Механизм управления Россией

ПутинЦарь настолько же добр, насколько безмолвен народ

Попытка внедрить в сознание словосочетание «Путин Великий» по аналогии с Петром Великим и Екатериной Великой в век постмодернизма выглядит двусмысленно. Звучит это скорее не как Пётр Великий, а как Бойко-Великий.

«Исследовать путинизм как действующую идеологию повседневности...»

Председатель оргкомитета партии «Народное движение „Святая Русь"» Василий Бойко-Великий (ультраправославный «патриот»-предприниматель) в июне 2019 года в очередной раз угодил за решётку. Попытка доказать, что он великий мошенник, скорее всего, будет засчитана. Но что такое его величие по сравнению с тем, чья фамилия послужила корнем нового идеологического учения - «путинизм»?

Термин «путинизм» усердно внедряет в общественное сознание Владислав Сурков. На сайте «Актуальные комментарии» специально открыли новую рубрику под броским названием «Путинизм», в которой будут публиковаться статьи, интервью и обзоры, анализирующие курс Путина.

«Исследовать путинизм как действующую идеологию повседневности со всеми его социальными инновациями и продуктивными противоречиями - очень полезное начинание, - объяснил Владислав Сурков. - Потому что путинизм представляет собой глобальный политический лайфхак, хорошо работающий метод властвования. А понять, «как они делают это», всегда интересно, если сделанное привлекает и впечатляет».

В том-то и дело, что путинизм никакая не идеология, а, простите за выражение, лайфхак, то есть особый подход к решению сиюминутных задач.  Способ проявить смекалку и удержаться у власти. В таких случаях идеология не то что не нужна, а часто вредна. Значительно важнее беспринципность, позволяющая безболезненно лавировать.

Бойко, некогда официально прибавивший к своей фамилии «Великий», всё-таки оказался недостаточно велик. Другое дело - Путин. Уголовное дело, в котором он фигурировал, Генпрокуратура закрыла ещё 31 августа 2000 года. Шансы угодить за решётку у него сегодня минимальны.  Многие его враги отправились на тот свет не без внешнего воздействия. Многие его друзья и родственники сказочно разбогатели. Россия за последние двадцать лет довольно сильно изменилась. Так что понятие «путинизм» всё же имеет право на существование. Впрочем, на идеологию путинизм не тянет. Это скорее не идеология, а система ценностей.

А в узком смысле путинизм - это способ продления власти. Только и всего.

«Пыль в глаза»Путин

Чтобы привести понятийный ряд в соответствие с околонаучным а-ля сурковским подходом, следовало бы привлечь специалистов по латыни. Они должны сделать правильный перевод на мёртвый научный язык таких вечно живых понятий как «разводка», «пыль в глаза» и т.п.

Получилось бы, наверное, что-то вроде circumductio или fraus.

Нельзя забывать и о servility (раболепие), и о звучном научном термине delingo (облизывать). Это всё составные части путинизма.

И ещё, какой может быть «путинизм» без usus perversus psychologicus (психологическое насилие) и scelus odio commissum (преступление на почве ненависти)?

Путинизм есть сочетание имитации, самоизоляции и самопрезентации (сам себя не похвалишь - никто не похвалит).

При Путине сработал доведённый до абсолюта старый девиз «Обогащайтесь!»  (по-французски: enrichissez-vous!). Его в  1843 году в парламенте произнёс министр иностранных дел Франции Франсуа Гизо (тот самый Гизо, который во многом придумал теорию борьбы классов, её потом использовал Карл Маркс).

Обогащаются, разумеется, не все, а те, «кому положено».

В путинизме важна клановость и соблюдение неких формальностей. Зато человеческая жизнь в этой системе ценностей значит не слишком много. Но не кровожадность лежит в основе путинима. Совсем нет. Не кровожадность, а просто жадность.

Кровожадность вторична.

Кровожадность проявляется лишь в отдельные моменты.

«Путин напрямую общается с народом»

Клановость предусматривает наличие «черни». Она, «чернь», вынесена за скобки. Сурков в февральской статье в «Независимой газете» это стыдливо назвал «глубинным народом».

См. Антиевропаhttp://pskovcenter.ru/display.php?type=article&id=3966

Обязанность «черни» - быть массовкой. Образцовый «нищеброд» должен быть не просто жалок, но и безлик.

Не менее важно, чтобы «чернь» ощущала себя причастной к чему-то великому и недоступному. Эта причастность - важнейшее дополнение к низкому уровню жизни.

Во многом, построенная в ХХI веке властная система существует на внешних эффектах. В каком-то смысле, это театральная система. Ничего нового в этом нет. Достаточно вспомнить эпоху Нерона.

Тоталитарные державы ХХ века в пропагандистских целях тоже сделали ставку на внешние эффекты и на коротком временном промежутке преуспели.

Почти вся телепропаганда при Путине - сплошной театр. С точки зрения искусства - это низкий жанр. Но путинизм как раз и тяготеет к низменному. К шуткам ниже пояса и тому подобному.

По сути, путинизм как раз и располагается целиком и полностью ниже пояса (infra cingulum), ввергая страну в выгребную яму.

Но это не простая выгребная яма. Здесь же предусмотрены «нанотехнологии», золото-мрамор-парча, раздутое до неприличных размеров величие. Попросту говоря - спесь с непременным желанием достигнуть ad amplitudinem pervenire (достигнуть высшего положения). Надуть пузырь до предела.

Есть причины думать, что в основе путинизма лежит глубочайшее презрение к собственному народу, который стерпит всё.

Основания для презрения у членов путинского клана, безусловно, есть. Но и ответное презрение (брезгливость) им тоже гарантированы.

К тому же, нельзя забывать, что существует вторая реальность. Театр потому и именуется театром, что герои произносят там слова не от своего имени, а то, что им положено произносить. По этой причине на сайте «Актуальные комментарии» приводятся слова Арега Галстяна, написавшего в The Thinker: «Путин устраняет весь бюрократический комплекс и напрямую общается с народом. Интересно, что подобные форматы практиковали президенты Франклин Д. Рузвельт (каминные чаты), Рональд Рейган, а теперь президент Трамп...»

Да, путинизм на всех своих этапах предполагал попытку лидера обращаться к народу через головы чиновников, напрямую. Вернее, это была и есть имитация, основанная на хрестоматийном представлении о злых боярах и добром царе.

Путинизм, если отказаться от навязчивой латыни, в четырёх словах - это сказка о добром царе.

Царь настолько же добр, насколько безмолвен народ.

Путин«Сила была и остаётся его догмой...»

Сурков не первый, кто пытается внедрить понятие "путинизм". О путинизме начали писать почти сразу же, как только он пришёл к власти. Делали это его политические противники или нейтральные журналисты. Как научный термин "путинизм" начали использовать примерно с 2003 года (постарался пропутинский "политолог" Вячеслав Никонов).

Чуть позднее появился термин "метафизический путинизм". Он преподносился как некая философско-религиозная система. Члены "Изборского клуба" заговорили о том, что "Путин - явление метафизическое". Рассуждения о "путинском мессанстве" и "богоизбраннности" русского вождя стали привычными. Этому посвящались лекции, круглые столы, статьи, книги...

Признать, что Путин - богоизбранный, довольно легко. Но вначале надо признать, что Ельцин - бог. Если это так, что, разумеется, Путин - богоизбранный. Как-никак, на российском "троне" Путин оказался с подачи Ельцина.

Но проще отказаться от метафизического подхода и сделать вид, что авторов, утверждающих: "Путин - Бог в благодати...", "Путин - сын девы Марии" (Марии Шеломовой), не существует. Уместнее всё же говорить не о метафизическом путинизме, а о путинизме как системе ценностей.

Путинизм как система ценностей неизбежно приводит к разделению и деморализации общества.

Унижение (contumelia) превращается в механизм управления. Оно схоже с тем, что часто происходит в тюремной камере.

Культивирование низменного достигло совершенства. Даже многие противники путинизма, не осознавая этого, существуют в той же системе ценностей. Уголовная лексика, уголовная логика...

Сьюзан Глассер, бывший шеф московского бюро The Wasington Post, в сентябрьско-октябрьском номере журнала Foreign Affairs, опубликовала статью "Путин Великий" (Putin the Great (Russias Imperial Impostor). Почему же он Великий?

«Сила была и остаётся его догмой, - пишет Сьюзан Глассер, - будь то для стран или для людей, и девиз российского императора „Православие, самодержавие, народность" ближе философски соответствует современному путинизму, чем советские панегерики международной солидарности трудящихся и героизму рабочего, которые Путин должен был запомнить в детстве».

Речь, по сути, о физической силе, о культе силы. Сила предполагает умение переломить противника через колено, унизить его. В противном случае нерешительность будет воспринята как слабость. Подобному методу властвования тысячи лет. Особенность путинизма лишь в том, что это происходит в эпоху глобально изменившегося медиапространства и всемирного расцвета популизма.

А во всём остальном - ничего нового. Путинизм архаичен и вторичен. Именно поэтому он близок большому количеству людей. Сила привычки здесь не менее важна, чем грубая сила репрессивного аппарата или телевизионное зомбирование. Но в то же время путинизм, по природе отвергая живое и устремлённое вперёд, предрасположен к саморазрушению. Имитировать бурный рост экономики и расцвет духовности становится всё сложнее. Обман в слоновьих дозах приносит обратный эффект и перестаёт действовать. Отрицательный отбор рождает чудовищ. 

Но это пока не значит, что чудовища обречены на вымирание.

 

 

 

Алексей СЕМЁНОВ