Так жить нельзя. Часть II

ОвцыНачало в № 5 (42) 2010 г. «Российские финансово-промышленные группы есть продолжение старых советских отраслевых министерств, - недоумевали эксперты от «Карнеги Эндоумент», - и банкиры из этих групп используют государственную власть как магазин самообслуживания».
 
Тоталитарная эпопея России не закончилась ни в 1986-м, ни в 1991-м годах – просто исчезла система непосредственного подчинения Центру. Внешняя структура же корпоративных групп почти полностью копирует старую партийно-хозяйственную структуру. Еще в советское время корпорации возникали при центральных органах власти, при министерствах и ведомствах, главках, предприятиях и научно-производственных объединениях. Общей чертой было то, что все они формировались из круга знакомых и не имели отцов-основателей. По исходному местоположению их можно было классифицировать как центральные, министерские, производственные и райкомовские. (Ленинградская – Романов, Ставропольская – Горбачев, Свердловская – Ельцин).
 
Первый шаг к корпоратизации был сделан ещё в годы Великой Отечественной войны, но разбираться в этом, не имея доступа в архивы – дело заведомо безрезультатное. Впоследствии, в мирное время, круги знакомых усилились, расширились и сформировались. Где были сельхозработы и стройки – там были приписки. Там же долгострои, проверки и договоренности с проверяющими из партийных органов. Стороны приходили к взаимному пониманию, после – сауны, охоты, рыбалки, банкеты, взаимные приглашения. Все всех знают, все всех прикрывают. Живут рядом в одних домах, дети учатся в одной школе, отдыхают в одном санатории. И, в конце концов, круг собирается и решает: «А не послать ли нам Мишу Горбачёва (или Борю Ельцина) в Москву? Вдруг познакомиться с какими полезными финансистами или министрами?» Происходило это не сразу, процесс занял лет 15-20, но в итоге наверху – только члены этого круга. Равно круг сталкивал вниз всех, кто не в нем.
 
И когда сегодня миллиарды государственных денег идут в ненасытную пасть олигархов-банкротов, это просто продолжение старой «дружбы». «Друзья» непринужденно, «по пацански», приходят в Кремль и выгребают, сколько надо. Никакой смены общественного строя не произошло ни при Горбачеве, ни при Ельцине – Россией правит выродившаяся советская номенклатура.

В своих продвижениях эти люди всегда были кому-то обязаны, и их молодое поколение тоже обязано тем, кто передал им деньги и власть. Ущербностью от этого сознания пропитано всё их общество. А что нужно для нейтрализации этого ощущения? Корпоратистам нужны скоты: только в их окружении они могут чувствовать себя людьми. Логика их проста – да, мы никто, сборище уродов, но когда вы достаточно опуститесь, сравняетесь с нами, вы будете уважать нас только за наличие денег. Всё опошлить, всё изгадить – раз уж самим не суждено подняться.

Корпосистема хочет потреблять, потому что больше ничего не может. Поскольку всё материальное ей уже давно приелось, то потреблять она хочет человечинку. Людей. И это тоже норма безудержного потребления – чтобы кто-то перед ними унижался, просил, прислуживал. Опасность в том, что корпоратисты – психи, и хотят всех потребить, всех унизить по своему образу и подобию. Даже в рекламе своих фирм и товаров они не могут удержаться от хамства. Копоранты лишены творческого начала, иначе бы они давно его проявили – неограниченные возможности есть.

Корпоратисты мстительны и беспощадны, они не прощают снисхождения к себе и мстят за прощение. Возвысится в собственных глазах, успокоить свое больное самолюбие – их крест. Они не любят умных, и не любят здоровых. Проявление врагом великодушия они воспринимают как собственное унижение. За великодушие они тоже мстят. Это исчадия ада, без таблеток давно бы туда отправившиеся, адом отвергнутые в наказании живым. Самое интересное, что они это и сами знают.

Заниматься обустройством существующей системы бесполезно – она обречена. Эту Россию невозможно обустроить.

Не стоит воспринимать происходящее как конец света – все это было в истории не раз. А апокалиптику лучше всего оставить корпоратистам – она им как раз пригодится. В России уже было всё это – и кланы, и корпорации. Но они всегда терпели поражение от национальных, неродовых сил – будь то петровские гвардейцы или ленинские большевики.

«Ты взойди, взойди, солнце красное…» 

Врагом нации является всякий, кто лишает простых людей нормальной работы, достойного жилья, дешевого бензина и хорошей, не палёной водки. Именно это и надо объяснять массам, поскольку другого объяснения они не поймут. (Особое внимание обратить на законопроект налога на недвижимость). Беда всех революционных сил в том, что населению сразу предлагают идеологию. Но идеология – по большому счёту, для избранных, для народа она не нужна – ему нужно мировоззрение, дающее возможность чувствовать себя человеком. Это тот самый случай, когда вера многих людей, концентрируясь, становится реальностью.

Национальная революция – это путь примирения с миром, переход к его восприятию не как мира зла и страдания, как повсеместно распространено, а как мира романтики борьбы и конечной победы. Национальная революция – это переход нации в иное состояние, способствующее прогрессу во всех областях её деятельности и развития. Лучшую долю после неё получат те, кто для неё что-то сделал. Во всяком случае, культурная традиция другой России будет сгенерирована на базе культуры прошлой, но заново одной из консорциальных групп, и только после этого распространится на всё население, постепенно становящееся нацией. А это очень важно – какое будущее будет представлено в национальном сознании, таким оно и будет. Создавать этот образ надо уже сейчас – когда придет революция, об этом будет думать поздно. Русская революция 1917 года потому и привела к большим жертвам, что была соответствующим образом не подготовлена.

Нынешнее время не есть время национальной партии – оно лишь время её формирования. В прямом столкновении с сегодняшней корпосистемой национальная партия обломает все зубы и ничего не добьется. Это надо принять как данность и не требовать от этой системы ни хорошего – она враг нации, ни плохого – расчет будет после победы.

Выхода из создавшегося положения с сохранением корпосистемы нет – иначе он давно был бы реализован системой в целях собственного сохранения. Корпорация – биологическая аномалия, идущая к смерти, но заставляющая нацию жить по смертельным для неё законам. Или – или, другого просто не дано.

Но гражданская война может быть организована без участия революционных сил. Её начнет разбалансированная корпосистема, но закончит национальная партия – разгромом корпорантов. Корпоранты не удержат собственную систему в обычном состоянии шаткого равновесия – так всегда было в российской истории, и нет никаких оснований думать, что в XXI веке будет иначе. Дружинники корпорантов перережут, проще говоря. А поскольку клановая система сильнее правоохранительной, то результат очевиден. Протестовать против этого – всё равно, что выйти вечером с плакатом: «Да здравствует солнце, да скроется тьма!» Рассвет всё равно случится – но только после заката.
 
Впрочем, это уже другая тема, из будущего. 


 

 

Талгат ЕСЕНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий