосердечное раскаяние?

      Как бы то ни было, но Черный Ворон тут же признался в том, что похищения организовал.... Нет, не он, а его бывший сообщник Штопор, недавно нелегально прибывший на родину из Казахстана.

      Наверное, у Черного Ворона были основания сдавать властям своего бывшего сообщника. Но кто знает, не приди Лысун тогда к нему - были бы освобождены заложники? А так, к вечеру того же дня все три похищенных вернулись к своим семьям, а Штопор был застрелен при аресте.

      Кстати, сын владельца ресторана «Мадрид» был репрессирован в тридцать седьмом году как испанский шпион. Будто бы он был агент  генерала Франко. В общем, ему повезло, потому что преуспевающего торговца кожаными изделиями арестовали значительно раньше -  в тридцатом году, за спекуляцию. Дальнейшая судьба его неизвестна. В отличие от бывшего владельца частной парикмахерской. Его совсем недавно видели. Он сменил не одну профессию и теперь работает чистильщиком обуви на Шустровской железнодорожной станции, открытой несколько месяцев назад.

      Нет, мысль о том, чтобы явиться к Федору Скокову - была не из безумных. Но Глеб ее поначалу отбросил. По крайней мере - до завтра. Надо было все обдумать.

      Глебу не очень удобно было жить у Кузьмы. Они не то что поссорились, но после поездки в Эстонию - почти не разговаривали. Кузьма был обижен на Рябинина за то, что тот не посвящал его в свои планы. То есть не доверял.

      Глеб хотел, было, переселиться, но новый вариант его не устроил. Жить в доме полусумасшедшего председателя? Нет, это никогда не входило в его планы. Да и не рассчитывал он на долгое пребывание в Заусеницах. Еще денек-другой-третий.... Кузьма должен понять. А поделись с ним планами - и что тогда выйдет? Семена Тышкова мигом упрячут в застенок. Век потом его оттуда не вытащишь. А настоящий убийца будет преспокойно жить на свободе. Словом, тот, кто будет преспокойно жить на свободе, когда Тышкова упрячут - тот и преступник. Сколько таких в Заусеницах наберется? Человек пятьсот? Или тысячу?

      - Ну что, нашел чего-нибудь? - спросил Кузьма, когда Глеб появился в избе.

      Это была первая неожиданность. За вчерашний день они не перемолвились и словом.

      - Пока нет. Но есть надежда.

      - Вот что я хочу тебе сказать. Ехал бы ты отсюда.

      Это была вторая неожиданность. Кузьма выставлял его из дома. Никакой трагедии в этом не было. Можно было найти приют и получше. Кроме домов председателя и секретаря партячейки, имелась в Заусеницах и другая жилплощадь.

      - Надеюсь,  на ночь глядя не выгонишь?

      - Я тебя вообще не гоню. Советую только.

      - На ночь глядя советуешь?

      - Нет, с завтрашнего утра.

      - Тогда я спать пойду.

      И Глеб полез на печку.

      Что это на Кузьму нашло? Не мог же он проследить, как Глеб ходил в гости к Тышкову? Иначе бы не так с ним разговаривал. Без всяких там «с завтрашнего утра».

      Сквозь сон Глеб услышал, что скрипнула дверь. Открыл глаза и увидел, как Кузьма Смирнов медленно выходит в сени. Можно сказать - пробирается. Недолго думая, Глеб соскочил с печки. Босиком пошлепал следом. Услышал, как хлопнула входная дверь.

      Ничего особенного не происходило. Хозяин имеет право покинуть свой дом в любое время суток.

      Но Глеб, еще толком не проснувшись, был уверен, что неспроста Кузьма крадучись покинул дом глубокой ночью.

 

 

Продолжение следует  

 

 

 

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий