Архив
2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 
2016 2017 2018 2019 2020 2021 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
41 42 43 44 45 46 47 48 49 50
51 52

информация
Пишите нам:
gorgazeta-pskov@yandex.ru

Чернее Чёрной сотни

Николай МарковЧеловек-карикатура. Он словно бы был предназначен для изображения в газетах, в книгах, в кино... Раз-два - и готовый шарж. Николай Марков, более известный как Марков Второй, лицом напоминал Петра I, и пользовался этим. Такие же усики, похожая причёска...

В тридцатые годы русского эмигранта, публициста и бывшего депутата Государственной думы Маркова в СССР не забыли. Его вывели в фильме «Возвращение Максима». В более позднее время его тоже иногда вспоминали - в художественной литературе, в кино...

«Говорю вам: прочь, мелкота! Мы идём!»

В 1975 году на экраны вышел советско-финский художественный фильм «Доверие» (Luottamus) (режиссёры Виктор Трегубович и Эдвин Лайне). На 38 минуте на трибуне Госдумы появляется Марков Второй и произносит зажигательную националистическую речь. «Если целый народ нельзя посадить в сумасшедший дом, то на него надо надеть смирительную рубашку, - кричит и размахивает руками один из лидеров черносотенного движения (Маркова Второго играет Всеволод Кузнецов). - Тут поступают всякие протесты из заграницы. Этим гнусным бумажонкам место в сорной корзине. Надо чтобы вернулся страх, а любви чухонской нам не надо! Этих финских социалистов надо усмирять старым способом. Россия, тебе грозят азиаты! Опомнись, Россия! Твои инородцы вконец обнаглели. Говорю вам: прочь, мелкота! Мы идём!» Самодовольный Марков Второй величественно сходит с думской трибуны под аплодисменты восторженных единомышленников.

В общем, в советское время Марков если и присутствовал в отечественных масс-медиа, то только как эксцентрический монархист-погромщик (таких изображал карикатурист Борис Ефимов). А вот в пост-советское время на Николая Маркова в России стали смотреть с другого ракурса. Монархисты, националисты и нацисты нового призыва увидели в нём несгибаемого непримиримого воина не только против большевизма, но и против «всемирно еврейства». Труды Маркова начали превращаться в настольные книги. Его новоявленных поклонников не смущало, что Марков Второй в тридцатые годы, живя в Германии, превратился в гитлеровского пропагандиста. На это либо закрывали глаза, либо само идейное сотрудничество с гитлеровским фашизмом его поклонников не смущало.

Маркова Второго можно поставить в один ряд с Иваном Ильиным, Иваном Шмелёвым, Петром Красновым и прочими русскими эмигрантами первой волны, увидевшими в германском фашизме единственную силу, способную разгромить большевизм.Марков фильм

Однако Николай Марков стал сотрудничать с Третьим Рейхом не только потому, что Адольф Гитлер ненавидел большевиков.

Марков был идейным непримиримым антисемитом. Его книги, которые издаются в России в XXI веке, для русских неофашистов значительно актуальнее, чем труды немецких идеологов фашизма. Марков Второй - автор истории  России, написанной с позиции русского фашиста (протофашиста). Это антисемитская история России и Руси, где буквально на каждом историческом повороте появляются «коварные иудеи» - враги русского народа.

«Война тёмных сил», «История еврейского штурма России», «Лик Израиля»... Эти книги Маркова - фактические учебники дремучего антисемитизма, по которым училось и учится не одно поколение русских националистов и нацистов. Написал и издал их Марков в эмиграции - до 1945 года, но в постсоветсую эпоху, особенно в последние годы, эти книги пришли в Россию. Их здесь популяризирует и распространяет, в частности, «Институт русской цивилизации» (создан в декабре 1993 года для осуществления идей и в память митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Иоанна (Снычева); генеральный директор института - один активных отрицателей Холокоста Олег Платонов, автор таких книг как «Загадки Сионских протоколов», «Масонский заговор в России», «Бич Божий. Величие и трагедия Сталина», «Почему погибнет Америка» и множества других книг). Среди изданий, которые выпускает «Институт русской цивилизации», книги Саввы Ямщикова, Александра Проханова, Константина Душенова, Бориса Миронова, Игоря Шафаревича, Владимира Бондаренко... Многие авторы - последователи Маркова Второго.

У книг Маркова есть особенность: они очень однообразны. Чтобы понять, на что был способен этот автор, достаточно прочесть одну его книгу: «Думские речи. Войны тёмных сил» / Составитель и комментарии - Д. Стогов / Ответственный редактор О. А. Платонов. - М.: Институт русской цивилизации, 2011.

Книга увесистая - 704 страницы. Но тем, кто интересуется современной историей России, с ней желательно познакомиться - для того чтобы понять, где же истоки современного нам агрессивного российского имперского движения.

В сопроводительном тексте, предваряющем эту книгу, говорится: «В книге публикуются произведения Николая Евгеньевича Маркова (1866-1945), выдающегося русского общественного деятеля, публициста, депутата Государственной Думы, одного из вождей Чёрной Сотни. В своих произведениях Марков отстаивал национальные интересы русского народа, показывал губительную для России деятельность масонских лож и сионистских организаций...»

Происки евреев мерещились Маркову Второму всюду и везде. И здесь Марков ничем не отличается от прочих русских черносотенцев. Русский националист часто склонен принижать заслуги русского народа. Он с лёгкостью готов признать, что немногочисленные евреи умнее (хитрее, коварнее) и постоянно оказываются способными повернуть ход истории, а русские снова остаются обманутыми. «Русский народ - в 1926 году писал Марков, - по крови, духу, географии и истории всегда был ближе к Востоку, чем к Западу. Непротивленство и даже пораженчество всегда таились в глубинах нашего народного характера. Авось, небось, как-нибудь и над всем этим анархическое «ничаво»... Материковая подоплёка русского духа - анархизм, тяга к шири, безкрайности, безначалию. Отсюда прирождённое неуважение к правилу, закону, порядку, меже, границе, чужому и своему труду, к чужой и своей собственности, склонность к неделанию, ибо к чему делание, раз ничего не дорого». Сразу видно, что писал большой любитель всего русского.

На историю России Николай Марков глядел именно под таким углом. Сложности времён правления Александра I  Марков Второй, например, объясняет так: «Почти одновременно с разрешением открытого существования масонства Александр I в 1802 г. повелел образовать особый «Комитет о благоустройстве евреев». Душою комитета был уже тогда восходивший Сперанский, по инициативе коего вызваны были в качестве «сведущих людей» еврейские депутаты из западных губерний.  Евреи многим обязаны масону Сперанскому, бывшему тогда директором канцелярии министра внутренних дел Кочубея. «Сперанский совсем был предан жидам через известного откупщика Переца, которого он открытым образом считался приятелем и жил в его доме».

Любой период русской истории (будь то век ХХ или ХIII) Марков описывает по одной и той же схеме: всё было хорошо, но вмешались иностранцы (обычно - «жиды»), и всё испортили.

Николай Марков«Мы ведём борьбу с Иудо-Германией»

Марков Второй умер тогда же, когда и Гитлер - в конце апреля 1945 года. Это было в Висбадене. То есть Марков Второй оказался на освобождённой американцами территории. Дефашизацию он не увидел. А если бы увидел, то точно бы умер от расстройства. Хотя нынешние его пристрастные биографы - такие как Андрей Иванов и Дмитрий Богоявленский - стараются показать Николая Маркова человеком, прекратившим сотрудничество с гитлеровцами. В их статье «Курский зубр» о последних годах жизни Николая Маркова сказано: «Он постепенно отходит от активной политической деятельности и согласно некоторым данным, после нападения гитлеровской Германии на СССР, прекратив своё сотрудничество с немецкими властями, полностью отошел от политической деятельности». Однако к тому времени Маркову было ближе к восьмидесяти. Ничего не значащие фразы типа «согласно некоторым данным» просто маскируют его недвусмысленную позицию. Взгляды Гитлера, быть может, не совсем совпадали со взглядами Маркова Второго, но взгляды никакого другого действующего политика не были ему так близки.

Нет ни одной причины считать, что Марков пересмотрел свои взгляды и в чём-то раскаялся. Впрочем, его последователи на этом и не настаивают. Наоборот, он им интересен именно потому что ни от чего, как и Иван Ильин, не отрёкся.

Как правило, пропаганда идей Маркова Второго в наше время происходит под видом рассказа об участниках Белого движения. Он подпадает под категорию «незаслуженно забытые имена». Пламенный патриот, выдающийся человек, яркий оратор...

6 июля 2007 года в Пскове на III Международной научно-исторической конференции «Белое движение на Северо-Западе России и судьбы его участников», посвященной памяти Олега Калкина, Андрей Иванов зачитал свой доклад под названием «Мы должны связать и красных и белых. Политическая деятельность Н.Е.Маркова в годы Гражданской войны и эмиграции (1918 -1930-е гг.)».*

В докладе рассказывается, в частности, о том, что Марков после того как эмигрировал - пересмотрел своё отношение к Белому движению, постаравшись от него дистанцироваться. И красных, и белых он как монархист считал революционерами. Он рассчитывал на некий «третий путь». Марков Второй, выступая в 1921 году в Баварии на открытии монархического Рейхенгалльского съезда, сказал: «У белых были хорошие цели, но они шли неверным путём, они не несли на своем знамени того вещего слова, которое только и могло найти отклик в уме и сердцах русского народа...»

Фамилия Маркова на псковской конференции возникла не случайно. Он имел прямое отношение к этому краю - в тот момент, когда антибольшевистский фронт приближался к Петрограду в 1918 году. Псков был оккупирован немцами, и яростный борец с «иудо-германских засилием» вдруг превратился в сторонника Германии. 

За три года до этого, в 1915 году на совещании в Нижнем Новгороде, Марков произнёс речь, в которой сказал: «Мы ведём теперь борьбу не только с Германией и Австрией, мы ведём борьбу с Иудо-Германией. Наши социал-демократы в большинстве случаев рабочие, люди невежественные, совращенные с истины пути «учителем», евреем-немцем Карлом Марксом. Они находятся в духовном плену у него, который хуже настоящего немецкого плена. Они потеряны для Родины, и прежде всего для самих себя».

Когда это было выгодно, Марков Второй делом доказывал, что умеет подстраиваться. Когда ему было выгодно, он называл немцев «иудо-германцами», а когда надо - борцами с большевистским иудаизмом. В свою очередь, республиканцы из Временного правительства его не воспринимали всерьёз. У них имелись возможности его устранить или изолировать. Но они этого не сделали.

После свержения царя Марков скрывался в Финляндии. Внешность он изменил (коротко подстригся и отрастил бороду). Однако его выследили, задержали и доставили в Петроград. Там его допросили в Чрезвычайной следственной комиссии (ЧСК) Временного правительства, но преступных действий не выявили. Маркова отпустили, и он снова ушёл в подполье, создав монархическую группу «Великая единая Россия».

В то время он менял не только внешность, но фамилии, псевдонимы... Марков (он же Лев Черняков, он же Tante Ivetta, Буй-Тур, Гой, Муринов...  Часть перечисленного - его дореволюционные газетные псевдонимы) жил на конспиративных квартирах, а потом, в 1919 году, был зачислен обер-офицером для поручений при Военно-гражданском управлении Северо-западной белой армии, оказавшись на территории Псковской губернии.

Марков Второй на протяжении нескольких десятилетий разоблачал масонов, но сам, похоже, тяготел к созданию всевозможных тайных обществ на подобие масонских. Состоял в «Братстве Белого креста Великой единой России», а потом возглавил созданный в Эстонии офицерский монархический «Союз верных» (до революции Марков возглавлял  главный совет черносотенного Союза русского народа). Члены «Союза верных» делились на две группы - «латников» и «воинов». Руководил этим союзом «Тайный верх». В него входили князь Ширинский-Шихматов, генералы Краснов и Гурко, сенатор Римский-Корсаков. И, конечно же, сам Марков. Это были «правильные» масоны, боровшиеся с «неправильными».

Среди крайне-правых русских эмигрантов первой волны единомыслия не наблюдалось. Чем меньше оставалось шансов победно вернуться в Россию, тем больше возникало разногласий. «Атмосфера Высшего монархического совета есть атмосфера Маркова, - писал в 1923 году в письме Петру Врангелю Иван Ильин - ещё один человек, находившийся у истоков русского фашизма -. - Он силён волею и темпераментом и грубо умён и грубо хитёр, интрига его топорна, очень властолюбив и малообразован; одержим антисемитизмом и масонобоязнью, в экономике не понимает ничего и творческих идей не имеет; духовная культура за пределами православия для него почти не существует; это не вождь и не строитель, а трибун и демон с чёрным блеском в зрачке».

Андрей Иванов в псковском докладе привёл и другую цитату из Ильина: «Марков человек умный, волевой и патриотичный. Но необразованный, прямолинейный и очень властный» (это отрывок из письма Ильина Петру Струве, написанного в том же 1923 году).

Для того чтобы стать кумиром нацистов необразованности, прямолинейности и властолюбия вполне достаточно. Что касается ума, то он у него был своеобразный. Марков Второй постоянно ставил на тех, кто, в конце концов, с треском терпел поражение: на Николая II, на белогвардейцев, на гитлеровских фашистов... Но при этом у него всегда хватало ума уходить от ответственности.

Может показаться, что Марков Второй был всего лишь временным попутчиком для немецких фашистов. Во всяком случае, так рассуждают некоторые его сторонники. Эта точка зрения всё ещё довольно популярна среди тех, кто по-прежнему видит в крайне-правом крыле первой русской эмиграции свой идеал. Ненависть к революциям и большевизму отсекает сомнения.

Однако сам-то Николай Марков настаивал, что ничего подобного: союз с немецкими нацистами у него был естественным. Он не без основания утверждал, что многие немецкие нацисты вдохновлялись русскими черносотенными идеями.

Если говорить точнее, это было взаимное влияние. В 1935 году Николай Марков вспоминал о Союзе русского народа, который когда-то возглавлял. «По своему духу это русское народное движение было почти подобно современному национал-социализму». В то время он очень рассчитывал на Гитлера. «Надо спешить с освобождением России. Иначе жидовская власть истребит всех мыслящих по-русски», - написал Марков Второй 9 июля 1935 года.

Марков«Пусть уж режут нас по живому мясу!»

Николай Марков понимал, что без помощи немецких нацистов истребить российских евреев не удастся. Да и всех остальных евреев тоже.

То, что происходило в Германии при Гитлере, восхищало Маркова. «Я чувствую громадное удовлетворение тем, что наконец-то поставлено в государственном масштабе разрешение еврейского вопроса, притом правильно поставлено, так именно, как мы столько лет пропагандировали, начиная с 1903 года, - писал он. - Среди современных деятелей наци есть немало добрых моих знакомых из эпохи моей жизни 1920-25 годов в Берлине... События в Германии я рассматриваю как... благоприятные для русского дела».

Разумеется, он желал и приближал уничтожение не только евреев.  Планы у него были более масштабными. Но отношение к евреям было для него вещью принципиальной и показательной. Любое сочувствие или нейтральное отношение приравнивалось к предательству. 

Он мечтал, что немецкие штыки наведут в России «порядок». До полномасштабной войны оставалось больше шести лет, но Марков уже определился - как относиться к вторжению Германии на территорию бывшей Российской империи. В апреле 1935 года он написал: «Смешны и жалки потуги европейских политико-мудрецов поймать сеткой для бабочек расправившего крылья орла. Мы должны готовиться к тяжёлой операции и, увы! не можем и не должны мешать этой операции: без операции грозит ведь смерть от гнилостного заражения социалистическим интернационализмом. Пусть уж режут нас по живому мясу! Из сего иносказания ты усмотришь намеченную нами здесь линию поведения: не мешать операции».

В то время Марков окончательно переселился в гитлеровскую Германию, устроившись на работу в нацистское информационное Welt-Dienst, в русскую секцию. Вскоре он русскую секцию возглавил, став редактором бюллетеня «Мировая служба. Международная корреспонденция по просвещению в еврейском вопросе» (Welt-Dienst. Internationale Korrespondenz zur Aufklärung über die Judenfrage). Кроме этого, он выпускал книги примерно того же нацистского содержания на русском и немецком языках, принял активное участие в создании энциклопедии Sigilla Veri (авторы поставили перед собой задачу рассказать, «всё, что думают и знают о евреях арийцы»).

Создатель Welt-Dienst Ульрих Флейшгауэр (многолетний соратник Николая Маркова), как и издатель «Штурмовика» Юлиус Штрайхер, были почётными членами Российского Фашистского Союза, созданного бывшим комсомольцем Константином Родзаевским.

Конрад Гейден (1901 - 1966)  - один из самых заметных исследователей немецкого национал-социализма - видел безусловное влияние русских черносотенцев на взгляды немецких нацистов: «Планы Розенберга, принесённые им в подарок национал-социализму, это не немецкая внешняя политика, это внешняя политика русских белоэмигрантов...  Эта политика вообще становится понятной только в связи с тем кардинальным значением, которое она придаёт еврейскому вопросу. Было бы преувеличением назвать начинающуюся отныне внешнюю политику национал-социализма царистской. Но фактически её духовные истоки находятся в царской России, в России черносотенцев и "Союза русского народа"». Собственно и сам Альфред Розенберг (один из наиболее влиятельных членов и идеолог Национал-социалистической рабочей партии Германии, уполномоченный фюрера по контролю за общим духовным и мировоззренческим воспитанием НСДАП) был уроженцем Российской империи. Более того, Розенберг (автор «расовой теории» и идеи «окончательное решение еврейского вопроса», будущий  рейхсминистр восточных оккупированных территорий) являлся выпускником советского учебного заведения. В январе 1918 года он закончил Московское высшее техническое училище (МВТУ). Именно российский эмигрант Розенберг познакомил Адольфа Гитлера с сочинёнными в России  «Протоколами сионских мудрецов», повлиявшими на создателя «Майн кампф».

«Протоколы...» являются подлогом, плагиатом и достойной смеха бессмыслицей»Ленин и Марков

Марков Второй тоже оказался причастен к «Делу о "Протоколе сионских мудрецов"». Его в качестве эксперта в 1934 году пытались привлечь к участию в многолетнем Бернском процессе, на котором рассматривалась подложность «Протоколов сионских мудрецов» (процесс был инициирован несколькими еврейскими организациями, а «независимый эксперт» Николай Марков должен был доказать, что «Протоколы...» - подлинные.

Это был очень заметный процесс, в котором с разных сторон участвовали многие известные выходцы из России (кадет Милюков и разоблачитель Азефа Бурцев доказывали, что «Протоколы...» - фальшивка).

Официально кандидатуры Николая Маркова и другого черносотенца - генерала Александра Нечволодова (одного из авторов перевода «Протокола...» на французский язык) были отвергнуты, но к негласной экспертизе они привлекались. Сторона, доказывавшая подлинность «Протоколов...», наставила на еврейском происхождении Милюкова. Все эти «аргументы» отлично подходили для черносотенных газет и журналов, но в суде требовались серьёзные аргументы, а не «клеймо» еврей. Серьёзных аргументов у черносотенцев не было.

В решении суда было сказано: «Установлено, что для доказательства подлинности «Протоколов» не было предоставлено решительно никаких доказательств. «Протоколы...» являются подлогом, плагиатом и достойной смеха бессмыслицей». Антисемиты подали апелляцию, а их нынешние единомышленники в книгах и статьях пишут, что якобы «1 ноября 1937 года Апелляционный суд в Цюрихе отменил это решение». Это не так. В судебном решении было 11 пунктов, и Апелляционный суд отменил только один из них - тот, в котором утверждалось, что «Протоколы сионских мудрецов» - «непристойная литература». Сомнений в том, что «Протоколы...» - это подлог, сомнений по-прежнему не было - несмотря на старания Маркова Второго и других «экспертов».

А книги Нечволодова (например, «Император Николай II и евреи»), если кому интересно, «Институт русской цивилизации» в России тоже издаёт. Корни русского фашизма забывать нельзя.

«Мрачное, кровавое русское юдофобство пропитывает более благодушный немецкий антисемитизм»

В августе 1938 года Марков Второй принял участие во втором Всезарубежном Соборе Русской Православной Церкви Заграницей. Он проходил в Сремских Карловцах - в Югославии.

Митрополит Анастасий (первоиерарх Русской Православной Церкви заграницей, председатель Архиерейского Синода) свою речь на Соборе закончил словами: «В дни, когда быть может по воле Божией приближаются решительные для нас сроки, Собор возносит усердную молитву ко Всевышнему о восстановлении нашего полного духовного и национального единства на основах древней Святой Руси: оно одно только может привести к восстановлению Русской Державы, возглавленной Царём-Помазанником, на коем по-прежнему будут почивать молитвы и благословение Церкви».

На что рассчитывала Русской Православной Церкви заграницей? На то же самое, что и Николай Марков или атаман Краснов. Через несколько лет их мечты, кажется, стали сбываться. В Пасхальном Послании митрополита Анастасия 1942 года есть такие слова: «Настал день, ожидаемый им (русским народом), и он ныне подлинно как бы воскресает из мёртвых там, где мужественный германский меч успел рассечь его оковы... И древний Киев, и многострадальный Смоленск, и Псков светло торжествуют своё избавление как бы из самого ада преисподнего. Освобожденная часть русского народа повсюду уже запела... "Христос Воскресе!"...» («Церковная жизнь». 1942. №4.)

Ситуация чем-то напоминала события 1918 года. Снова оккупированный немцами Псков. Снова надежды православных черносотенцев на «освобождение России» с помощью немецких штыков.

Но если за двадцать лет до этого сотрудничество с немцами было почти внезапным (только что Россия и Германия были смертельными врагами, и вдруг германские войска и часть русской армии оказались по одну сторону фронта как союзники), то ко Второй мировой войне союз русских черносотенцев и немецких нацистов был хорошо подготовлен. Об этой подготовке писал очевидец - Конрад Гейден: «Вынужденные эмигрировать из России и скитаться на чужбине, эти слои приносят в Среднюю и Западную Европу свои представления, свои мечты и свою ненависть. Мрачное, кровавое русское юдофобство пропитывает более благодушный немецкий антисемитизм. Уже Мережковский проповедует ненависть к большевистскому антихристу. У нас в Германии усердно читают так называемые "Протоколы сионских мудрецов". Для антибольшевизма белой эмиграции старое русское юдофобство - самое подходящее оружие. Но теперь оно - совсем некстати - стало исходным пунктом германского национал-социализма в области его внешнеполитических идей».

Интересы нацистов и черносотенцев совпали.

В предыдущие годы Архиерейский Синод уже высказывался по поводу германских властей под предводительством фюрера. На заседании Архиерейского Синода РПЦЗ  под руководством митрополита Анастасия 13/26 марта 1936 года было принято решение: «...установить следующие формулы поминовения Германских властей в Германской епархии после утверждения и опубликования Конституции о сей епархии. На сугубой ектеньи: «Еще молимся о христолюбивых властях народа Германского, о державе, победе, пребывании в мире, здравии, спасении их и Господу Богу нашему наипаче поспешити и пособити им во всех и покорити под нозе их всякого врага и супостата».

Когда же гитлеровские войска вторглись в пределы бывшей Российской империи, представители РПЦЗ стали ещё откровеннее. «Особая радость охватывает нас от сознания, что мы наконец дождались того момента, которого так долго ждали в муках и унижениях нашего эмигрантства, - написал 22 июня 1942 года Екзакустодиан Махароблидзе - редактор журнала «Церковный вестник» и «правитель дел» (управляющий канцелярией) Зарубежного Карловацкого Синода. -  И нет слов, нет чувcтв, в которых можно было бы излить заслуженную благодарность освободителям и их Вождю Адольфу Гитлеру, восстановившему там свободу вероисповеданий, возвратившему верующим отнятые у них храмы Божии и возвращающему им облик человеческий.

Статья называлась «К годовщине крестового похода». Нашествие Гитлера расценивалось как крестовый поход против иудо-большевиков.

В выпуске № 4/6 «Церковного обозрения» есть такие слова: «И теперь - накануне предстоящего великого наступления на восток, чтобы добить врага до конца, хочется, чтобы и та, находящаяся ещё в узах коммунизма, часть скорее приобщилась к освобождённой».

Николай МарковЕкзакустодиан Махароблидзе был известен не только тем, что в годы Первой мировой войны занимал пост начальника канцелярии протопресвитера армии и флота. В 1931 году его сняли с поста управляющего канцелярией Архиерейского Синода РПЦЗ - «за хищения вверенных ему на этом посту денег». Но он не затерялся и продолжил служение, в 50-е годы став секретарём Епархиального управления Германской епархии, а потом и членом-секретарём епископского совета Германской епархии Русской Православной Церкви Заграницей (РПЦЗ). Прямое сотрудничество с гитлеровцами грехом у этих людей не считалось. Скорее расценивалось как достижение.

В упомянутом уже письме Ильина к Струве есть ещё и такие строки, посвящённые Маркову Второму: «У него «нет ни духовной ширины, ни научно-воспитанной совести, ни чуткости, ни такта духовного. Помимо этого - Марков одержим (искренне, страстно, «тенеброзно») маниею антисемитизма: в основе этого у него мания преследования, с которой он не справляется или справляется редко и с трудом».

Марков Второй даже среди других крайне правых выделялся непримиримостью, агрессивностью. Юрий Карцов (член Главной Палаты Союза Михаила Архангела) писал, что Марков «помешан был на властолюбии и не выносил равного» и что «в крайней фракции правой партии Государственной думы господствовал он неограниченно. Но как только кто из членов фракции позволял себе ему оппонировать, становился он грубым, язвил и говорил дерзости...».

«Марков никогда посторонних политике разговоров не вёл,
- вспоминал ещё один его единомышленник - бывший тамбовский и курский губернатор Николай Муратов. -  Это было скучно. Он никогда не шутил, не смеялся, даже не улыбался, и если кривила его красивый маленький рот усмешка, то не весёлости, а иронии... Его заметная фигура, его недобрый взгляд, его ригоризм политического сектанта стесняли, становилось не по себе - и скучно, и нудно. Смотря на Маркова, зорко наблюдая за ним, прислушиваясь к нему, я всегда думал: да, да, всё это очень хорошо: и твёрдость, и непоколебимость, и упорство, и неослабное внимание, и бессменное стояние на посту, но нельзя же без передышки - до бесчувствия...»

Однако такие люди как Марков Второй - одержимые. И это значит, что передышки здесь не может быть никакой, как не может быть в них и сочувствия. Только бесчувствие, только безжалостность, только маниакальное стремление стереть с лица земли всё, что кажется чуждым.

 *А. Иванов, «Белое движение на Северо-Западе России и судьбы его участников»http://northwestarmy.ru/my-dolzhny-svyazat-i-krasnyx-i-belyx-politicheskaya-deyatelnost-n-e-markova-v-gody-grazhdanskoj-vojny-i-emigracii-1918-1930-e-gg/

 

А. Семёнов. Гиблое дело.http://pskovcenter.ru/display.php?type=article&id=4271

На первой полосе карикатура Бориса Ефимова.

 

 

 

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий