Архив
2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 
2016 2017 2018 2019 2020 2021 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
41 42 43 44 45 46 47 48 49 50
51 52

информация
Пишите нам:
gorgazeta-pskov@yandex.ru

Есть ли жизнь в раю?

ТвороговКак пишутся рецензии? Желательно, написать в один присест, «на одном дыхании». Десять лет назад я сочинил короткую историю в двенадцать строк. К тому времени я уже опубликовал с полсотни рецензий о художественных выставках и решил обобщить опыт. Этот короткий текст здесь возник в качестве предисловия к очередному тематическому сборнику статей, написанных и опубликованных в «Городской среде» и «Псковской губернии» в 2009 - 2011 годах.

«До конца картина не ясна», - как сказал искусствовед Абрамов, когда анализировал выставку художника Цепова. Кажется, это была похвала.

 На картинах были изображены телеграфные столбы. По крайней мере, так казалось большинству пришедших на презентацию.

Но из каталога становилось понятно, что это не столбы, а женщины. Вера, Надежда и Любовь. И Софья в нагрузку.

Верой звали первую жену Цепова. А вот кто были остальные - требовалось установить. Это обязанность приличного искусствоведа.

Сам Цепов на вопросы отвечал неохотно, а все женские имена пропускал мимо ушей. Но Абрамов был человеком дотошным и узнал, что Надеждой, Любовью и Софьей звали трех сиамских кошек Цепова.

И всё же до конца картина была еще не ясна, потому что выставка называлась «Светофор Колумб».

Автор.

1.

ЧЁРНОЕ НА БЕЛОМ
(«Городская среда», 2011 г.)

Кто виноват, что еще одной картинной галереей в Пскове станет меньше? Все настойчиво говорят, что никто. Обстоятельства.

«Так получилось», «это не тенденция», «ничего страшного», «это жизнь»...

Перестаёт работать «Белая галерея» на улице Гоголя. Галерея частная, так что претензии к властям, как и в случае с «Галереей на Бастионной», вроде бы, бессмысленны. Но всё не так просто.

На презентации выставок чиновники и депутаты приходили охотно. Всюду фотографы, телекамеры... Можно было встать в красивую позу и сказать что-нибудь умное.

С умными словами получалось не очень, а с позами всё было нормально.

От людей, которые управляют городской культурой, для того чтобы предотвратить закрытие «Белой галереи», никаких денег не требовалось. Надо было всего лишь вовремя предоставить информацию о том, что Союз свободных художников прекратил своё существование. И тогда бы владелец галереи Юрий Кольцов успел бы оформить все необходимые документы.

Но, похоже, руководители городской культурой сейчас озадачены совсем другими делами. Поэтому приходится констатировать:

Бить тревогу поздно. Ещё одной художественной галереей в Пскове становится меньше. И снова никто не виноват. По крайней мере, так принято думать.

Казалось бы, совсем недавно отмечали трехлетний юбилей «Белой галереи» на улице Гоголя. Помнится, тогда я написал: «Галерею на Бастионной» прикрыли. Галерея на улице Ленина еле сводит концы с концами и выглядит жалко. А миниатюрная «Белая галерея» еще держится и даже способна отмечать свой день рождения. Она настолько мала, что закрывать её почти бессмысленно».

Нет, во всём есть смысл. А в закрытии галереи, находящейся в центре Пскова, - тем более смысл имеется. Место заметное - как раз напротив «приёмной Владимира Путина».

Здание хоть и не очень эффектное, но зато памятник регионального значения.

Правда, хозяин «Белой галереи» художник Юрий Кольцов на открытии последней выставки не стал искать крайних и объявил: «Помещение галереи было арендовано Союзом свободных художников, а я был субарендатором. Союз свободных художников прекратил свое существование 12 августа 2010 года, и аренда была прекращена. А мне об этом даже не сообщили».

Превратиться из субарендатора в арендатора Юрию Кольцову было не дано. Кто-то сделал это раньше.

Таким образом, выставка Александра Кузьмина, открывшаяся 9 декабря 2011 года, стала на Гоголя,10 последней.

Если бы заранее было известно, что эта выставка - завершающая, то лучших работ всё равно было бы не найти.

Основной мотив новой выставки: уходящий Псков. Речь о людях, без которых Псков XX века представить невозможно: Юрий Спегальский, Борис Скобельцын, Михаил Семёнов, Всеволод Смирнов, Леонид Творогов, Валентин Васильев ...

Это, вроде бы, портреты, но, учитывая опыт иконописи, не совсем портреты, а лики. Именно поэтому работы вызывают сильные эмоции. Причём эмоции разного оттенка.

Кто-то обращает внимание на портретное сходство и хвалит умение Александра Кузьмина рисовать по фотографии. Кого-то, наоборот, смущает эта фотографичность и чрезмерная просветлённость, одинаково свойственная портретам Саввы Ямщикова и Александра Силина, Александра Шершнёва и о. Алипия Воронова.

На лучших, на мой взгляд, работах Александра Кузьмина вообще людей нет. Зато есть уголки и закутки России. Крупицы.

Во время открытия выставки произошла легкая пикировка между присутствующими художниками и депутатом городской думы от «Единой России» Александром Копыловым. «О каком туристическом Пскове мы говорим, когда закрываются такие галереи?!» - воскликнул художник Валентин Решетов. В ответ депутат напомнил, что недавно была принята «Стратегия развития города Пскова до 2020 года» и призвал к совместной работе. Особого энтузиазма такое предложение у присутствующих не вызвало.

И всё-таки «Белая галерея» имеет шанс возродиться. Юрий Кольцов планирует перебраться в свою мастерскую на улице Карла Маркса и через некоторое время, весной, открыть выставочный зал там.

Чем будет отличаться старая «Белая галерея» от новой «Белой галереи» - неизвестно. Остается надеяться, что разница будет не такая, как разница между Николаем Гоголем и Карлом Марксом.

(2020 год. Галерея на улице Карла Маркса так и не открылась, а помещение на Гоголя пустует уже много лет - Авт.)

2.

НА СКАЛЕ И ПОД СКАЛОЙ
(«Городская среда», 2009 г.)

В читальном зале Центральной городской библиотеки на Конной открылась выставка псковского художника Ильи Сёмина, посвященная 100-летию футуризма (коллаж, принт, живопись).

Илья Сёмин из тех художников, которые готовы разъяснять, произносить манифесты и вообще - вести себя активно. Собственно, сто лет назад с этого и начинался футуризм. В Италии, в России...

... Все слова по поводу открытия выставки были сказаны, телевидение уехало, газетные журналисты разошлись. А в центре зала стояли и разговаривали друг с другом Илья Сёмин и другой псковский художник - Петерис Скайсткалнс. Временами к ним присоединялись сотрудники библиотеки.

- Сейчас вообще реализма нет, - настаивал Илья Сёмин. - Есть публичный пошлый натурализм. Ну какой реалист Скайсткалнс? Он - прибалтийский мистик. Это самое главное, что я могу произнести, когда смотрю на его работы. Даже когда я был маленький, он был мне интересен именно этим. Хотя у него есть много работ, которые мне совершенно не интересны. Но это ничего не меняет... Я слышал, как вы говорили, что пытались с публикой заигрывать. Это бесполезно. Это лишний проход по кругу.

Петерис Скайсткалнс с этим спорить не стал:

- Я могу сказать одно: если бы мне сорок назад сказали, что золотая рама будет присутствовать, пейзаж... Я бы не поверил. И вдруг я обнаружил, что меня окружает золотая рама... Это общая тенденция развития искусства в Пскове. Не понимаю, что произошло в сознании людей, но я понял, что я тут явно проиграл. Они диктуют условия. На мое сознание накатывается огромная скала гламурного сознания. Надо просто вовремя отбежать...

- Либо не вступать с ними в конфликт, - внес свое предложение Илья Сёмин. - Я выбираю - не конфликтовать. Не конфликтовать до такого состояния, что не замечать... Либо буянить, либо уйти...

- Буянить я не могу, - честно признался Петерис Скайсткалнс. - ЮНЕСКО исследовало творчество человечества и пришло к таким выводам: с творчеством на Земле связано примерно 1,5 % населения.

- Согласен. Я смотрю в своем окружении - не больше одного процента людей, с которыми можно на эту тему говорить...

- А художников еще меньше... Лет двадцать назад зритель активней на выставки приходил, даже высказывал мнение. Была такая вещь, как обсуждение выставки.

- Была система доклада, рассказа... Говорили о том - что делают, для чего. Таким образом, возможно было прогрессивное развитие... Сейчас художники стали в позу. «Я не хочу ничего объяснять, не хочу на тебя смотреть...»

- «И ничего не скажу...» Художника отстранили, а он на это согласился. Говорят, что «это сейчасникому не надо». Художник ушел в сторону гламурного натурализма, в котором ничего объяснять не надо. Вот пейзаж, натюрморт... Что о нем говорить? А здесь я могу рассуждать, задавать вопросы... Художник может отвечать... Если это будет реалистический натюрморт, то мы можем говорить лишь том, как сделана фактура.

- Это не секрет. Художники говорили больше о фактуре и текстуре.

И тут внимание присутствующих привлекла висящая поблизости картина под названием «Прогулка по городу». Немедленно родился вопрос к Илье Сёмину:

- По какому городу прогулка?

- По Пскову. Это псковский ящер.

- А почему ящер?

- Потому что в Пскове много ящеров рождается. Гидроцефалов. Это не обезьяна и не игрушка, это какой-то человеческий объект, и это тебе неприятно. Этого я и хотел добиться.

Через минуту выяснилось, что иногда объяснения зрителям совершенно необходимы. И чем подробнее, тем лучше. А то может получиться недоразумение.

Меня подвели к фотоколлажу, на котором Ольгинский мост и стены Псковского кремля дополнялись живописью Анатолия Жбанова и Ильи Сёмина. У некоторых из присутствующих это вызывало недоумение. Что это за проект? Это же еще хуже, чем дом на площади Героев-десантников. Художникам задали вопрос:

- Вы говорите, что это - провокация. Хочется понять - что именно вы хотите спровоцировать?

- Это вариант выставки, когда можно свободно выставляться - не имея выставочных залов, - пояснил подошедший Анатолий Жбанов.

- Надо разрешение на это получить, - настаивали сотрудники библиотеки.

- Какое разрешение?

- Вы учитываете соседство Троицкого собора, Власьевской башни?

- Это же фотография, - не понял Анатолий Жбанов. - Я же не вывесил там свои работы. Это мое дело, что я делаю.

- А Илья этот проект хочет сделать в городе!

- В каком городе? - искренне удивился Илья Сёмин. - Это виртуальный проект!

- Ты же сам рассказывал, как гуси плывут и мы рядом - на лодочках и катамаранах!

- Это был рассказ по поводу виртуального проекта.

- Ты просто так говорил? И мы никуда не поплывем?..

Наконец-то все прояснилось. Никто никуда не поплывет. Зато можно дойти до библиотеки, повернуть налево, заглянуть в читальный зал и посмотреть на кентавров, ящеров, обнаженных на дереве, на рыбу, на виноград и вспомнить, что искусству будущего (то есть, футуризму) уже целых сто лет. «Будущее, которое началось век назад» - это звучит вызывающе. Футуристам бы понравилось.

3.

РУЧНАЯ РАБОТА
(«Городская среда», 2009 г.)

В детско-юношеской областной библиотеке открылась выставка «Грим-асы» актера и режиссера Виктора Бердникова.

На открытии Виктор Бердников подчеркивал, что никакой он не художник. Да, наверное. Правда, сейчас вообще трудно сказать, кто художник, а кто - наоборот. Один художник о другом по секрету может сказать, что рисовать тот совсем не умеет и проектирует на холст фотографии, а потом их обводит. У коллеги тоже найдется что ответить...

В этом смысле, Виктор Бердников точно не художник. Он вообще за кисть не берется, а рисует с помощью пальцев.

Актриса Нина Семёнова на открытии привела слова одного театрального художника, который, узнав, что Бердников рисует гримом, спросил: «У него что, красок нет? Пойди, купи ему акварель...»

Пробовал Виктор Бердников акварелью. И обычными красками пробовал. Но не хватило терпения. А на привычный актеру грим, оказывается, терпения хватает уже несколько десятилетий. На картон он грим наносит не кистью, а руками. Или «гвоздиком».

Театральный на его картинах не только грим. От театра он в своих портретах отказываться не собирается. На них либо портреты актрис (Саши Комоловой, Нины Семёновой), либо персонажи - Мастер, Маргарита, Пьеро... Да и те люди, которые к театру отношения не имеют, напоминают театральных героев... В портретной галерее друг с другом соседствуют голова мертвого петуха, нарисованная в детстве через два дня после полета Юрия Гагарина в космос, расстрига, мама, Иуда, бабушка, бывшая жена в образе паломницы, дружок в красной футболке с дыркой, автопортрет с помидором у виска, сумасшедшая Леля, Жан-Луи Барро...

Грим - это то, что для актера близко к телу. Ближе только кожа. Может быть, поэтому Виктор Бердников решил рисовать гримом, с которым всякий актер - в близких отношениях. По его словам, вначале цели его были исключительно эстетские... Он разглядывал знаменитые фаюмские портреты, живопись Модильяни... Удивлялся, вдохновлялся.  Позднее появилось желание осмыслить то, что хочешь запечатлеть. Портретное сходство с оригиналом для него не важно. Свою маму он нарисовал внешне не похожей. Он рисовал не маму, а «нежность мамы». Мягкие краски для грима эту нежность подчеркивали. Не портрет, а - лик. Да и все остальные тоже лики.

Особое внимание Виктор Бердников уделяет глазам. Чтобы рассказать о человеке побольше, он раскрывает эти глаза как можно шире. В ответ, желательно, тоже пошире раскрыть глаза.

Выставку он возит по городам, где у него есть друзья. В Пскове они есть. Когда-то Виктор Бердников работал в нашем драматическом театре. 

Друзья в ответ говорят: «В его картинах наивность, смелость, чистота...  Я бы постеснялся так нарисовать, а он - нет. Поэтому у него и получается...» Кроме того, друзья отметили хорошее сочетание: детская библиотека, детская живопись...

Хотя живопись все-таки не детская, в смысле -  не простая. Люди на портретах - довольно грустные. Виктор Бердников, правда, поправляет: «Не грустные, а мыслящие». Так это почти одно и тоже. Нельзя же, осмысляя жизнь, не грустить по поводу происходящего с людьми. И не только сейчас, а вообще.

Виктор Бердников принялся рассказывать о некоторых своих рисунках, стал пояснять их названия... Не просто портрет Иуды, а с некоторым вызовом - «Иуда. Катарсис». «Мы все в жизни кого-нибудь предаем, - заметил он. - Животных, птиц, насекомых...»

В завершении  Виктор Бердников подарил сотрудницам темно-красные розы и оставил свои работы здесь на месяц. Такие вот «Грим-асы» преподнес Пскову апрель.

4.

НИКТО НЕ БЫЛ ПРОТИВ
(«Городская среда», 2009 г.)

В читальном зале Центральной городской библиотеки вспоминали псковского художника Александра Шершнёва. Ему бы исполнилось 55 лет. Александра Шершнёва не стало год назад.

В память о художнике в библиотеке устроили выставку его работ. В основном, это экслибрисы. Их в России сейчас мало кто делает. Особенно на таком высоком уровне.

Экслибрисы Александр Шершнев делал с 1967 года. Два года назад здесь же, в читальном зале, он об этом рассказывал подробно. Много шутил, а серьезным сделался только тогда, когда заговорил о своем учителе - Валентине Васильеве. О Васильеве и на этот раз присутствующие вспоминали не раз («он оказывал магическое воздействие, был безоговорочный кумир»).

Всего Александр Шершнёв создал около 540 экслибрисов. Многие из них находятся в частных коллекциях и никогда не выставляются. И в этом нет ничего удивительного. Таково их предназначение.

И все же никогда нельзя было сказать, что работы Александра Шершнёва спрятаны в частных библиотеках. Они демонстрировались в 19 странах. Многие ли псковские художники участвовали в 134 международных выставках?

Для того чтобы сделать гравюру - мало иметь талант. Необходимо терпение. Одно неточное движение - и работа безнадежно испорчена. Художник Владимир Кузнецов вспомнил, что тоже когда-то пробовал делать гравюры. Терпения как раз и не хватило.

А теперь, чтобы издать работы Александра Шершнёва (да и Валентина Васильева) - не хватает денег. Именно на эту скользкую денежную тему разговор неизбежно вывел присутствующих. Велся он примерно в таком духе:

- Надо найти спонсоров и издать.

- Кто бы был против... Но вы учитываете, что существуют авторские права, а они принадлежат родственникам.

- А где родственники?

- В Москве. У жены остались линогравюры. То, что она хочет и то, что мы можем - не обязательно совпадет. Не все так просто.

- Наследники - ненадежные хранители.

- Договоримся... Надо написать письмо, чтобы на издание альбома выделили денег.

- Кому написать?

- Как кому? Турчаку.

- Ему не до нас. Надо в банки обратиться.

- Банки? Ну их в баню...

- Согласен. Давайте лучше скинемся. Даже человеку бомжатистому достать из кармана рублей двести не так уж и сложно.

Наконец, перед присутствующими выступил председатель Псковского отделения Союза художников России Виктор Лысюк. Он тоже советовал особо на всякие письма не рассчитывать.

И тут получилось что-то вроде легкой пикировки между Виктором Лысюком и журналистом Александром Донецким.

- Зачем же вы как Союз существуете? - поинтересовался Александр Донецкий.

- Провокационный вопрос, - неожиданно обиделся Виктор Лысюк. - Вы сами-то что лично сделали?..

Александр Донецкий был несколько озадачен.

- Я пришел почтить память художника, - последовал ответ.

Память, конечно же, рублями и даже долларами не измеришь. Особенно когда нет ни того, ни другого. Но сбор подписей на всякий случай был начат. Подпись поставить значительно проще, чем сделать гравюру. Особого терпения и усидчивости здесь не требуется.

К сожалению, без пробивной силы таланту всегда было непросто. А если художника уже нет на свете, то без друзей-энтузиастов и родственников вообще ничего не произойдет. Ждать, пока чиновники прозреют и поймут, что им надо делать - бессмысленно. Так что, возможно, споры получились не такие уж и бесполезные. Тем более что велись они среди многочисленных работ Александра Шершнёва. Все они черно-белые, но яркие. Они словно бы постоянно перемигивались и подсмеивались. То есть, вели себя так, как очень часто вел себя Александр Шершнёв - легко и непринужденно.

5.

ОДИН РАЗ ОТМЕРЬ, или В ПОЛНЫЙ РОСТ

20 мая 2009 года в Псковском музее-заповеднике открылась выставка «Мерная икона: история и современность».

Как было сказано в пресс-релизе, «лицом проекта возрождения традиции мерной иконы стала Miss Universe Оксана Фёдорова».

По традиции

На открытие выставки г-жа Фёдорова все же приехать успела. Несмотря на то, что попала в московскую пробку и опоздала на поезд. До Пскова пришлось ехать на машине. Управляющий делами сенаторского клуба Совета Федерации Василий Суворов заметил, что «Оксана Федорова совершила настоящий подвиг, добираясь до Пскова». С конца XVII века, то есть - с тех пор, когда о мерных иконах стали потихоньку забывать, дороги в России едва ли стали  лучше. Организаторы выставки - руководители Российского клуба православных меценатов, на последовавшем после открытия выставки фуршете псковским дорогам не уставали удивляться, но, конечно же, в первую очередь говорили о своей православной миссии.

Миссия заключается в том, чтобы возродить в России традицию, которая «была утрачена с петровских времен». Когда-то при рождении ребенка иконописцу заказывали икону - в точности размером с новорожденного, и по высоте, и по ширине. К крещению икона была готова. На ней изображали небесного покровителя новорожденного, а иногда еще - и небесных покровителей его родителей. Бывало, в центре мерной иконы изображался образ Богородицы, а на полях - образа святых, имена которых были связаны с датами рождения и крещения.

Иконы, представленные в Пскове, можно разделить на две части. Первая - это фотокопии старинных мерных икон, хранящихся в Троице-Сергиевой лавре, Архангельском соборе Московского кремля и в Новодевичьем монастыре. Вторая - иконописные работы, написанные недавно.

О мерных («родимых», «ростовых») иконах известно немного. Простолюдинам было не до мерных икон. Они создавались лишь для высокопоставленных особ. До нас дошли три иконы рода Рюриковичей, пять - рода Романовых.

- А у Петра I была мерная икона? - поинтересовался я  у заместителя председателя правления Российского клуба православных меценатов (РКПМ) Романа Зимина. Руководитель проекта «Мерная икона» г-н Зимин ответил, что о такой иконе ему неизвестно.

Мне хотелось узнать, с чем же именно было связано то, что традиция написания мерных икон была утрачена. С петровскими реформами? Или с никоновскими?

Вторая версия кажется не слишком перспективной, потому что на выставке в Пскове можно увидеть фотокопию мерной иконы, написанной после рождения брата Петра I царевича Ивана Алексеевича. Год рождения у него был, прямо скажем, не слишком удачный - 1666 (на иконе изображен св. Иоанн Предтеча). Иван V состарился прямо на глазах и в 29 лет умер 29 января 1696.

Зато у отца Петра I Алексея Михайловича было, по крайней мере, две мерные иконы. На одной изображен святитель Алексий, митрополит Московский, на другой - св. Алексий человек Божий.

Обсуждая тему прерывания традиции, Роман Зимин высказал мнение, что в более поздние времена новорожденных одаривали чем-нибудь более красочным и модным.

- Например, яйцами Фаберже, - предположил я.

Г-н Зимин спорить с этим не стал.

«В различных стилях»

На торжественном открытии вспомнили о человеке, «благодаря которому здесь селится колокольный звон». Сразу стало понятно - о ком речь. А когда объявили, что у РКПМ для таких людей есть особый орден*, то сомнений никаких не осталось. Разумеется, имелся в виду митрополит Псковский и Великолукский Евсевий. Он тоже удостоился ордена и вошел в число избранных православных - вслед за Miss Universe-2002 Оксаной Фёдоровой, прокурором Чайкой, митрополитом Климентом, Никитой Михалковым и другими «православными подвижниками». На вручение награды, впрочем, митрополит Евсевий прибыть не смог - был в отъезде, в Москве.

В разговорах, которые велись на открытии, руководители проекта не раз говорили о том, что «благодаря возрождению мерных икон огромное количество иконописцев получило работу. Раньше, в основном, писали храмовые иконы и иконостасы, а теперь - много мерных икон. Люди получают дополнительную возможность кормить свои семьи».

В цветном буклете, который раздавали на открытии, имеется обращение руководителя мастерской «Мерная икона» Айрин Дашковой (сайт мастерской - www.micon.ru). Иконописцы «относятся к созданию иконы как духовному подвигу» и могут написать их «в различных стилях», а «служба доставки готова оперативно привести икону в любой город России, СНГ и Европы».

Были озвучены и цены на мерные иконы. Средняя цена - 15 тысяч рублей, «но для бедных можно заказать и за 1,5-2 тысячи».

Первая выставка мерных икон состоялась в Таллине после кровопролитных событий, связанных с «бронзовым солдатом». Организаторы выставки приготовились к националистическому отпору эстонцев, но, по словам Романа Зимина, «в таллиннской мэрии нас встретили душевно».

После этого воодушевленные организаторы выставки отправилась дальше по Европе - во Францию, Германию, Великобританию... 

Из Лондона мерные иконы переместились в Псков. Затем их увидят жители Вологды, Сочи, Архангельска, Петрозаводска... 2009 год планируется завершить в Иерусалиме.

В разговоре с журналистами Оксана Фёдорова оценила свою роль в проекте «Мерная икона».

- Мой светский образ оказал немалое влияние на то, что о мерной иконе стало известно, - пояснила она и ответила на вопрос о том, как она вообще попала в этот проект.

Оказывается, попала случайно. Когда-то, незадолго до того, как стать Miss Universe-2002, она заглянула в храм - «с помадой на губах, без платка, в брюках...»

- Меня оттуда чуть не выгнали, - улыбнулась майор милиции Фёдорова. - Это было два раза... Решила пойти в третий раз...

Походу в православный храм предшествовали «занятие йогой и чтение огромного количества книг о буддизме».

Постепенно Оксана Фёдорова приобщилась к православию настолько, что вместо того чтобы отправиться на юбилей Аллы Пугачёвой, на который ей очень хотелось попасть, она все же поехала в традиционную паломническую поездку в Дивеево.

На пресс-конференции, состоявшейся после открытия, речь велась не только об иконах.

Заместитель председателя РКПМ по стратегическому развитию Владимир Миков обратился к собравшимся:

- Родные мои, не меняйте святое, великое на то, что имеет тлетворное влияние.

- А что вы имеете в виду? - спросили у г-на Микова.

- Разных домовят, обереги...За это придется расплачиваться. О процентах люди узнают после смерти.

И Владимир Миков перешел к красочному рассказу о другом проекте РКПМ - «Семь храмов в семи городах за один день». Начало строительства обыденного храма было положено в Кемерово. Возвели «всем миром», тут же совершили чин малого освящения и начали праздничную литургию. А 3-4 декабря 2008 года три деревянных храма появились в Москве, Киеве и Минске. Следующие появятся одновременно в семи федеральных округах. В перспективе, при закладке каждого коттеджного поселка, предполагается закладывать и храм. Собираются поставить обыденные (за один день) храмы и в пригороде Парижа, и на входе в Таллинский порт...

Напоследок было сказано: «Трудно быть ангелом в аду. Но попытаться стоит». Осталось выяснить - кто здесь ангелы и где находится настоящий ад.

6.

ДЕНЬ ПОГРАНИЧНИКОВ
(«Городская среда», 2010 г.)

В Санкт-Петербурге в Музее нонконформистского искусства открылась выставка художников объединения «ПсковАрт» Эдуарда Шарипова, Анатолия Жбанова и Виктора Тимофеева. Выставка называется «По/грани/чники».

Объединение «ПсковАрт» в прямом смысле находится на границе. Не так давно «Городская среда» делала очередной репортаж из Дома Сафьянщикова, где располагаются мастерские художников. Прямо под окном - летний пивной бар. Хрупкое оконное стекло отделяет один мир от другого. Как и положено на границе, здесь иногда раздаются выстрелы. Эдуард Шарипов показал пулевые отверстия в стекле (стрельба из пневматического оружия по окнам - одно из развлечений посетителей пивного бара, можно сказать, что это их духовная пища в дополнении к пиву).

Что же касается художников, то их увлечения более разнообразны. Но окружающий мир, видимо, все-таки влияет на их творчество. И вот уже у Эдуарда Шарипова появляются работы, которые, отчасти, можно назвать публицистическими (портрет «совка» или картина, когда трое бьют одного). Такие работы  - это как ответные выстрелы, с помощью изобразительных средств.

Перестрелка на границе идет постоянно. В ход идут подручные средства (Виктор Тимофеев использует для своих объектов ненужные гайки, пружины... Превращает ничто во что-то). Из хаоса появляется форма.

Художники «ПсковАрта» уже давно балансируют на грани. Анатолий Жбанов, например, тоже много работает с так называемыми объектами. Что ни объект, то манифест или провокация. И эстетическая, и политическая. Но, если вдуматься, это только ответная реакция на ту пошлость, что нас и их окружает. И не просто окружает, а сжимает кольцо. Душит, давит...

Когда все время находишься на грани - очень трудно удержаться и не упасть. Когда вокруг столько грязи - очень трудно не вляпаться.

Исходя из сказанного, «пограничные работы» псковичей вряд ли будут встречены в Пскове с восторгом (если их вообще кто-нибудь решится выставить). Они слишком неформатные и даже скандальные. В Петербурге от тихого провинциального Пскова таких работ явно не ожидали. Нельзя сказать, что это было неприятное открытие.

То есть, три художника в очередной раз пересекли невидимую границу, которая, безусловно, есть между псковскими выставочными залами и петербургским музеем на Пушкинской, 10. Пересекли для того, чтобы вернуться обратно.

7.

 «ТОРЖЕСТВЕННАЯ ЧАСТЬ ЗАКОНЧЕНА НАВСЕГДА»
(«Городская среда», 2009 г.)

Новая выставка художника творческого объединения «ПсковАрт» Эдуарда Шарипова открылась своеобразно. 

О том, что это будет что-то необычное, можно было догадаться заранее - как только возле псковского театра драмы появились солдаты. Я их по привычке пересчитал по головам. Пятьдесят человек.

Они выстроились в ряд, громко поприветствовали командира, сопровождавшие сняли желтые жилеты... Все было готово к восприятию высокого искусства. На первое солдатам предложили выставку в фойе, на второе - спектакль «Жаворонок».

Эдуард Шарипов - художник не для солдат. В его работах даже Масленица - черная. Художник видит время насквозь. Внутренний голос художника низок и безжалостен. Эдуард Шарипов с врачебной холодностью препарирует объекты, стараясь заглянуть в уголки, скрытые от большинства.

Для того чтобы все это выглядело не столь угрожающе, на открытие пригласили Аркадия Галковского с тенор-саксофоном. Аркадий Галковский, прежде чем сыграть, произнес несколько дежурных фраз, но потом не выдержал и обратился к молодым солдатам. К тому времени они выстроились в ряд и приготовились воспринимать искусство согласно общевойсковому уставу.

Но фойе театра - не совсем плац, поэтому у Аркадия Галковского вырвалось: «Не стойте так прямо, мальчишки! Рассредоточьтесь! Торжественная часть закончена НАВСЕГДА! Смотрите картины».

Солдаты неуверенно начали менять дисклокацию. Картины Эдуарда Шарипова вызвали у них непередаваемые ощущения.

8.

УРОК ГЕОМЕТРИИ
(«Городскакя среда», 2011г.)

В читальном зале Центральной городской библиотеки Пскова открылась выставка работ Эдуарда Шарипова «Геометрия картины». Одновременно с этим художник прочел лекцию о древних цивилизациях и о современной визуальной культуре. Причем, по его собственным словам, он выступил в роли провокатора, используя изображения и слова («слово как  проводник времени»).

Псковский зритель с радостью поддался на провокацию, пускай даже геометрическую. Публика восприняла лекцию Шарипова и его картины благожелательно.

В своих работах Эдуард Шарипов идет по извилистой дороге, соединяющий Восток и Запад. Может быть, Западу и Востоку соединиться и не суждено, но Востоку и Северо-Западу?.. Почему бы и нет, особенно если иметь в виду отдельно взятую выставку, представляющую художника творческого объединения «ПсковАрт».

Некоторые высказывания Эдуарда Шарипова парадоксальны. Его интерес к пещерной живописи заставляет говорить не о геометрической прогрессии, а о геометрической регрессии. И все же стоит если не присмотреться к его работам, так прислушаться к его словам. Вот несколько его высказываний:

«Я разделяю искусство и живопись на разные формы познания мира, наряду с религией и наукой. Но живопись - более древняя форма познания мира. Образ существует только в живописи. В искусстве существуют только представления. Основные принципы современного искусства были записаны в Древней Греции, и основой их был театр - представление. Картины - это как энергетический слепок сцены театра».

«Псков - это город, в котором древние жители не ощущали течения времени. Псков - это город, в котором нет времени. Приведу один пример: Церковь Рождества и Покрова Богородицы. В одном здании две церкви, или можно сказать в одной церкви две церкви».

«Можно привести другой пример, название перекрестка «четыре угла», где собственно и представлена моя выставка. Есть данность места, но нет данности движения во времени. Тут тебе все в одном, и справа, и слева, и спереди, и сзади - все уже состоялось. Место «четыре угла» не простое, поэтому так много происходит здесь аварий. Время здесь сдвинуто в пространство».

Эдуард Шарипов не ограничился одной выставкой и одной лекцией. Видимо, геометрическая регрессия предусматривает целую серию ежемесячных выставок-лекций, в том числе «Матрицу изображения» и «Духовную доминанту Пскова».

Если  картины действительно похожи на «энергетический слепок сцены театра», то можно сказать, что театр одного актера открыл сезон.

9.

ПРОЗРАЧНЫЕ ВЕЩИ
(«Городская среда», 2009 г.)

В читальном зале Центральной городской библиотеки открылась выставка акварелей Ольги Бубновой «Как мимолетна осень».

В наших краях мимолетна не только осень, но еще и весна, и лето. Только зима держится дольше, хотя и с ней бывают проблемы.

На акварелях Ольги Бубновой никаких проблем нет. Там все чисто и ясно. Даже если в них гуляет холодный ветер, то он не остужает, а освежает.

Пользуясь тем, что в библиотеку пришли школьники, художник Валентин Решетов, который обожает выступать на открытиях выставок, постарался завести просветительский разговор о том, что же такое акварель. Живопись? Графика? И Валентин Решетов, и Ольга Бубнова убеждены, что это живопись, потому что акварель - это работа с цветом. Причем - технически сложная работа. Что написано, то написано и исправлению не подлежит. Любое исправление - это уже грязь, которую бумага не терпит.

На акварелях Ольги Бубновой есть многое, но грязи нет точно. В них много воздушных фантазий, причем кажется, что парить должны не только красочные зонтики или облака,  но и сами посетители выставки. Чем-то все это напоминает импровизации на вибрафоне.

Мимо летят музыка, осень, листья, дождь, дома... Но чтобы по-настоящему почувствовать полет, что-то непременно должно оставаться на месте. В данном случае неизменной остается традиция проводить художественные выставки в библиотеке.

10.

НЕ ПРОХОДИТЕ МИМО
(«Городская среда», 2010 г.)

Италию и Псков связывает имя Анастасия, что в переводе означает Воскресение

«Художник не только тот, что "живописничает", но и тот, кто не проходит мимо разрушающихся памятников». Об этом сказал художник Петр Чахотин* на презентации в Пскове проекта и издания «Святая Великомученица Анастасия. Священный образ и храмы в Европе».

Альбом с таким названием в 2009 году был первоначально издан на итальянском языке, а в 2010 году появилось и русское издание. К Пскову альбом имеет прямое отношение, потому что в иллюстрированное издание вошли репродукции псковских икон, посвященных Святой Анастасии.

«Меньше всего хлопот было с вашим музеем, с другими было очень трудно», - рассказал Петр Чахотин, отвечая на вопрос о том, как подбирался иллюстративный материал.

Основная идея проекта - восстановить в памяти народов Европы образ Святой Анастасии Узорешительницы. К лику святых ее причислили в 467-м году, а родилась она в 281 году в Риме. Жила в  древнеримской провинции Иллирии в городе Сирмиум (ныне - Сремска Митровица на границе Сербии и Хорватии). Считается покровительницей заключенных, преследуемых, душевнобольных, рожениц, жертв землетрясений, то есть тех, кому Анастасия действительно помогала, пока в 23 года не приняла мученическую смерть.

По приказу римского императора Диоклетиана христианку Анастасию казнили, растянув над костром между четырьмя столбами.

Святая Анастасия сегодня представляется как прообраз «европейской» личности, носительницы нравственных и моральных ценностей. Петр Чахотин назвал ее эмансипированной женщиной. В IV веке эмансипированных женщин ждала скорая смерть.

В России известны несколько раннехристианских мучениц с именем Анастасия, родившихся в Риме. Это Анастасия Римская - ее казнили во времена императора НеронаАнастасия Римлянка, погибшая во времена императора Валериана, и  Анастасия Узорешительница. Образы двух последних Анастасий в некоторых житиях и иконах соединились в один.

Вначале 90-х на космическую орбиту космонавты взяли две иконы с изображением Святой Анастасии. Одна икона была написана в западной традиции, другая - в восточной.

После пресс-конференции у Петра Чахотина спросили: «С какой целью в космос отправили эти две иконы?» «С миротворческой целью», - ответил я вместо Петра Чахотина. «И помогло?» - «Сейчас сербы и хорваты не воюют».

Боюсь, человек, которому я ответил, принял мои слова слишком серьезно. О том же самом подумал и Петр Чахотин. Он подчеркнул, что ничего не утверждает. Никакие чудодейственные иконы он действительно не пропагандировал и был больше склонен к разговору об истории и искусстве.

Ближайшей осенью в Псковскую область он вернется. И не только для более масштабной презентации книги, но и для того чтобы заняться основной своей деятельностью - художественной. Псковские пейзажи его вдохновляют.

Имеются у Петра Чахотина и более отдаленные планы. Следующий год - год Италии в России и России в Италии. Учитывая то, г-н Чахотин живет в Пьемонте, перекрестные художественные выставки очень возможны. И Псков новая выставка вряд ли обойдет.

В Псковской области есть несколько мест, связанных с именем Анастасии. Это не только храм Анастасии Римлянки 1539 года - тот, что находится в Пскове на Октябрьском проспекте, 9, но Анастасиевские ворота Святогорского монастыря, и другие места. Их Петр Чахотин собирается посетить осенью, когда снова вернется в Псковскую область. 15 сентября в Псковской областной универсальной научной  библиотеке состоится более масштабная презентация с демонстрацией фильма. Пока же художник передал в дар библиотеке альбом и еще несколько книг, посвященных живописи.

Петр Чахотин родился в Париже в 1943 году. В 1958 году переехал в Ленинград. В 1968 году закончил кафедру физики моря физфака МГУ. С 1969 по 1977 год проводил морские исследования на Белом море. В 1978 году вернулся во Францию, затем переехал в Северную Италию. Занимается живописью.

11.

ПОСТАВИТЬ НА КАРТУ
(«Городская среда», 2010 г.)

От «Белой галереи» до псковского драмтеатра пять минуть ходьбы. В маленьком зале на улице Гоголя проходит выставка «Арт-ребус» Виктора Тимофеева. В вестибюле театра Анатолий Жбанов выставил на показ серию «Русских сказов». Оба художника входят в Творческое объединение «ПсковАрт».

Виктор Тимофеев уже давно вышел за рамки, в первую очередь - за рамки картин.  В мухинском училище он когда-то получил специальность «художник-конструктор». Его нынешние работы и вправду сконструированы. Это механизмы, которым нашли новое применение. Заходишь в галерею, а попадаешь в фантастический фильм, в котором живут металлические мутанты: рыбы, мухи, змей-искуситель... Все это называется «Арт-ребус», разгадать который способен не каждый. Но, по крайней мере, одно достоинство работ Виктора Тимофеева  очевидно. Вы видите его картины насквозь. В прямом смысле слова.

Анатолий Жбанов, которому в последнее время тоже стало тесно в живописных рамках, на этот раз обошелся без арт-объектов, предложив более-менее традиционную живопись. Выставка называется «Русские сказы». Жбанов обращается к российской истории, вытаскивая из рукава тузов и королей. В колоде попадаются и генсеки, и президенты. Художник плетет исторические нити (чуть не сказал - интриги). Клубок катится, разматывается. Чем дальше в лес, тем больше чертей. Современную Россию  сатирический взгляд Анатолия Жбанова тоже улавливает. Художник живет в псковской деревне и прекрасно знаком с нынешними привычками ее обитателей. Поэтому в его «Русских сказах» самогонные реки впадают в самогонные озера, подчеркивая, что Псковская область - это озерный край.

Виктор Тимофеев предлагает разгадать «Арт-ребус», а у Анатолия Жбанова тоже своего рода ребусы. Его картины подчеркнуто рациональны. Некоторые из них напоминают крестословицы, в смысле - кроссворды. Художник оглядывается назад и извлекает из прошлого знакомые персоны: Сталина, Берию, Ежова... Добавляет героев настоящего: Горбачева, Медведева...  Помещает их в одну раму и провоцирует зрителей на разные реакции, включая недоумение и возмущение. Однозначно оценить увиденное очень трудно. В круг, в котором есть Сталин, Путин, Соловей-разбойник, Ельцин проник даже «Бюрократ с сердцем квадрата Малевича».

Виктор Тимофеев по-своему отходит от традиции и создает картины-скульптуры. Его металлические работы объемны и наводят на мысль о формате 3D, для просмотра которого никаких очков не надо. А выставка «Русские сказы» напомнила мне сказку Афанасьева «Звери в яме», начинающуюся со слов «Шла свинья в Питер Богу молиться...» Там все звери идут молиться Богу, а попадают в яму. Персонажи Жбанова тоже мечутся между добром и злом, и все время находятся на краю, над пропастью. Иногда они в эту пропасть падают и поедают друг друга и самих себя.  Ева то ли в саду, то ли  в аду. Самогонные реки разливаются, и начинается половодье. Русская деревня уходит на дно.

Для Анатолия Жбанова характерен карикатурный подход. Трагедию он преподносит с горькой усмешкой. Чем дольше длится история, тем больше в ней крестов, если под крестом понимать римскую цифру X. Зато история «ПсковАрта» длится всего пять (V) лет и крест на ней ставить еще рано.

12.

СПУСТИТЬ ЗАТВОР
(«Городская среда», 2010 г.)

Публикация этой статьи откладывалась целый месяц. Выставка, об открытии которой шла речь, уже, наверное, закрылась. А текст в «Городской среде» все еще не был опубликован. Ничего не поделаешь. В каждом номере должно быть нечетное количество статей. И текст о выставке в псковской «Белой галерее»  в последний момент оказывался лишним и откладывался.

Ничего удивительного в этом нет. Псковский художник Александр Кузьмин, о котором и речь, вообще откладывал свою выставку довольно долго. Не несколько недель, а несколько лет.

На открытии этой выставки художников было больше обычного. Причина в том, что некоторые псковские художники пришли сами, а портреты с их лицами уже висели на стенах.

Но раздвоение никакого не произошло. Творчество Александра Кузьмина - цельное, хотя его и определили как «из ряда вон выходящее». Этим он, очевидно, и отличается от многих других. От реализма в чистом виде отказался, но совсем уж в авангард ударяться не стал. Он - безусловный сторонник условности, но за то, что изображено на картинах - отвечает. Александр Кузьмин считает, что ответственность для художника едва ли не самое главное качество. При условии, что есть талант. 

Прежде чем сказать несколько вступительных слов, Александр Кузьмин аккуратно достал из кармана черно-белую фотографию своего отца и поставил ее над окном. Так ему было спокойнее. Много лет художник предпочитал вообще не появляться на людях и выставки не устраивал. Это был добровольный затвор. Служил алтарником в церкви, получил благословение отца Зинона на написание икон... Библейских мотивов много и в его новых работах. Все они появились в последние два года.

- Чувствую, в городе творится что-то невообразимое, - с грустью произнес Александр Кузьмин и вывод сделал соответствующий: - Надо творить.

Директор «Белой галереи» Юрий Кольцов назвал происходящее «открытием старого имени». Открытие происходило в подходящей обстановке. Женщин художник называл прекрасными дамами, а мужчин - добрыми рыцарями. А сам выглядел как Дон Кихот.

Но вступать в бой с тридцатью пятью машущими руками великанами, которых волшебник Фрестон потом превратит в ветряные мельницы, ему не пришлось.

 13.

ВКЛЮЧИТЬ ВООБРАЖЕНИЕ
(«Городская среда», 2011 г.)

Наивное искусство - безжалостно. Прежде всего оно безжалостно к самому себе. Это все равно что выйти на главную площадь города и прокукарекать. Не все оценят по достоинству.

Выставка наивного искусства проработала в залах псковского музея-заповедника целый месяц. Целый месяц можно было переходить из зала в зал и сравнивать всемирно известных классиков и безвестных наивных любителей.

В основном в Псков привезли картины из фондов Московского музея наивного искусства. К ним добавили работы нескольких наивных художников из Пскова и Пустошки. Есть подозрение, что при других обстоятельствах  кое-какие картины невозможно было сдать даже в музейный гардероб. Но «Фестнаив 2010-2011» - явление международное, и псковский след в нем теперь прослеживается отчетливо.

Перед некоторыми картинами хочется сильно зажмуриться и как можно дольше не открывать глаза. Границы безнадежного шарлатанства и недосягаемой гениальности максимально размыты.

В отдельных искусствоведческих статьях пишут, что работы аутсайдеров выглядят так, словно их авторы лишены влияния культуры. Едва ли с этим можно согласиться. Скорее, в работах не видна профессиональная подготовка, образование. Но культура не сводится к художественному образованию. Более того, часто художественные стереотипы мешают творчеству. Похоже, наивным художникам ничто не мешает. Их сила в непосредственности. Их не сковывают лишние знания, но зато переполняют чувства. Творчество наивных художников безусловно. Точнее, они сами выдумывают условия. Иногда получается прорыв, а иногда - срыв. Не все гениальное - просто, но кое-что - просто гениально. Если, конечно, найти правильный ракурс и включить воображение.

Наивные художники пишут не для славы и не для вечности. Они стараются радовать глаз, потому что сами испытывают радость. Для них рисование не работа, а жизнь. И именно потому в ней перемешано все на свете. Разброс тем на выставке такой, как будто перед открытием грянул взрыв. На картинах смеющиеся львы и серьезные маршалы Советского Союза. Сказочный остров Невесомиха и окрестности Чернобыля. Ленин на трибуне (так и хочется сказать: на трибуне мавзолея) и опричники. Отдельные работы с трудом можно причислить к наивным. И тогда умение неминуемо проступает сквозь краски.

Когда долго и пристально смотришь на портрет маршала Жукова, представленный на выставке, то вдруг понимаешь: так вот он какой, настоящий Жуков!

14.

БЫСТРОЕ ПОГРУЖЕНИЕ
(«Городская среда», 2011 г.)

В последнее время имя псковича Фёдора Кочевина в прессе упоминают часто. Как только вспоминают о Талабских островах, так сразу говорят о Фёдоре Кочевине.

Однако на этот раз люди собрались не возрождать жизнь в Талабске, а смотреть на картины. Их автор - все тот же Фёдор Кочевин - инженер, предприниматель, писатель и, оказывается, еще и художник.

Выставка открылась в зале Псковского регионального отделения Союза художников России.

На открытии художник Анатолий Жбанов преподнес Фёдору Кочевину банку с водой, в которой плавали два живых карася. Карасей Анатолий Жбанов поймал тем же утром в озере. Вначале хотел поймать одну золотую рыбку, но выудил двух карасей. Взял если не качеством, так количеством. Добавил к ним кисточку, и получился комплект художника. Можно было пускаться в плавание по озеру фантазий и отражать свет.

Магнетизм

...В середине 70-х годов остров Залита (Талабск), на котором тогда жил юный Фёдор Кочевин, на пленер художники из Пскова и Ленинграда приезжали часто. В том числе Пётр Оссовский, Анатолий Жбанов и Анатолий Портнягин. Глядя на профессионалов, Фёдор и сам попробовал заниматься живописью («хотелось нарисовать лучше, чем они»).

Прошло тридцать пять лет. Трудно сказать, кто сейчас рисует лучше. Но в криогенной технике, высокоскоростных генераторах и тому подобном Фёдор Кочевин точно разбирается лучше. Он руководит «Псковской инженерной компанией», занимался бесконтактными (магнитными) подшипниками, которые применяются в ядерной физике.

Талабские острова Псковского озера для Фёдора Кочевина тоже теперь как магнит. Притягивают, но контакт долгое время был на расстоянии. Уроженцу Талабска было больно возвращаться туда, где прошло благополучное детство и где сейчас рыболовецкий колхоз-банкрот и спивающиеся мужики. Правда, в последнее время Талабскими островами не без подачи Фёдора Кочевина власти заинтересовались. Появилась программа возрождения затерявшихся в Псковском озере островов.

А Фёдор Кочевин продолжает заниматься своими инженерными делами. Кроме того, он исследует историю Талабских островов и пишет картины. И Талабску на них всегда находится место.

Председатель регионального отделения Союза художников Виктор Лысюк, открывавший выставку, сказал, что узнал о художнике Фёдоре Кочевине совсем недавно, а когда оказался у него в мастерской - «был поражен». Примерно то же самое, но другими словами выразил и Анатолий Жбанов: «Увидел и прибалдел». Этой двойное удивление было тем более существенно, что никакого желания выставляться Фёдор Кочевин не проявил.

Не уверен, что творчество Фёдора Кочевина достойно восхищения. Ничего поразительного на его полотнах, по-моему, нет. Восторги профессионалов вызывают чувство неловкости. Впрочем, любительский уровень характерен и для многих членов Союза художников России. Но здесь важно другое: работы Фёдора Кочевина понятны. Не случайно главный комплимент прозвучал от человека, продающего картины. Самая дорогая картина, проданная в художественном салоне, была написана как раз Фёдором Кочевиным.

Сгустить краски

Несмотря на не слишком сильное желание выставляться, Фёдор Кочевин согласился представить свои работы в зале на улице Ленина. И теперь каждый, кто окажется в выставочном зале в Пскове в зале регионального отделения Союза художников, может увидеть холодный закат, лодки, вмерзшие в лед, мерцающие волны и небо в лучах. Свет вообще в работах Фёдора Кочевина - самое важное.

Пока посетители выставки переходили от картины к картине, Виктор Лысюк обсуждал дела регионального отделения Союза художников. Настроение у председателя было не совсем праздничное. «Закрывается галерея «На Бастионной». Следующими можем быть мы», - мрачно произнес Виктор Лысюк и напомнил о том, что совсем недавно выставочный зал на улице Ленина был закрыт пожарными на месяц. Художники скинулись и необходимое оборудование купили. Зал открыли. Но вдруг оказалось, что состоялся суд, присудивший региональному отделению крупный штраф. Псковские художники в последнее время вообще получили несколько неприятных известий. Обещанные гранты до них пока так и не дошли. Весенние и летние пленеры пришлось отменять.

Но всякое впечатление, пускай даже не самое приятное, можно выразить в красках. И пока есть такая возможность - не все еще потеряно.

15.

С МИРУ ПО НИТКЕ
(«Городская среда», 2011 г.)

Фотовыставка певца Яна Осина в Псковском музее-заповеднике словно бы стала продолжением его же концерта, прошедшего накануне в Зеленом театре.

Слушать эстрадного певца Яна Осина желания не было ни малейшего. В Пскове он выступает часто и напоминает молодого Льва Лещенко. Но на этот раз Ян Осин привез с собой фотовыставку, получившую благословение РПЦ. Вначале фотографии показали в Москве на Казанском вокзале, в Царской башне. А затем привезли в Псков.

На псковскую выставку пришли и пианист Левон Оганезов, и артист Борис Галкин. Большинство работ Яна Осина-фотографа сделаны во время путешествий по миру. На них римский замок Сант-Анджело и псковская вымирающая деревня, зимняя усадьба Архангельское и виды Марокко.

Во время презентации Ян Осин обратил внимание на то, что «закончил псковский политех, и с техникой старается быть на "ты"». Отсюда и новый способ подачи отдельных фотографий - в 3D. Для этого надо подойти к плоскому экрану и надеть специальные очки.

Но и без специальных очков понятно, что фотографии сделаны с любовью. Правда, как это часто бывает у дебютантов, выставка получилась мозаичной. Автор, по-видимому, стремился показать все, на что способен. Отсюда и смысловые перепады: портрет патриарха Кирилла и рыбный порт Эссуэйры, круглая рукоять ворот Покровской башни и общие туристические виды старинных иностранных городов. Ян Осин сказал, что «слишком серьезно к своему увлечению не относился».

Однако теперь, когда его фотографии больше месяца будут выставлены в залах музея-заповедника, к этому невозможно относиться несерьезно. В конце концов, ни один концерт, каким бы долгим он ни был, не длится полтора месяца. А выставка будет продолжаться до осени.

16.

ЗАГНАННЫЕ В УГОЛ
(«Городская среда»,  2011 г.)

В тот момент, когда в читальном зале Центральной городской библиотеки города Пскова объявлялись результаты конкурса, посвященного памяти художника-графика Александра Шершнёва,* люди, хорошее знавшие художника, вслух рассуждали: надо ли сегодня говорить об установке памятника? Решили, что не надо. Несвоевременно. Участники конкурса и члены жюри, в основном, предпочитали говорить о себе. Имя Шершнёва в этот вечер ушло в тень.

А победителем конкурса стал Игорь Шаймарданов. Это тайным голосованием определило жюри во главе с искусствоведом Владимиром Галицким.

 «Писатель и художник - это параллельные люди, они в одной упряжке, - сказал однажды художник Игорь Шаймарданов и добавил: - И еще музыкант. Русь-тройка, куда ты мчишься»?

Не знаю как с музыкой, но с литературой многие работы Игоря Шаймарданова связаны напрямую. Также как и работы Александра Шершнёва, занимавшегося экслибрисами. Неудивительно, что победил именно Шаймарданов. Однако этому предшествовало бурное обсуждение. Более того, оно продолжилось даже после торжественного объявления победителя. Художники и зрители при этом присутствовали.

Глаза присутствующих разбегались. Вокруг были развешаны картины, у которых, казалось бы, нет ничего общего. Что, например, связывает карикатуру Владимира Кузнецова «ПсковАлко. С нами веселее» и пастель Александра Кузьмина «Архимандрит Алипий (Воронов)»?

«Это страшное слово «конкурс» ввергло всех в недоумение», - так выразила эмоции псковских художников заведующая читальным залом Татьяна Котова. Недоумение заранее постарались развеять наводящими вопросами. Каких-то четких критериев обозначено не было, но тема «Псков и Четыре угла» все-таки прозвучала. На Четырех углах в Пскове находится Центральная городская библиотека. На Четырех углах жил Александр Шершнёв. Имея это в виду, Анатолий Жбанов изобразил «Углы времени», Лилия Мамотова затеяла «Игру в четыре угла», Ирина Гурская представила Четыре угла как распятие...

В двух шаймардановских работах никаких углов нет. Зато есть краеугольный камень русской литературы Пушкин. Один Пушкин - у колодца, второй - въезжающий в Михайловское. Тот, что въезжал в Михайловское сидя на Пегасе - напомнил въезд Иисуса в Иерусалим, что кому-то показалось чрезмерным.

Как выразился один  из членов жюри историк Михаил Зуев: «Каждый художник в глубине души удивляется: почему все знают Микеланджело или Караваджо, а меня не знают? Какому-то Шаймарданову дали...»

Действительно, некоторые художники ревниво поглядывали на работы победителя, подозрительно всматривались в работу еще одного участника конкурса, удостоившегося похвалы членов жюри - Ивана Богданова. Один из художников не выдержал и, глядя на работу Ивана Богданова, произнес: «Я тоже так могу!»

 17.

ВОЗВРАЩЕНИЕ  ШЕРШНЁВА
(«Городская среда», 2010 г.)

«Ручная графика, это, конечно, умирающий вид искусства, - однажды сказал псковский художник-график Александр Шершнёв. - Но лучшее - вернется».

Уже вернулось.

Александра Шершнёва не стало два с половиной года назад. Но в день его рождения 10 августа в Доме Масон в Псковском музее-заповеднике о художнике и его творчестве говорили в настоящем времени. А если вспоминали прошлое, то только для того чтобы снова вернуться в сегодняшний день, в зал, к экслибрисам и гравюрам.

- Шершнёв - консервативный художник, - произнес на открытии искусствовед Владимир Галицкий.

Консервативный, в смысле опирающийся на традицию, на техническое совершенство. Шершнёв не искал легких путей. Иначе бы не стал графиком, где любая ошибка - непоправима. Рука должна быть твердой, глаз - острым, а в случае с созданием экслибрисов (книжных знаков) надо еще и хорошо разбираться в людях. Лучшие экслибрисы в исполнении Александра Шершнёва передают характер владельцев библиотеки. И все без исключения передают характер самого художника.

В его работах так много обнаженных женщин, что невольно приглядываешься к резцам, которыми он делал свои работы. Нет ли в них чего-то особенного?

Вроде бы, резцы как резцы. Особенным был сам Александр Шершнёв.

Он развивал идеи своего учителя Валентина Васильева. И это был мировой масштаб, имея в виду более чем 130 международных выставок, в которых Шершнёв принимал участие. Его работы выставлялись в Аргентине, Монголии, Англии, Японии, Италии, Кубе, Болгарии, США... Художник проиллюстрировал 27 книг, в том числе и Пушкина (фривольную сказку «Царь Никита и сорок его дочерей», изданную в 1991 году, организаторы вложили в каталог только что открытой выставки).

Ручная графика - умирающий вид искусства. Возможно, когда-нибудь оно вообще умрет. Но то, что уже сделано Александром Шершнёвым - это надолго.

 18-19.

НА ГОРИЗОНТЕ - ПАРИЖ
(«Городская среда»)

  «До Эйфелевой - рукою
  Подать! Подавай и лезь».
   Марина Цветаева, «Лучина»

В читальном зале Псковской городской библиотеки на улице Конной открылась выставка графических работ Игоря Шаймарданова. Псковичи могут увидеть их до 30 сентября. Но фотографии некоторых работ, в последний момент не вошедших в экспозицию, можно увидеть только в этом номере «Городской газеты».

Как много в этом звуке

Название выставки - «Вид на Париж через Любятово». По словам Игоря Шаймарданова: «Любятово - это образ. Это не непрестижный район Пскова, а метафора. Псков - одно большое Любятово». Заметьте - не Кресты (это звучало бы почти безнадежно), а ЛЮБЯТОВО. Совсем другое дело. Впрочем, Париж у Игоря Шаймарданова тоже на глобусе найти затруднительно. «У каждого свой Париж. Это что-то недосягаемое. Мечта всей жизни. У каждого есть свой Париж в душе. Если ты достаточно широк душой».

Судя по представленным работам - на душе у художника светло и просторно.

Этот Париж никогда не оккупировали немцы. В нем не взрывали бомбы арабские террористы. Да и  казаки по нему на лошадях вряд ли проезжали. На вопрос о пяти словах, которые первыми приходят в голову при слове «Париж», Игорь Шаймарданов перечислил: «ШагалМодильяни, весна, Монмартр, художник». Пожалуй, в этом городе можно жить.

Поверх барьеров

А в работах, представленных в библиотеке, всюду маячит Эйфелева башня. Она вездесуща. Вот подсолнуховое поле, а в центре - она, с солнцем на макушке. Сама как большой подсолнух. Вот подножие пресловутой башни, а внизу - стог сена. Со всеми вытекающими обстоятельствами.

Чтобы попасть в этот Париж - никакая виза не нужна. И деньги на билет копить не надо. Если ты хочешь устроить себе праздник - даже не обязательно дожидаться дня рождения или Нового года. Праздник можно устроить здесь и сейчас. И наоборот. Если тебе вечно плохо там, где ты есть, то, боюсь, и на Елисейских полях лучше не станет. Будет к чему придраться, от чего поворотить нос. Рискну предположить, что добро и зло в мире распределены равномерно. Вот только воспринимают его разные люди по-разному.

 В ярких работах Игоря Шаймарданова Париж поджидает в самых неожиданных местах. Дед с бабкой и жучкой могут вырастить маленькую Эйфелеву башню вместо репки. Там  ходят в русскую баню, гуляют по единственной в деревне улице, выпивают и потом спят под забором. Все то же самое можно было бы изобразить так, что тошно было бы смотреть. Однако у Игоря Шаймарданова это получается довольно весело, и взгляд отстранять не хочется.

Есть такая профессия - Родину рисовать

«Когда-то, - вспоминает Игорь Шаймарданов, - у меня была проблема - куда поступить учиться? Хотелось и интерьером заниматься, и дизайнером быть, и модельером... В армии мне повстречался товарищ, который сказал: «Есть такая профессия, которая все это объединяет. Это - театральный художник Я счастлив, что и костюмом могу заниматься, и декорациями, и созданием исторического облика интерьера какого-нибудь зала, замка». С 1995 по 98 год он был художником в псковском драматическом театре. Сейчас Игорь Шаймарданов - главный художник в ижевском молодежном театре, а его мастерская - в Петербурге. Но Псков, судя по всему,  он забывать не собирается. «С удовольствием сюда приезжаю, - говорит художник. - Если бы была возможность - жил бы здесь постоянно. Надеюсь, псковский зритель меня помнит и знает. У меня здесь было очень много персональных выставок. Практически во всех галереях. Мне нравится псковский зритель. Он искренний».

То же самое можно сказать и о работах художника. Профессионализм, помноженный на искренность, дают сильный эффект.
Соседство книг и графических работ в читальном зале, по мнению Игоря Шаймарданова, вполне оправдано. «Писатель и художник - это параллельные люди, они в одной упряжке. И еще музыкант. Русь-тройка, куда ты мчишься»? Что значит - куда? В Париж, естественно.

 ЕСТЬ ЛИ ЖИЗНЬ В РАЮ?

Вместе веселей

В Пскове в один день и час открылись две выставки. И надо было изловчиться, чтобы прийти на открытие одной, не опоздав при этом на открытие другой. Тем более что на улице Советской и на улице Герцена, как назло, один часовой пояс.

Из сказанного понятно, что на прошедшей неделе выставки открылись не где-нибудь, а в палатах Меншикова и в галерее «Герцена, 6». У тех, кто не заходил в эти галереи в последнее время, появился хороший повод туда заглянуть. Заглянуть и обнаружить неожиданную перекличку между художниками, которые друг о друге ничего не знают и, более того, живут в разных странах. Почти всех их объединила Африка. Причем, вряд ли эта Африка имеет прямое отношение к Черному континенту. Зато тесно связана с райским наслаждением, с экзотическими животными, с Пушкиным, с детством...

«Под открытым небом»

Начнем с палат Меншикова, где выставлены картины Игоря Шаймарданова и Владимира Софронова.

Игоря Шаймарданова у нас знают очень хорошо. Он и художником в нашем театре успел поработать. И выставки в Пскове у него проходят регулярно. Однако Игорь Шаймарданов из тех людей, кто любит подбрасывать окружающим что-нибудь новенькое. Подразнить, повеселить, обрадовать, навести на мысль.

Об отсутствовавшем на открытии Владимире Софронове Игорь Шаймарданов сказал так:

- Мы с ним вместе в один день подавали документы в институт, в один день показывали работы, в один день поступили. Жили в общежитии в одной комнате. Вместе ушли в академический отпуск, вернулись, защитили диплом, начали работать в театрах. Но это наш первый совместный проект. Владимир Софронов тоже исповедует примитивистский стиль, если так можно сказать. Сейчас он в Питере работает, хотя написано, что в Москве.

- А ваша мастерская...

- ...по-прежнему в Петербурге...  Я продолжаю работать в Ижевском молодежном театре, а в псковский театр я захожу поздороваться.

- С вами в ответ здороваются?

- Конечно. Я ухожу, не хлопая дверью. Чтобы потом можно прийти, поздравить с Новым годом, с Днем театра, с Днем Победы...

- Как вам этот зал?

- Когда я года полтора назад увидел этот зал, то в трепет пришел. Подумал: вот здесь бы выставиться! Это единственное место, где я еще в Пскове не выставлялся. Было любопытно посмотреть, как в таком сводчатом помещении XVII века выглядит моя живопись. Можно сказать, что выставка - под открытым небом.

Живопись Игоря Шаймарданова под старинными сводами выглядит вполне органично. Свою театральность художник и не думает скрывать. С образами работает смело, но в крайности не впадает. Иронии своей не скрывает, но она у него хоть и колется, но не ранит. Да к тому же сопровождается нужным светом. Как в театре. В картинах своих он сам и осветитель, и драматург, и режиссер.
На картину под названием «Два льва» Игорь Шаймарданов пригласил Пушкина и Царя зверей льва. «Сюда бы еще Льва Толстого», - подумал я и подошел к следующей картине. На ней был нарисован цветущий кактус.

Шаймарданов договаривается со своими героями по-хорошему. Его картины - удачная попытка разжечь любовь там, где, вроде бы, от нее давно отвыкли или просто не замечают. Он умеет найти тот уровень, где сон без труда совмещается с явью.

Когда мы в редакции рассматривали фотографии с выставки, кто-то сказал: «О, мультики!» Похоже, это была похвала.

В картинах Владимира Софронова любви и иронии не меньше. Только у него вместо Пушкина образ розовощекой русской красавицы явно немодельного, по современным понятиям, вида. Красавица такова, что еле в рамку вмещается. Но чувствует себя при этом замечательно. И персональный рай устраивает прямо там, где находится. Ей даже выдуманная Африка для этого не нужна.

«Любовные игры» для детей всех возрастов

В галерее «Герцена, 6» первым делом в глаза бросились те же лев, зебра и прочие обитатели Африки. Даром, что художники Елена и Олег Карпицкие приехали к нам из Белоруссии. Если точнее - из Витебска. Но Африка у Олега и Елены здесь совершенно иная. В их раю ирония спрятана довольно глубоко. Вместо нее - романтическое настроение. На ум сразу приходит Гумилев: «Я знаю веселые сказки таинственных стран / Про черную деву, про страсть молодого вождя». Черных дев искать долго не приходится. Неподалеку приземлились сказочные птицы. Здесь же «Пещерная мадонна». «Лотос и Клеопатра». «Гадалка с ученым котом». И еще один кот - без гадалки, но с саксофоном. А выставка называется ни больше, ни меньше как «Любовные игры». Потому что, как сказал Олег Карпицкий, «игра - это то, с чего все начинается. С детства». До детства человечества художники тоже дошли, изобразив Адама и Еву.

Олег Карпицкий может многое. Например, расписывать вместе с женой Еленой иконостас. Какое-то время рисовал портреты прохожих. Сделал даже выставку уличных портретов. А в Псков вместе с женой привез батик. Развернул материю, а там - словно бы завернутое в материю солнце. Яркие африканские краски, заморские мотивы...Все правильно, Витебск ближе к экватору, чем Псков.

20.

ВОЗДУШНАЯ ТРЕВОГА
(«Городская среда», 2010 г.)

К старинным городам многие относятся как к глубоким старикам - вроде бы с почтением, но и одновременно свысока (с поправкой на возраст, маразм, склероз, коматоз...) Особо надо отметить стариков, которые любят молодиться, всевозможных 80-летних старушек-ди-джеев и прочих экстравагантных персон. Бывает, из древних городов тоже пытаются вылепить таких ди-джеев. Слова при этом произносят, как правило, одни и те же: «Мы живем в XXI веке, а вы хотите, чтобы мы жили в средневековье». 

Повод для статьи - выставка «Галерея воздуха, или Этюд возможной красоты», которая открылась в Пскове в «Белой галерее». На нее собрались люди,  со вниманием относящиеся к творчеству Ильи Сёмина. В маленькое помещение галереи  пришли художники, архитекторы, искусствоведы...

Илья Сёмин начал пояснять, что заставило его соединить на одной выставке живопись и фотокаллажи.

- Мне показалось, что мне в городе очень тошно, плохо, - сказал он. - Чего-то не хватает, тоскливо, грустно, неинтересно... Появилось желание что-то изменить.

Похожие слова от творческих людей слышатся часто. Не всегда это происходит публично, но тоска по изменениям - неистребима.

На открытии выставки это выразил еще один художник - Валентин Решетов.

- В замечательном Пскове мы хотим чувствовать себя уютно, - мирно произнес он и тут же перешел в более привычному: - К сожалению, этого не хотят власть имущие из нашего прекрасного города... В Пскове осталось всего два-три островка... Практически вся историческая часть испоганена. Возьмем место напротив Кремля по Ольгинской набережной... Этот ужас, эти коттеджи, этот кошмар... Все что там ни делай - все равно будет поселок городского типа... То что сделали в районе Гремячей башни - это тоже ужасно и испоганено... Если только все под бульдозер... Плохо, что только Илье пришла идея глобального плана. А то у нас только шаблонные вещи делают. Мне очень приятно, что у нас в городе есть неординарные люди... Ну надоело!

О том, как из Пскова делают «город будущего», написаны десятки статей.  Застекляют крепостные стены, строят безвкусные башенки и вплотную подбираются к древним башням.

Реже говорится о тех, кто предлагает альтернативу.

К примеру, дому на площади Героев-десантников (архитектор Ким) противопоставляют дом на Стахановской (архитектор Ширяев). Этот дом получил недавно премию областной администрации. Если такие дома проекты признавать лучшими, то понятно, почему дом на площади Героев-десантников многие воспринимают как вполне приличный.  На мой взгляд, Псков теряет свое лицо независимо от того, кто проектирует. Однобокое «развитие» происходит потому, что настоящей альтернативы нет.  Оппонентов объединяет устойчивое желание непременно изменить город. Разница только в цене.

Вместо морщин предлагаются бесконечные пластические операции или пересадка органов. По живому режут в любом случае. Разница - в финансовых возможностях и  чувстве юмора.

Илья Семин, а вслед за ним и его сторонники не предлагают ничего сверхъестественного. Они готовы проявлять себя по праздникам. Это не монументалисты. Делать что грандиозное и навечно - не для них.

Илья Семин предложил «чуть-чуть изменить город, чуть-чуть его развеселить».

- Это все полно, конечно же, иронии, хотя и печальной. Упертым и серьезным быть неправильно, - заявил художник. - Возможно, таким образом можно оживлять городские праздники, которые проходят скучно. Подобный взгляд на мир допустим... Может быть, это будет несколько витрин в городе...

Но некоторым из пришедших на выставку было уже мало витрин. Они хотели большего. Желание «расшевелить псковское болото» рождалось прямо на глазах.

Владелец галереи Юрий Кольцов привел слова одного из посетителей, который, увидев коллажи, радостно воскликнул: «Ничего себе, как круто! Это там на самом деле так?!»

Некоторые из присутствующих стали бурно обсуждать возможные перспективы такого праздничного убранства.

Мне это напомнило московские и петербургские проекты. Катки на Дворцовой и Красной площади, всевозможные шоу в исторических декорациях. Они тоже устанавливаются или устанавливались не навсегда. Что-то делается талантливо, что-то - бездарно. Но в основе все равно лежит идея усовершенствования («сейчас я приду, и все расцветет»).

Комментируя предложения Ильи Сёмина, представители «ПсковАрта» вспомнили, что нечто подобное в свое время предлагал Казимир Малевич для Витебска. Это было очень уместное воспоминание. Сторонники Ильи Сёмина настаивали: «Сёмин - революционер, городу нужны свежие идеи...»

В том-то и дело, что революционный подход в древнем городе - вещь сомнительная. Даже если это касается витрин, вывесок и афиш. Пскову нужна не революция, а контрреволюция.

Завязался спор:

- Для нового проекта нужны деньги. Жаль, что спонсоров не находится...

- Слава Богу, что не находится. Пусть все это остается только на бумаге или в компьютере. Как прикол.

- Вы ничего не понимаете в искусстве.

- А вы ничего не понимаете в городе.

Слово «маразм» происходит от греческого marasmós (истощение, угасание). Почему-то считается, что наш культурный слой истощился, город угасает... Допустим, это так и есть. Но тогда надо понять, в чем именно проявляется угасание. А заодно и понять, как можно выразить свою любовь к городу.

Во время спора я вспомнил слова митька Дмитрия Шагина. Когда я ему рассказывал о наших разрушающихся памятниках (Доме предводителя дворянства и других), Шагин спросил: «А куда смотрят ваши художники? Мы в Петербурге устраиваем митинги против строительства Охта-центра...»

В том то и дело, что большинство псковских художественных проектов оторвано от реальности. Город разрушается отдельно, а художники творят где-то в стороне. За последние несколько лет только однажды соединили одно с другим. Это сделали художники из творческого объединения «ПсковАрт».

Это был так называемый «День пионерии», когда художники и скульпторы устроили у Дома Сафьянщикова художественную акцию, которая была еще и общественной. Они выступили против пивной «Карл Фридрих», которая бесцеремонно вторглась в историческое пространство. Но это произошло только потому, что художники напрямую столкнулись с владельцем пивного ресторана... По их окнам посетители пивной стреляли из пневматического оружия, и художникам надо было как-то реагировать.

А если по вашим окнам не стреляют? Если город разрушается путем реконструкции? Тогда можно предлагать какие-нибудь отвлеченные проекты, приближать праздник, шутить...

- Трепа много, а работы мало, - продолжались сыпаться комментарии от тех, кто пришел в «Белую галерею».

- Питерские художники приедут и будут оформлять Псков. И москвичи.

- И одежду мы покупаем иностранного производства.

- Спасибо, что все это показали, и самое главное, что бесплатно.

Илья Сёмин добавил:

- Зато у нас много глупого провинциального импрессионизма, за которым ничего не стоит. К сожалению, здесь я не вижу руководителей города. Я считаю, что не художники должны ходить к руководителям города, а наоборот... Потенциал города огромен, талантливых людей много... У нас все есть, иногда не хватает воздуха из-за какой-то ерунды.

А в своей афише перед входом художник написал: «Я бродил по городу с фотоаппаратом, не понимая - откуда эта печаль, кто лишил воздуха мои улицы. Мне просто захотелось все изменить...»

У тех, кто «лишил воздуха» эти улицы тоже было искреннее желание все изменить. И они свое желание успешно осуществили.

21.

ПРОЕЗДНОЙ НА МЕСЯЦ
(«Псковская губерния», 2011 г.)

Художник Илья Сёмин устроил то, что до него в Пскове никто не делал. Он затеял и осуществил проект «Фестиваль художников».

Фестиваль, ставший личной инициативой Ильи Сёмина, длился ровно месяц, смущая количеством выставок. Их было так много, что не все любители живописи смогли соответствовать предложенным условиям. Но смущались не все. Человек пятьдесят постепенно поймали нужную волну и приучились каждые три дня являться в выставочный зал областного Центра народного творчества на Некрасова, 10.

Парадная форма

Мало того что выставки проходили непривычно часто, так и время для открытия подобрали необычное: 20.00. То есть Илья Сёмин сознательно отсекал от картин и фотографий тех, кто привык жить по другому расписанию. На этот раз условия диктовал Сёмин.

Происходящее первоначально казалось парадом художников, когда одна колонна быстро сменяет другую. Но еще более точное сравнение произошедшего: марш-бросок. Один, второй, третий... Илья Сёмин, Анатолий Жбанов, Николай Москалёв, Валентин Решетов, Эдуард Шарипов, Михаил Чухин, Игорь Иванюк, Тамара Рейн, Ирина Гурская, Елена Пылаева, Павел Игнатьев, Дмитрий Яблочкин. Несколько человек выставлялись по два-три раза.

Участники фестиваля настолько разные, что объединяет их лишь одно - место. А время скорее разъединяет. Тамара Рейн  умерла в 2000 году. Все остальные - живы, но, судя по работам,  живут в разных временах. И это значит, что у посетителей вернисажей имеется выбор. Почти каждый нашел то, что ему ближе.

К примеру, Анатолий Жбанов еще раз взглянул на русскую деревню сквозь мутное стекло самогонной бутыли. Ему не пришлось много фантазировать. Деревня под Псковом, в которой он живет, полна людей, окутанных самогонным парами. Пары напоминают утренний туман. И трезвый безжалостный  взгляд художника на окружающую жизнь фиксирует действительность. Тело русской деревни еле шевелится, душа еле теплится.

Эдуард Шарипов устремил свой взгляд совсем в другую сторону. Одна из его серий вообще сделана на лопатах, словно это он, а не Жбанов имеет отношение к деревне Лопатово. Шарипов как будто хочет докопаться до тех пластов, в которые мало кто заглядывает. Раскопки проходят плодотворно. Попадаются съедобные корни. Он многое перелопатил. Оказывается, штыковые и совковые лопаты могут иметь свой характер.

А Николай Москалёв решился предъявить посетителям вернисажа «записную книжку», то есть заготовки, наброски, эскизы, намётки, намеки... Когда картина не закончена - конца не видно. Недоговоренность граничит с многозначительностью, а отсюда и до бесконечности недалеко. Тому, кто привык к Николаю Москалёву как к  живописцу-монументалисту,  было вдвойне любопытно разглядывать его эскизы и абстракции.

Сам Илья Сёмин предстал перед публикой в трех лицах. Наверное, прежде всего, стоит сказать о его серии, посвященной Гулливеру. «Жажда путешествий в человеке - это всего лишь проявление веры  в загробную жизнь, - написал художник в своем коротком эссе в буклете к выставке. - Мы всегда куда-нибудь неизбежно двигаемся». Сёминский Гулливер напоминает писателя, а лилипуты - буквы, которые автор щедро расставляет согласно стройному замыслу. Путешествие ГуллиВЕРА и вера в идеале должны слиться воедино.

Постоянные посетители выставок знают, что самый разговорчивый псковский художник - Валентин Решетов. Он и в своих картинах необычайно разговорчив, заполняя все предоставленное пространство. Одна из самых заметных его работ - «Планы». Планов множество. Они громоздятся, их так много, что хотя бы некоторые обязательно исполнятся.

В офортах Игоря Иванюка тоже тесно. Но это какая-то другая теснота. Если бы возникла задача написать картину под названием «Фестиваль художников», то Иванюк обязательно бы  с задачей справился.

Среди живописных и графических работ нашлось место и фотографиям.

Павел Игнатьев в фотографиях сосредоточился на себе и на деталях, а Михаил Чухин - на поиске необычного. Поиски завершились успешно. А вот Илья Сёмин как фотограф не ограничился увиденным и захотел изменить то, что видит его камера. Получились фотоколлажи, главное достоинство которых в том, что изменения произошли только виртуальные.

Если бы не женская рука (руки) - «Псковская галерея» получилась бы слишком мрачной и рациональной. Разве что монотипии Дмитрия Яблочкина настраивают на лирический лад. И вот здесь работы Тамары Рейн, Ирины Гурской и Елены Пылаевой раскрасили осенние темные вечера. Хотя отличий в них больше, чем сходства.

Зарождался фестиваль не наяву, а в интернете. Вначале была придумана Виртуальная галерея Ильи Сёмина (artiliart.ru). Затем художник рискнул и написал заявку на получение гранта в областной комитет по культуре на поддержку инновационных проектов. Независимое жюри решило, что фестиваль художников Пскову не повредит.

Он и в правду не повредил. Особенно если учитывать то, что в последнее время с полноценной выставочной жизнью в Пскове большие проблемы.

Когда открываешь Виртуальную галерею, то сразу же видишь открытую ладонь с тремя пальцами. Это ладонь Сёмина. Художник настойчиво указывает - в каком направлении ему бы хотелось развивать выставочную деятельность в Пскове.

О том - войдет ли фестиваль в привычку, станет понятно в следующем году. Пока же существуют только планы (они ничуть не меньше, чем на одноименной картине Валентина Решетова). Основополагающая идея: регулярно представлять не просто работы того или иного художника, но и открывать (закрывать) календарный год, показав то, что удалось сделать за истекшее время. Идея, конечно, немного формальная, но она способна мобилизовать. Главное, что в Пскове и области еще есть кого мобилизовывать.

22.

ТЕСНОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО
(«Городская среда», 2012 г.)

В предыдущей статье о выставке кукол была такая фраза: «Круг участников, если сравнивать с предыдущей выставкой, расширился, а выставочная площадь - сузилась».*

Так вот, к новой выставке кукол это тем более относится. Выставочная площадь стала меньше еще раза в два.

В маленький выставочный зал Дома Масона людей на открытие выставки набилось столько, что самих кукол первоначально почти не было видно. Одного медвежонка вообще повалили, неловко задев ногой.

Пострадавшего за ухо подняли и аккуратно водрузили на место - на край открытого сундука, в котором было полно сказочных героев.
Посетители, наверное, чувствовали себя обитателями чемоданов, переполненных куклами. Таких чемоданов вокруг обнаружилось несколько. Это выяснилось, как только народ устремился в соседнюю комнату на фуршет.

Детская комната

Выставку «Родом из детства. Сентиментальное путешествие» предполагалось разместить в просторных залах псковского музея-заповедника. Организаторы международного проекта с участием Тартуского музея игрушек, Детского музея Таллина, Псковского областного центра народного творчества, Псковского областного театра кукол рассчитывали на большие музейные площади.
В результате вместо просторных залов кукольниками выделили скромное помещение в Доме Масона. Это здание вообще не предусмотрено для показа каких-либо выставок и в свое время реставрировалось как будущее древлехранилище. Однако псковские музейщики упорно устраивают там выставки, которые потом просто так, без предварительного звонка, не посетить.
Еще год назад в Пскове все было по-другому. Прошлогодний предновогодний кукольный бал устроили в частной галерее «На Бастионной». Место тогда хватало всем - и куклам, и людям, и вдохновению.

Следующую выставку, с куклами-ангелами, сделали в Приказной палате. Там уже было не развернуться. Но атмосфера все равно осталась сказочной.

Новую сказку рассказали в Доме Масона. Учитывая фрагментарность экспозиции, произошедшее обозначили как заявку на создание в Пскове музея кукол и игрушек. Заявка получилась многообещающей.

Семейные ценности

Куратор выставки Ольга Кошелькова пояснила: «Это не для детей выставка. Как ни странно, взрослые задерживаются на таких выставках гораздо дольше, чем дети».

Разумеется, так и должно быть. В полноценное сентиментальное путешествие способен отправиться только тот, кому есть что вспомнить.
В небольшом помещении расположились авторские куклы из частных собраний и вполне стандартные мягкие игрушки полувековой давности. Куклы-марионетки соседствуют с деревянными игрушками. Здесь же размещены работы из фотопроекта псковички Светланы Гавриловой «Дети и игрушки» и фотопроекта эстонского мастера Марины Тэе «Семейный альбом».

Из Москвы на открытие выставки приехали известный художник-кукольник Ирина Андреева и искусствовед, коллекционер кукол Марина Политова. Им было что рассказать. Также как и целой делегации эстонских кукольников.

«Сентиментальное путешествие» организовало объединение художников-кукольников «Псковский кукольный дом», в котором уже  двадцать человек. Среди которых Мария Воробьёва, Галина Изотова, Наталья Салтан, Светлана Оболенская, Сергей Семёнов, Антон Широкий, Галина Лукьянова, Наталья Дьякова Татьяна Данилова...

Похоже, художники всерьез намерены создать в Пскове музей кукол, разместив там не только куклы, но и детские фотографии, старые детские книги. В создании предложено участвовать всем желающим. Первые экспонаты уже появились.

Правда, пока что кукольному дому не хватает своего дома. По идее, это должен быть какой-нибудь огромный чемодан этажа на два-три. Но так как этого не будет никогда, придется довольствоваться чем-нибудь поскромнее.

Теплое окружение

Куклы-марионетки, развешенные на стене, выглядят довольно вызывающе.
Их как будто взяли в плен.

Внизу примостилась старая швейная машинка «Singer» и черные дамские сапожки. Когда-то в них можно было, наверное, пойти в гости - послушать новые граммофонные пластинки.

На выставке полно маленьких секретов. Например, если приблизиться к окну и опуститься на колени перед «заснеженной» поляной, то внизу можно обнаружить подснежник.

В одном из углов целая стена из медвежат и чемоданов. Композиция напоминает многоступенчатую пирамиду. Мысленно поднявшись на ее вершину, человек с хорошей памятью или воображением способен заглянуть в прошлое.

Неподалеку в окружении мягких игрушек стоят керосиновая лампа и старинная рама от зеркала. Самого зеркала нет, но можно считать, что всё, что вокруг - и есть отражение. Отражение детства.

Сентиментальное путешествие хорошо тем, что чтобы отправиться в него - не обязательно дожидаться рождественских каникул или летнего отпуска.

23.

ВЕЧНЫЙ ГОРОД В ГОРАХ
(«Городская среда, 2011 г.)

Псковские художники очень часто дополняют изображение словами. Как правило, это происходит в устной форме. Однако нередко они, не ограничиваясь устными объяснениями, обращаются к людям письменно. И в стихах, и в прозе. Александр Оболенский, на мой взгляд, делает это убедительно. «Городская среда» раньше публиковала его эссе. На этот раз, перед открытием новой выставки, Александр Оболенский решил объяснить, что же именно связывает его с Черногорией.

Город из снов

Заметки по поводу персональной выставки Александра Оболенского «Черногория на русских холстах».

Ставропольский художник Александр Оболенский стал псковским художником незаметно. На пленер в Псковскую область приезжают многие, но мало кто остается. Оболенский остался, женился и уже больше десяти лет живет в Острове.

В последнее время у Александра Оболенского не так много возможностей выставляться в псковских галереях. Галерея «На Бастионной», где были самые заметные его выставки, закрыта. Но свет, который так любит Оболенский, клином на Пскове не сошелся. Очередная его выставка откроется в под Москвой, в городе Жуковский. Произойдет это 7 февраля 2012 года в галерее "5 дом".
Это та самая галерея, с которой Оболенский сотрудничает 15 лет и которая  много раз представляла его на международных выставках "Арт-Манеж" в Манеже и "Международном художественном салоне" в ЦДХ в Москве.

Оболенский не любит громких слов и слишком ярких красок. Свет у него, как правило, приглушенный.

Художник не выстраивает свои картины как памятники, которым принято поклоняться. Художник не спешит шумно восторгаться красотой и никого не торопит. К реализму присоединятся авторское воображение, и в итоге привычные пейзажи медленно преображаются.

Угрюмых реалистов в России всегда хватало. С некоторого времени здесь начали размножаться и неутомимые работники соц-арта, для которого характерна всепоглощающая ирония.

У Оболенского нет ни угрюмой любви к Родине, ни издевательского взгляда на окружающих. Он предпочитает тихо радоваться. В его картинах таится старомодная нежность, которая в наше время кому-то может показаться даже вызывающей.

Оболенский пишет не только картины. Иногда ему важно что-то объяснить словами. В последнее время на картинах Оболенского все чаще появляются совсем не псковские пейзажи. Почему так происходит - лучше всего объяснит сам автор.

24.

КРЕСТЫ РОССИИ
(«Городская среда», 2012 г.)

Илья Сёмин - наиболее активный псковский художественный деятель. Сейчас в Пскове проходит сразу две выставки, где он выступает в качестве куратора (точнее говоря, выставка и фестиваль).

О них надо говорить отдельно. В этом номере - только анонс.

Выставка «Русское поле», представленная в галерее современного искусства в Доме Сафьянщикова, не только художественное, но и общественно-политическое явление. Не случайно оно посвящено 150-летию отмены крепостного права в России. Отменить-то его отменили, но не до конца.

Что же касается фестиваля художников, то Илья Сёмин продолжает гнуть ту  линию, что и прошлом году. Он снова устроил в выставочный зале областного Центра народного творчества на Некрасова, 10. марафон художников. Выставок, правда, стало меньше, но зато расширилась география.

Для открытия фестиваля в Псков пригласили Валерия Комарова из Брянска. В двух залах уместилось 46 его работ.
«Суровый стиль» Валерия Комарова сильно отличается от того, как работает большинство  псковских художников.

Такой стиль можно обозначить одним словом - Вщиж.

Так называется село, в котором живет Валерий Комаров.

Когда-то существовало Вщижское княжество, село было городом. Сейчас по официальным данным в нем живет всего 26 человек.

Монголы разорили Вщиж весной 1238 года. Похоже, с той поры он все еще не оправился от набега. Правда, еще лет двадцать люди во Вщиже жили.

Сейчас село безлюдно. Так что даже если захочешь запечатлеть живых людей - не получится. Поэтому Валерий Комаров рисует то, что еще осталось - грибы, лес...

А картины, привезенные в Псков, созданы почти одновременно двадцать лет назад. Тогда, когда на правом берегу Десны, на треугольном мысу, в устье ручья Суток еще была жизнь. Художник запечатлел важное событие - как жизнь из русского села медленно уходит. Уходит прямо на глазах.

 25.

В РАМКАХ ЗАКОНА
(«Городская среда», 2012 г.)

В Пскове появилось еще четыре стены. Петербургская, самарская, пермская и псковская. Речь о художниках, чьи автопортреты выставлены с 18 сентября 2012 года в выставочном зале Псковского музея-заповедника. Глядишь эти картины и понимаешь: художники загнали себя в рамки, и это оказалось плодотворно.

Идея этой выставки начала воплощаться в 2007 году, когда кураторы Людмила Белова и Елена Тюнина предложили петербургским художникам сделать свои автопортреты. Рамки были заданы жесткие - 50 х 40 см.

Откликнулось более 80 художников. Не у всех получилось совладать с самим собой. Но тем, кто прошел этот путь успешно, открылась новая дорога, которая, в конце концов, привела в 2012 году в Псков.

Одинаковые холсты превратились в разные. Издали они, подвешенные рядом друг с другом, похожи на соты. Каждая «пчела» трудилась по-своему. Кому-то не хватило одной плоскости. Приходилось добавлять объем.

Ограничения касались не только рамок, но и стилей. Приветствовалась фигуративная живопись  и отрицалась абстракция. Чтобы посетители выставки не ходили и не гадали - что означает этот треугольник, этот напильник или клочок ваты.
Но посетители все равно ходят и гадают, хотя большая часть портретов - вполне узнаваема.

Дмитрий Шагин, наверное, для совсем непонятливых, кроме изображения своего лица, для надежности вывел большими печатными буквами прямо на холсте: «ШАГИН». Он мог этого и не делать. «Митька» Шагина можно узнать даже тогда, когда его лицо скрыто. На недавнем петербургском концерте в поддержку политзаключенных Шагин вышел на сцену не только в традиционной тельняшке, но и в балаклаве. Она, разумеется, была в полоску.

В 2007 году выставка «Автопортреты» готовилась для новогоднего праздника, но праздник прошел, а идея и картины - остались.

Следующий положительный заряд был отправлен в 2010 году из Петербурга в Самару, а зимой 2012 года - в Пермь. Четвертым городом на этом пути оказался Псков.

Организаторы «Автопортретов» выискивают во всех названных городах признаки столичности. И обязательно находят. В недалеком будущем в орбиту «Автопортретов» попадут художники из Великого Новгорода.

Псковские художники были озадачены написанием автопортретов в конце этой весны. Им были выданы подрамники. Человек десять подрамники не вернули до сих пор. Возможно, они еще ищут себя. Три месяца - не всегда достаточно, чтобы найти себя и запечатлеть. Если художники себя найдут, поймут и зафиксируют, то присоединиться к выставке «Автопортреты» им будет еще не поздно.

Выставка открылась в Псковском музее-заповеднике 18 сентября 2012 года. Здесь есть и петербургская стена, и самарская, и пермская. Портреты псковичей - на видном месте. Последним успел сдать свою работу Анатолий Жбанов - за день до открытия. Но на само открытие прийти не успел - так же, как и многие другие. Вместо себя они делегировали свои автопортреты, которые иногда говорят о художнике больше, чем прямая речь.

Подход, конечно же, у всех разный. Кто-то намеренно отворачивается, кто-то, наоборот, глядит на тебя в упор. Кто-то раздевается, кто-то наряжается.

Автопортрет - это состязание с самим собой. Есть большое искушение приукрасить, преподнести себя в нужном свете. Или наоборот, положить себя на лопатки и публично унизиться. Все зависит от психотипа.

«Автопортрет - самая опасная разновидность творчества», - сказал на открытии выставки искусствовед Владимир Галицкий. - Хочется польстить себе».

А куратор псковской части выставки Илья Сёмин об автопортретах написал так: «Столпившиеся, прилипшие друг к другу, разные в своём желании быть, они напоминают коллаж, объект поп-арта или толпу, в которой уже почти невозможно быть замеченным».

И все же совсем раствориться в толпе не удастся. Большая часть псковских автопортретов не только узнаваема, но и с художественной точки зрения оправдана. Портреты готовы. Маски скинуты (на открытии выставки художники временами надевали на себя одинаковые белые маски). Опасность миновала. Осталось повнимательнее всмотреться в лица и узнать что-то дополнительное о себе.

26.

ДОБЫЧА УГЛЯ
(«Городская среда», 2012 г.)

«Брожу ли я вдоль улиц шумных,
Вхожу ль во многолюдный храм,..»
А.С.Пушкин.

Отношение к творчеству петербуржца Валерия Куликова в Пскове таково, что выставку его графических работ отдельные особо пристрастные любители изобразительного искусства даже намеренно обходили стороной.

Им кажется, что Куликов - мастер самоповторов. Дескать, нашел один раз и уже ничего не ищет. Пожалуй, это слишком примитивная оценка его творчества, хотя я сам обошел выставку Валерия Куликова стороной. Но только потому, что отсутствовал в Пскове. А когда приехал - отправился в мастерскую Ильи Сёмина, чтобы посмотреть графику Куликова, о которой раньше знал только заочно.

Год назад, в 2011 году, еще не было понятно - какова у псковского фестиваля художников перспектива. Долго ли просуществует «Псковская галерея»? Фестиваль «Псковская галерея», который организовал художник Илья Сёмин, удивлял своей «скорострельностью». Выставки менялись чуть ли не с той же скоростью, с какой меняются игроки на хоккейной площадке. Те из псковичей, кто привык к более размеренной выставочной жизни, были слегка озадачены и не всегда успевали приходить на очередной вернисаж, тем более что открывался он в непривычные 8 часов вечера.

За год непривычное стало привычным. Месяц - прошлой осенью,  месяц - этой весной. Теперь вот - третья серия. Или, точнее - вторая часть второй серии, потому что по замыслу Ильи Сёмина один фестиваль проходит раз в год. Скорость слегка снизилась, но Илья Сёмин последовательно гнет свою линию, снова обосновавшись на месяц в Областном центре народного творчества.

Первым делом, решено было выяснить - с помощью картин Игоря Шаймарданова - «С чего начинается Родина»? (Так называлась выставка). На этом поиски не закончились. Следующая выставка - Игоря Иванюка - называлась «Темперамент».

11 октября 2012 года выставкой графики Валерия Куликова (Санкт-Петербург) открылся третий вернисаж октябрьского этапа фестиваля художников «Псковская галерея», а 18 октября пришло время коллективной выставки «Автор. Автопортрет. Портрет. Зритель», где представлены работы Владимира Бердышева, Ильи Сёмина, Сергея Шиянкина, Игоря Иванюка, Дмитрия Яблочкина, Александра Коростелева и Николая Москалева.

Далее посетителей ждет еще одна коллективная выставка - «Поиски образа. Ольга Псковская» и «Метафизика образа. Изборск».

Для нынешнего фестиваля художников в Псков с помощью Николая Москалёва были привезены из Санкт-Петербурга графические работы Валерия Куликова, многие из которых в Пскове не видели. Илья Сёмин отобрал для показа 31 работу.

Графика петербуржского художника Валерия Куликова (родившегося в Опочке), в основном, рождена на улицах. Названия работ - соответствующие: «Уличный продавец», «Уличные музыканты», «Уличная зарисовка»...

Улица у Валерия Куликова - это то, что у лица. Лица художников, музыкантов, пассажиров, прохожих... Схваченный на лету город, в котором не видно домов, но видны люди. Петербург, Псков, Омск. Россия, нарисованная угольным карандашом.

«Отношения «рука художника - лист»,  «чёрное - белое», которые возникают в графических техниках, неизбежно связывают нас с понятием травмы, - утверждается в буклете, выпущенном к открытию выставки Валерия Куликова. - Чувство трагического здесь возможно благодаря травматическому характеру самого метода и почерку автора, иными словами, тому, как художник разрушает тотальность белого листа».

Впрочем, о тесной связи  руки художника и листа можно сказать иначе и обойтись без травматизма. Во всяком случае, Валерий Куликов даже любителей вина на парковой скамейке нарисовал так, как будто это какие-нибудь балетные танцоры.

Человек вроде бы лежит на скамейке, но в то же время - он словно парит над землей. Не лежит, а возлежит. Танцует во сне. И вообще, многие герои Куликова - элегантны. Это - одухотворенный реализм, независимо от того, кого бы Валерий Куликов ни рисовал.

Улицы бывают разные: тупики, спуски, проезды, валы, кольцо... В Петербурге имеются улицы, уже своим названием связанные с изображением - линии, перспективы (першпективы).

Приезжаешь, допустим, на Васильевский остров, выходишь на 7-линию. И это уже почти готовая картина. Без связующих линий художественная форма распадется. А неподалеку - институт им. И. Е. Репина.

Валерий Куликов в советское время понимания в Псковском отделении Союза художников не нашел и после окончания факультета живописи института им. И. Е. Репина Академии Художеств СССР отправился в Сибирь, в Омск.

На рубеже 80-х-90-х годов Валерий Куликов много рисовал на Невском проспекте. Отсюда и его сюжеты.

Но в графических работах Валерия Куликова видно не только умение с помощью нескольких штрихов нарисовать похоже. Сердцевина угольного карандаша в руках настоящего художника способна вторгаться в такие сферы, которые ни на что не похожи.

Звуковая дорожка к этой выставке, если бы она была, видимо состояла бы из музыки уличных музыкантов, которые тоже неминуемо попали Валерию Куликову «на карандаш».

Питерский джаз-бенд играет что-нибудь вневременное, допустим - «St.Louis blues» столетней давности («Я не хочу видеть, как гаснет солнце... Если завтра грусть сожмёт мне сердце, // Я покину свой город и уйду навсегда»).

Банджо, туба, барабаны, тромбон, угольный карандаш... Это всё инструменты, которые позволяют покинуть свой город.

Но покинуть его навсегда, как правило, к счастью не получается.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий