Архив
2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 
2016 2017 2018 2019 2020 
2 3 3 4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
41 42 43 44 45 46 47 48 49 50
51 52

информация
Пишите нам:
gorgazeta-pskov@yandex.ru

Обреченные эволюцией. Часть III. Образ врага

Тени(Продолжение. Начало №1,2). Примерно год назад в СМИ появилось одно анонимное откровение питерского гаишника. Прочитал я его и усмехнулся, потому что ничего нового для себя не открыл. Всё, что этот милиционер рассказал о системе поборов, я знал с малых лет. Дело в том, что в детстве я жил в достославном городе Чимкенте, Казахской ССР, а в тех краях, «на югах», все пороки корпоративного общества проявлялись уже в советское время.

Отец мой, упокой Аллах его душу, работал таксистом, и часто брал меня с собой в таксопарк. Ну, я и нагляделся на тамошние порядки. Хотя таксистов в советское время все считали богачами, это было не совсем так. То есть в то время по счетчику «на югах» уже не возили, но большую часть «лишних» денег надо было отдавать. Пригнал машину в автопарк после смены – выплачивай дань. Начальнику колоны дай, диспетчеру дай, бригадиру дай, слесарю-ремонтнику дай… В общем, давать полагалось всем, вплоть до мойщика и сторожа – и им по полтиннику (пятьдесят копеек), но отстегни! За что? А за просто так. Потому, что было положено. Это, так сказать, плановые, текущие выплаты, а если надо что конкретное – например, новую машину получить – тут уж раскошеливайся капитально.

Это и была корпоративная система, при которой все доходные должности закреплялись за определёнными семействами и наследовались, и человека с улицы на них никто бы не принял, невзирая ни на какие его таланты.

А каковы были взаимоотношения среди рядовых таксистов? Они жили по другим понятиям. Таксистское дело – не для каждого, извоз – вещь очень непростая, и потому в свои ряды они принимали только достойных – с профессиональной точки зрения. То есть система складывалась из двух уровней – профкорпорация снизу и корпорация сверху. Точно так же, как в современной милиции, где торговля должностями на низовом уровне прекращается. (Все корпоративные системы похожи).

Но откуда же появилась корпоративная система? Ответ простой, но многих удивит – от ненужной, не пригодной к употреблению свободы и «лишних» денег. К примеру, в городе возник таксопарк. Первое время все таксисты работают строго по счетчику. Но вот привез «шеф» клиента до места, цена дороги – четыре рубля пятьдесят копеек. Клиент дает пятирублевку – «сдачи не надо!» То есть у человека есть выбор – переплачивать или не переплачивать – и он сознательно переплачивает. Вероятно, свобода ехать по счетчику и данный полтинник для него «лишние». Со временем это входит в обычай, и человека без переплаты вообще никуда не повезут. А на «лишнем» полтиннике возникает целая паразитическая надстройка – корпорация таксопарка.

Приехав в Россию в 1984 году, я был просто потрясен, когда таксист протянул мне сдачу. И тут у меня появились первые догадки, почему жизнь на Кавказе и в Средней Азии так сильно отличается от русской…
 
Сегодня, однако, это отличие сильно стерлось – корпоративная чума разъедает русское общество. Подобно сильным, смелым и феноменально здоровым ирокезам, вымершим от гриппа и кори, современные русские пока не имеют иммунитета от неё. Корпоративная гниль губит русскую нацию особенно успешно.
   
Степень загнивания любой страны прямо пропорциональна её корпоратизации. К примеру, в советских южных республиках она просто зашкаливала! Фактически, никакой советской власти там уже не было. Помните старый анекдот про Ашота, который получает вторую Золотую Звезду Героя Социалистического Труда, а сам нигде не работает? Да я и сам писал про восемнадцатилетнего директора тбилисской автобазы Гаврилу. Тогда там было так: садишься в автобус – плати лично шоферу, не в кассу. Пошел в магазин за покупками – сдачу не жди. А будешь требовать, продавец все деньги на прилавок вывалит – на, бэри, всё бэри, уходи, и больше в мой лавка нэ прыходи! Потребовал сдачу за пиво – продавец деньги вообще не возьмет: мол, с нищих не беру! Они просто не могли работать честно, даже если бы и захотели. Водителю надо было «отстёгивать» каждому встречному гаишнику, продавцам – платить дань торговому начальству и ОБХСС. Каждый был кому-то обязан, каждый был на ком-то завязан, и разрубить эту паутину было крайне сложно. После распада СССР подобные обычаи поставили население тех республик на грань физического выживания и обусловили массовую миграцию в РФ.

В РСФСР же степень корпоратизации общества была одной из наименьших. Оттого и жизнь для рабочего человека тут была наиболее естественной. Всё стало меняться, когда после победы сырьевиков (замаскированной словесами про «суверенитет» и «демократию») в 1991 году у части номенклатуры появились «лишние» деньги и лишняя свобода. Деньги являются топливом для корпосистемы, и потому она сильно окрепла при  Путине, в нулевые годы, когда не знали, куда девать свалившиеся с неба нефтедоллары. «Рублики-копеечки халявные…»

Возможно, читатель спросит – а что тут нового? Факты общеизвестные. Новым была то, что эти явления переросли отдельные отрасли и сложились в Систему.

В современной политологии есть термины, которые широко применяются на Западе, но которые почему-то «стесняются» применять в России. К примеру, трайбализм – стремление к политическому и экономическому обособлению на основе родоплеменного деления. Или политический клан – устойчивое неформальное объединение, ведущее борьбу за власть и сочетающее черты патриархального или земляческого коллектива и современных политических организаций. Именно эти обособленные от прочего населения объединения, четко осознающие своё отличие от «простонародья», и являются движущей силой корпорантов.

Мир корпоратистов подобен нации в построении своих институтов, но является отдельной популяцией – все институты у корпоративной системы свои, куда люди со стороны не допускаются. Подобно раковым метастазам, корпосистема проникла во все клетки общества. И вот уже на обломках советской эстрады возникает корпорация Аллы Пугачёвой, количество поборов в ГИБДД растет не по дням, а по часам. Впрочем, эстрада – ерунда, не нравится – можешь не слушать. Но когда подобные системы возникают в прокуратуре, милиции, министерствах и ведомствах – тут уж никому будет не до смеха…

Корпорации – это всегда застой и загнивание, поскольку таланты и способности при такой системе особой роли не играют – всё решает серая посредственная масса. Кормовые ниши срастаются с конкретными людьми до такой степени, что выбить корпоратиста из ниши можно только путем полного разрушения последней. Одно это абсолютно исключает прогресс, ибо тот уничтожает ниши (теплые местечки, проще говоря), а целью корпорантов как раз они и являются. Корпоратизм особенно вреден развитию науки и культуры.

Система эта не является порождением пресловутого «плана Даллеса» - её вообще невозможно было спланировать. Просто несколько неблагоприятных факторов соединились в одно время в одном месте. И всё это наложилось на ослабление русской нации от превратностей тяжелейшего для неё XX века. Чрезмерное планирование уничтожило конкуренцию – умники стали просто лишними. Противоестественный отбор, при котором подчиненный обязаны быть «глупее» начальника, привел к деградации систему управления. И завершило картину обилие шальных нефтедолларов и концентрация близ них номенклатурных семей.

Всем им надо было как-то договариваться между собой, и именно там, где-то на стыке обкомовских коридоров, министерских приёмных, совпартшкол и прокурорских дач родилась Система – единый коммутатор разных корпоративных групп.

Современной Россией правит не разгромленная КПСС (хотя, по традиции, всё прикрывает партийная крыша), не «чекисты» и даже не Газпром – но именно неформальное объединение всех корпоративных групп в единую теневую структуру.

Вся нечистая сила – именно в ней. Там они собираются на свои посиделки. Сговариваются, какое ещё «благодеяние» преподнести народу, и чтоб потом не повесили. Лишенные возможности сговора, корпоратисты не будут больше представлять угрозу для нации. Стоит только разрушить этот адский коммутатор – и равные возможности для нормальной жизни появятся у всех. Даже у лишенных власти корпорантов. Именно за это и должна бороться национальная партия (а она неминуемо появится в России, причем легальная!) в противовес негативному народному «повесить их всех!» Без ликвидации антинародной системы смерть корпорантов приведет к появлению новых – только и всего.

Вся беда в том, что в силу своей специфики Система никогда не может быть показана в четком виде. Не за то или иное конкретное преступление против нации ей придется отвечать, а за сам факт своего существования. Это пауки на общей паутине. Это стая акул в океане – бесполезно выяснять, кто виноват больше, а кто меньше. Любой «хороший» корпоратист станет «плохим», как только придет к власти. Корпорация – это одна большая недружная семья, где постоянно кого-то убивают. Корпоратисты знают цену своему окружению и не доверяют друг другу. Они не удержат Систему в состоянии равновесия ни при каких обстоятельствах, даже если нефть подорожает до двухсот долларов за баррель. Частный системный кризис перерос в кризис всей Системы, по сути, она уже пошла вразнос, и когда рванет – не знает никто. Но рванет обязательно…

Теоретически, Система допускает возможность борьбы, но только при условии – побеждать должна только она. Системная оппозиция – это люди, назначенные Системой для «борьбы» с собой, главным образом из числа обделенных при дележке корпоратистов второго эшелона. В мелочах Система иногда может пойти на уступки народным массам, в серьёзных же вопросах – никогда. От нации она будет отделываться морями слов, настолько заумных, что совершенно непонятных народу. И так будет до тех пор, пока аргументом не станет безопасность корпоратистов.

К примеру, в середине девяностых годов возникло так называемое «дело Коняхина» - выбранного мэра Ленинск-Кузнецка. Дело в том, что откровенный русский капиталист Коняхин, как только получил власть, уволил всех чиновников городской администрации, которым был вынужден давать взятки, будучи бизнесменом. Что тут поднялось! Всероссийский скандал! «Коммунисты» и «капиталисты», «демократы» и «патриоты» выступили единым фронтом. Коняхину припомнили давнюю судимость (в молодости сорвал шапку с прохожего), лишили неприкосновенности и упрятали в тюрьму. Почти все партии поддержали травлю непокорного мэра, и лишь сторонники Эдуарда Лимонова – вроде бы ярые леваки – выступили в защиту «буржуя» Коняхина. Дело это стало лакмусовой бумажкой – кто за народ, а кто за корпоративную систему, и результаты оказались неожиданными.

В тот раз Система смогла победить. Новым мэром Ленинск-Кузнецка Тулеев назначил казаха Мамырова, за несколько дней до того срочно получившего российское гражданство. Системная «оппозиция» и системная «позиция» продемонстрировали впечатляющее единство. Правда, корпоративное, антинародное.

Так что, уважаемые читатели, знайте, что самое главное в нашей политике – научится распознавать, где слуги народа, а где прислужников корпорантов. В тех странах, где население этому обучено, жизнь совсем иная. А вот как этому научиться и как с этим бороться – об этом надо писать отдельную статью. 
 

 
  
 
 

Талгат ЕСЕНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий