Архив
2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 
2016 2017 2018 2019 2020 2021 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
41 42 43 44 45 46 47 48 49 50
51 52

информация
Пишите нам:
gorgazeta-pskov@yandex.ru

Транссибирская язва

Андрей АсадчийТрудно было поверить, что из этого могло что-то получиться. Депутат-единоросс не явился на сессию Псковской городской думы. Невеликое событие. Мало кто это заметил. И когда он не явился второй раз - дело до этого никому не было. И без него единороссов в думе хватало. Но в конечном итоге, спустя какое-то время, я всё же поинтересовался у депутата из другой фракции: а где ваш коллега? Правильный ответ он знал, но ответил уклончиво. Дескать, далеко, не скажу где... «И всё же?»... Точного ответа я не дождался, но одну подсказку услышал.

Кто бы мог подумать, что из этого малозначительного эпизода возникнет не только полтора десятка статей, но и попытка возбудить против меня и против редактора газеты одно уголовное и одно административное дело. Более того, после одной из статей к редактору в кабинет явился некий человек, который трагическим голосом заявил: «Только что принято решение вас убить. Мне это сообщили по секрету. Оружие уже куплено...» Якобы, решение об убийстве редактора принял герой моей публикации. Решил отомстить.Это была явная попытка запугать. Никто никого не убил, хотя нервы трепали, доносы писали... Приходилось ходить на допросы, выступать в суде в качестве ответчика... А как итог - целый сборник под названием «Транссибирская язва». Он посвящён нравам двух российских городов - Пскова и Иркутска.

Автор.

1.

ПОЧЁТНЫЙ КАРАУЛ
(«Городская среда», 2011 г.)

Год назад депутат Псковской городской думы Андрей Асадчий был в почёте. Он удостоился даже высшей награды «Всероссийской масленицы» - получил блинный благотворительный орден. Но блинный орден не помог, и у молодого депутата Андрея Асадчего возникли проблемы. В итоге депутат куда-то исчез. На сессию не приходил, свою родную «Единую Россию» не поддерживал. Когда я задавал вопросы его коллегам-депутатам об отсутствующем Андрее Асадчем, то депутаты отмалчивались и стыдливо опускали глаза. Затем кое-кто проговорился и предложил искать его в Сибири.

Пришлось искать его за Уралом. На одном из иркутских сайтов я обнаружил интервью с неким Андреем Викторовичем Асадчим. Оказывается, этот человек занимается в Сибири проблемой транспорта и заодно борется с сибирским терроризмом. Для более успешной борьбы он предложил реконструировать за 15 миллионов рублей иркутский автовокзал, а заодно возглавил борьбу против своих конкурентов на рынке перевозчиков. После чего конкуренты обвинили иркутского Асадчего в рейдерстве.


Потом мне стало известно, что к Андрею Асадчему и в Пскове возникли серьёзные вопросы. Эти вопросы сформулированы в форме справки, которую подписали сотрудники отдела финансового контроля Контрольного управления администрации Псковской области во главе с начальником отдела г-жой Репринцевой. Справка появилась после проверки, которую провели примерно полгода назад. В октябре результаты проверки, которую инициировал глава города Иван Цецерский, легли на его стол. Попросту говоря, это был компромат на Андрея Асадчего. 

Затем наступила пауза. Обнародовать компромат, по всей видимости, сильного желания у главы города не было. Это подрывало бы авторитет и без того не очень авторитетной  «Единой России».

Тем не менее, людей, которые сочувствовали Андрею Асадчему, становилось всё меньше. В итоге мне все же удалось раздобыть копию справки и опубликовать на прошлой неделе в «Псковской правде» статью под названием «Аномальная зона».

Ещё в «Городской газете» не раз приходилось писать о криминальной деятельности МП «Псковская коммерческая палата», так что ничего сверхъестественного в проступках Андрея Асадчего я не обнаружил. На посту председателя комиссии по ликвидации коммерческой палаты он действовал примерно так же, как действовали предыдущие директора этой самой палаты. Единственное отличие в том, что он был еще более бесцеремонен.

На следующий день после моей  публикации в «Псковской правде - Вече» в городской думе появилось письмо, подписанное Андреем Асадчим и адресованное главе города и каждому депутату в отдельности. В каком-то смысле, это было объявление тихой войны. Псковский депутат, живущий в Иркутске, считает, что материалы проверки были заказаны заранее. Не называя фамилий, он намекает на главу города Ивана Цецерского и главу администрации города Петра Слепченко.

Сейчас трудно сказать - кто и что заказал.  Но очевидно, что публичная дискуссия - это лучше, чем долгое молчание.

Теперь вот Андрей Асадчий вступил в переписку с Иваном Цецерским. Это напоминает переписку других Андрея и Ивана - Андрея Курбского и Ивана Грозного.

Если говорить коротко, суть послания Андрея Асадчего сводится к словам, которые когда-то появились в первом послании Курбского Ивану Грозному:

«Что провинили пред тобою и чем прогневали тя кристьянскии предстатели?»

В изложении Асадчего это выглядит чуть менее поэтично:

«Вывод проверяющих о якобы необоснованном получении мною заработной платы противоречит законодательству».

А в материалах проверки, инициированных Иваном Цецерским, прослеживается мысль, высказанная еще  в первом послании Ивана Грозного Курбскому:

«Ты же тела ради душу погубил еси и славы ради мимотекущая нелепотную славу приобрел еси, и не на человека возъярився, но на Бога востал еси. Разумей же, бедник, от каковы высоты и в какову пропасть душею и телом сгнел еси! Збысться на тобе реченное: «И еже имея мнится, взято будет от него». Се твое благочестие, еже самолюбия ради погубил еси, а не Бога ради».

В переводе на современный русский язык это звучит примерно так:

«Неправомерный доход был получен в сумме 12 миллионов 276 тысяч рублей».

В материалах проверки это обозначено как «необоснованное обогащение».

Чтение документов проверки - увлекательный процесс. Некоторые части изложены почти в рифму. К примеру, обращаешь внимание на сочетание двух имен-отчеств-фамилий - «Р.О.Меренков и Д.О.Меренков». Первый в качестве заместителя Асадчего, по всей видимости, имел отношение к передаче бюджетных денег в частную фирму второго (Д.О.Меренков - директор ООО «Теплый дом»). Именно Д.О.Меренкову доверили за 1 миллион 700 тысяч рублей «подготовку исходных данных для проектирования рабочего проекта офисного центра по адресу у. Горького, 2». Офисный центр к тому времени был продан частному лицу.

На мой взгляд, рифма «Р.О.Меренков и Д.О.Меренков» - не слишком удачная. Куда интереснее другая рифма: «А.Асадчий и В.Асадчий». Все-таки Виктор Асадчий - первый председатель Псковской городской думы. Так что, в некотором смысле, власть Андрею Викторовичу досталась по наследству. Но, похоже, наследство он получил с отягощением. Поэтому сын предпочел вместе с семьей переехать куда-нибудь подальше. Но депутатские полномочия решил сохранить. Для уверенности. Уверенность ему еще понадобится.

2.
АНОМАЛЬНАЯ ЗОНА
«Псковская правда - Вече», 2011 г.)

Миллионы бюджетных рублей растворяются в воздухе, как будто их и не было

«Псковская коммерческая палата» - аномальная зона. Это научный факт. Там много лет подряд исчезает муниципальная недвижимость и бюджетные деньги. Не исчезает только сама коммерческая палата. Иногда возбуждаются уголовные дела, публикуется очередная партия компрометирующих документов, меняются директора... Но палата - бессмертна.

Комиссары

Рассказывать о коммерческой палате - все равно, что рассказывать о современной политической и экономической истории Пскова. Смена элит, криминальные следы... Следов так много, что они соединяются в сплошное пятно бурого цвета. Чтобы не углубляться в далекое прошлое, достаточно вспомнить только один эпизод. 31 октября 2007 года в ходе 9-й сессии Псковской городской думы депутаты приняли решение о ликвидации муниципального предприятия «Псковская коммерческая палата». В тот же вечер двери палаты были взломаны. Документы предприятия  погрузили в машину одного из депутатов и увезли, а в дверях появился новый замок. В СМИ обнародовали список тех, кто отныне имеет право входить в помещение. В списке была и фамилия депутата городской думы Андрея Асадчего.

В марте 2008 года создали ликвидационную комиссию. Еще спустя год, 19 ноября.2009 года, городская дума установила срок ликвидации - 1 марта 2010 года. В ноябре председателем ликвидационной комиссии выбрали депутата Андрея Асадчего, а его заместителем  стал Роман Меренков, бывший генеральный директор МП «Коммерческая палата».

Доход от ликвидации


К выполнению своих новых обязанностей ликвидаторы отнеслись очень серьезно. Работа закипела. Первым делом, председатель ликвидационной комиссии Андрей Асадчий утвердил штатное расписание. С 1 января 2010 года в комиссии работали четыре человека. Сам себе Андрей Асадчий назначил ежемесячную зарплату в 50 тысяч рублей. Его помощник получал 30 тысяч. Согласовывать штатную численность и зарплаты никто с собственником имущества не стал. Может быть потому не стал, что деятельность работников на регулярной основе противоречит сущности процесса ликвидации предприятия. Подобное не предусматривается ни Гражданским кодексом, ни решением Псковской городской думы от 29.05.2007 № 70.  Такой вывод сделали после того, как была проведена проверка деятельности ликвидационной комиссии.

Проверку проводил отдел финансового контроля Контрольного управления администрации Псковской области. Претензий к Андрею Асадчему у контрольных органов нашлось много. Самые незначительные касались табеля учета рабочего времени. Председатель ликвидационной комиссии - не основное место работы предпринимателя и депутата Андрея Асадчего. То есть, по мнению проверяющих из контрольного управления, нарушена статья 285 Трудового кодекса. Не обнаружили проверяющие и актов выполненных работ. Вывод был сделан такой:

«Общая сумма необоснованно начисленной заработной платы Асадчему А.В. за первую половину 2010 года составила 300 тыс. рублей».


Без обоснований

Когда называешь сумму в 300 тысяч, то рискуешь нарваться на усмешку: «Такие незначительные суммы оскорбляют честь и достоинство псковского депутата». Однако проверка, которую инициировал еще 3 сентября 2010 года глава города Иван Цецерский, показала, что нарушений, судя по всему, значительно больше.

Есть подозрение, что происходили манипуляции с недвижимостью (с помещениями на улицах Народной, Коммунальной, Стахановской. Советской набережной, Рижском и Октябрьском проспектах). Например, нежилое здание на Советской набережной, д.9 площадью 637,6 кв.м. вообще почему-то не числилось на балансе.

Чтобы понять, о каких суммах идет речь, достаточно назвать одну цифру. За 2009 год МП «Псковская коммерческая палата» получила доходов от сдачи имущества в аренду на сумму 8 миллионов 665 тысяч рублей. К 1 сентября 2010 года подлежащая ликвидации палата заключила 14 договоров на сумму 3 миллиона 611 тысяч рублей. К своей работе Андрей Асадчий подходил неформально и договоры аренды заключались без согласия собственника. Форма договора не соответствовала типовым требованиям. По мнению проверяющих, председатель ликвидационной комиссии слишком много на себя взял, самостоятельно устанавливая размер арендной платы. Вывод был сделан такой:

«Неправомерный доход был получен в сумме 12 миллионов 276 тысяч рублей». В материалах проверки это обозначено как «необоснованное обогащение».


Убыточная палата

Претензий к ликвидаторам оказалось так много, что если перечислять их все, то потребовался бы отдельный спецвыпуск газеты. Вот несколько выдержек:

«- За 1 полугодие 2010 года управленческие расходы предприятия составили 8 миллионов 251 тысяч рублей, что превышает аналогичный показатель 2009 года в 3,4 раза.

- Убытки, полученные предприятием в 1 полугодии 2010, составили 4 миллиона 640 тысяч рублей, что превышает аналогичный показатель 2009 года в 8,6 раз».

Откуда взялись убытки? Все-таки, арендная плата поступала регулярно. Судя по документам, значительная часть денег ушла на разработку рабочего проекта, дизайн проекта и эскизного проекта административного здания с рестораном по адресу ул. Горького,2 - на сумму 7 миллионов 100 тысяч рублей. Акты выполненных работ Андрей Асадчий подписал в феврале 2010 года. Это притом, что это здание было продано еще 22 октября 2008 года. То есть получается, что за ремонт частного здания с рестораном муниципалитет заплатил  7 с лишним миллионов?

Хотелось бы понять - насколько справедливы эти претензии. Все-таки, справку о деятельности «Псковской коммерческой палаты» подготовили еще 6 октября 2010 года. С тех пор внешне ничего не меняется. Ведутся лишь кулуарные разговоры и называются громкие имена тех, кто не заинтересован в серьезном расследовании. Вспоминают, как растворились во времени и пространстве документы предыдущих проверок и уголовных дел. Как правило, срабатывает волшебная формула: «Истечение срока давности». Правда, в феврале 2011 года процесс, вроде бы, сдвинулся с места, и материалы все-таки направили в правоохранительные органы. Однако есть сомнения, что Андрей Асадчий как член Координационного Совета Северо-Западной Лиги молодых депутатов и председатель Псковского областного отделения Межрегиональной общественной организации «Лиги молодых депутатов Северо-Западного федерального округа»  в ближайшее время сможет ответить за свои действия и отчитаться о проделанной работе.

Сибириада

В любом случае надо иметь в виду,  - речь идет о суммах, которые городу Пскову катастрофически хватает. Не так давно на координационном совещании у главы города городские чиновники рассказывали, что для того чтобы расчистить от снега въезды во все городские дворы требуется 4,5 миллиона рублей. То есть меньше, чем на эскизы для одного частного ресторана. Еще больше проблем с протекающими крышами. После ремонта псковских крыш они стали течь еще больше. Несколько сотен жалоб было направлено в городскую администрацию. Заместитель председателя комитета по бюджету, налогам и финансовому контролю Псковской городской думы Андрей Асадчий должен бы это знать. Но знает ли? В последнее время в Пскове его вообще мало кто видел. Вроде бы появлялся в городской думе в июне 2010 года. По крайней мере, человека, похожего на него, там встречали.

Исчезновение в псковской аномальной зоне Андрея Асадчего примерно совпадает с тем, что в Сибири появился новый генеральный директор ОАО «Автоколонна 1880». Его тоже зовут  Андрей Асадчий, и живет он в Иркутске.

Сведения об иркутском Асадчем поступают противоречивые. Первое интервью в качестве генерального директора ОАО «Автоколонна 1880» он дал в июне 2010 года. Андрей Асадчий сообщил, что планирует капитальный ремонт иркутского автовокзала. На ремонт уйдет 15 миллионов. Кроме того, иркутский Асадчий возглавил борьбу с нелегальными перевозчиками. Вскоре разразился скандал, в котором упоминался еще один человек, который не так давно работал в Пскове - Дмитрий Разумов (экс-председатель комитета Псковской области по транспорту и связи, а теперь - вице-мэр Иркутска). В июне 2010 года Разумов занимал пост заместителя министра энергетики, жилищной политики, транспорта и связи Иркутской области и одновременно входил в совет директоров ОАО «Автоколонна 1880». Конкуренты Андрея Асадчего стали обвинять нового генерального директора и замминиста в рейдерском захвате и устранении с рынка междугородних пассажирских перевозок транспортной фирмы «Экспресс Трейд». Скандал разразился еще в конце августа, но только в феврале 2011 года Федеральная антимонопольная служба возбудила в отношении ОАО «Автоколонна 1880» дело по признакам злоупотребления доминирующим положением (нарушение п. 6 ч.1 ст. 10 закона «О защите конкуренции») на рынке оказания услуг автовокзала в Иркутске.

Находясь в Пскове, трудно оценить - насколько аномальна зона в районе иркутского автовокзала. Но с «Псковской коммерческой палатой» все ясно. Тот, кто проходит мимо нее, обязательно попадает в какую-нибудь нехорошую историю.

3.

ПРИСТУПИЛ К ЛИКВИДАЦИИ
 («Псковская правда - Вече», 2011 г.)

Депутат Андрей Асадчий считает, что борьба с ним носит заказной характер

Есть хорошая новость. Особенно она хороша для избирателей округа № 17. Дал о себе знать депутат Псковской городской думы Андрей Асадчий. Псковичи потеряли его из виду прошлым летом. Но он по-прежнему остается депутатом и до недавнего времени занимал еще и пост заместителя председателя комитета по бюджету, налогам и финансовому контролю Псковской городской думы. Но живет он далеко, судя по всему - в Сибири. Это законом не запрещено. Роман Абрамович вообще председательствует в Чукотской думе, сидя в Лондоне.

В письменном виде

В прошлом номере «Псковской правды - Вече» мы рассказали о претензиях, которые возникли к Андрею Асадчему у Контрольного управления администрации Псковской области. Сейчас эти претензии рассматривают правоохранительные органы, а коллеги-депутаты, почувствовав неладное, вывели Андрея Асадчего из состава депутатской группы «Единая Россия». Ознакомился с претензиями и сам Андрей Асадчий. Это видно из письма, которое появилось в гордуме 2 марта 2011 года.

В этом письме Андрей Асадчий признает, что действительно в 2010 году отправил свыше 7 миллионов рублей, полученных за аренду муниципального имущества, на ремонт помещений на Горького,2, которые еще в 2008 году были проданы частному предпринимателю. Но при этом депутат добавляет, что проданная недвижимость не прошла обязательную государственную регистрацию. Следовательно, по мнению Андрея Асадчего, сделка была законной.

Андрей Асадчий уверен, что проверка, проведенная начальником отдела финансового контроля Контрольного управления администрации Псковской области была заказной, а ее результаты - заранее заданы.

Кроме того, депутат Асадчий утверждает, что после назначения его председателем ликвидационной комиссии «Псковской коммерческой палаты» он не бездельничал, а трудился. И результаты его деятельности  в письменном виде были отправлены главе города Пскова. В них содержалась просьба принять «объекты недвижимости в казну муниципального образования г. Псков». Однако глава города ему не ответил.

Таким образом, Андрей Асадчий, не называя ни одной фамилии, обозначает тех, кто мешал ему полноценно ликвидировать «Псковскую коммерческую палату». По-видимому, он намекает на главу города Ивана Цецерского и тех, кто поддерживает его.

Услуги по экономии

Не отрицает Андрей Асадчий и факт ежемесячного получения 50 тысяч рублей за деятельность на посту председателя ликвидационной комиссии. Однако он не считает это зарплатой, «потому что трудовой договор не заключался». Андрей Асадчий настаивает, что всего лишь оказывал услуги по управлению делами предприятия «Псковская коммерческая палата» и особо подчеркивает: «Я заработную плату не получал». Таким образом, Андрей Асадчий, очевидно, получал сумму, которую можно обозначить как «незарплата», и она равнялась все тем же 50 тысячам рублей в месяц. Отвергает он и все прочие обвинения, объясняя, что в его действиях не было «незаконного обогащения», а наоборот - он  занимался «прямой экономией бюджетных средств». В конце письма депутат Асадчий выражает надежду, что «тенденциозность и необъективность проведенной проверки получат надлежащую оценку».

Это письмо депутата городской думы еще раз подтверждает, что «Псковская коммерческая палата» - действительно аномальная зона и вокруг нее всегда происходит что-то странное. Вначале терялись деньги и недвижимость. Потом потерялся депутат. Затем на несколько месяцев потерялась справка проверки... Но, похоже, все начинает проясняться. Нашлась и справка, и депутат. Осталось только выяснить - кто проявил «тенденциозность и необъективность». Проверяющие или Андрей Асадчий? Этим сейчас и заняты правоохранительные органы.

4.

БРАТСКАЯ ПОМОЩЬ
(«Городская среда», 2013 г.)Братья Асадчие

Какой самый распространенный вопрос у читателей «Городской среды»? Правильно: «Сколько заплатили за статью». Отзывы вообще-то приходят не часто, но если приходят, то именно такого содержания: «Сколько заплатили?» Иногда даже сообщают - кто, но не сообщают - сколько. Знания у читателей, ставших на время писателями, видимо не хватает.

Почти то же самое происходит и с моими публикациями в «Псковской губернии».

Очередной приступ любознательности («сколько заплатили?») случился после моей публикации в «Псковской губернии» текста «Транссибирская язва». Некто Сергей из Иркутска (Gruppalube@mail.ru) написал: «Почему вы так интересуетесь ребятами??) так  все подробно!!! Это личное??? Сколько заплатили за статью  их " доброжелатели" из Пскова и Иркутска????»

Что можно ожидать от человека, у которого электронный адрес - Gruppalube?

Остается только воспроизвести текст статьи «Транссибирская язва» про братьев Асадчих ещё раз здесь, в «Городской среде».

А в качестве предисловия я привожу ещё один отклик из Иркутска.

Сергей из Иркутска не удержался и написал еще один комментарий. Вот он:

«Ну, не надоело ли вам измываться на ребятами??? Во Пскове не поладил с Цецерским - вот и получил по шее. В Иркутске не отдался  бандитам - вот и получил опять - таки! Человек выдержал более 60 проверок налоговой и прокуратуры ( по письмам нелегальных перевозчиков) за 1,5 года! Сами поймите - шаг влево вправо (хоть малейшее правонарушение), и  был бы расстрел! Долги - это кредиты, которые были разрешены, и  так как был составлен  грамотный  бизнес план, по своевременной отдаче кредита ( в том числе). Я очень близко знаком с этой ситуацией. Евгений ваш - это скорее всего Шишкин). Сколько на него ук посмотрите сначала, а потом доверяйте! Да у него самого долгов несколько млн, все бегает от бандитов... А Асадчие с ним связываться не захотели, вот Шишкин и "обиду затаил".  А сейчас ребята ввязались в войну с криминалитетом местным.  Бандиты ( в основном кавказцы) попросили "отдать" безвозмездно дольку). Асадчие - единственная их вина в этом, послали тадж...Вот только уже месяц НИЧЕГО нарыть ни прокуратура, не ФСБ  не могут, и под стражу взять хотят чтоб при помощи насильственных мер те дали подписку, что виновны! Ну, будьте вы человеком! Ну, не клевещите на них! Я уж знаю, сколько ребятам досталось только за сутки в камере - избиты до полусмерти... И это правда??? Справедливость??? А что ж не пишите,  что им вокзал поджигали, машины били ( все есть в СМИ), я знаю, что семьи Асадчих покинули Иркутск из-за бесконечных угроз..!! Это чистой воды заказ! А вы - Пскович - еще и масла в огонь подливаете!!! Ну, кто так заинтересован их унизить ? И проплачивает ваши статьи??? Цецерский? Готаидзе (конкурент и бандит)?  Будьте человеком! Не пишите хоть вы клеветы... Без вас туго им... Спасибо огромное, если хоть чуточку ваше сердце смягчилось и на грамм поварило правде!!!! Ну, а если нет.... То извините за беспокойство! Удачи в творчестве...»


Лучше бы Сергей пожелал удачи братьям Асадчим. В том, что в Сибири тоже живут бандиты, - сомнений нет никаких. Но убедить меня в том, что братья Асадчие чисты перед законом будет очень трудно. Хотя бы потому, что мне более-менее известна их деятельность в Пскове. И деятельность в Пскове их нынешнего покровителя Дмитрия Разумова. Они оставили в нашем городе большой след. Добром их в Пскове мало кто вспоминает.

5.
ТРАНССИБИРСКАЯ ЯЗВА
(«Городская среда», 2012 г.)

Когда в начале августа 2012 года мне позвонили из Иркутска - я не удивился. С некоторых пор этот сибирский город тесно связан с Псковом. Нельзя сказать, что эта связь многих жителей Иркутска радует. Но что есть, то есть. Возможно, некоторые сибиряки впервые заинтересовались Псковом только тогда, когда руководящие места там стали занимать псковичи.

В общем, по телефону мне рассказали историю о том, как правоохранительные органы задерживали братьев Асадчих. Произошло это 1 августа 2012 года.

Но потом братьев выпустили под подписку о невыезде - будто бы  под поручительство вице-мэра Иркутска Дмитрия Разумова (экс-председатель комитета Псковской области по транспорту и связи, с июня 2010 года занимал пост заместителя министра энергетики, жилищной политики, транспорта и связи Иркутской области, одновременно входил в совет директоров ОАО «Автоколонна 1880»). Кроме того, мне было сказано, что братья Андрей и Алексей Асадчие нарушили подписку и сбежали. Насколько я понимаю, это не подтвердилось, а вот все остальное - правда. И про задержание, и про подписку.

«Спасибо Пскову за новоиспеченного коррупционера»

Для того чтобы разобраться в этой истории, необходимо вернуться назад. 27 июля 2011 года, после нескольких публикаций об Андрее Асадчем, я получил электронное письмо от жителя Иркутска Евгения, которое начиналось так: «Здравствуйте, Алексей. Вы затронули очень пикантную ситуацию с господином А.В. Асадчим. Мне пришлось поработать под его началом. В 2010 году, благодаря покровительству Д. Разумова, его назначили генеральным директором иркутской автоколонны 1880, а родного брата Алексея трудоустроили зам. ген. директора (зарплата соответствующая - 150 и 100 тыс. рублей)...»

«Пикантная ситуация» - это история с муниципальным предприятием «Псковская коммерческая палата», ликвидацию которого в свое время Псковская городская дума поручила как раз депутату Андрею Асадчему.

Его бурная деятельность на посту «ликвидатора» привела к тому, что ему пришлось исчезнуть из Пскова.

От депутатской неприкосновенности, впрочем, депутат по псковскому округу № 17 депутата Асадчий избавляться не спешил, о чем Евгений в своем письме тоже упомянул. Там говорилось: «...А.В. Асадчий выражает озабоченность по поводу трудного финансового положения нашего  предприятия, чуть ли не банкротство ему грозит, предлагает продать акции предприятия частным инвесторам, а если честно - самому себе. Кроме, того А.В. Асадчий занялся реконструкцией предприятия, строит силами подрядчиков объекты предприятия - автовокзал. Правда, сметы утверждает сам, и они в три, а то и в пять раз выше - нежели по региону. Откат по А. Асадчему процветает на Иркутской земле. Пишем в прокуратуру о фактах злоупотребления, а они в ответ: он депутат Пскова, НЕПРЕКОСНОВЕНЕН. Спасибо Пскову за новоиспеченного коррупционера».

Находясь за тысячи километров от Иркутска было трудно разобраться - стоит ли принимать такую благодарность? «Новоиспеченный» Асадчий коррупционер или не новоиспеченный? А может быть, вообще не коррупционер?

«Управленческие расходы предприятия превышают аналогичный показатель 2009 года в 8,6 раз»

И все же опыт подсказывал, что дело тут нечисто. Достаточно обратиться к истории с МП «Псковская коммерческая палата». Это муниципальное предприятие давно приобрело дурную славу. Через эту палату городская недвижимость имела свойство уходить за бесценок.

В конце концов, депутатам это надоело, и палату решили просто ликвидировать. Председателем ликвидационной комиссии назначили Андрея Асадчего, который вскоре сам для себя утвердил штатное расписание с зарплатой в 50 тысяч рублей в месяц для председателя и в 30 тысяч для заместителя - Романа Меренкова.

В итоге такой деятельности ликвидировать коммерческую палату депутату так и не удалось, а вот муниципальные средства были перераспределены причудливо.

В материалах проверки, которую провели сотрудники отдела финансового контроля Контрольного управления администрации Псковской области, сказано:

 «- За 1 полугодие 2010 года управленческие расходы предприятия составили 8 миллионов 251 тысяч рублей, что превышает аналогичный показатель 2009 года в 3,4 раза.
- Убытки, полученные предприятием в 1 полугодии 2010, составили 4 миллиона 640 тысяч рублей, что превышает аналогичный показатель 2009 года в 8,6 раз».

Представить то, что деятельность палаты внезапно стала убыточной, было очень трудно. Все-таки, речь шла о сдаче в аренду муниципальной недвижимости в центре Пскова. Каким образом этот нехитрый, но доходный процесс может быть убыточен?

Выяснилось, что значительная часть полученных за аренду денег ушла на разработку рабочего проекта, дизайн проекта и эскизного проекта административного здания с рестораном по адресу ул. Горького,2. На это было потрачено 7 миллионов 100 тысяч рублей. Акты выполненных работ Андрей Асадчий подписал в феврале 2010 года. И это уникальный случай, учитывая то, что это здание было продано в частные руки еще 22 октября 2008 года.

Таким образом, получалось, что за ремонт частного здания с рестораном муниципалитет заплатил  7 с лишним миллионов рублей.
Столь явная перекачка муниципальных средств в частный карман встречается не часто даже в наше время.

Информация о сомнительной деятельности Андрея Асадчего легла на стол главы города Ивана Цецерского еще в октябре 2010 года. Затем наступила многомесячная пауза.

Видимо, не сразу было принято решение о том, как поступить с перспективным депутатом-единороссом - сыном первого председателя Псковской городской думы Виктора Асадчего.

За это время член партии «Единая Россия», заместитель председателя комитета по бюджету, налогам и финансовому контролю, член комитета по земельным ресурсам, градостроительству, муниципальной собственности и предпринимательству, член Координационного Совета Северо-Западной Лиги молодых депутатов, председатель Псковского областного отделения Межрегиональной общественной организации «Лиги молодых депутатов Северо-Западного федерального округа» Андрей Асадчий успел тихо исчезнуть.

На заседания гордумы он больше не являлся, но депутатских полномочий не сложил. Отныне он представлял интересы своих избирателей псковского округа № 17 на берегах Байкала, затеял ремонт иркутского автовокзала и под предлогом борьбы с террористами стал бороться с конкурентами. Вскоре в Иркутске его обвинили в рейдерском захвате и устранении с рынка междугородних пассажирских перевозок транспортной фирмы «Экспресс Трейд».

Громкий скандал разразился еще в конце августа 2010 года, почти сразу после того, как Андрей Асадчий приступил к своей деятельности. Но только в феврале 2011 года Федеральная антимонопольная служба возбудила в отношении ОАО «Автоколонна 1880» дело по признакам злоупотребления доминирующим положением (нарушение п. 6 ч.1 ст. 10 закона «О защите конкуренции») на рынке оказания услуг автовокзала в Иркутске.

Но псковский депутат успешно отбил первый натиск и удержался в должности генерального директора.

Депутатских полномочий в Пскове Андрея Асадчего так и не лишили, но из депутатской группы «Единая Россия» на всякий случай вывели. Все-таки трудно парировать обвинения в том, что это «партия жуликов и воров», если в материалах проверки сказано: «Неправомерный доход был получен в сумме 12 миллионов 276 тысяч рублей».

Правда, проверка - это еще не приговор суда, так что перед законом Андрей Асадчий был по-прежнему чист.

«Я заработную плату не получал»

Чтение документов проверки - увлекательный процесс. Некоторые части изложены почти в рифму. К примеру, обращаешь внимание на сочетание одинаковых отчеств-фамилий.

В материалах проверки встречались одинаковые фамилии - Р.О.Меренков и Д.О.Меренков. Первый в качестве заместителя Асадчего, по всей видимости, имел отношение к передаче бюджетных денег в частную фирму второго (Д.О.Меренков - директор ООО «Теплый дом»). Именно Д.О.Меренкову доверили за 1 миллион 700 тысяч рублей «подготовку исходных данных для проектирования рабочего проекта офисного центра по адресу у. Горького, 2». Это тот самый офисный центр, который к тому времени был продан частному лицу.

Весной 2011 года Роман Меренков скоропостижно скончался, а Андрей Асадчий уехал так далеко, что о нем в Пскове на время забыли. Разбирательство по коммерческой палате постепенно заглохло. Сама идея ликвидации МП «Псковская коммерческая палата» в глазах многих депутатов уже не выглядела правильной. Бездонную яму, поглощающую миллионы рублей, решили оставить и использовать дальше.

Когда чуть более года назад я опубликовал об этом статью, то ответ получил почти моментально.

Андрей Асадчий хоть и находился в Иркутске, но уже на следующий день после публикации у всех депутатов Псковской городской думы появилась счастливая возможность познакомиться с его письмом. Андрей Асадчий обратился к каждому депутату в отдельности, но содержание писем было одинаково.

С одной стороны, это было выражение несогласия с выводами Контрольного управления администрации Псковской области. С другой стороны, Андрей Асадчий фактически соглашался с тем, что факты, на которые ссылались проверяющие, соответствуют действительности.

В частности, он признал, что получал ежемесячно 50 тысяч рублей за деятельность на посту председателя ликвидационной комиссии. Однако он не считал это зарплатой, «потому что трудовой договор не заключался».
«Я заработную плату не получал», - настаивал Андрей Асадчий, объясняя, что он получал не зарплату, а деньги.

Но то, что зарплата ему выплачивалась в форме денег, он не отрицал. «Вывод проверяющих о якобы необоснованном получении мною заработной платы противоречит законодательству», - заявил Андрей Асадчий.

В основном, это был спор вокруг терминов. Его обвиняли в «незаконном обогащении», а он называл это несколько иначе - «прямой экономией бюджетных средств».

В этом же письме Андрей Асадчий признал, что действительно в 2010 году отправил свыше 7 миллионов рублей, полученных за аренду муниципального имущества, на ремонт помещений на Горького,2, которые еще в 2008 году были проданы частному предпринимателю.

Казалось бы, все ясно. Однако псковский депутат и одновременно иркутский генеральный директор указал на лазейку в законе, которая позволила ему эту операцию безболезненно провернуть: проданная недвижимость не прошла обязательную государственную регистрацию. Следовательно, по мнению Андрея Асадчего, сделка была законной.

При определенных обстоятельствах в России любое действие может быть признанно незаконным и любое - достойным высокой награды. С одной стороны - «незаконное обогащение», а с другой -  «прямая экономия бюджетных средств». Нужное подчеркнуть.

«С момента их появления начинается планомерное разрушение транспортной системы области»

Скандал с МП «Псковская коммерческая палата» на время ушел в тень, но было очевидно, что об Андрее Асадчем мы еще услышим не раз.

Так и произошло. Руководство ОАО «Автоколонна 1880»  шесть раз привлекали к административной ответственности за нарушение законодательства. Возникло даже предположение, что для того чтобы руководство «Автоколонны 1880» гарантировано отправилось в отставку, правонарушений должно быть не менее 1880.

Кроме того,  Андрея Асадчего обвиняли в рейдерстве и устранении конкурентов с рынка автобусных перевозок.

Федеральная антимонопольная служба наложила административный штраф в 100 тысяч рублей на предприятие «Автоколонна 1880» за нарушение конкурентного права на рынке услуг автовокзала.

С заявлением на нарушение антимонопольного законодательства обратились сразу три перевозчика, которые пожаловались на то, что предприятие навязывает кабальные условия договора на услуги автовокзала.

После новых выборов в Псковскую городскую думу весной 2012 года закончились депутатские полномочия Андрея Асадчего. С этого времени он уже не представляет избирателей псковского округа № 17 в Иркутске.

Смена статуса почти совпала с отставкой иркутского губернатора Мезенцева. Позиции Андрея Асадчего слегка пошатнулись.

К тому времени работники автовокзала не получали зарплату около трех месяцев. Очередной скандал разразился 19 мая 2012 года, когда коллектив иркутского автовокзала объявил забастовку.

Было опубликовано открытое письмо, в котором говорилось: «Нас просили потерпеть до выборов президента - мы терпели, нас просили еще чуть-чуть подождать и мы ждали. Ждали и дождались, угроз, оскорблений, равнодушия и безразличия не только со стороны руководства автоколонны, но и со стороны всех компетентных органов».

Бастующие (всего бастовало 16 человек - кассиры и диспетчеры) утверждали, что в их адрес со стороны руководства ОАО «Автоколонна 1880» поступали нецензурные оскорбления  и угрозы.

Открытых писем со времени появления в Иркутске братьев Асадчих было опубликовано несколько. И писали их не только работники автоколонны, но и частные перевозчики.

В одном из обращений перевозчиков говорится:

«С момента их появления начинается планомерное разрушение транспортной системы области, откровенно направленное на создание монополии в сфере пассажирских перевозок».

Братья Асадчие, правда, с этим согласны не были и регулярно рассказывали о том, что превратили убыточное предприятие в прибыльное.

21 мая 2012 года генеральный директор Андрей Асадчий провел брифинг, на котором заявил: «Одним из банков было принято решение о выдаче нам кредита на сумму 50 млн. рублей, часть которого будет направлена на погашение задолженности по зарплате, составляющей 3,2 млн. рублей. При этом сотрудники получат также все компенсации за задержку, предусмотренные законодательством, и премии. Финансовых проблем уже завтра у нас не будет».

Если прибыльное предприятие срочно нуждается в кредите в 50 млн. рублей, то куда же уходит прибыль?

Одновременно следственное управление Следственного комитета РФ по Иркутской области начало доследственную проверку по факту невыплаты заработной платы работникам Иркутского автовокзала.

На следующий день, 22 мая, исполняющий обязанности губернатора Иркутской области Сергей Ерощенко поручил создать штаб по решению вопроса погашения задолженности по зарплате работникам ОАО «Автоколонна 1880» (100% акций автоколонны находятся в региональной собственности).

Но конфликт этим не закончился, а перешел в следующую стадию.

И.о. первого заместителя председателя правительства Иркутской области Иван Хоменко 22 мая распорядился восстановить в должности начальника автовокзала Ларису Вокину, которую генеральный директор Асадчий уволил за то, что она поддержала свой коллектив.

Но у Андрея Асадчего на этот счет были свои планы и он, по утверждению его оппонентов, всячески препятствовал выплате денег и восстановлению на работе непослушного начальника автовокзала.

Забастовка привлекла внимание в автоколонне со стороны СМИ и правоохранительных органов. Обнаружилось, что задолженность по зарплате - это всего лишь одна из проблем, возникших там в последние годы.

Выяснилось, что задолженность перед кредиторами за первый квартал 2012 года возросла с 49,3 млн. до 67,9 млн. рублей («просрочка» - 4,5 млн. рублей).

Налоговой службе и Пенсионному фонду «Автоколонна 1880», по данным за первый квартал 2012 года, задолжала более 14 млн. рублей.

Информация о «банде псковских», действовавших в Сибири, распространялась довольно быстро. Поверить в то, что информация соответствует действительности, помогало то, что в Пскове Андрей Асадчий тоже не всегда действовал безупречно. И иркутские СМИ о деятельности Андрея Асадчего в Пскове рассказывали.

В Иркутске братьям Асадчим, в частности, вменялось в вину, что они, возглавляя автоколонну,  якобы были причастны к «махинациям в сфере перевозок льготников по междугородним маршрутам».

По словам старшего помощника руководителя следственного управления Следственного комитета РФ по Иркутской области Владимира Саловарова, «с августа 2011-го по март 2012 года из бюджета Иркутской области совершено хищение крупной суммы» (речь идет о сумме более чем в 15 миллионов).

То есть братьям Асадчим вменялось в вину то, что они завышали в отчетности количество поездок льготников, и таким образом перекачивали из иркутского областного бюджета компенсации за чьи-то несовершенные поездки.

Это довольно распространенный в России вид мошенничества. Знали бы российские пенсионеры, сколько они, если верить проездным документам, путешествуют по стране, они бы очень удивились. По километражу российские пенсионеры-льготники, наверное, уже превзошли японских туристов.

Операция по задержанию братьев Асадчих проводилась поздно вечером 1 августа. Генеральный директор ОАО «Автоколонна 1880» Андрей Асадчий и его брат-заместитель Алексей Асадчий были задержаны на рабочем месте по подозрению в мошенничестве. Кадры лежащего на полу генерального директора Асадчего «Вести-Иркутск» не показать не могли.

Вместе с братьями-Асадчими задержали главного бухгалтера «Автоколонны 1880» и начальника планового отдела.

Спецоперацию провели сотрудники ОБЭП, ФСБ и Следственного комитета.

Братьям Асадчим были предъявлены обвинения в совершении преступлений, предусмотренных ст. 159 ч. 3 УК РФ (мошенничество в крупном размере) и ст. 201 ч. 1 УК РФ (злоупотребление полномочиями).

Но поверить в то, что братьям Асадчим грозит реальный срок - довольно сложно. Хотя за мошенничество в крупном размере по ст. 159 братьям грозит до 6 лет.

Однако не похоже, что они действовали самостоятельно. Фронт работ им был предоставлен более высокопоставленными людьми, которые сейчас не заинтересованы в том, чтобы братья Асадчие находились за решеткой.

Об этом свидетельствует и происшествие, которое случилось в ночь с 3 на 4 августа 2012 года. В то время, когда кассы  автовокзала были закрыты, произошло незаконное вмешательство в работу сервера предприятия. Неизвестный беспрепятственно проник в кассы автовокзала и включил кассовые терминалы. Была проведена попытка подмены информации, находящейся на сервере предприятия.

Так что утром 4 августа 2012 года на Иркутском автовокзале появились большие очереди - билеты выписывались вручную.
Задерживали братьев Асадчих эффектно, как положено. А вот освобождали буднично.

7 августа информагентства сообщили: «Кировский районный суд Иркутска отклонил ходатайство следственных органов об избрании в отношении генерального директора ОАО «Автоколонна 1880» Андрея Асадчего и его заместителя Алексея Асадчего, подозреваемых в мошенничестве, меры пресечения в виде заключения под стражу».

Таким образом,  оба псковских иркутянина вышли на свободу под подписку о невыезде.

14 августа 2012 года внеочередное собрание акционеров отправило Андрея Асадчего в отставку с поста гендиректор «Автоколонны 1880».

* * *
Казалось бы, совсем недавно Андрей Асадчий и Алексей Асадчий дружно, плечо к плечу, вошли в политику.

Они участвовали в учредительной конференции Псковского регионального отделения Всероссийской общественной организации «Молодая Гвардия Единой России», проходившей в «Гелиопарке». Особо впечатлительные и доверчивые люди видели в них будущее псковской политики. И вот теперь эти два молодогвардейца обвиняются в том, что, прикрываясь пенсионерами-льготниками, переводили на свои счета миллионы рублей.

Видимо, они повзрослели, набрали политический вес. Теперь ими интересуются серьезные люди из ОБЭП, ФСБ, Следственного комитета и Федеральной антимонопольной службы.

Они стали знамениты не только в европейской, но и в азиатской части России. Они превратились в политиков общероссийского масштаба.

Теперь они раздают автографы, потому что без автографа под подписку о невыезде на свободу выйти нельзя.

6.

ПОЛМИЛЛИОНА: СРЕДСТВО ОТ БЕССОНИЦЫСон Асадчего
(«Городская среда», 2013 г.)

Плохая новость: у Андрея Асадчего ухудшился сон. И самочувствие его тоже ухудшилось. Произошло это, судя по его заявлению в суд, «ввиду нервных переживаний». Более того, он «испытывает нравственные страдания».

Хорошая новость: болезнь излечима. Нравственные страдания можно прекратить. Для этого надо, всего-навсего, заплатить ему 500 000 (пятьсот тысяч) рублей 00 копеек.

Полмиллиона необходимы для того чтобы победить бессонницу Андрея Асадчего.

Свои претензии г-н Асадчий изложил в иске, направленном в Псковский городской суд. В свою очередь суд назначил на 19 февраля 2013 года судебное заседание, для чего было предложено «направить данные автора статьи «Транссибирская язва» Алексея Семёнова».

О том, кто такой Андрей Асадчий, сомневаться не приходится. Сам себя в заявлении он охарактеризовал так: «Я являюсь известным в Псковской области предпринимателем и политическим деятелем».

Но пока остается открытым вопрос: кто такой Алексей Семёнов? В исковом заявлении сказано: «Мне неизвестны его данные, также не известно является ли сочетание имени и фамилии Алексей Семенов творческим псевдонимом или реальными фамилией и именем» (орфография заявления сохранена).

Теперь суд по просьбе «известного в Псковской области предпринимателя и политического деятеля» будет выяснять - кто такой человек, у которого имя «Алексей» сочетается с фамилией «Семенов».

Лично я определенно могу сказать, что человек с именем и фамилией «Алексей Семенов», которым интересуется Андрей Асадчий, в природе не существует. Это лишний раз доказала история с моей попыткой получить загранпаспорт. Она тянется уже много месяцев и пока ничем не закончилась: в связи с тем, что по одним документам (в частности, по внутреннему паспорту) меня зовут Алексей Семёнов, а по другим документам я числюсь как Алексей Семенов (без «Ё»). То есть, формально, как бы существуют два человека, хотя я всегда подписываюсь исключительно через «Ё». Российское государство этого пока понять не может. Куда уж понять Андрею Асадчему, который сильно поскромничал, назвав себя «известным в Псковской области предпринимателем и политическим деятелем».

Почему только в Псковской? Не стоит обижать жителей Иркутской области. Он там не менее известен.

Осенью 2012 года в редакцию «Псковской губернии» явился отец братьев Асадчих - Виктор Асадчий (в свое время он был первым председателем Псковской городской думы. На последних выборах в качестве регионального руководителя партии «Патриоты России» агитировал за Владимира Путина.).

В редакции Виктор Асадчий сообщил, что автор статьи «Транссибирская язва» написал этот текст по заказу некоего представителя партии «Единая Россия» (фамилия его была названа). Прочие высказывания Асадчего-старшего тоже были из этой же серии. По-видимому, г-н Асадчий не привык отвечать за свои слова, что не лучшим образом сказалось на воспитании сыновей.

По крайней мере, такой вывод можно сделать, судя по поведению Асадчего-старшего.

Источники информации Виктора Асадчего установить не так уж и сложно. В журналистике я уже восемь лет. И лет шесть из них одни и те же люди с маниакальным упорством рассказывают небылицы о том, что тексты, подписанные «Алексей Семёнов», пишу не я, а некие «литературные негры», и, прежде всего, известный политический деятель регионального масштаба, входящий в «Единую Россию».

Боюсь, те псковские журналисты, кто распространяет эту информацию, не читают моих статей. Они просто не имеют понятия о том, что в них написано. Упрекнуть меня в любви к «Единой России» довольно трудно. Пускай откроют любой из 184 номеров «Городской среды» или любой «Псковской губернии» (за последние год с небольшим).

В общем, г-н Асадчий-старший нагородил в редакции кучу небылиц. А спустя некоторое время родился судебный иск, написанный от лица его сына.

Из него следует, что автор иска знаком со статьей «Транссибирская язва», опубликованной в «Псковской губернии» и перепечатанной «Городской средой» (она же - источник бессонницы) очень поверхностно.

Возможно, если бы Андрей Асадчий (член партии «Единая Россия», в недалеком прошлом заместитель председателя комитета по бюджету, налогам и финансовому контролю, член комитета по земельным ресурсам, градостроительству, муниципальной собственности и предпринимательству, член Координационного Совета Северо-Западной Лиги молодых депутатов, председатель Псковского областного отделения Межрегиональной общественной организации «Лиги молодых депутатов Северо-Западного федерального округа, председатель ликвидационной комиссии МП «Псковская коммерческая палата», генеральный директор ОАО «Автоколонна 1880» (Иркутск)) внимательно перечитал «Трассибирскую язву», то сон к нему вернулся бы сам собой.

В конце концов, первое заседание суда состоится еще не скоро. Стоит ли так рисковать здоровьем, не досыпать?

Наверное, чтобы заснуть, Андрей Асадчий считает до полумиллиона. Отсюда и цифра в 500 000, указанная в иске. Таково мое предположение.

В последние годы Андреем Асадчим занимались Управление ФСБ по Иркутской области, Следственное управление Следственного комитета РФ, ОБЭП, отдел финансового контроля Контрольного управления администрации Псковской области, Федеральная антимонопольная служба...

В итоге в начале августа 2012 года в Иркутске была проведена спецоперация с участием сотрудников ОБЭП, ФСБ и Следственного комитета. Братья Асадчие были временно задержаны.

Вскоре братьям Асадчим были предъявлены обвинения в совершении преступлений, предусмотренных ст. 159 ч. 3 УК РФ (мошенничество в крупном размере) и ст. 201 ч. 1 УК РФ (злоупотребление полномочиями)...


Но поверить в то, что братьям Асадчим грозит реальный срок - довольно сложно. О чем в статье "Транссибирская язва" я тоже написал. Дословно это звучит так: "Поверить в то, что братьям Асадчим грозит реальный срок - довольно сложно..."

Тем более нельзя поверить в это спустя полгода после публикации, хотя какие-то следственные действия еще, вроде бы, проходят. Обо всем этом в «Транссибирской язве» тоже было сказано. Андрею Асадчему это не понравилось. Он ведет себя так, как .будто это я исключал его из фракции «Единая Россия» в Псковской городской думе, как будто это я штрафовал его «за монополизм», как будто это я устраивал забастовки на Иркутском автовокзале, которым он руководил, как будто это я вламывался в его офис в маске и бросал его за решетку, увольнял с должности директора...

Что ж, мои аргументы «известный в Псковской области предприниматель и политический деятель» услышит, если сможет прийти в суд 19 февраля. Возможно, там он, наконец, узнает, кто такой Алексей Семёнов и существует ли он на самом деле.

А меня интересует еще один вопрос: в «Транссибирской язве» речь идет о братьях Асадчих, но из иска в суд известно, что сна лишился только Андрей. А спит ли и видит сны Алексей Асадчий? Испытывает ли он нравственные страдания? До какой цифры считает он, прежде чем забыться во сне?

А если все-таки засыпает, то какие сны видит?

Уголовные дела у братьев Асадчих - общие. А вот общие ли у них сны?

7.

СИБИРСКАЯ ССЫЛКА
(«Городская среда», 2012 г.)

Похоже, что эта тема будет в «Городской среде» и «Псковской губернии» обсуждаться регулярно.

Братья Асадчие - даром что они далеко, в Сибири - постоянно дают о себе знать. Гражданским иском они не ограничились и, похоже, решили раскрутить полноценное уголовное дело. Но об этом «Городская среда» расскажет, скорее всего, в следующий раз. А пока что экс-депутат Псковской городской думы Андрей Асадчий решил восстановить утраченные силы с помощью журналистов. Его иск сейчас рассматривается в Псковском городском суде.

Что же касается самого брата-Асадчего, то он томится в Сибири. Подробности его пребывания там неизвестны. Одна из самых последних новостей: Автоколонна «18 80», которую он возглавлял в Иркутске, фактически доведена до банкротства. Нынешнее руководство автоколонны винит во всем братьев Асадчих - Андрея и Алексея. А Андрей Асадчий винит во всем журналистов.

8.

ТРЕВОЖНЫЙ СОН
(«Псковская губерния», 2013 г.)

Чтобы победить бессонницу, предприниматель и бывший депутат Андрей Асадчий потребовал у «Псковской губернии» 564 тысячи 200 рублей

Есть две новости, одна из них - плохая: у Андрея Асадчего ухудшился сон. И самочувствие его тоже ухудшилось. Причем дело обстоит настолько плохо, что бессонницу экс-депутата Псковской городской думы единоросса Андрея Асадчего уже второй месяц обсуждают публично - в открытом заседании Псковского городского суда. Сон, судя по заявлению в суд, Андрей Асадчий потерял «ввиду нервных переживаний». Более того, он «испытывает нравственные страдания».

Но есть и хорошая новость: не всё так безнадежно. Болезнь излечима. Нравственные страдания Андрея Асадчего можно прекратить. Для этого надо, всего-навсего, заплатить ему 500 000 (пятьсот тысяч) рублей 00 копеек.

Полмиллиона необходимы для того чтобы победить бессонницу Андрея Асадчего.

Точнее, полмиллиона значились в первом варианте искового заявления. Во втором (уточнённом) исковом заявлении сумма возросла еще на 64 тысячи 200 рублей.

Теперь г-н Асадчий хочет получить 564 тысячи 200 рублей.

Свои претензии он поручил изложить новгородскому адвокату Дмитрию Денисову.

Есть еще и третья новость. Она не хорошая, не плохая. Она вообще никакая. Андрей Асадчий думает, что знает, в чем первопричина его бессонницы. Во всяком случае, в исковом заявлении определенно сказано, что его сон ухудшился после прочтения газеты «Псковская губерния» № 34 (606) от 5-11 сентября 2012 года.

Первое судебное заседание «по восстановлению здорового сна» экс-депутата состоялось в Пскове 19 февраля 2013 года.

«Я являюсь известным политическим деятелем» 

О том, кто такой Андрей Асадчий, сомневаться не приходится. Сам себя в исковом заявлении он охарактеризовал так: «Я являюсь известным в Псковской области предпринимателем и политическим деятелем».

Но до начала первого судебного заседания оставался открытым вопрос: кто такой Алексей Семёнов? То есть кто такой этот человек, чьим именем и фамилией подписана статья «Транссибирская язва», опубликованная в том самом № 34 (606) «Псковской губернии».
В первоначальном исковом заявлении сказано: «Мне неизвестны его данные, также не известно является ли сочетание имени и фамилии Алексей Семенов творческим псевдонимом или реальными фамилией и именем» (орфография заявления сохранена).
Таким образом, 19 февраля судья Татьяна Семёнова - по просьбе доверенного лица Андрея Асадчего адвоката Денисова - вынуждена была выяснять: является ли сочетание имени и фамилии «Алексей» «Семенов» творческим псевдонимом или реальными фамилией и именем?

И это уже четвёртая новость: суд установил истину.

Лично я определенно могу сказать, что человек с именем и фамилией «Алексей Семенов», которым интересуется Андрей Асадчий, в природе не существует. Зато существует Алексей Семёнов (пишется через «ё»), то есть я. Теперь это можно сказать наверняка, не боясь ошибиться. Суд установил мою личность.

Андрей Асадчий сильно поскромничал, назвав себя «известным в Псковской области предпринимателем и политическим деятелем».
Почему только в Псковской? Не стоит обижать жителей Иркутской области. Он там не менее известен.

Именно его всероссийская известность и сделала его героем многочисленных публикаций и телесюжетов. «Псковская губерния» тоже не осталась в стороне.

Спустя несколько месяцев после публикации «Транссибирской язвы» в редакцию «Псковской губернии» явился отец братьев Асадчих - Виктор Асадчий (в свое время он был первым председателем Псковской городской думы. На последних выборах в качестве регионального руководителя партии «Патриоты России» агитировал за Владимира Путина).

В редакции Виктор Асадчий сообщил, что автор статьи «Транссибирская язва» написал этот текст по заказу некоего депутата Псковского областного собрания от партии «Единая Россия» (фамилия его была названа). Прочие высказывания Асадчего-старшего тоже говорили о том, что экс-председатель Псковской городской думы - большой шутник. А если не шутник, то очень большой фантазёр.

Не каждого читателя «Псковской губернии» посетит мысль о том, что наша газета пишет заказные статьи, проплаченные депутатами от «Единой Россией» и направленные против детей члена Общероссийского народного фронта.

Несмотря на обрушившийся поток безудержной фантазии, главному редактору газеты всё-таки удалось понять, что Асадчий-старший жаждет опровержения статьи.

Никаких оснований писать опровержение у газеты не было. Тем не менее, г-ну Асадчему было предложено письменно изложить свои мысли и опубликовать их в «Псковской губернии».

То есть обиженному отцу, а точнее - его совершеннолетнему сыну-политику было предложено воспользоваться пунктом 3 статьи 152 Гражданского кодекса РФ и статьей 46 закона РФ «О средствах массовой информации» и высказать в газете иную оценку тех событий, в которых были замешаны братья Асадчие.

Андрей Асадчий предложением не воспользовался и предпочел решать проблемы со сном в судебном порядке.

Тем самым, это автоматически должно было привлечь новых читателей к старой публикации.

Статью «Транссибирская язва», вышедшую в прошлом сентябре, к этому времени уже успели подзабыть - слишком много появилось других язв. Однако судебная активность Андрея Викторовича, по всей видимости, не даст статье «Транссибирская язва» затеряться в потоке других публикаций.

Надо признать, что иск г-на Асадчего имеет самостоятельную художественную и просветительскую ценность. Там, например, целый раздел посвящен объяснению таких понятий как «коррупция», «откат» и «рейдерство».

Андрей Асадчий с помощью своего доверенного лица проявляет глубокие, по-настоящему энциклопедические знания в темах «коррупция», «рейдерство» и «откат».

Иск свидетельствует, что в этом экс-депутат действительно разбирается хорошо.

По мнению истца, статья «Транссибирская язва» принесла ущерб «достоинству личности, чести, доброму имени, деловой репутации» Андрея Асадчего.

Тем не менее, если прочесть исковое заявление внимательно, то можно сделать вывод: автор иска знаком со статьей «Транссибирская язва» очень поверхностно.

Возможно, если бы Андрей Асадчий внимательно перечитал «Трассибирскую язву», то здоровый сон к нему вернулся бы сам собой.

В конце концов, судебные заседания по этому делу проходят с перерывом в полмесяца-месяц. Судебное решение по заявлению Андрея Асадчего последует явно не завтра. Стоит ли так рисковать здоровьем, не досыпать?

Наверное, чтобы заснуть, Андрей Асадчий считает до полумиллиона. Отсюда и цифра в 500 000, указанная в иске.
Таково мое предположение. Иначе мне трудно объяснить происхождение этой круглой цифры, которую он, возможно, взял с потолка иркутского автовокзала.

«Автор статьи обвиняет меня в коррупции»

В последние годы деятельностью Андрея Асадчего интересовались Управление ФСБ по Иркутской области, Следственное управление Следственного комитета РФ, ОБЭП, отдел финансового контроля Контрольного управления администрации Псковской области, Федеральная антимонопольная служба...

В итоге 1 августа 2012 года в Иркутске была проведена спецоперация с участием сотрудников ОБЭП, ФСБ и Следственного комитета. Братья Асадчие были задержаны.

Через несколько дней решением Кировского районного суда города Иркутска братья были выпущены на свободу. С них была взята подписка о невыезде.
Когда 19 февраля 2013 го
да судья Псковского городского суда Татьяна Семёнова поинтересовалась у адвоката Денисова: «Когда мы можем увидеть Андрея Асадчего в суде?», он ответил: «Он воспользовался правом ведения дела через представителя».

У ответчиков возникло предположение, что Андрей Асадчий по-прежнему находится под подпиской о невыезде в Иркутске. Был задан вопрос: так ли это? Адвокат не подтвердил, но и не опроверг этого предположения.

Очередное судебное заседание состоялось 20 марта 2013 года.

Во время этого заседания «Псковская губерния» представила свои возражения.

Редакция газеты считает, что исковые требования Андрея Асадчего удовлетворению не подлежат.

В своем заявлении истец указал те газетные строки, которые «ухудшили сон ввиду нервных переживаний» и причинили «нравственные страдания».

Прежде всего, в исковом заявлении говорится: «В статье указывается, что «моя бурная деятельность на посту «ликвидатора» привела к тому, что ему пришлось исчезнуть из Пскова».

К слову «ликвидатор» у истца претензий не возникло, зато сочетание «бурная деятельность» и «исчезнуть», по мнению истца, требует опровержения и наносит г-ну Асадчему моральный ущерб.

Здесь требуются пояснения.

«Исчезновение», о котором я упоминал в статье «Транссибирская язва», относится к тому периоду, когда депутат Псковской городской думы Андрей Асадчий перестал ходить на сессии гордумы. Это произошло в середине 2010 года. Коллеги депутата отвечали мне, что не видели Андрея Асадчего «очень давно», и советовали искать его «где-то в Сибири».

То есть с середины 2010 по весну 2012 года, когда у Андрея Асадчего истек депутатских полномочий, депутат Псковского городского округа № 17 Асадчий на сессии Псковской городской думы не приходил.

Вопросы о том, «где находится Андрей Асадчий?» мне неоднократно задавали и его избиратели.

Все это позволило мне написать, что Андрей Асадчий - исчез.

Исчезновение было таким, что даже спустя несколько лет, в марте 2013 года на вопрос судьи: «Планирует ли истец прибыть в заседание лично?», его адвокат ответить не может.

Что же это, если не исчезновение?

Избиратели никуда не исчезли, они остались на месте, в округе № 17, а их депутат без объяснения причин уехал за тысячи километров от дома и устроился там на работу, так и не сложив с себя депутатские полномочия.

Под «бурной деятельностью» я подразумевал историю с так называемой ликвидацией МП г. Пскова «Псковская коммерческая палата». Председателем ликвидационной комиссии этой палаты являлся депутат Андрей Асадчий. На основании постановления главы города Пскова Ивана Цецерского от 03.09.2010 № 197 была проведена проверка деятельности ликвидационной комиссии и всего муниципального предприятия.

Проверка установила, что «договоры аренды не движимого имущества заключались без согласия собственника», а деятельность работников ликвидационной комиссии, возглавляемой Андреем Асадчим, «противоречит сущности процесса ликвидации предприятия».
Кроме того, проверяющие установили, что «Асадчему А. В. была необоснованно начислена заработная плата за 1-ю половину 2010 года - 300,0 тыс. рублей».

В акте проверки сказано: «Разница между отраженной в учете и отчетности стоимостью имущества, находящегося в хозяйственном ведении, и стоимостью муниципального имущества, учтенного в Реестре муниципального имущества, составила 3107,4 тыс. рублей, что является нарушением пункта 4 статьи 8 Федерального закона РФ от 21.11.1996 № 129-ФЗ «О бухгалтерском учете».

Подобных нарушений комиссия нашла несколько.

Акт проверки был подписан начальником отдела финансового контроля Контрольного управления администрации Псковской области Е. В. Репринцевой и заместителем начальника отдела финансового контроля Контрольного управления администрации Псковской области О. Ю. Штин.

Всё это мне как журналисту позволило обозначить деятельность руководителя ликвидационной комиссии Андрея Асадчего как «бурную». И в данном случае не важно, что эта деятельность не закончилась возбуждением уголовного дела в Пскове.

В конце концов, выслушав мои объяснения в суде, адвокат Денисов произнес замечательную фразу: «Давайте не придираться к слову «бурная». «Я был уверен, что это вы придираетесь», - удивился я.

Возникла секундная пауза. Можно было подумать, что «Псковская губерния» истец и ответчик в одном лице.

Разумеется, редакция газеты «Псковская губерния» поддержала изменившуюся позицию истца, который предложил не «придираться» к слову «бурная».

Странно, что Андрея Асадчего и его адвоката вообще смутила фраза о «бурной деятельности». Деятельность г-на Асадчего в статье была обозначена не как коррупционная и не как преступная, а всего лишь как бурная. «А он, мятежный, ищет бури, // Как будто в бурях есть покой!».

Но Андрею Асадчему, видимо, из-за нарушенного сна, покой даже не снился, и он по-прежнему ищет бури, для чего подает на редакцию газеты в суд.

В его иске сказано: «Автор статьи обвиняет меня в коррупции и приводит слова, якобы свидетельствующие об этом: «Новоиспеченный Асадчий коррупционер или не новоиспеченный?».

Это еще одно удивительное утверждение.

«Руководство иркутской «Автоколонны 1880» обвиняют в мошенничестве»

Нигде и никогда я не утверждал, что Асадчий - коррупционер.

В действительности таким вопросом задавались правоохранительные органы Иркутска, в частности - сотрудники ФСБ, Следственного комитета и ОБЭП.

Моя же фраза, приведенная в иске, прервана на полуслове и изменена до неузнаваемости.

Более того, Андрей Асадчий и его адвокат невнимательно прочитали статью, и не обратили внимание на то, что лишившее Андрея Асадчего здорового сна фраза принадлежит не журналисту, а жителю Иркутска Евгению, работавшему непосредственно под его руководством и приславшего в редакцию письмо.

В письме есть такие слова: «...А. В. Асадчий занялся реконструкцией предприятия, строит силами подрядчиков объекты предприятия - автовокзал. Правда, сметы утверждает сам, и они в три, а то и в пять раз выше - нежели по региону. Откат по А. Асадчему процветает на Иркутской земле. Пишем в прокуратуру о фактах злоупотребления, а они в ответ: он депутат Пскова, НЕПРИКОСНОВЕНЕН. Спасибо Пскову за новоиспеченного коррупционера».

И после этой цитаты я написал: «Находясь за тысячи километров от Иркутска было трудно разобраться... «новоиспеченный» Асадчий коррупционер или не «новоиспеченный?» А, может быть, вообще не коррупционер?».

Таким образом, на мой взгляд, истец вводил в заблуждение суд. Задача правоохранительных органов, в данном случае - иркутских, устанавливать - коррупционер Асадчий или нет, а задача журналиста - сообщать читателям общественно значимую информацию.
В иске к «Псковской губернии» сказано: «Я являюсь известным в Псковской области предпринимателем и политическим деятелем».
Отлично. Именно то, что Андрей Асадчий - известный политический деятель, не позволило нам утаить от читателей то, что его деятельностью давно интересуются правоохранительные органы.

Еще она претензия в иске касается раздела статьи под названием «С момента их появления начинается планомерное разрушение транспортной системы области».

Истец утверждает, что я обвиняю Асадчего в рейдерстве.

Это не так.

Те слова, которые приводятся в иске - закавыченные цитаты. То же самое можно сказать и о подзаголовке.

Информация, которой я пользовался при написании статьи, взята из официальных источников, в частности, с сайта Управления Федеральной антимонопольной службы по Иркутской области, где 31 октября 2011 года был размещен материал под названием: «Автоколонна 1880». Дело о монополии».

На сайте Иркутского УФАС говорится: «Мы продолжаем рассказывать о том, что на самом деле происходит на ОАО «Автоколонна 1880», более известном как Иркутский автовокзал. Оказывается, работники предприятия - не единственные жертвы политики нового руководства. Кто еще страдает от Асадчего?
Напомним, в прошлый раз мы рассказывали о разрушительной политике Андрея Асадчего, ставшего гендиректором ОАО «Автоколонна» в мае прошлого года...».

О том, что деятельность Андрея Асадчего на посту гендиректора ОАО «Автоколонна-1880» была далека от идеальной, свидетельствуют и штрафы, которые накладывало УФАС на автоколонну.

В свою очередь, штрафы накладывались в результате проверок, а проверки осуществлялись из-за жалоб конкурентов-перевозчиков. Именно они и обвиняли Андрея Асадчего в попытке рейдерского захвата.

Эти утверждения стали похожи на правду в тот момент, когда правоохранительные органы Иркутска задержали братьев Асадчих в результате спецоперации.

На официальном сайте автовокзалов и автостанций Российской Федерации 02.08.2012 появилась соответствующая информация: «Руководство иркутской «Автоколонны 1880» обвиняют в мошенничестве».

Там, в частности, говорится:

«Следственные органы СКР по Иркутской области по факту хищения средств из бюджета Иркутской области на основании материалов, предоставленных УФСБ России по Иркутской области, возбудили уголовное дело по признакам состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 159 УК РФ - мошенничество... По имеющейся информации, с августа 2011 года по март 2012 года из бюджета Иркутской области совершено хищение крупной денежной суммы. При этом использовались мошеннические схемы. Махинации коснулись программы льготных перевозок пассажиров на междугородних маршрутах. У следствия есть основания полагать, что к совершению данного преступления причастны генеральный директор ОАО «Автоколонна 1880» Андрей Асадчий и его заместитель Алексей Асадчий, задержанные в Иркутске.

По уголовному делу допрошен ряд свидетелей, проведены обыски в офисах ОАО «Автоколонна 1880», в том числе на иркутском автовокзале. В настоящий момент следователями СКР изучаются материалы по факту нарушения законодательства со стороны руководства предприятия, предоставленные УФСБ по Иркутской области, ГУ МВД по Иркутской области.

Следственные органы вышли перед судом с ходатайством об избрании в отношении обвиняемого меры пресечения в виде заключения под стражей. В настоящий момент проводятся следственные действия, направленные на установление всех обстоятельств произошедшего.

Расследование уголовного дела продолжается, сообщает пресс-служба СКР по Иркутской области».


И кто после всего этого подозревает братьев Асадчих в мошенничестве? «Псковская губерния» или правоохранительные органы?
Что же касается еще одной претензии истца, связанной с информацией о конфликте в автоколонне (забастовке и увольнении директора), то я основывался на официальных сообщениях, в которых говорилось, что «Следственное управление Следственного комитета РФ по Иркутской области начало доследственную проверку по факту невыплаты заработной платы работникам Иркутского автовокзала, а 22 мая 2012 года исполняющий обязанности губернатора Иркутской области Сергей Ерощенко поручил создать штаб по решению вопроса погашения задолженности по зарплате работникам ОАО «Автоколонна 1880».

При этом редакция «Псковской губернии» настаивает на том, что статья «Трассибирская язва» не является односторонней. Точка зрения Андрея Асадчего там тоже представлена.

 Если бы Андрей Асадчий прочел статью «Трассибирская язва» внимательнее, то он бы обнаружил, что там говорится: «Братья Асадчие, правда, с этим согласны не были и регулярно рассказывали о том, что превратили убыточное предприятие в прибыльное.

21 мая 2012 года генеральный директор ОАО «Автоколонна 1880» Андрей Асадчий провел брифинг, на котором заявил: «Одним из банков было принято решение о выдаче нам кредита на сумму 50 млн. рублей, часть которого будет направлена на погашение задолженности по зарплате, составляющей 3,2 млн. рублей. При этом сотрудники получат также все компенсации за задержку, предусмотренные законодательством, и премии. Финансовых проблем уже завтра у нас не будет».

В сочетании разных точек зрения - вся суть статьи «Транссибирская язва». Наша задача заключалась в том, чтобы опубликовать мнение представителей разных сторон конфликта. В связи с этим подбирались и подзаголовки. Все они - точные закавыченные цитаты, принадлежащие либо представителям правоохранительных органов, либо Андрею Асадчему.

Но об этом истец в своем иске не говорит.

В связи с этим редакция «Псковской губернии» не может опровергнуть информацию, опубликованную в статье «Транссибирская язва».
Написать опровержение - значит перечеркнуть очевидные факты.

Проверки проводились, претензии предъявлялись, штрафы накладывались, сотрудники автоколонны бастовали, от должности гендиректора Андрей Асадчий был отстранен, спецоперация, осуществленная ОБЭП, ФСБ и Следственным комитетом тоже осуществлялась. Братья Асадчие были задержаны. Через некоторое время с них была взята подписка о невыезде. Всё это - факты, и опровергать их - это значит транслировать ложь.

В конце судебного заседания 20 марта 2013 года прозвучала моя реплика: «Андрей Асадчий в последнее время пережил много бурных событий. Предприятие, которое он возглавлял, многократно штрафовали. Коллектив иркутского автовокзала объявлял забастовку. Спецслужбы осуществили операцию по его задержанию, и это было сделано довольно жестко. Но сон Андрея Асадчего, судя по всему, был по-прежнему крепок. И только скромная статья в газете его почему-то нарушила.

Возможно, сон г-на Асадчего действительно стал тревожен, но причина этого совсем не в нашей статье?»

* * *

Жаль, что Андрей Асадчий пока не имеет возможности приехать в Псков и ответить на наши вопросы.
Вопрос первый: «Что ищет он в стране далекой?».
Вопрос второй: «Что кинул он в краю родном?».

Мы надеемся, что рано или поздно у Андрея Асадчего появится возможность приехать в Псков и ответить на эти и другие вопросы.

9.

«ПРОШУ ОГРАДИТЬ МЕНЯ ОТ ВОЗМОЖНЫХ ПОСЯГАТЕЛЬСТВ...»Братья Асадчие
(«Городская среда», 2013 г.)

Сюжет вокруг да около братьев Асадчих становится все более захватывающим. Жаль, что о некоторых вещах пока еще рано сообщать. Но поверьте, за последние полторы недели произошло еще два-три сюжетных поворота, которые окончательно превратили криминальную драму в чёрную криминальную комедию.

Это стало понятно, после того, как заявление в псковскую полицию написал Алексей Викторович Асадчий. Ему показалось, что жизнь его и жизнь его близких находится в смертельной опасности. И он не стал скрывать имена тех, кто ему угрожает.

В псковском Завеличенском отделе полиции сейчас рассматривается заявление, где черным по белому говорится: «Я опасаюсь за свою жизнь и здоровье, и за здоровье моих близких, прошу оградить меня от возможных посягательств Алексея Семёнова...» И так далее.

Жаль, что раньше я никогда не встречал человека, которого зовут Алексей Асадчий. Его брата Андрея видел на сессиях Псковской городской думы (пока тот не уехал в Иркутск), а вот Алексея увидеть не довелось. В переписке мы тоже не состояли. Поэтому мне непонятно, каким образом я угрожаю жизни этого человека.

К сожалению, никаких доказательств того, что я и мои коллеги угрожали жизни Алексея асадчего, в заявлении не приводится. А сам Алексей Асадчий в Завеличенский отдел придти не смог - он находится под подпиской о невыезде в Иркутске.

В Иркутске, суде по заявлениям братьев Асадчих, им пришлось непросто.

В частности, в одном из видеосюжетов, распостраняемых в интернете, Алексей Асадчий говорит: «В управлении ФСБ, когда я там находился, была непрочная стенка. Она была разбита. Мне постоянно говорили: «Видишь, как здесь пытают, головы отбивают... Меня допрашивали 12 следователей и три сотрудника управления. Постоянно предлагали мне написать их схему, их вариант... То, чего я не понимал и не совершал».

Кроме того, в псковских СМИ стала распространяться информация о пытках, которым якобы подвергались братья Асадчие в Иркутске. Например, псковские СМИ сообщили:

«Братьев начали, требуя «признательных показаний... После этого наших героев почти на сутки приковали наручниками к табуреткам, отказывая им даже в естественном праве сходить в туалет, без воды и еды. Сейчас этими «художествами» спецназовцев занимается военная прокуратура Иркутской области. При этом юристы в погонах не перестают удивляться: речь ведь шла не о матерых преступниках, а о людях, которые ни разу не имели конфликтов с законом».

У меня нет достоверной информации о том, как было на самом деле. Но я определенно знаю, что ни я, ни мои коллеги братьев Асадчих не пытали, наручниками их не приковывали и изнасилованием не угрожали. Тем не менее, Алексей Асадчий позволил себе в заявлении в полицию написать, что я «во время расследования преступления могу скрыться от органов предварительного расследования» и могу «оказать давление на свидетелей и уничтожить улики»...

Какие улики? Какие преступления?

Похоже, братья Асадчие привыкли называть преступниками всех, кто им не нравится. С таким подходом к жизни нет ничего удивительного, что эти люди являются фигурантами множества уголовных и административных дел.

10.

МЕРА ПРЕСЕЧЕНИЯ И МЕРА ПЕРЕМЕЩЕНИЯ
(«Псковская губерния», 2013 г.)

Не исключено, что экс-депутат Андрей Асадчий использует судебный иск как способ уехать подальше от иркутских следователей

В Псковском городском суде продолжаются слушания по иску «известного в предпринимателя и политического деятеля» Андрея Викторовича Асадчего.

Иск предъявлен газете «Псковская губерния» и автору статьи «Трассибирская язва». Статья была опубликована в сентябре 2012 года.(1)  По мнению экс-депутата Псковской городской думы, экс-генерального директора иркутской «Автоколонны 1880» Андрея Асадчего статья «Транссибирская язва» нанесла ущерб «достоинству личности, чести, доброму имени, деловой репутации».

Ни на одно из трех судебных заседаний Андрей Асадчий не явился. Его интересы представлял адвокат Дмитрий Денисов.

На вопрос ответчиков: «Не потому ли Асадчий не приходит, что находится под подпиской о невыезде в Иркутске?», адвокат лишь загадочно улыбался.

О подробностях предыдущего заседания «Псковская губерния» уже рассказывала.(2)

Однако самое интересное, что произошло 20 марта 2013 года, мы приберегли для следующей статьи.

Теперь настояло время об этом рассказать.

«Статья 159 часть 3 никогда не фигурировала в рамках данного уголовного дела»

5 апреля 2013 года на очередном заседании суда ожидалось продолжение диалога, который возник между судьей Татьяной Семёновой и представителем доверителя Дмитрием Денисовым 20 марта.

Это один из ключевых моментов трех судебных заседаний.

«Возбуждалось ли в отношении вашего доверителя уголовное дело по статье 159 части 3?», - прямо в лоб спросила судья 20 марта 2013 года. «Нет, ваша честь», - столь же прямолинейно ответил тогда адвокат. «А по статье 201 части 1?» - «Я не готов ответить на данный момент - предъявлены ли какие-либо обвинения. - В голосе адвоката уже не слышалось прежней уверенности. -  Действительно там был факт задержания, фотография которого приведена в газете».

Тем не менее, судья Татьяна Семёнова продолжала уточнять: «А доверитель не знает - предъявлено ему обвинение или нет?» - «Полагаю, следует направить запрос, - уклончиво ответил г-н Денисов. - Но со слов доверителя мне известно, что статья 159 часть 3 никогда не фигурировала в рамках данного уголовного дела».

Таким образом, стала понятна тактика, которую выбрал истец: решительно отрицать то, что братьев Асадчих в Иркутске обвиняют в «мошенничестве, совершенном лицом с использованием своего служебного положения, а равно в крупном размере».

Об этом сказал сам адвокат Денисов во время судебного заседания: «В этом есть большая разница. Часть 1 - не тяжкая, а часть 3 - тяжкая».(3)

Это очень странная тактика.

Похоже, у истца нет непременной задачи доказать, что чёрное - это белое. Зато, у истца есть какая-то другая задача...

«Псковская губерния» никогда не утверждала, что Андрей Асадчий - крупный мошенник, однако в сентябре 2012 года написала о том, что в отношении братьев Асадчих возбуждено уголовное дело по статье 201 ч.1 («злоупотребление полномочиями») и по статье 159 ч. 3.(4)  («мошенничество, совершенное лицом с использованием своего служебного положения, а равно в крупном размере»).

Разумеется, вся информация, прежде чем её опубликовать, проверялась. У «Псковской губернии» было несколько официальных источников, которые подтверждали: братьям Асадчим предъявлено обвинение именно по статьям 201 ч.1 и 159 ч. 3.

Однако Андрей Асадчий через адвоката Денисова предложил опровергнуть эту информацию, потому что она якобы наносит ущерб «достоинству личности, чести, доброму имени, деловой репутации».

За этим было интересно наблюдать. Все-таки не каждый день вам встречаются люди, которые с возмущением отрицают очевидные вещи.
Иркутск хоть и далеко, но не на другой планете.

У Псковского суда достаточно возможностей, чтобы узнать - что же на самом деле происходит в иркутских судах.

В Иркутск отправились запросы, цель которых была - установить, по каким же статьям предъявлены обвинения и предъявлены ли они вообще?

Ответ из Иркутска, с улицы Марата, пришел в Псков 2 апреля 2013 года.

Заместитель руководителя следственного отдела старший лейтенант юстиции С.В. Булыгин в письме сообщал:

«31.07.2012 следственным отделом по городу Иркутск Следственного управления Следственного комитета РФ по Иркутской области возбуждено уголовное дело № 84915 по факту хищения денежных средств из бюджета Иркутской области, путем обмана, со стороны работников ОАО «Автоколонна 1880», по признакам преступления, предусмотренного ч.1 ст. 159
01.08 2012 по подозрению в совершении указанного преступления в порядке ст. 92 задержаны: Асадчий Алексей Викторович, Асадчий Андрей Викторович».

«Возбуждены уголовные дела по признакам состава преступления, предусмотренного ч. 3 159 ст. УК РФ,  по признакам состава преступления, предусмотренного ч.1. ст. 201 УК РФ»

Далее представитель следственного комитета сообщал Псковскому городскому суду то, что категорически опровергалось истцом в исковом заявлении:

«2.08.2012 указанным лицам предъявлено обвинение в совершении преступлений,  предусмотренных ч. 3 ст. 159, ч. 1 ст. 201».
Интересно, предъявит ли Андрей Асадчий старшему лейтенанту юстиции Булыгину полумиллионный иск за нанесение ущерба «достоинству личности, чести, доброму имени, деловой репутации»?


Ведь он 2 апреля 2013 года написал то же самое, что написала «Псковская губерния» полгода назад.

Письмо, подписанное старшим лейтенантом Булыгиным, было зачитано судьей Татьяной Семёновой 5 апреля 2013 года на очередном заседании суда.

И сразу вспомнился диалог, происходивший в тех же стенах, на третьем этаже, в кабинете № 38 за две недели до этого.

«Возбуждалось ли в отношении вашего доверителя уголовное дело по статье 159 части 3?» - «Нет, ваша честь... Со слов доверителя мне известно, что статья 159 часть 3 никогда не фигурировала в рамках данного уголовного дела».

Что ж, видимо доверитель Андрей Асадчий не слишком доверяет своему адвокату и не сообщает ему всей правды, тем самым вынуждая его озвучивать заведомую ложь.

Тем временем, Татьяна Семёнова продолжала зачитывать письмо из Следственного отдела по городу Иркутск Следственного управления Следственного комитета РФ по Иркутской области:

«03.08.2012 в отношении Асадчего Алексея Викторовича и Асадчего Андрея Викторовича избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении.

14.08.2012 в отношении Асадчего Алексея Викторовича и Асадчего Андрея Викторовича возбуждены уголовные дела № 84917 по признакам состава преступления, предусмотренного ч. 3 159 ст. УК РФ, № 84918 по признакам состава преступления, предусмотренного ч.1. ст. 201 УК РФ.

15.08.2012 указанные дела соединены в одно производство с присвоением соединенному уголовному делу № 84915.

26.10. 2012 Асадчему Алексею Викторовичу и Асадчему Андрею Викторовичу предъявлено обвинение в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 с. 159, ч. 1. ст. 201 УК РФ».


Если «известный предприниматель и политический деятель» Андрей Викторович Асадчий, подавая иск, хотел, чтобы в Пскове подробнее узнали о его деятельности в Сибири, то он определенно своего добился.

«Псковская губерния» публикует уже вторую незапланированную статью о том, что происходило в Иркутске с человеком, который два года руководил иркутской «Автоколонной 1880», одновременно оставаясь депутатом Псковской городской думы по избирательному округу № 17.

«Если гражданин Асадчий находится на подписке, как он может приехать?»

Предыдущая статья о братьях Асадчих, опубликованная в «Псковской губернии», заканчивалась такими словами: «Жаль, что Андрей Асадчий пока не имеет возможности приехать в Псков и ответить на наши вопросы.
Вопрос первый: «Что ищет он в стране далекой?»
Вопрос второй: «Что кинул он в краю родном?»
Мы надеемся, что рано или поздно у Андрея Асадчего появится возможность приехать в Псков и ответить на эти и другие вопросы».


Похоже, братья Асадчие услышали эти вопросы.

Вот она, волшебная сила поэзии.

Во всяком случае, Дмитрий Денисов начал свое выступление в судебном заседании 5 апреля 2013 года со слов: «Мой доверитель сообщил, что желает лично выступить в данном судебном заседании. Поэтому я ходатайствую о вызове его, и так же ходатайствую о вызове в качестве свидетеля его брата Асадчего Алексея Викторовича. Адрес я предоставлю, повестки отправлю им экспресс-почтой. В течение трех суток повестки будут вручены».

Похоже, что внезапное желание Андрея Асадчего немного удивило судью Татьяну Семёнову.

Она обратилась к факсу, присланному из Иркутска, где было сказано:

«01.04. 2013 в отношении Андрея Асадчего избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении.
В настоящее время по уголовному делу принимаются следственные действия, направленные на установление всех обстоятельств совершенных преступлений».

«Если у нас гражданин Асадчий находится на подписке, как он может приехать?» - задала Татьяна Семёнова вопрос Дмитрию Денисову.


«Вопрос понятен, - ответил адвокат. - Я пока не могу представить официальных документов, но вчера данная мера пресечения была отменена решением областного Иркутского суда». - «Какая?» - «Подписка о невыезде». - «Она не могла быть так быстро отменена».


Произошла заминка, после чего адвокат сказал: «В любом случае, при наличии судебной повестки Андрей Викторович имеет право обратиться к следователю за разрешением покинуть место избрания подписки о невыезде и прибыть в суд. Я не думаю, что могут возникнуть какие-то проблемы». - «Суд повестку ему не может отправить. Суд может отправить ему судебное извещение. Это разные вещи. Судебное извещение - это ГПК, а судебная повестка - УПК...»

В это время слово попросил директор и главный редактор «Псковской губернии» Лев Шлосберг.

Он предложил адвокату Денисову связаться с доверителем и предложить тому отозвать иск.

Однако адвокат такую возможность отверг, сообщив, что ему хорошо известна позиция Андрея Асадчего по данному вопросу.

Возникло и альтернативное предложение по поводу личного участия Андрея Асадчего в судебном заседании. Об этом сказала судья Татьяна Семёнова. Она предложила «отправить в город Иркутск судебное поручение, где Андрея Асадчего опросят. Стороны могут поехать туда и поучаствовать в судебном процессе».

«Это будет сложнее и дольше, учитывая объем доказательств, который сторона ответчика желает представить здесь», - ответил Дмитрий Денисов.

Г-н Денисов имел в виду огромную стопку документов, которую ответчики - представители «Псковской губернии» - принесли в суд.


Более того, 5 апреля 2013 года во время судебного заседания должны были показываться видеоматериалы, для чего был установлен ноутбук.

Однако Дмитрий Денисов настаивал на том, что заседание надо отложить и дождаться прибытия в Псков братьев Асадчих.

В этих обстоятельствах я высказал предположение: «Ваша честь, мне кажется, что Андрей Викторович хочет воспользоваться судебным заседанием, чтобы появиться в Пскове» - «Прибыть домой на побывку?». - уточнила судья. «Да»...

Тем не менее, судья Татьяна Семёнова - «чтобы не нарушить ничьи права» - после некоторых колебаний приняла решение отложить судебное заседание до 22 мая 2013 года, после того как вернется из отпуска.

Адвокат Денисов ещё раз предложил вызвать из Иркутска не только Андрея Асадчего - в качестве истца, но и Алексея Асадчего - в качестве свидетеля.

«Суд вам в вызове свидетеля отказывает, - ответила Татьяна Семёнова, - но если вы его приведёте, мы его опросим».

Иными словами, у Андрея Асадчего, возможно, скоро появится легальная возможность наконец-то покинуть Иркутск, в котором он так и не прижился и в котором следственные органы продолжают расследование по делу о мошенничестве в крупных размерах с использованием служебного положения. 

11.

ПОДПИСЧИКИ
(«Городская среда», 2013 г.)

Псковский отдел полиции № 1 (микрорайон «Завеличье») рассмотрел заявление Алексея Асадчего. Он утверждал, что его оклеветали, и требовал возбудить уголовное дело в отношении газеты «Псковская губерния» и в отношении автора статьи «Трассибирская язва».

Учитывая, что автором «Транссибирской язвы» был я, пришлось посетить знаменитый Завеличенский отдел полиции.

Во время общения с дознавателем выяснилось, что Алексей Асадчий не ограничился только обвинениями в клевете. Он решил для солидности добавить в перечень наших "преступлений" банальную уголовщину, включая угрозу жизни его и его семьи.

В общем, он использовал приём, который уже не раз использовали мои чересчур пристрастные читатели (правда, для солидности они обычно добавляли экстремизм, измену и т.п.).

Так что Алексей Асадчий оказался ещё не самым кровожадным.

Но избыточность обвиненений и полная их бездоказательность всегда приводила к одному и тому же результату.

На днях я получил письмо с портретом Михаила Илларионовича Кутузова, в котором сообщалось, что Отдел дознания принял решение отказать в возбуждении уголовного дела.

То есть дознаватель не посчитал, что автор и редакция распространяли заведомо ложные сведения об Алексее Асадчем.

В письме из полиции говорится, что информация, изложенная в моей статье, подтверждена официальными источниками.

У Алексея Асадчего, правда, остаётся  обжаловать решение полиции  в прокуратуре.

Скорее всего, он этим правом воспользуется.

Однако результат всей этой деятельности предугадать не трудно: новые публикации. Чем больше доносов в адрес редакции и автора, тем больше братья Асадчие (а заодно и их отец) вязнут в информационном потоке, суть которого в том, что дружба с законом - не самая сильная их сторона.

А самая сильная их сторона в том, что они замечательные подписчики. Братья коллекционируют подписки о невыезде из Иркутска. Им кажется, что это лучше, чем подписка на «Псковскую губернию».

Кто я такой, чтобы их разубеждать?

 

12.

ИСК, ПЕРЕХОДЯЩИЙ В РОЗЫСК
(«Городская среда», 2013 г.)

Информация о том, что братья Асадчие были объявлены в Федеральный розыск, стала распространяться с середины апреля 2013 года.

С тех пор я несколько раз разговаривал по телефону с людьми, живущими в Иркутске. И каждый раз они, ссылаясь на следователя Следственного комитета, подтверждали мне эту информацию. Однако официально сообщения по поводу нарушения подписки о невыезде и объявлении Андрея и Алексея Асадчих в розыск до сих пор не распространялись.

Нет их и до сих пор. Правда, на прошлой неделе, по крайней мере, в двух СМИ - в newsbabr.com и на ПАИ все-таки опубликовали информацию о федеральном розыске и братьях Асадчих

Впрочем, комментируя эту информацию для ПАИ, отец Андрея и Алексея Асадчих  Виктор Асадчий сообщил, что «весной этого года иркутскими городским и областным судом санкция в виде подписки о невыезде в отношении его сыновей была признана незаконной и необоснованной».

Нечто подобное звучало несколько раз и из уст адвоката Андрея Асадчего в Псковском городском суде.

Суд продолжался несколько месяцев. Иск со стороны Андрея Асадчего к «Псковской губернии» и к Алексею Семёнову был принят к производству 25 января 2013 года.

Андрей Асадчий требовал в качестве компенсации за моральный ущерб, который якобы нанесла ему статья «Трассибирская язва», полмиллиона рублей. Параллельно Алексей Асадчий написал заявление в Завеличенский отдел, надеясь возбудить против меня и против «Псковской губернии» уголовное дело о клевете. В этом заявлении кроме всего прочего Алексей Асадчий написал: «Я опасаюсь за свою жизнь и здоровье, и за здоровье моих близких, прошу оградить меня от возможных посягательств Алексей Семёнова и Льва Шлосберга любым законным способом... Во время расследования преступления они могут скрыться от органов предварительного следствия..., могут оказывать давление на свидетелей и уничтожить улики и воспрепятствовать расследованию уголовного дела».

Характерно, что никаких доказательств Алексей Асадчий в своём заявлении не привел. О каком уголовном деле он вообще говорил? По смыслу, вроде бы, речь шла об уголовном деле против «Псковской губернии» и меня. Однако никаких уголовных дел против нас не возбуждалось. Это окончательно стало понятно после того, как иск Асадчего дознаватели отвергли, и уголовное дело не возбудили.

Тем временем гражданский процесс в Псковском городском суде продолжался. Заседания проходили в феврале, марте, апреле... 5 апреля 2013 года всё должно было быть закончено, однако адвокат Андрея Асадчего от имени своего доверителя, на суде не присутствующего, неожиданно объявил, что подписки о невыезде у братьев Асадчих больше нет, и они готовы лично приехать из Иркутска в Псков и явиться в суд. Это удивило судью Татьяну Семёнову, которой пришла официальная информация от 1 апреля 2013 года. Исходя из неё было понятно, что суд продлил подписку о невыезде.

Тем не менее, адвокат Андрея Асадчего пообещал, что братья Асадчие явятся в суд 22 мая 2013 года.

Разного рода обещаний и заявлений за прошедшие месяцы в суде было сделано немало. Причем адвокат Дмитрий Денисов, ссылаясь на своего доверителя Андрея Асадчего, голословно опровергал очевидные вещи: например то, что братьям Асадчим предъявлен обвинение по двум статьям УК - ст. 159. ч.3 и ст. 201 ч.1.

За всё время судебных заседаний адвокат Андрея Асадчего не представил суду ни одного документа, довольствуясь одними заявлениями.

Одновременно в СМИ появились публикации в защиту братьев Асадчих. Наиболее пространный текст «Иркутский плен» был опубликован в апреле в «Аргументах недели», подписанный неким Романом Покровским. Там, в частности, было сказано:

«Лишь после того, как к делу подключились депутат Государственной думы РФ А. Васильев и член Совета Федерации РФ А. Борисов, началось хоть какое-то оживление в сонном правоохранительном царстве сибирского города...»

В общем, читателям недвусмысленно дали понять, что за братьев Асадчих заступились влиятельные люди. Учитывая то, что Виктор Асадчий развернул бурную околополитическую деятельность в Пскове, в информацию о высокопоставленных заступниках можно было поверить.

Чем ближе было решение суда, тем больше росло напряжение. Обвинения вроде «я опасаюсь за свою жизнь и здоровье» распространялись безнаказанно.

Чем больше я занимался «делом Асадчих», тем очевиднее для меня становилось, что отец и его оба сына способны на любую ложь и совершенно не заботятся о каких-либо доказательствах.

Тем не менее, я по-прежнему утверждаю, что никогда не называл этих людей преступниками, бандой и т.п.

Преступниками их считают представители правоохранительных органов и потерпевшие, подающие на них иски (Асадчих обвиняют в мошенничестве, подделке подписей, махинациях с льготными билетами, развале транспортной системы Иркутской области, уводе государственных активов, невозвращении кредитов и т.п. Ни одно расследование приговором еще не закончилось, поэтому утверждать что-то рано).

22 мая 2013 года в суде проходили прения сторон. Как и ожидалось, несмотря на обещания адвоката, братья Асадчие в Псковский городской суд не явились. При этом на суде из уст адвоката вновь прозвучало, что подписки о невыезде у них нет, но они по-прежнему находятся в Иркутске.

В свою очередь, иркутяне в телефонных разговорах со мной со ссылкой на правоохранительные органы продолжают утверждать, что братьев Асадчих с начала апреля в Иркутске нет.

Определенно можно утверждать одно: все десять претензий, предъявленных в иске Андрея Асадчего, Псковский городской суд 22 мая 2013 года после прения сторон отверг в полном объеме. Андрей Асадчий суд проиграл.

Как только будет представлена мотивировочная часть, «Городская среда» подробнее расскажет об этом процессе.

13. 

ПОБЕГ ИЗ СИБИРИ
(«Городская среда», 2013 г.)

У братьев Асадчих шансы оказаться на скамье подсудимых примерно такие же, как оказаться  в кресле депутата или чиновника. То есть эти шансы - неплохие.

Делает повторную политическую карьеру и экс-председатель Псковской городской думы Виктор Асадчий, который небезуспешно старается вернуть утраченное влияние, используя для этой цели Общероссийский народный фронт.

Однако возвращение в большую политику пока проходит не слишком гладко./.../

14.

ИСК - ДЕЛО БЛАГОРОДНОЕ
(«Псковская губерния», 2013 г.)

Братья Асадчие считают, что лучшая защита - это заочное наступление на всех фронтах

«В полицейском управлении к Миксу отнеслись как нельзя более сочувственно. Был объявлен всеобщий розыск, и по всем полицейским участкам разослали карточки, переснятые с фотографии, которая имелась у брата».
«Ищейки». О. Генри.

Предположение, что братья Асадчие становятся политиками федерального масштаба,  подтвердилось. 28 мая 2013 года на сайте Следственного управления Следственного комитета по Иркутской области появилась информация: «В Иркутске бывшие руководители ОАО «Автоколонна 1880», обвиняемые в мошенничестве, объявлены в федеральный розыск».

О том, что псковичи Алексей и Андрей Асадчие были объявлены в федеральный розыск, стало известно в середине апреля 2013 года. Но это была еще неофициальная информация, впрочем, исходившая от следователей Следственного комитета.

Этому предшествовали судебные решения иркутского суда, озвученные на заседании Псковского городского суда 5 апреля 2013 года.

«Асадчим были предъявлены обвинения в мошенничестве в крупном размере и злоупотреблении полномочиями»

Параллельно в Пскове рассматривался иск экс-депутата Псковской городской думы единоросса Андрея Асадчего к газете «Псковская губерния» и автору статьи «Транссибирская язва»  Алексею Семёнову.

Андрей Асадчий, ссылаясь на свой нарушенный сон, требовал полумиллионной компенсации морального вреда и компенсации услуг адвоката.

Истец, в частности, хотел опровергнуть информацию о том, что уголовное дело в отношении его было возбуждено по части 3 статьи 159 (мошенничество в крупных размерах) и части 1 статье 201 (злоупотребление полномочиями).

Для выяснения некоторых обстоятельств редакция «Псковской губернии» в апреле 2013 года сделала официальный запрос в Следственное управление по Иркутской области (СУ СК России по Иркутской области) и получила ответ от и. о. руководителя отдела процессуального контроля подполковника юстиции П. Ю. Сосницкого:

«На Ваш запрос сообщаю, что следственным отделом по городу Иркутск Следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Иркутской области 31.07.2012 возбуждено уголовное дело № 84915 по факту хищения денежных средств из бюджета Иркутской области путем обмана, со стороны работников ОАО «Автоколонна 1880», по признакам преступления, предусмотренных ч. 1 ст. 159 УК РФ.

При производстве предварительного следствия по уголовному делу была установлена причастность к совершению преступления Асадчего Андрея В. и Асадчего Алексея В., последним предъявлено обвинение в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 159, ч. 1 ст. 201 УК РФ».

Аналогичная информация была получена Псковским городским судом в рамках процесса Андрей Асадчего против «Псковской губернии» и автора этих строк.

Судья Псковского городского суда Татьяна Семёнова зачитала ответ, полученный из Следственного комитета по Иркутской области. Этот ответ был предельно конкретен: «Асадчим были предъявлены обвинения в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 159 УК РФ (мошенничестве в крупном размере) и ч. 1 ст. 201 УК РФ (злоупотребление полномочиями)».

То есть в судебном порядке была доказана очевидная вещь, которую Андрей Асадчий пытался опровергнуть: уголовное дело против него возбуждалось, причем возбуждалось именно по статьям «мошенничество в крупном размере» и «злоупотребление полномочиями».
Опровергать оказалось нечего.

Тогда же, 5 апреля 2013 года, адвокат, представлявший интересы истца, сообщил, что Андрей Асадчий готов покинуть Иркутск - для того, чтобы лично участвовать в заседании суда в Пскове. Ту же готовность, судя по заявлению адвоката Дмитрия Денисова, изъявил и Алексей Асадчий.

Сказанное вызвало дополнительные вопросы со стороны судьи и ответчиков. Главный из них был: как быть с подпиской о невыезде?
«Подписка отменена», - успокоил адвокат.

У судьи Татьяны Семёновой на этот счёт были другие сведения. Она зачитала документ, присланный из Иркутска: «01.04.2013 в отношении Андрея Асадчего избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении.
В настоящее время по уголовному делу принимаются следственные действия, направленные на установление всех обстоятельств совершенных преступлений».

Возникло предположение, что внезапное решение приехать из Сибири в Псков, вопреки первоначальным заявлениям адвоката Денисова, появилось у братьев Асадчих не случайно, а было связано с продлением подписки о невыезде.

«К делу подключились депутат Государственной думы РФ А. Васильев и член Совета Федерации РФ А. Борисов»

Участие в судебном процессе в Пскове было одной из немногих легальных возможностей покинуть Иркутск и вновь оказаться в дома, в Пскове.

Никто не возражал, чтобы братья Асадчие лично приняли участие в следующем заседании суда, которое было назначено на 22 мая 2013 года. Если это законно, то почему бы и нет?

В Пскове стали заключаться пари: появятся братья Асадчие в псковском суде или не появятся? И если все-таки появятся, то что за этим последует?

Дополнительный вопрос возник тогда, когда стало распространяться известие о том, что братья Асадчие объявлены в розыск.


Тогда же, в середине апреля, в газете «Аргументы недели» появилась статья, подписанная неким Романом Покровским.

В статье, в частности, говорилось о произволе со стороны иркутских следователей. Автор утверждал, что Алексей и Андрей Асадчие попали в «иркутский плен», но, к счастью, за них заступились депутат Государственной думы от Псковской области Александр Васильев и сенатор от Псковской области Александр Борисов («Лишь после того, как к делу подключились депутат Государственной думы РФ А. Васильев и член Совета Федерации РФ А. Борисов, началось хоть какое-то оживление в сонном правоохранительном царстве сибирского города...»).

Похоже, «дело Асадчих» чем дальше, тем больше политизировалось.

До сих пор до конца непонятно, что происходило и происходит в Иркутске в связи с братьями Асадчими.

Информация до Пскова доходит противоречивая. По всей видимости, представители правоохранительных органов и представители братьев Асадчих публикуют только часть информации.

В результате возникают недомолвки, способные ввести в заблуждение.

К примеру, возьмём текст, опубликованный на сайте Следственного комитета. Там говорится:

«Следственные органы неоднократно выходили с ходатайством перед судом об избрании в отношении них меры пресечения в виде заключения под стражу. Следствие настаивало на данной мере, так как не исключалось, что фигуранты по данному делу могут скрыться от правоохранительных органов. Суд отказал в удовлетворении ходатайств. Асадчие скрылись от органов предварительного следствия. Сейчас правоохранительные органы предпринимают все усилия для установления местонахождения обвиняемых».

О том же самом сообщила 29 мая 2013 года ГТРК «Иркутск» в программе «Вести»:

«Бывший гендиректор автоколонны Андрей Асадчий и его брат Алексей обвиняются в мошенничестве. Согласно версии следствия, с августа 2011 года по март 2012-го из бюджета Прибайкалья была похищена крупная денежная сумма. Преступные махинации коснулись программы льготных перевозок пассажиров на междугородных маршрутах. Следователи неоднократно выходили с ходатайством о заключении братьев Асадчих под стражу. Однако суд отказывал следствию. В итоге бывшие руководители «Автоколонны 1880» скрылись».

То есть из этих двух текстов не следует, что братья Асадчие нарушили подписку о невыезде. Но из них недвусмысленно следует, что в федеральный розыск их всё-таки объявили.

Сами братья Асадчие долгое время никаких комментариев не давали, а сообщения о том, где они сейчас находятся, поступали противоречивые. В Пскове? В Белоруссии? Но уж, во всяком случае, не в Иркутске, хотя адвокат Денисов до последнего настаивал на том, что его доверитель Андрей Асадчий находится в Иркутске и регулярно общается со следователями.

Следователи этого не подтверждали.

В результате те, кто ставил на то, что братья Асадчие появятся 22 мая на заседании суда в Пскове, проиграли.

«Я опасаюсь за свою жизнь и здоровье, и за здоровье моих близких»

В суд пришёл только адвокат Андрея Асадчего Дмитрий Денисов, объяснивший, что его доверитель занят, и приехать из Иркутска не может.

Свою оценку происходящему дал Виктор Асадчий, экс-председатель Псковской городской Думы, отец Алексея и Андрея, объяснивший, что весной этого года иркутскими городским и областным судом санкция в виде подписки о невыезде в отношении его сыновей была признана незаконной и необоснованной. Суд обязал СУ СК России по Иркутской области устранить допущенные нарушения уголовно-процессуального законодательства. «Поэтому я не вижу необходимости нахождения Андрея и Алексея в Иркутске», - заявил экс-председатель Псковской городской Думы Виктор Асадчий.

Андрей Асадчий был не единственным представителем семьи Асадчих, кто решился судиться с «Псковской губернией».

Вскоре после того, как в Псковском городском суде был принят к рассмотрению гражданский иск от Андрея Асадчего, в Завеличенский отдел полиции поступило заявление от Алексея Асадчего.

Брат-близнец Андрея Асадчего (до августа 2012 года Алексей Викторович был заместителем Андрея Асадчего на посту генерального директора иркутской автоколонны «1880») требовал уже уголовного преследования всех, кто имел отношение к публикации статьи «Транссибирская язва».

Причем Алексей Асадчий не ограничился обвинениями в клевете.

В кабинете дознавателя Завеличенского отдела полиции потенциальных обвиняемых познакомили с некоторыми наиболее выразительными пассажами.

«Я опасаюсь за свою жизнь и здоровье, и за здоровье моих близких, - написал в своём заявлении в полицию Алексей Асадчий. - Прошу оградить меня от возможных посягательств Алексея Семёнова и Льва Шлосберга любым законным способом... Во время расследования преступления они могут скрыться от органов предварительного расследования и с помощью обширных связей и административного ресурса депутатов, могут оказывать давление на свидетелей и уничтожить улики и воспрепятствовать расследованию уголовного дела...».

Никаких доказательств, по обыкновению, Алексей Асадчий в полицию не представил, довольствуясь голословными обвинениями.


Не знаю, есть ли у него сейчас время, когда он находится в федеральном розыске, читать газеты, но всё-таки я спрошу публично этого человека, которого никогда не видел:

Алексей Викторович, вы по-прежнему опасаетесь за свою жизнь и здоровье, и за здоровье ваших близких? Если да, то каким образом это связано с «посягательствами Алексея Семёнова и Льва Шлосберга?».

О расследовании какого преступления вы писали в полицию, высказывая опасения что я и Лев Шлосберг «могут скрыться от органов от органов предварительного расследования»? Какие улики мы можем уничтожить? Кто, в конце концов, может скрыться от органов предварительного следствия? Вы ничего не перепутали?

Не покидает ощущение, что Алексей Асадчий в заявлении в полицию на самом деле писал о себе и своём брате.

В итоге от следствия скрылись братья Асадчие.

В то же время по отношению к авторам и руководителям «Псковской губернии» никаких уголовных дел не возбуждалось. Так что представитель семейства Асадчих в очередной раз продемонстрировал, какими методами они предпочитают пользоваться: поставить всё ног на голову и смотреть - что из этого получится.

Тем временем проверка заявления Алексея Асадчего была проведена, после чего дознаватель отдела полиции № 1 УМВД РФ по городу Пскову постановила: «Отказать в возбуждении уголовного дела в отношении гр. Шлосберга Л. М. и гр. Семёнова А. В.».

«Суд не может согласиться с позицией истца»

После того, когда стало понятно, что уверения представителя Андрея Асадчего о том, что уголовные дела по статьям «мошенничество в крупном размере» и «злоупотребление полномочиями» в отношении его доверителя не возбуждались не соответствовали действительности, представителям «Псковской губернии» оставалось парировать еще около десятка претензий.

Именно их обсуждению была посвящена большая часть судебных прений 22 мая.

Этому предшествовал просмотр нескольких телевизионных роликов, показанных двумя иркутскими телеканалами, в частности ГТРК «Иркутск».

Один из сюжетов был посвящен вооруженному задержанию братьев Асадчих в результате спецоперации с участием спецзаза ФСБ, Следственного комитета и ОБЭП, и заявлению официального представителя Следственного комитета. Другой сюжет касался того состояния, в котором оставили «Автоколонну 1880» братья Асадчие.

Кроме того, в псковском суде был показан ролик, снятый представителями трудового коллектива иркутского автовокзала, протестовавших против методов руководства Андрея Асадчего и объявивших забастовку.

Демонстрация видео в суде была необходима для того, чтобы доказать: сведения, опубликованные в материале «Транссибирская язва» - не вымысел автора статьи.

Линия нападения у представителя Андрея Асадчего оказалась довольно странной и путанной. В суде было заявлено, что публикации на официальных сайтах Следственного комитета, судов и прочих госорганов может осуществлять кто угодно, а не только специально уполномоченные пресс-службы.

«Что значит - кто угодно?», - был задан вопрос адвокату Дмитрию Денисову. «Например, администратор сайта», - ответил представитель Андрея Асадчего.

По логике этого адвоката, информации, опубликованной на официальных сайтах, верить нельзя, а вот Андрею Асадчему - можно.


Действительно, а вдруг все публикации на официальных сайтах государственных органов осуществляются без ведома пресс-служб и годами находятся там нелегально?

Правда, такого рода предположения не были подкреплены доказательствами. В то же время информация, размещенная на этих сайтах, полностью подтверждалась из других источников.

По всей видимости, такой перекос дал основание судье Татьяне Семёновой вынести 22 мая 2013 года вполне определенное решение.


Мотивированное решение суда было изготовлено 27 мая 2013 года.

Там, в частности, говорится:

«1. Высказывание ответчика о том, что «бурная деятельность на посту «ликвидатора» привела к тому, что ему пришлось исчезнуть из Пскова» не порочит честь, достоинство и деловую репутацию Асадчего А. В.

2. «Из пояснений в судебном заседании ответчика Семёнова А. В. установлено, что фраза, приведенная им в статье: «откат по А. Асадчему процветает на Иркутской земле» - это цитата из письма, адресованного автору, о чем свидетельствует размещенная в статье информация. Названная цитата взята в кавычки, подтверждается письмом из Иркутска и не является порочащей честь, достоинство и деловую репутацию истца.

3. Утверждение истца о том, что автор обвиняет его в коррупции, ссылаясь на цитату: «Новоиспечённый» Асадчий коррупционер или не новоиспеченный?» также не соответствует действительности, поскольку данная фраза вырвана из контекста, в связи с чем искажено её содержание. В действительности в статье было указано: «Новоиспечённый» Асадчий коррупционер или не новоиспечённый? А, может быть, вообще не коррупционер?» Исходя из приведенной цитаты, автор Семёнов А. В. не утверждал, что Асадчий А. В. коррупционер, а лишь высказывал своё суждение по данному факту.

4. Суд не может согласиться с позицией истца в части того, что Асадчего А. В. «обвинили в рейдерском захвате и устранении с рынка междугородних пассажирских перевозок транспортной фирмы «Экспресс Трейд», «Андрея Асадчего обвинили в рейдерстве и устранении конкурентов с рынка автобусных перевозок», поскольку данная информация, на которую ссылался автор статьи, размещена на сайте Кировского районного суда г. Иркутска (материал от 09.08.2012 «Почему суд не арестовал братьев Асадчих?»).

5. Ссылка истца на фразу: «С момента их появления начинается планомерное разрушение транспортной системы области» также не может быть признана не соответствующей действительности в связи с тем, что её автор Семёнов А. В. использовал информацию, взятую с сайта Федеральной Антимонопольной службы «Автоколонна 1880». Дело о монополии» от 31.10.2011 г., в которой указано: «Кто еще страдает от Асадчего? Напомним, в прошлый раз мы рассказывали о разрушительной политике Андрея Асадчего, ставшего гендиректором ОАО «Автоколонна» в мае прошлого года. Оказалось, что от действий руководства «Автоколонны 1880» страдают не только работники предприятия, но и их коллеги - частные перевозчики. В Иркутской области начинается планомерное разрушение транспортной системы, откровенно направленное на создание монополии в сфере пассажирских перевозок» (из обращения перевозчиков). Следовательно, автор статьи не утверждает, а лишь приводит слова обращения перевозчиков.

6. Утверждения истца о том, что автор статьи обвиняет его в том, что он «находясь в должности генерального директора ОАО «Автоколонна № 1880» уволил Ларису Вокину за то, что она поддержала свой коллектив», не соответствует действительности в связи со следующим:

Истец искажает суть изложенного в статье «Транссибирская язва», в которой указано: «И. о. первого заместителя председателя правительства Иркутской области Иван Хоменко 22 мая распорядился восстановить в должности начальника автовокзала Ларису Вокину, которую генеральный директор уволил за то, что она поддержала свой коллектив», то есть в тексте автором приведены слова И. Хоменко, а не утверждения автора, а, кроме того, данные сведения содержатся в статье «Два сапога и кусок пирога» от 28.05.2012, № 35 (652) 2012, автор Юрий Удоденко, «Байкальские новости».

7. Истец утверждает, что автор статьи высказывается о нём как о «банде псковских», что также не соответствует действительности.


Автор статьи указывает: «информация о «банде псковских», действующих в Сибири, распространялась довольно быстро. Поверить в то, что информация соответствует действительности, помогало то, что в Пскове Андрей Асадчий тоже не всегда действовал безупречно. Иркутские СМИ о деятельности Андрея Асадчего в Пскове рассказывали».

Исходя из контекста, автор прямо не говорит о том, что Асадчий А. В. входит в «банду псковских».

8. Истец требует признать не соответствующей действительности цитату в статье: «С августа 2011 по март 2012 года из бюджета Иркутской области совершено хищение крупной суммы (речь идет о сумме более чем в 15 миллионов»).

Материалами дела установлено, что указанная цитата приведена автором со ссылкой на старшего помощника руководителя следственного управления Следственного комитета РФ по Иркутской области В. Саловарова, который говорил, что с августа 2011 по март 2012 года из бюджета Иркутской области совершено хищение крупной суммы.

Автор статьи Семёнов А.В. не утверждал, что именно Асадчий А. В. похитил из бюджета Иркутской области 15 миллионов рублей.

9. Не является не соответствующими действительности, порочащими честь, достоинство и деловую репутацию сведения в статье о том, что: «Асадчими были предъявлены обвинения в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 159 УК РФ (мошенничестве в крупном размере) и ч. 1 ст. 201 УК РФ (злоупотребление полномочиями)» по следующим основаниям:

В материалах дела имеется справка Следственного отдела по г. Иркутску СУ СК России по Иркутской области от 2 апреля 2013 года (лист дела 151), из которой следует, что 1 августа 2012 года по подозрению в совершении преступления задержаны Асадчий А. В. и Асадчий А. В.

2 августа 2012 года в отношении Асадчего А. В. и Асадчего А. В. возбуждены уголовные дела по ч. 3 ст. 159 УК РФ, ч. 1 ст. 201 УК РФ.
Таким образом, изложенные в статье сведения соответствуют действительности.

10. Утверждения истца о том, что цитата в статье: «И вот теперь эти два молодогвардейца обвиняются в том, что, прикрываясь пенсионерами-льготниками, переводили на свои счета миллионы рублей» порочит его честь, достоинство и деловую репутацию не соответствует действительности в связи со следующим:

В статье «Транссибирская язва» указано, что: «Они участвовали в учредительной конференции Псковского регионального отделения Всероссийской общественной организации «Молодая Гвардия Единой России», проходившей в «Гелиопарке». Особо впечатлительные и доверчивые видели в них будущее псковской политики. И вот теперь эти два молодогвардейца обвиняются в том, что, прикрываясь пенсионерами льготниками, переводили на свои счета миллионы рублей».

Ответчик Семёнов А. В. пояснил, что воспользовался информацией, которая транслировалась ГТРК «Иркутск» в программе «Вести», где говорилось: «Задержаны генеральный директор автоколонны Андрей Асадчий и его заместитель Алексей Асадчий. По материалам следствия с августа 2011 по март 2012 из бюджета Прибайкалья похищена крупная денежная сумма, ее размер уточняется.

Предполагается, что при этом использовались мошеннические схемы, которые коснулись программы льготных перевозок пассажиров на международных маршрутах...».

Кроме того, такая же информация содержится на сайте Следственного комитета от 02.08.2012: «В Иркутске руководители ОАО «Автоколонна 1880» подозревается в мошенничестве. По имеющейся информации, в период времени от 2011 года по март 2012 года из бюджета Иркутской области совершено хищение крупной денежной суммы. При этом, использовались мошеннические схемы.

Махинации коснулись программы льготных перевозок пассажиров на междугородних маршрутках. У следствия есть основания полгать, что к совершению данного преступления причастны генеральный директор ОАО «Автоколонна 1880» Андрей Асадчий и его заместитель Алексей Асадчий, задержанные в Иркутске».

Исходя из изложенного, суд приходит к выводу, что автор статьи называет истца молодогвардейцем потому, что последний участвовал к конференции общественной организации «Молодая Гвардия Единой России», в окончании статьи делает промежуточные выводы и указывает на противоречия между «молодогвардейцами» и «пенсионерами».

Следовательно, данные высказывания не являются порочащими честь, достоинство и деловую репутацию истца.

Таким образом, исходя из обстоятельств дела, пояснений сторон, представленных доказательств, суд приходит к выводу, что все сведения, опубликованные в статье «Транссибирская язва» не являются порочащими честь, достоинство и деловую репутацию Асадчего А. В.»

* * *
Таким образом, все без исключения исковые требования Андрея Асадчего остались без удовлетворения. Истец может обжаловать решение Псковского городского суда в апелляционном порядке в течение месяца. Пока неизвестно, будет ли это решение обжаловано.


Как-никак, Андрей Асадчий сейчас объявлен в федеральный розыск, хотя сам он с этим не согласен, а его брат Алексей 2 июня 2013 года даже написал в Иркутск, на сайт baikal-info.ru, письмо, в котором утверждает, что «не скрывается от следствия», а наоборот - выполняет решение Кировского районного суда города Иркутска, в феврале признавшего меру пресечения в виде подписке о невыезде подлежащей отмене. После этого он и выехал по месту постоянного проживания в Псков.

Выехал, а обратно вернуться не может: «В связи с тяжелым материальным положением не имею возможности приобрести билеты за свой счет и выехать в г. Иркутск».

Это была версия для иркутян, потому что в Псковском городском суде представитель Андрея Асадчего утверждал, что оба брата всё это время находились и до сих пор находятся в Иркутске.

Из этого следует, что братьев-близнецов Асадчих уже не двое, а, по меньшей мере, четверо.

Одни живут в Иркутске, другие в Пскове, но все без исключения братья из-за тяжелого материального положения никак не могут доехать до нужного места.

Одни братья не могут доехать до следователя, другие - до суда.

15.

ДУРНАЯ СЛАВА
(«Городская среда», 2013 г.)

 Андрею Асадчему не даёт покоя слава. Он и его брат Алексей уже предпринимали попытки засудить меня, а заодно ещё и газету «Псковская губерния» за статью «Транссибирская язва».

Экс-депутат-единоросс вдруг вспомнил о чести и достоинстве, но так и не смог в судебном порядке доказать, что они у него есть.

Впрочем, перед судом не стояло такой задачи.

Возможно, кое-что во время судебных заседаний всё же прояснилось бы, но Андрей Викторович ни разу в городском суде Пскова так и не появился. Его адвокат всё время говорил, что он находится в Иркутске и прибыть не может.

Позднее, когда братьев Асадчих объявили в федеральный розыск, они стали уверять, что последние месяцы находились совсем не в Иркутске, а в Пскове, и что уехать обратно в Иркутск они не могут из-за нехватки денег.

Федеральный розыск, в конце концов, отменили, а Андрей Асадчий подал апелляционную жалобу на решение Псковского городского суда от 22.05.2013, который признал все его претензии безосновательными.

И вот теперь представитель по доверенности Дмитрий Денисов требует полностью отменить решение городского суда и принять новое решение об удовлетворении требований Андрея Асадчего. Мотив: «неправильное применение норм материального права, а именно неприменение закона, подлежащего применению, неправильное истолкование закона».

Это означает, что в ближайшее время дело, по всей видимости, будет рассматривать в Псковском областном суде. И ещё это будет означать, что братья Асадчие и их отец Виктор Асадчий снова получат свою долю скандальной славы в СМИ. Учитывая то, что они являются стойкими и последовательными сторонниками нынешней российской власти, у них остаются неплохие шансы на то, чтобы еще раз предстать перед читающей публикой в качестве борцов с коррупцией.

 

 

 

 

 

 

 

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий