Борис Акунин. Весь мир театр

Весь мир театрОдна книга – три мнения
   Акунин Б. Весь мир театр: роман; худож. И.Сакуров, М.: «Захаров», 2010. – 432.: ил.

I. Бориса Акунина не остановить. Чем больше он пишет романов об Эрасте Фандорине, тем больше они начинают походить на самопародию. Вот программа минимум  для 55-летнего Фандорина: «Научиться управлять аэропланом, годик посвятить прыжкам с шестом, заняться альпинизмом, непременно освоить бескафандровое  водолазание».

Автор издевается над своим героем, а чтобы это было очевидно всем – дает ему три года на штудирование Корана по-арабски. Эраст Петрович не человек, а амфибия. И даже его любовь к актрисе Альтаирской-Луантэн выглядит так, как будто в нее влюбился не человек, а все та же амфибия.

Но вершиной издевательства становится обращение Фандорина к драматургии. Раньше он ею не занимался, но вдруг ему приспичило написать пьесу. И он ее пишет, да так пишет, что Чехов становится неуместен. Раздаются крики: «К черту «Вишневый сад»! Под топор его, прав ваш Лопахин. Пьеса Эраста Петровича во всех отношениях идеальна!» И вместо неуместного Чехова актеры переключаются на дебютанта Фандорина. Пьеса, разумеется, из японской жизни, и называется она «Две кометы в беззвездном небе». Постановка имеет в Москве успех.

Написана пьеса в таком стиле: «Вполне в привычках ниндзя такой коварный трюк.  Ты им неизвестна, в секрете наша связь…»

Для полноты картины, Борис Акунин помещает «Две кометы…»  в конце книги. Возможно, пьесу кто-нибудь и прочтет до конца, но таких отчаянных любителей детективов не должно быть много.

Акунин, конечно, не забыл, что сочиняет детективы. Но его, по-видимому, давно не слишком заботит, что убийца легко вычисляется. Он просто делает свое дело, а именно – работает преуспевающим литератором и на большее, похоже, не претендует.

Алексей ВЛАДИМИРОВ

II. Кто-то читает книги на работе, кто-то в метро, кто-то… ну, вы поняли. Книги из серии «Новый детективъ» Бориса Акунина, оказывается, с некоторых пор рекомендуется читать в ванной. Это чтобы погружение в атмосферу России первой четверти XX века дополняло атмосферу погружения в воду. «Весь мир театр» - из той же серии. Лишь с той разницей, что для полноты ощущений коммунальщикам не мешало бы отключить горячее водоснабжение в вашей квартире примерно «за две единицы до бенефиса».

Не бойтесь промочить страницы. Воды в романе много и так. Сюжет определенно не является сильной стороной книги. Причем речь идет об обеих параллелях повествования – и романтической, и детективной.

Интрига отношений Эраста Фандорина и Елизаветы Альтаирской-Луантэн, во-первых, высосана из пальца, а во-вторых, анонсирована Акуниным еще в «Алмазной колеснице».

Недалеко ушел и главный злодей эпизода. Редкость для Акунина – злодей настолько жалок, что вычисляется практически сразу. Так и выпирает среди списка персонажей подчеркнуто «книжным» происхождением. Да и вообще в книге все какое-то надуманное, ненастоящее… Как театр. Кстати, вот он благодаря этому выглядит весьма правдиво. Что называется, на все времена – и прошлому веку хватит, и нынешнему. Да еще «Две кометы на звездном небе». В пьесе Борис Акунин без преувеличения превзошел сам себя. В смысле, сложно читается...

По-моему, десятки литров крови жертв (спасибо главному злодею) и десять бутылок красного вина (спасибо г-же Альтаирской-Луантэн) пролиты в романе совершенно попусту. О слезах я вообще молчу.

И все-таки Акунин – гений. В последнее время он только и делает, что заигрывает с нашим воображением. Хотя реализма историческим пейзажам все-таки не достает. Писатель отчетливо намекает, что мог бы писать намного лучше, но не в этот раз. И даже не в следующий. Но все равно - способен, и однажды поступит именно так.

Что же касается вашей ванной, то в довесок почитайте-ка не так давно вышедший роман Акунина «Сокол и ласточка». Воды там еще больше, причем во всех смыслах слова. Зато попугай очаровательный.

Николай АВДЕЕВ

III. Честно признаюсь, что я не страстный поклонник Эраста Фандорина, и, прочитав пару романов о его приключениях, знакомство с другими приключениями оставил на «другую жизнь». Уж слишком предсказуем прием, которым пользуется Борис Акунин: занятная, но слишком надуманная стилевая игра с детективным сюжетом.

В оправдание замечу, что числю себя если не фанатом Фандорина, то почитателем самого Акунина, изобретательность и талант которого (по ведомству жанровой литературы) не может не вызывать чувства профессиональной зависти у любого, кто так или иначе причастен к изящной словесности.

Этой двойственностью объясняется и противоречивое чувство, которое испытываешь, знакомясь с новым творением самого искушенного (по части формы) российского детективщика: удивляешься выдумке автора, его смакованию деталей, но... ловишь себя на мысли, что дочитывать до конца вовсе не обязательно.

Ничего нового о литературных свершениях писателя Акунина в детективе на театральную тему не узнаешь. А хотелось бы. То есть все ждешь от автора чисто художественных откровений, осознавая, насколько велик его «технический потенциал». Но Акунин предпочитает заниматься пустяками. Тянет фандоринскую серию, аки вол, и, разумеется, не без успеха.

Верные читатели наверняка будут удовлетворены. Ибо найдут то, чего у Акунина всегда было в достатке: изящный слог, юмор, загадочные смерти, пикантные подробности, а главное, то, за что автора особенно ценят.

А за что ценят? За то, что он выдает свой как бы свой вариант отечественной истории. Представляет объемную реконструкцию московских событий 1911, кажется, года. Пусть это всего лишь эпизод из театральной жизни, но какой эпизод! С целой труппой актеров, всегда готовых «сыграть трупа», да с гениальным режиссером, да с примой-актрисой, да с Фандориным в роли драматурга. Прямо новый Чехов явился!

Следишь за интригой, и подсознательно гордишься: а вот ведь какая великолепная жизнь была 100 лет назад! С шикарными отелями, бульварными газетами, миллионерами-меценатами и интригами шоу-бизнеса. Прямо Псков (то бишь Москва) на старых открытках.

Этот тщательно сконструированный псевдоностальгический флер, как ценный глянец, как патина времени, придает прозе Акунина неповторимый шарм и очарование. И именно это качество фандоринской серии и заставляет не откидывать книжку вон, позволяя дочитать ее до конца.
 

 

Саша ДОНЕЦКИЙ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий