Архив
2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 
2016 2017 2018 2019 2020 
2 3 4 5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28 29 30 30
31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
41 42 43 44 45 46 47 48 49 50
51 52

информация
Пишите нам:
gorgazeta-pskov@yandex.ru

Фиктивная демократия

КаспаровРазумеется, Гарри Каспаров прав: настоящие, а не игрушечные западные санкции быстро поставили бы крест на путинском режиме. Но зачем такое нужно этому неоднородному и противоречивому Западу? А вдруг, в освободившуюся от Путина Россию не пустят из Германии очередные поезда с тысячами тонн ядерных отходов? А вдруг, новая Россия не захочет оставаться сырьевой державой? А вдруг, новая «элита перестанет выводить на Запад «свои» триллионы?

Редакция.

ГЛОБАЛЬНЫЙ КОНТУР

Гарри Каспаров выступил с обращением, которое всем, кто знаком с политической историей, остро напоминает выступления Александра Солженицына в США в 1970-е. Как и Солженицын, Каспаров бросает Западу взволнованный упрёк в отсутствии политической воли: сегодняшний компромисс с нелиберальными режимами обойдется дорого завтра. Каспаров, как и Солженицын, не рассчитывает на демократическое движение в России "снизу", призывает к ужесточению санкций с единственным расчетом на раскол кремлёвских элит.

Гарри Каспаров - умный, опытный, всемирно известный человек, его голос имеет значение. Он фиксирует позицию, которая, несомненно, останется в политической истории, так же как и позиция Солженицына. Аналогия усиливается еще и тем, что голос Солженицына звучал "без адресата", но уже через несколько лет президентом США стал Рональд Рейган и "время компромисса" кончилось. Ещё через несколько лет начался "раскол элиты" в советском руководстве, и в 1991 году "Восточный блок" распался. Эта аналогия создает и контекст некоторой надежды в отношении позиции Каспарова.

Однако сейчас ситуация сложнее, чем она была в конце советского периода. Дело не в нехватке политической воли у руководителей Запада, а в гораздо более масштабной проблеме. В начале столетия и внутри Запада, и вне его стабилизировалось много "иллиберальных режимов", хорошо встроенных в глобальный экономический обмен.

Кремль стремительно "растворяется" в общем контуре иллиберальных глобальных тенденций

Разумеется, Саудовская Аравия - не то же самое, что Венгрия, а Филиппины - не то же самое, что Турция, всё это разные формы "иллиберализма". Но в целом образуется широкий контур политических режимов и укладов общественной жизни, которые гораздо ниже тех стандартов верховенства права, демократии и прав человека, которые являлись нормативными для политики Запада весь послевоенный период. Этот "иллиберализм" (по-русски часто используется термин "фиктивная демократия") не объединен в "блок", как это было во времена противостояния "двух систем", и это ещё более ухудшает ситуацию. "Восточный блок" совершенно иначе был встроен в систему глобальной конкуренции, в мировую экономику, чем весь нынешний мир иллиберализма. Он имел гораздо более консолидированную политическую теорию, которая не только критиковала потребительское общество Запада, но и предлагала альтернативную концепцию "свободы, равенства и братства". Интеллектуальный, политический и военный ответ было гораздо проще построить, чем ответ на сегодняшнюю ситуацию.

 

Всё это заставляет задуматься о том, что точечный ответ Запада на угрозу, которую несет Кремль, скорее всего, уже невозможен. Кремль стремительно "растворяется" в общем контуре иллиберальных глобальных тенденций. По-видимому, "проблема Кремля" теперь может быть решена только в более масштабном контексте. Здесь вызов такого масштаба, что глобальным силам разных стран и континентов требуется пробуждающее событие масштаба Французской революции или объединенной победы над нацизмом. Только так к жизни могут быть вызваны энергии, которые были бы в состоянии захватить весь посттранзитный, постколониальный мир, сложившийся после 1945-го и после 1991 годов. Требуется новое прочтение нормативных оснований, на которых покоятся общества, составляющие гуманистическое ядро человечества.

В российском обществе, как и в других иллиберальных режимах, есть та часть, которая станет участницей этого процесса, когда и если он начнется. В этом нет сомнений. Но вот надежда на нового Рейгана, который сможет консолидировать Запад в походе против глобального тренда, частью которого стала путинская Россия, - эта надежда, честно говоря, выглядит безосновательной. Надежда теперь связана со способностью человечества к более масштабной саморефлексии, чем те модели борьбы с "Восточным блоком", которые оказались успешными в прошлом.

svoboda.org

 

 

 

Александр МОРОЗОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий