Архив
2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 
2016 2017 2018 2019 2020 2021 2022 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
41 42 43 44 45 46 47 48 49 50
51 52

информация
Пишите нам:
gorgazeta-pskov@yandex.ru

Противоядие. ХLV

Тень всех живых(Продолжение. Начало в №№ 441-483). Точный выстрел явился бы логичным завершением этой истории. Глеб долго шел к этому выстрелу. Ошибочных шагов сделал ровно столько, сколько надо для завершения жизни. Был излишне доверчив, чрезмерно беспечен. Что называется, вспомнил молодость. Но тогда ему везло. Даже когда он лишился правой руки - везение его не покинуло. В этот же раз на чудо рассчитывать не приходилось. И, зная это, Глеб рассчитывал совсем на другое. Или, точнее, на других.

В №№ 298- 323 публиковалась первая часть книги «Тень всех живых» (она называлась «Царская слобода»). С № 324 по 343 номер мы публиковали продолжение: «На левом боку», а в  №№ 344-371 третья часть «Линия разрыва». С № №372 по № 396 публиковалась четвёртая часть - «Богемский крест». С № 397 по № 440 публиковалась пятая часть - «Фальшь-бросок». Действие происходило в 1935 году. «Тень всех живых», все её части, были написаны очень давно. Тогда я ещё преподавал историю и журналистикой не занимался. На гонорар от этой книги, полученной в одном московском издательстве, я купил свой первый компьютер, сканер и принтер. И продолжение, по просьбе издателей, писал уже не на печатной машинке, а на компьютере. Всё складывалось как нельзя лучше. Мне в издательстве показали обложку книги (она должна была выйти в двух вариантах - в твёрдом и мягком переплётах). Но потом всё резко изменилось. Издательство приостановило выпуск серии, в которой должен был выйти роман «Тень всех живых». Права на издание я уступил на два года, но когда стало понятно, что серия выходить не будет, издатель устно разрешил мне издавать роман там, где я пожелаю и даже прислал мне вёрстку книги. Но так получилось, что книга не издана до сих пор. Я занялся журналистикой, и тема «исторического детектива» меня уже мало интересовала. Эту книгу читали разве что некоторые мои коллеги по лицею и несколько близких мне людей. Кроме того, существует продолжение романа «Тень всех живых» (то самое, которое я написал по просьбе издательства. Называется - «Противоядие»). События этих двух романов разворачиваются с 1917 по 1941 годы. Предполагалось, что будет ещё и третий том, и действие этой пародийно-исторической эпопеи завершится в 1953 году. Но третьего тома уже точно не будет. Однако шесть частей, составляющие два романа, написаны. 1 часть - события накануне Октябрьской революции. 2 часть - Гражданская война, 1919 год. 3 часть - конец НЭПа, 1926 год. 4 часть - коллективизация. 5 часть - лето 1935 года, Ленинград. 6 часть - весна 1941 года (действие происходит на территории только что присоединённой Эстонии). Многое будет опубликовано в «Городской среде».

Автор.

 

ТЕНЬ ВСЕХ ЖИВЫХ

Часть шестая

                                                      

                                                          ПРОТИВОЯДИЕ

                                                           /весна 1941 года/

                                                                

 

                                                                   44

 

      Точный выстрел явился бы логичным завершением этой истории. Глеб долго шел к этому выстрелу. Ошибочных шагов сделал ровно столько, сколько надо для завершения жизни. Был излишне доверчив, чрезмерно беспечен. Что называется, вспомнил молодость. Но тогда ему везло. Даже когда он лишился правой руки - везение его не покинуло. В этот же раз на чудо рассчитывать не приходилось. И, зная это, Глеб рассчитывал совсем на другое. Или, точнее, на других.      

      Выстрел, конечно, прозвучал. В подобных историях без этого не обойтись. Не правильно поймут. Однако стреляли явно не из обреза. У майора Гуляева обреза отродясь не было.

      Пуля попала Семену Тышкову в кисть правой руки, отчего он стал немного походить на  Рябинина.

      Ошеломленный Семен не сопротивлялся. Более-менее он пришел в себя только тогда, когда его левую руку заломил назад Русланов.

      - Кажется, получилось, - облегченно вздохнул Глеб, присаживаясь на камень. Все-таки очень неприятно, когда на вас наставлен ствол обреза. Бесследно это не проходит. Сердце билось в два раза быстрее обычного, и успокаиваться не собиралось.

      - Хорошо подготовленная операция не могла не принести плоды, - глубокомысленно заметил Соболев, выходя из-за камней. Он не стал сообщать Глебу, что милиционеры  лишь в последнюю секунду успели добраться до этих камней.  Гуляев стрелял издалека и рисковал промахнуться. Не трудно догадаться, что последовало бы за этим промахом.

      Глебу такие подробности знать было совсем не обязательно. Его заранее уверили, что его жизнь не будет подвергаться опасности. Главное, обратить на себя внимание, спровоцировать Тышкова.  

       В тайнике, на который Тышков вывел милиционеров, обнаружилось много любопытного. Например, денежные купюры из рыжего чемоданчика, отнятого у бухгалтера из Отепя. Полный список изъятого имеется в соответствующем протоколе и говорит о разнообразных интересах бывшего пограничника. Кроме ассигнаций его привлекали драгоценности. Кое-какие вещи, отобранные у жертв, также были обнаружены в мешках. Не все удавалось сбыть в Таллине. 

      Разглядывая изъятое, Соболев произнес:

      - А кто-то считал, что Тышкова оклеветали.

      Фраза, разумеется, адресовалась Глебу. Но обижаться не стоило. Он и сам прекрасно понимал, что как бы ни относиться к  Соболеву - на этот раз он был совершенно прав. Но и старший лейтенант должен был признать, что если бы не доверчивость Глеба, то вряд ли бы милиционеры в ближайшее время вышли на Тышкова. Так что недоверие и доверчивость, соединенные вместе, только и смогли дать нужный результат. 

      В общем, на Соболева Глеб не обижался. Предпочитал винить во всем себя. А точнее, просто чувствовал себя одураченным. Радости по поводу  задержания преступника не испытывал.

      - Вы сделали все как надо, - несколько раз повторил ему майор Гуляев.

      - Да... - рассеянно отвечал Глеб. - Рад был помочь...

      Звучало это не очень убедительно. Но подбадривать его здесь никто не собирался. Не маленький...     

      Майор Гуляев еще на поминках обещал рассказать - с кем перепутали Рябинина, когда остановили его на ночной дороге. Теперь уже было известно точно, что перепутали с Семеном Тышковым. Накануне вечером в двадцати километрах от Коонга был схвачен Ванька-Каблук. О своих преступлениях он пока предпочитал не распространяться, но Глебу он и его сообщники ничего страшного не причинили. Поэтому он без особых колебаний объяснил, что произошло в тот вечер на берегу Белого озера.

      Кривой Шкипер с сообщниками оказались в окрестностях Коонга с вполне определенной целью - отомстить. Им было известно, что анонимку писали не братья, а       некий русский по фамилии Тышков. Юхан-Акула его знал лично.

      Прибытия банды почти совпало с приездом в Коонга Глеба Рябинина. Единственный русский, находящийся в этой деревне, был принят за Тышкова. Когда ошибка обнаружилась - стали решать, что с ним делать. Проще всего было его убить. Но возникло подозрение, что он либо связан с милицией, либо сам милиционер. Убийство милиционеров не входило в ближайшие планы банды. К тому же, за Глеба замолвил слово Ванька-Каблук. По крайней мере, он сам это утверждал. Глеб будто бы  вызвал к себе симпатию рассказом о футболе. И бывший футболист попросил пленника освободить. Все равно ведь он ничего не знает и никого не видел. В худшем случае, подозрение падет на обитателей ближайшего хутора. А это даже неплохо.     

      Далее события развивались по уже известной схеме. Стрельба по Рууди, которого перепутали с Йорхом. Затем столкновение в лесу. Контрабандисты потеряли в нем Юхана Акулу, чей труп обнаружили Рябинин и Кондратюк.

      Приехавший же из Коонга Соболев тела уже не увидел. Контрабандисты его перепрятали, следуя привычному  маршруту - сбросили труп в ручей, предварительно привязав к нему валун.

      События, случившиеся потом, в общих чертах тоже известны. Братьев Ныу и их отца достать оказалось довольно сложно. Они несколько раз меняли  место своего  пребывания, при этом умудряясь не привлекать внимания находящихся в деревне милиционеров. Но первыми их все-таки вычислил Кондратюк. Эпопею по задержанию завершила трагикомедия с участием артиллерийского орудия и гибелью Кондратюка. Больше контрабандистам в Коонга делать было нечего, и они, поодиночке, стали уходить оттуда. Пока Ванька-Каблук не попался.

      Выяснилось, что же означали таинственные цифры и буквы на спичечном коробке. Всего лишь - сведения о карточном долге. N, A, D, B - таким образом обозначались украденные вещи, на которые шла игра. 

      Теперь о Тышкове. Он, еще будучи пограничником, занимался не совсем законной деятельностью. Увольнение в запас приоткрыло ему новые горизонты. И тут случились два события, которые нарушили сложившийся порядок вещей. Первое - это, конечно, выдача властям «Доброго утра». Наверное, не надо было им этого делать. Переоценили они свои силы. Второе - это смерть Григория Молодова. Он и его отец уже начали подозревать Семена. В чем именно - Тышков не знал. Но Гришка в пьяном виде несколько раз обмолвился, что ему известно кое-что из того, чем занимается Семен. Председательский сын стал опасен и, по теории Тышкова, заслуженно заработал свою смерть. Ошибка была в другом - Гришка должен был погибнуть иначе. Угореть или замерзнуть в сугробе. В ту роковую ночь Семен, конечно же, убивать никого не собирался. Просто нервы не выдержали.  Гришка сам его нашел. По утверждению Семена, это была чуть ли не самозащита.

      Но и после этого  Семен Тышков еще надеялся  на благоприятный исход. Уж очень он был убедителен. Кроме жены и уже покойного Гришки в Заусеницах, о его двойной жизни, кажется, больше никто не догадывался. Полусумасшедший председатель не в счет. Даже ближайший приятель Семена Венька Крутов  - ничего не подозревал. Помогал Тышкову с теми же чувствами, что и Глеб.

      Появление в деревне Натальи Ключевой и Глеба вселили в Тышкова надежду. Проводя дни и ночи на смирновском сеновале, он уже строил планы, согласно которым следствию будут предъявлены ложные доказательства. А не получится - всегда можно сбежать.

      Только один человек знал - где хранятся вещи и деньги, награбленные за последние несколько месяцев. Этим человеком была жена Тышкова. Но ее арестовали. Вероятность того, что она его выдаст, конечно, была. Но эта вероятность была не столь велика. Жена верила ему безоговорочно и любила безоглядно. И все-таки он каждую ночь собирался перепрятать мешки. Но ему всегда что-то мешало.

      В конце концов, промедление его и погубило. Фраза о  жене, брошенная Глебом на прощание, заставила Семена потерять осторожность.

      Лет десять назад Глеб, наверное, обошелся бы без помощников. Но, на этот раз, получив информацию о Семене Тышкове от Гуляева, он не стал ничего скрывать. Любой доверчивости есть предел.

      Рассказав, где скрывается Тышков, Глеб не спешил предлагать милиции свое сотрудничество. Стыдно и неловко было выдавать властям того, кто до сих пор на тебя надеется. Но Гуляев умел уговаривать, напирая на то, что Глебу необходимо загладить свою вину.

      Никакой особой вины Глеб, впрочем, за собой не чувствовал. Но помочь, все-таки, согласился.

 

Окончание следует  

 

 

 

 

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий