Архив
2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016 2017 2018 2019 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
41 42 43 44 45 46 47 48 49 50
51 52

информация
Пишите нам:
gorgazeta-pskov@yandex.ru

Отсутствие состава

Днепропетровская газетаСотрудничество с врагом во время кровопролитной войны может выражаться разными способами. Не обязательно, к примеру, носить форму полицая, чтобы считаться коллаборационистом. Не обязательно кричать на каждом углу «Хайль, Гитлер!». Достаточно заниматься своим делом под крылом у оккупантов.

МУХОМОР-КРАСАВЕЦ («Псковская губерния»)

Немецко-фашистским оккупантам было важно создать иллюзию нормальной жизни

Когда я в 2016 году искал информацию о родившемся в городе Острове Псковской губернии писателе Евгении Шведере, то попутно натыкался на упоминание о других людях по фамилии «Шведер». «Шведер Виктор Иосифович. Родился в 1895 году в городе Пскове; немец; образование н/высшее; научный сотрудник... Арестован 28 марта 1933 г. Приговорён постановлением Тройки как член контрреволюционной организации к 5 годам исправительно-трудовых лагерей, умер 22.06.1952 г.; Шведер Константин Иосифович. Родился в 1888 году в городе Пскове; русский; начальник эксплуатации Уссурийской ж/д. Арестован 09.05.1931 г.; Постановлением Тройки при ПП ОГПУ ДВК от 08.07.1932 г. приговорён к 10 годам концлагеря. Находясь в заключении, повторно привлечён к суду и приговорён Военной Коллегией Верховного Суда СССР, выездной сессией 19 июня 1937 г. по обвинению по ст. 58-1а-8-9-11 УК РСФСР. Расстрелян в тот же день - 19 июня 1937 г». Но мне нужен был Евгений Иосифович Шведер. Его не расстреляли. Он умер в тюрьме от сердечного приступа в 1946 году.

«СССР - смерть Сталина спасёт Россию»

О Евгении Шведере сегодня известно многое (подробную статью написал краевед Натан Левин). Но это, в основном, касается его дореволюционной деятельности или публикаций 20-30-х годов. Родился в Острове в 1879 году. Сдал экзамен в 1-й класс Псковской мужской гимназии, но почти сразу же перевёлся Динабургское реальное училище. В январе 1893 года снова перевёлся - во 2-й класс Псковского Сергиевского реального училища, где остался на второй год...

Известность Шведер получил как детский писатель. Но ведь арестовали его не это, а за сотрудничество с  «Днепропетровской газетой» (вернее, с изданием «Дніпропетровська газета»), которую издавали на оккупированной фашистами территории коллаборационисты. Шведер в эту газету писал статьи... Газет, подобных «Днепропетровской газете»,  пришлось читать немало. Писали они примерно одно и то же. Про то, как хороши фашисты и как плохи большевики и евреи. Шведер

Про большевиков и придумывать ничего не требовалось, особенно когда это касалось репрессий, уничтожения храмов и т.п. Фашистов и их пособников эти газеты бесстыдно восхваляли в том же духе, в каком совсем недавно восхвалялись большевистские вожди. Часто это делали те же журналисты, переходившие на службу фашистам целыми редакциями советских газет. Иногда даже название не требовалось менять.

Немецкие оккупанты любили использовать не только название типа «Правда», но и привычный шрифт. Вместо портрета Сталина ставили портрет Гитлера и сочиняли привычные агитки. Похожим образом поступали участники агитбригад и «народных домов». На оккупированной территории нынешней Псковской области показывали спектакли типа «СССР - смерть Сталина спасёт Россию» (в пьесе, написанной автором из Дно, говорится о том, как солдаты РОА арестовали Сталина).

Расшифровку аббревиатуры СССР как «СССР - смерть Сталина спасёт Россию» придумали совсем не в Дно. Такая шутка ходила в народе с 30-х годов. В войну иллюстрированная газета Русской освободительной народной армии (РОНА) «Боевой путь» выходила с таким же эпиграфом: «Смерть Сталина Спасёт Россию». 

Русскоязычные газеты, выпускавшиеся с ведома и под покровительством немецких фашистов на оккупированной территории, были переполнены статьями, подобными этой: «Долг каждого русского человека - до последней капли крови, всеми возможными средствами бороться против иудо-большевизма и его союзников ради освобождения и защиты нашей Родины и всей Европы от позорного иудейского рабства...». К «иудо-большевикам агитаторы добавляли ещё и «англо-американцев».

«Присутствие немецкой пропаганды на оккупированных территориях...»

Новгородский историк Борис Ковалёв в книге «Повседневная жизнь населения России в период нацистской оккупации» и в своих выступлениях рассказывал о редакторе одной из самых известных профащистских газет - печатавшейся в Риге газете «За родину» Анатолии Петрове (настоящее имя - Фёдор Лебедев), ранее возглавлявшем главную газету Псковского округа «Псковский колхозник» (до этого она называлась «Псковский набат», а потом «Псковский рабочий» и «Псковская правда»). Ковалёв рассказывал, что редакция «Псковского колхозника» целиком перешла в коллаборационистскую газету.

Это важно помнить: после оккупации немцами Пскова редакция главной коммунистической советской газеты Пскова перешла на сторону оккупантов и продолжила заниматься тем же самым - пропагандой, только на этот раз - гитлеровской.
Потом Лебедев (он же - Тарасов, он же - Петров) пошёл на повышение - в газету «За Родину!», а в начале 1944 года стал ответственным редактором нарвской профашистской «политико-литературной газеты» «Северное слово».

Петров (Лебедев) после изгнания фашистов переехал в Германию и в феврале 1957 года стал заведующим отделом пропаганды Центрального объединения политических эмигрантов из СССР (ЦОПЭ) в Мюнхене.

Днепропетровская газетаПрофашистских газет в то время на оккупированной части СССР печаталось множество. В одной Эстонии издавалось как минимум шесть газет на русском языке. Примерно половина предназначалась для Гдова, Печор, Пскова... («Гдовский вестник», «Псково-Печерский благовест», «Новое время», «Северное слово», «Новости недели», «Светлый день»).

Бывший сотрудник Псковской миссии Ростислав Полчанинов, год прослуживший в Пскове, рассказывал: «Присутствие немецкой пропаганды на оккупированных территориях чувствовалось везде и на каждом шагу. В её ведении была вся культурная жизнь, школы, библиотеки, театры, радиовещание». Причём, пропаганда означала не только славословия в адрес германского оружия. Издавались и переиздавались на русском языке книги, в СССР запрещённые. Полчанинов упоминает «Протоколы Сионских мудрецов», «У истоков великой ненависти» (очерк по еврейскому вопросу)» Александра Мельского, роман Петра Краснова «Белая свитка», книги Ивана Солоневича, Юрия Солоневича, повесть Николая Лескова, «Жидовская кувырколлегия. Повесть. Об одном кромчанине и о трех жидовинах»...

Но кроме антисемитской и антисоветской литературы требовалась и более нейтральная, создающая иллюзию спокойной жизни. И здесь перо Шведера оказалось востребовано. Он ведь до революции издал около 150 книг как писатель как иллюстратор. Почти в каждой профашистской газете имелись литературные рубрики - и в псковских, и в нарвских, и в днепропетровских.

После Петрова (Лебедева) рижско-псковскую газету  «За Родину!» возглавил ещё один бывший сотрудник «Псковского колхозника» Григорий Хроменко (Хроменко, в недалёком прошлом - член Псковского ГК ВКП (б)). Кроме этого он в годы оккупации редактировал печорское «Новое время» и газету «Доброволец» (орган власовской РОА), сочинял брошюры типа антисемитской «Вечное зло». Как и Лебедев (Петров), после войны Хроменко жил и умер в Германии.

Не всем перебежчикам удалось уйти от ответственности. Например, некоего Игоря Свободина (того самого, что в Пскове взял интервью у генерала Власова) партизаны выкрали из редакции в Пскове и повесили на шоссе Ленинград - Киев.

«Гастрольная поездка по одному прифронтовому району»Боевой путь

Евгению Шведеру, который в начале войны оказался далеко от Пскова - в Днепропетровске, не обязательно было сочинять для «Днепропетровской газеты» агитки в духе «убей большевика». Очень скоро немецкая пропаганда стала тоньше. Хотя детские спектакли вроде «Толстого жидёнка» тоже демонстрировались. Но оккупантам было важно создать иллюзию нормальной жизни, для чего требовались спектакли по русской классике, концерты русских романсов, вроде бы аполитичные детские представления, исторические экскурсы в дореволюционную жизнь. Шведер же был детским писателем. Писал сказки, просветительские книги о животных и птицах. «Котофей Котофеевич и его семейство», «Приключения Бульдошки»... До революции много сотрудничал с псковскими газетами. Публиковался в «Псковском телеграфе», «Псковской газете», «Псковитянине», «Псковской жизни»... Печатался под своей фамилией и под псевдонимами Е. Псковский, Е.Ш., Левкоев, Сергей Левкоев, Свой... Его умения вполне могли пригодиться и при новой власти.

Это текст не о Шведере, а о том, что такое коллаборационизм. Считается ли сотрудничеством с врагом, если ты печатаешь свои аполитичные статьи рядом с призывами к насилию? Сотрудничаешь ли ты с оккупантами, если играешь на сцене спектакли по пьесам Чехова и Островского или показываешь акробатические номера? И вообще, можно ли акробатическими кульбитами агитировать за Гитлера?

Возьмём номер профашистской газеты «За Родину!», статью «Год работы Псковского театра». Юбилейный отчёт. 

«В конце истекшего года Псковский Малый театр отметил годовщину своего существования. За год работы театр добился больших успехов. Он по праву стал культурным центром города, куда псковичи в часы, свободные от их трудовой деятельности, приходят на концерты, спектакли, кино. Нет такого дня, чтобы в Псковском Малом театре не шёл какой-нибудь спектакль или же не демонстрировался какой-нибудь фильм!

Казалось бы, никакой профашисткой агитации. Концерты, спектакли, кино.

«За год работы театру удалось собрать и объединить количественно и качественно значительные творческие силы. Первое место среди них по праву принадлежит группе солистов, объединенных в так называемую «концертную бригаду». В нее входят многие бывшие артисты ленинградских театров, имена которых хорошо известны всем.Фашистская пропаганда

Среди солистов больше певцов: Э. Богданова, И. Корнилов, И. Зарикто, В. Чиколини, М. Боровцова. В последнее время группа вокалистов получила пополнение в лице молодой певицы Е. Белоусовой.

Танцовщиц при театре две: награжденная недавно германским командованием военным орденом Наташа Натова (Н. Юргенс) - исполнительница характерных танцев и Н. Гакуц».

Будни и выходные оккупированного города. Песни, танцы, концертные бригады...
«Солисты, объединённые, как сказано выше, в так называемую концертную бригаду, часто выезжали в другие города. Псковских артистов знают уже в Луге, Гатчине, Гдове, Острове, Новгороде, Порхове, Дно, Шимске, Сольцах и во многих других населённых пунктах освобождённых от большевиков областей. Часть псковских артистов недавно дала несколько концертов в Риге, где была очень тепло принята требовательной публикой».

Ни одного упоминания немцев. Хотя немцы здесь подразумеваются как «освободители».

«Большое место в работе Псковского театра занимает драматическая труппа, руководимая режиссёром Николаевским. В ней немало профессиональных актёров и много способных любителей. Некоторые из них лишь недавно влились в состав труппы. Из отдельных актеров выделяются, помимо самого Николаевского, Донская, Красиков, Мелентьева, Райхман, Боголюбов, Николаевская, Родионов, Боровцова.

Драматическая труппа - один из самых деятельных творческих коллективов, существующих при театре. За время своего существования участники труппы поставили большое число театральных постановок: «Женитьбу» Гоголя; «Лгунью» Никодими; «На бойком месте», «Не было ни гроша, да вдруг алтын», «Василису Мелентьеву», «Счастливый день» Островского; «Полтавского дядюшку» Рассохина, «Соломенную шляпку» деЛябиша; «Трактирщицу» Гольдони и другие, не считая водевилей. Драматическая труппа тоже побывала во многих городах, а ранней осенью она совершила гастрольную поездку по одному прифронтовому району, где выступала непосредственно в бункерах.

Днепропетровская газетаБольшую популярность приобрёл в последнее время у псковских зрителей ансамбль добровольцев. В его составе немало способных певцов, музыкантов, танцоров, а именно: танцор и акробат Г. Фаддеев, певец Е. Григорьев, музыканты М. Корсунский, К. Соколов, В. Акимов, Ф. Дулин, танцовщицы и танцоры А. Степанова, Г. Васильева, Н. Тарновская, В. Краснов, акробатка Ш. Янбухтина...»

Даже в этой коротком отрывке называется человек двадцать. А далее рассказывается о виолончелисте, артисте-юмористе, пианистке, скрипаче, целой балетной труппе и Кукольном театре. Завершается всё дифирамбами в адрес Псковского Малого театра: «В последнее время в театре проведены значительные работы по переоборудованию зрительного зала, выполненные художниками Г. Кюи и Б. Гайко. Благодаря им зал театра принял более нарядный вид, и все постановки драматической труппы, а также концерты проходят теперь при высоком художественном оформлении. Особо следует отметить энергичную деятельность неутомимого и способного директора театра Александра Михайловича Миронченко, которому театр обязан значительной долей своих успехов. Это человек, отдающий театральной деятельности всё свое время. Опытный и сведущий в театральном деле, он является незаменимым и долголетним руководителем Псковского театра».

По-моему, очевидно, что все эти акробаты, певцы, юмористы, скрипачки и драматические артисты - коллаборационисты. Если они, конечно, не были внедрёнными разведчиками и диверсантами. Именно они создавали в силу своих скромных и нескромных талантов атмосферу нормы там, где творилось зло, которому нет оправдания.Шведер

В «Книге памяти Псковской области» Александр Миронченко фигурирует как «жертва репрессий (геноцида) советского режима»: «Проживал: г. Пскове. Арестован: 11 апреля 1946 г. Приговорён: Псковский облсуд 30 июня 1946 г., обв.: по ст. 58-3 УК РСФСР. Приговор: 10 лет л/с. Реабилитирован 1 марта 1992 г».

 «Молодёжь с радостным видом добровольно едет в Германию»

О  сотрудничестве Евгения Шведера с профашистским изданием «Дніпропетровська газета» (главный редактор - Евгений Савченко) обычно не упоминают.  Причина понятна: слишком долго объяснять, что именно Шведер делал в профашистской газете и почему его потом реабилитировали в постсоветской России. Проще сделать вид, что этой страницы жизни не было.

Но нельзя забывать, что сотрудники и авторы «Днеппропетровской газеты» и всех похожих изданий в то время были пропагандистами разной степени неистовости. Для редакторов и ведущих журналистов регулярно проводился инструктаж. Инструкции давали представители министерства пропаганды и министерства оккупированных территорий. Они определяли:  как и что публиковать. Важная роль отводилась материалам о «счастливой жизни в Германии», куда отправлялись многие жители оккупированного Днепропетровска. Пропаганда в Днепропетровске велась тогда теми же способами, что и в оккупированном Пскове (А. Семёнов. «Остаюсь жить без признаков жизни...» // «ПГ», ).

Редакция «Днепропетровской газеты» разместилась в бывшем здании губернской земской управы  (на перекрестке ул. Рогалева и Демьяна Бедного).  Подробнее о немецкой пропаганде можно прочесть в материале «Немецкая пропаганда на Украине» (Михайлюк М.В. Немецкая пропаганда на Украине (1941-1944) // Проблемы отечественной истории: Источники, историография, исследования: Сб. науч. ст. - СПб. - Киев - Минск: Санкт-Петерб. ин-т истории РАН; Институт истории НАН Украины; Белорусский гос. ун-т, 2008. - С. 593-621»).

Оккупационной администрацией проверялось и утверждалось всё. Контролировалась пресса, содержание афиш, объявлений, вывесок, грампластинок, книг, программ концертов и публичных выступлений... Огромное значение имела наглядная агитация - пропагандистские лозунги, плакаты, карикатуры с названиями типа «Молодёжь с радостным видом добровольно едет в Германию» или «Земля под сапогом еврея».
«Все оккупационные газеты составлялись по одинаковому образцу, - анализировал профашисткую прессу историк Игорь Красильников. - Лицевые полосы были посвящены официальным сообщениям германских властей и положению на фронте. Далее, как правило, шли рассказы о «новой жизни», статьи и очерки, критикующие советский строй. Последние страницы отводились под размещение рекламы, сообщения о культурной жизни. При этом можно отметить, что в различных газетах печатались одни и те же статьи и сообщения. Материал для большинства газет поставляло созданное в Берлине специальное пресс-бюро» (Красильников И.Б. Состояние образовательных и культурно-просветительских учреждений Смоленской области в период немецкой оккупации. «Известия Смоленского государственного университета», № 1(5), 2009).

Однако имелись и особенности, связанные с национальным составом. Например, в «Днепропетровской газете» печаталась Історія запорозьких козаків, в псковских газетах не слишком уместная. Шведер

На Украине в это время немецкая пропаганда делала акцент на украинской культуре и языке. Служебным языком в украинских учреждениях в 1941-43 годах стал украинский язык. Вышел приказ № 229 от 4-го июля 1942 года. Он обязывал  всех рабочих Днепропетровска посещать курсы по украинскому языку. «Днепропетровская  газета» тоже выходила на украинском языке. А в русских газетах, выходивших в Пскове или в Эстонии и Латвии (но тоже для псковичей) печатались материалы из истории Псковского края.

«Дніпропетровська газета», с которой  в годы оккупации сотрудничал Евгений Шведер, имела тираж от 15 и 25 тысяч экземпляров. Первополосные названия броские: «Панiка в Москвi», «Адольф Гiтлер - творець новоi нiмеччини» и, конечно, «Взяття Москвы неминуче». Много крупных портретов Гитлера (иногда, для, разнообразия, Тараса Шевченко), карикатуры на большевиков...

Шведер, в отличие от многих других литераторов, никогда не отличался политизированностью. Кроме детских сказок («Записки серого мышонка», «Мухомор-красавец») он с дореволюционных времён публиковал рецензии на книги Ивана Шмелёва, Ивана Бунина, писал краеведческие и исторические очерки для детей, книги и очерки об известных людях (Ломоносове, Пушкине, Гаршине). В оккупационных изданиях такие умения тоже были востребованы. Тем более что у Шведера всегда была специализация. Он работал для детей и молодёжи. Немецкая пропаганда тоже во многом ориентировалась на молодёжь (по разным оценкам от 75 тысяч до 100 тысяч днепропетровцев, в основном, молодёжь, угнали на работы в Германию).

Чтобы понять, в какой атмосфере оказались жители оккупированного Днепропетровска - потенциальные читатели «Днепропетровской газеты», важно вспомнить, что в ботаническом саду Днепропетровского университета 14 октября 1941 года было расстреляно около 11 тысяч мирных жителей. Вернее, из-за экономии боеприпасов расстреливали не всех. Маленьких детей бросали в овраг живыми. Это было еврейское население. На месте дома № 39 по улице Янгеля за два года в противотанковом рве расстреляли больше 20 тысяч днепропетровцев. И за это же время немцы в Днепропетровске расстреляли около  30 тысяч советских военнопленных (на территории Тихвинского женского монастыря).

Так что пропагандистам из «Днепропетровской газеты» приходилось непросто. Они создавали иллюзию мирной жизни на «освобождённой территории и иллюзию скорой и неминуемой победы «освободителей-немцев».

«Всё ложь... ложь от начала до конца»

Напоследок остановимся на двух довоенных рассказах Шведера. Первый - что-то вроде стихов в прозе, называется «Левкои». Для Шведера левкои были чем-то важным, иначе бы он не взял псевдоним «Левкоев». Рассказ заканчивается словами: «...Левкои умирают... Их нежный опьяняющий аромат заползает тонкою, ядовитою струйкою в душу... Мне хочется выбросить, уничтожить эти цветы... Только зачем? Разве они не явятся, не зацветут снова, свежие, ароматные и таки же отравленные? Отчего это только она светлая, лучезарная молодость отцветает навсегда, без возврата?..»
Шведер
А второй рассказ называется «Ложь»: «Всё ложь, - думал он, - ложь от начала до конца, ложь всюду и во всем, медленная, ядовитая, разъедающая... И сам ты лжёшь и так же всюду, везде, на каждом шагу... Вся твоя жизнь, от начала до конца, сплошная ложь... Где в чём ты был искренен? Нигде и ни в чём!..

- А твое писанье? Разве это не та же ложь, красивая и отравленная? Ты лжёшь, стараясь обмануть самого себя... Нет, это неправда! А где эти твои, тобою же вымышленные, страдания, где те муки души, о которых ты пишешь?..»

В 1998 году, как уже говорилось, российская прокуратура оправдала автора сказки «Мухомор-красавец» Евгения Шведера «за отсутствием в его действиях состава преступления».

Сегодня имя Евгения Шведера появляется в рубриках с названиями вроде «Возвращённые имена». О нём пишутся статьи. Снимаются телевизионные сюжеты. Артист Евгений Сидихин в 2017 году снялся в шестиминутной программе «Писатели России Евгений Шведер», где говорится о «псковской писателе Евгении Шведере». Сидихин прочёл его рассказ «Из прошлого».

В этом «прошлом», конечно же, места для информации о «Днепропетровской газете» не нашлось.

 

 

 

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий