В ожидании парада

ЛагранжВыставка фотографий Владимира Лагранжа, прошедшая в московском Центре фотографии имени братьев Люмьер, стоит многих прочитанных исторических трудов о времени шестидесятых-восьмидесятых годов ХХ века. Высокое искусство нагляднее и не требует десятков тысяч слов. В сущности, даже подписи к фотографиям не обязательны.

Родившийся в 1939 году Владимир Лагранж запечатлел не просто конкретные события и отдельных людей. Он заснял жизнь и смерть огромной страны.

Разумеется, не всякая его фотография могла оказаться на страницах советских журналов в то время. Однако благодаря тому, что Лагранж работал в ТАСС и журнале «Советский Союз», он мог оказаться там, где другому фотографу оказаться было бы сложнее. Редкие в СССР качественные фотоаппараты тоже были ему доступны.Лагранж

Но всё же важнее всех дорогих иностранных объективов и фотокамер взгляд Лагранжа на человека. Его лучшие фотографии шестидесятых годов перекликаются с лучшими фильмами, снятыми в СССР в то время. Романтика, лёгкая ирония, жизнеутверждающий взгляд на жизнь... Неизбежные Евтушенко, Ахмадулина, Галич, Вознесенский...

Но большинство его героев - совсем не знаменитости. Мы не знаем их имён. Но мы узнаём их.

ЛагранжНекоторые из них - это мы и есть. Плохо одетые, весёлые, с надеждой в глазах. Наивные. Целеустремлённые.



«У меня во лбу или на затылке какой-то экран был, - объяснял Лагранж в одном из интервью. - Вот какой-то уголок понравился, и я на основе воспоминаний вечером в гостинице прикидывал, как его можно снять. А что именно это будет - это рождалось позднее. Каждый очерк строился композиционно...»Лагранж



Действительно, очерк. Лагранж часто выезжал «на место» с журналистом-очеркистом. Учитывая, что пропаганда в нашей стране работала (и работает) на полную мощь, можно представить, что писали о тех поездках очеркисты (славили партию и советский народ). Но рядом был Лагранж, снимавший не только пышные парады, но и кадры ожидания парада. Так появилась фотография зевающего пионера («В ожидании парада», 1972 год).

Лагранж - репортёр, хотя некоторые его фото явно постановочные. Вернее, срежиссированные на основе реальных событий. Хотя многие фотографии выхватили  реальные сценки из жизни. Вряд ли Лагранж затаскивал козу на московскую кухню на Сретенском бульваре... Вряд ли заставлял детей висеть на шведской стенке или тянуться за газировкой...

Детей на его ранних снимках множество. Энергию жизни не так просто запечатлеть на камеру, но ему это удавалось. Словно детей фотографировал тоже озорной ребёнок.

ЛагранжЧем ближе к концу восьмидесятых годов, тем больше у Лагранжа тревожных снимков. Наверное, изменилось не только время, но и сам фотограф.

Было бы, конечно, совсем замечательно, если бы Лагранж заснял не только баррикады на улицах Москвы в 1993 году, но и события в Новочеркасске 1962 года. Или Прагу в августе 1968 года. Но это было бы уже слишком...Лагранж

Поэтому на выставке Лагранжа в Центре фотографии имени братьев Люмьер мы видели тоже отчасти мифологизированную историю в фотографиях. Но этот миф не оторван от жизни. Как и другой миф - из соседних залов, в которых в это же время демонстрировались работы Гарри Бенсона (выставка «The Beatles и не только»). Там тоже мощная энергия шестидесятых. Только знаменитости другие. Не Евтушенко, а Вуди Аллен, не Галич, а Джон Леннон, не Ельцин, а Клинтон, не Горбачёв, а Трамп (ещё молодой, но уже наглый)... Есть прямые переклички. Директор совхоза с грудой наличных бумажных рублей и Трамп с пачками долларов.

Бенсон тоже устраивал постановочные кадры, ставшие знаменитыми. Например,  «Битва подушками» (1964), где вовсю резвится молодой квартет The Beatles, или их же фотография с Муххамедом Али. «Поцелуй супругов Клинтон» тоже из этого ряда. Кое-что вошло в число «100 самых влиятельных фото ХХ века».

Что надо, для того чтобы сделать фотографии, которые потом назовут «самыми влиятельными»? Хорошо бы, если вас звали Роберт Капа, Анри Картье-Брессон* Альберт Эйзенштадт, Майкл Николс... Или Евгений Халдей (он автор «Поднятия флага над Рейхстагом» 1945 года).

Как правило, «влиятельными» становятся ужасы. Реже - преодоление ужаса. Всё это запоминается и западает в душу. Запечатлённые ужасы охотно публикуют. По этой причине в том самом списке «Восстание в Соуэто», «Мюнхенская бойня», «Расстрел в Иране», «Облако-гриб над Нагасаки», «Последний бой Альенде», «Стрельба в штате Кент», «Гитлер на параде нацистов»...

А ещё там есть «Крушение дирижабля Гинденбург», «Экзекуция Лагранжв Сайгоне», «Голодающий ребёнок и стервятник»...

Котируются знаменитости. Че Гевара, Черчилль, Махатма Ганди, Леннон-Маккартни-Харрисон-Старр... Или хотя бы «Лох-несское чудовище» (1934 год, автор неизвестен). Чудовища нет, автор неизвестен, зато есть фотография.

У того же Гарри Бенсона есть прекрасные репортажные снимки с участием The Beatles. Но «выстрелила» практически постановочная фотография, где музыканты дерутся подушками, только перья летят.

«Я всегда попадаю в сердце любой ситуации, как только схожу с трапа самолёта», - объяснял причину своих фотоудач Гарри Бенсон. По всей видимости, почти все хорошие фотографы сказали бы то же самое.

Вернее, важно уловить пульс. Увидеть главное. Обычно это бывает какая-то мелочь. Она не бросается в глаза, но без неё фотография не станет событием.Лагранж

У Владимира Лагранжа тоже были выезды в те места, где было неспокойно. Он ездил в Афганистан перед тем, как СССР вывел оттуда войска. Но большинство его работ абсолютно мирные. Без экзекуции, стервятников, бойни, расстрелов и чудовищ. Но назвать их бытовыми - язык не поворачивается. Быт был до тех пор, пока Лагранж не навёл объектив и нажал на спуск.



А дальше началась поэзия. Поэтика не такая влиятельная вещь, как политика. Поэтому когда я говорил московским журналистам, что иду на выставку Лагранжа, они удивлялись. Лагранж? Кто это?

Это тот, у кого воздуха больше, чем дыма.

*Двадцать пятая доля, http://pskovcenter.ru/display.php?type=article&id=2888

http://www.lumiere.ru/gallery/photographers/id-22/

 

Все фото: Владимир Лагранж.

 

 

 

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий