Вызов Держиморды

«Артемий Филиппович. Вот не было заботы, так подай!»
«Николай Гоголь, «Ревизор».

РевизорИсполнился ровно год со дня премьеры псковского спектакля «Ревизор» режиссёра Петра Шерешевского. К годовщине приурочен всероссийский скандал, который раздули после гастролей псковского драмтеатра в Екатеринбурге.

«Ревизор» показали в местном ТЮЗе. Но так как зрелище оказалось не совсем детское, нашлись недовольные. Кто-то написал в прокуратуру. Прокуратура начала проверку.

«Псковский «Ревизор» зрелище не то что недетское, но и не каждому взрослому придётся по душе. В сентябре прошлого года «Городская среда» писала о спектакле: «Псковский «Ревизор» не так плох, как кажется некоторым. Но самое печальное, что он как бы сам себя съедает. То есть игроки, в смысле артисты забивают мячи и в чужие, и в свои ворота. Доходят до какой-то точки, а потом своими же руками (с подачи режиссёра, конечно), отступают назад. «Новый «Ревизор» полон штампов.  Так что главная пошлость в этом спектакле - не банальное оголение Хлестакова (Камиль Хардин), а именно штампы...»

(А. Семёнов. Брать не по чину), http://pskovcenter.ru/display.php?type=article&id=3813

Шерешевский постоянно повторяется. У него один и тот же ограниченный набор приёмов. С классическими произведениями он распоряжается, мягко говоря, вольно. Лучшая реакция на его спектакли - просто на них не ходить. А если уж попали, и вам не понравилось, то высказывать своё мнение. Но привлекать прокуратуру?

Прокуратура и так занята. Сколько сомнительных дел возбуждается? Сколько невинных попадает за решётку? А тут вам ещё и «Ревизор».

Для псковского драмтеатра и для этого спектакля очередной скандал - неплохая реклама. Предыдущий скандал случился в 2015 году, когда начался всероссийский разбор «Банщика». Спектакля ещё не было, а скандал уже был. Мне звонили из Москвы и просили написать - настолько в федеральных СМИ интересовались спектаклем «Банщик». Другими спектаклями никто никогда не интерсеовался.

(А. Семёнов. Сырой спектакль, http://pskovcenter.ru/display.php?type=article&id=2658)

(А. Семёнов Тяга к прекрасному, http://pskovcenter.ru/display.php?type=article&id=2651)

Но «Банщик» даже до премьеры не дожил. У «Ревизора» другая судьба. Он добрался до Екатеринбурга и получил громкую прессу. Зрители в будущем должны это оценить.

Стали появляться рецензии с хлёсткими хлестаковскими названиями вроде: «Интимная жизнь Хлестакова, 18+. Спектакль по Гоголю вышел горячее, чем нужно, зато дети его точно запомнили». Или вот ещё: «На сцене ТЮЗа детям показали изнасилование. Какого чёрта?» (как говорил у Гоголя Городничий: «Чёрт побери! Постой же, теперь я задам перцу всем этим охотникам подавать просьбы и доносы»).

Претензии были связаны с двумя обнажёнными сценами: «Так вышло, что одна из площадок фестиваля - Театр юного зрителя. И родители, которые купили своим детям билеты на «Ревизора», наверное, не ожидали обнаженных тел и имитации полового акта на сцене...» https://66.ru/news/columnists/224816/

«Ничто не предвещало беды, - написала присутствовавшая на спектакле журналист Алёна Абрамова, -  классическое произведение (хоть и в современной трактовке), Театр юного зрителя и толпа детей младшего и среднего школьного возраста в зале. Только на моём ряду сидело четверо мальчиков 9-12 лет и несчетное количество подростков - это важное уточнение, потому что во втором акте начинается треш...»

Главные претензии авторов статей и заявлений в прокуратуру касаются детей в зале: «Когда артисты вышли на поклон, мальчик справа от меня встал, зааплодировал и прокричал соседу: «Не зря пошли в театр. Тут вон как здорово, оказывается».

Исполнитель роли Хлестакова Камиль Хардин прокомментировал происходящее так: «Мне кажется, родители просто увидели название «Ревизор» и подумали: «Ну как, это же Гоголь, это же «Ревизор», проигнорировав, что это фантазия на тему. Подумали, ну что там может быть плохого?»Ревизор

В твиттере небезызвестный «патриот» Vitaly Tretyakov, вдохновлённый екатеринбургско-псковским скандалом, организовал опрос: «На театральном фестивале в Екатеринбурге псковский Театр драмы им. Пушкина (!) показал спектакль «Ревизор», где Хлестаков на сцене насилует дочку городничего на глазах её родителей. Взрослые и юные зрители, в каких ещё спектаклях по русской классике вам не хватает сцен изнасилования?»

На первом месте с 35% пока идут «Три сестры». «Недоросль», «Горе от ума» и «Гроза» отстают. Министр культуры РФ Владимир Мединский, специально приезжавший в Псков в 2015 году, чтобы смягчить ситуацию со спектаклем «Банщик», в 2019 году уже лайкнул опрос Третьякова.

Комментарии после статей о псковском «Ревизоре» появляются соответствующие: «После «подвигов» Серебренникова нас уже трудно удивить. Но возникает вопрос! Так сильно боимся цензуры, что не боимся распоясавшихся подонков?! Цензуры хочется!!!», «Опарыши Серебренникова расползаются(((...»

Художественный руководитель псковского театра Дмитрий Месхиев ответил тем, кому хочется цензуры: «Это спектакль, который шёл в рамках фестиваля «Реальный театр» - взрослого фестиваля со взрослыми спектаклями. И да, наверное, есть определённая проблема в том, что нельзя было пускать детей на фестиваль с пометкой 18+. Если, конечно, дети в зале были. Потому что я пока подтверждений того, что дети в зале были, не видел...»

В официальном же комментарии, опубликованном на сайте псковского театра, Дмитрий Месхиев и арт-директор драмтеатра Андрей Пронин пишут: «Что же касается «зала, полного детей», о котором написала екатеринбургская журналистка, это или ложь, или сильное преувеличение. Мы опросили критиков, присутствовавших в зале: никто из них не видел ни одного ребенка - ни в зале, ни в фойе. Мы не можем поручиться, что детей в зале не было вообще, но они явно не преобладали».

Уже сейчас понятно, что не зря «Ревизора» вывезли на фестиваль, - да ещё с таким подходящим названием как «Реальный театр».

«Реальный театр» натолкнулся на реальную жизнь. Закипели страсти. Полетели доносы. Реальный театр и должен быть таким.

«Мы со всей ответственностью заявляем, что наш спектакль «Ревизор» очень целомудрен, - настаивают руководители псковского театра. - В нём напрочь отсутствует какое-либо откровенное сексуальное содержание, нет даже намёка на эротику».

РевизорЭто точно. Никакой эротики там точно нет. Обнажение есть, а эротики нет. А что, если кто-нибудь оскорбится и напишет в прокуратуру: «Как же так, товарищ прокурор? Почему обнажение есть, а эротики нет? Непорядок. Прошу принять  меры, наказать и обеспечить эротику к следующему показу».

Те несколько публикаций, вызвавших шум, трудно назвать рецензиями, пусть и отрицательными. И это явно мешает нормальному обсуждению. Обсуждаются не художественные достоинства и недостатки, а потенциальное административное или уголовное дело, с рефреном «цензуры хочется»!

Прошлогодняя статья, посвящённая псковскому «Ревизору» и опубликованная в «Псковской губернии» и «Городской среде», заканчивалась такими словами: «Явился проходимец, поцеловал в пупок, походя надругался и отбыл восвояси. Вечный сюжет. В Пскове такие люди время от времени появляются, навесят лапшу, а потом неизбежно куда-то исчезают».

На то он и вечный сюжет, что история обречена на повторение. Гоголевское колесо крутится. Если имеется меняющий обличья Хлестаков, то непременно должны появиться судья Ляпкин-Тяпкин, жена унтер-офицера, гости и гостьи, купцы, мещане, просители. И, конечно же, полицейский Держиморда.

Какой «Ревизор» без Держиморды?

 

 

 

 

 

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий