Архив
2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 
2016 2017 2018 2019 2020 2021 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
41 42 43 44 45 46 47 48 49 50
51 52

информация
Пишите нам:
gorgazeta-pskov@yandex.ru

Кольцо лимонки

КанавщиковПуть, по которому последние несколько лет двигалось издание «Псковская губерния», рано или поздно должен был привести именно к такому результату: на главной странице сайта «ПГ» с 2 июля 2020 года находится статья под названием «Незаменимый человек». Автор - Андрей Канавщиков. На фотографии - писатель Александр Бологов. Фото Бологова сделал я в 2010 году, когда готовил материал «Композиторские наклонности».*

*Композиторские наклонности, http://pskovcenter.ru/display.php?type=article&id=718

Автор фотографии в «ПГ», разумеется, не указан. Зато фамилия Канавщикова как автора статьи в «Псковской губернии» появилась в очень подходящий момент. Заканчивалось судебное разбирательство по «Делу Светланы Прокопьевой» - бывшего главного редактора «Псковской губернии». Её обвиняли (и, в конце концов, признали виновной в «оправдании терроризма»). Дело очевидно было шито белыми нитками, а мне вспомнились события девятилетней давности и белые шнурки, которые тоже  в какой-то момент незаметно начали превращаться в белые нитки уголовного дела.

Некоторые ещё помнят ту абсурдную историю весны 2011 года. Псковские писатели во главе с Александром Бологовым устроили в городской библиотеке на Конной «литературный вечер», который некоторым показался больше похож на «националистический шабаш». Подробности того вечера описаны здесь:

А. Семёнов. Канавщикова дача. http://pskovcenter.ru/display.php?type=article&id=870

А. Семёнов. Белые шнурки. http://pskovcenter.ru/display.php?type=article&id=902

Имелось и продолжение. Оно описано как раз на страницах «Псковской губернии» в тревожно-кровавом августе 2014 года, когда главным редактором «Псковской губернии» была Светлана Прокопьева. Статья называлась «Тевтонский дух» (А. Семёнов. Тевтонский дух, http://gubernia.media/number_702/06.php).

Героями этой статьи тоже были Канавщиков и Бологов. В то время трудно было представить, что спустя несколько лет на сайте «ПГ» появится статья вроде этой: «Незаменимый человек».

В 2011 году Канавщиков и Бологов проявили невиданную активность. Они заподозрили меня в совершении «тяжкого преступления». В результате мной заинтересовался старший следователь Следственного отдела по городу Великие Луки Следственного управления по Псковской области. Капитан юстиции на бланке Следственного комитета РФ сообщил, что ему «поступило сообщение о публикации экстремистской направленности в еженедельнике «Псковская правда. Вече» в выпуске № 37 от 02.03.2011 на стр. 35 статьи «Атаман Великих Лук». Донос, к которому имел отношение Атаман Великих Лук Земли Псковской Духовно-Родовой Державы Русь, войсковой старшина (подполковник) «Велимир Третий» (он же - Андрей Канавщиков) предполагал возбуждение уголовного дела, потому что якобы, как говорилось письме старшего следователя, мой текст был «направлен на возбуждение ненависти и вражды по признакам национальности, а также публичные призывы к захвату власти с использованием средств массовой информации».

Меня тогда по наводке бдительных литераторов заподозрили в совершении двух преступлений: в «возбуждении ненависти либо вражды, а равно унижении человеческого достоинства», статья 282 и в «публичных призывах к насильственному изменению конституционного строя Российской Федерации», статья 280. Учитывая, что неравнодушные великолукские и псковские литераторы указывали на публикации в СМИ, у следователя появилось подозрение, что я совершил преступление «с использованием средств массовой информации». Мне тогда по статье 282 грозил либо штраф от 100 до 300 тысяч, либо лишение свободы до пяти лет. Ответственность по статье 280 была не меньшей: «Публичные призывы к насильственному изменению конституционного строя Российской Федерации» В п. 2 этой статьи сказано, что «деяния, совершенные с использованием средств массовой информации, наказываются штрафом в размере от семисот до одной тысячи минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от семи месяцев до одного года либо лишением свободы на срок до пяти лет».

О специфических общественно-политических взглядах атамана и главного редактора «Великолукской правды - новости» Канавщикова было известно давно. Однако до 2011 года столь прямо и публично в Пскове он, кажется, ещё не высказывался.

Позднее, когда участники этого вечера попытались привлечь меня к ответственности по двум уголовным статьям, события переместились в здание Следственного комитета в Комиссаровском переулке (меня туда вызывали «давать показания»). На моё рабочее место в «Псковской правде» на улицу Пароменскую явился следователь из Центра «Э». Мы общались примерно полчаса. В 2011 году это выглядело ещё не так зловеще, как в 2020. Псковские писатели с подачи Бологова не успокаивались и попытались распространить по псковским библиотекам письмо, в котором говорилось о моей якобы антигосударственной деятельности. Но в конечном итоге от уголовного преследования в СК было решено отказаться. Более того, псковский следователь Следственного комитета, почитав произведения Канавщикова, неожиданно спросил  меня: готов ли я написать экспертизу, оценив статьи и стихи Канавщикова?

«Разве я являюсь экспертом?» - удивился я. - У нас в Псковской области, насколько мне известно, экспертов по экстремизму и терроризму просто нет. Помните историю про ролик с отрезанной головой, которую выложил псковский блогер? Казалось бы, всё ясно, но экспертизу делали в Петербурге...» В общем,  ко взглядам Канавщикова я относился хуже не придумаешь, но никакой экспертизы писать не собирался, в том числе и отрицательной. Достаточно было нескольких статей.  Каждый должен заниматься своим делом.

Андрей Канавщиков, конечно же, продолжил свою деятельность в том же духе. Он тоже занимался своим делом. Публиковал тексты «Майданутые», «Рэп по-сирийски», «Мистификация голодомора», «Не приди мы в Сирию, Сирия пришла бы к нам», «Возвращение Берии»...Да, с тех пор Канавщиков ещё много чего понаписал. И прозы, и стихов. Почитайте «Новый Год в Новороссии»:

От нытья немного толку.
Всё известно наперёд:
И в окопе ёлка - ёлка,
Новый год - он Новый год.

Никаких игрушек нету.
Ничего. Для куражу
Боевую нашу ленту
Сверху ёлке повяжу.

Нацеплю кольцо лимонки,
Из разгрузки оборот...
Крикну в небо из воронки:
«Здравствуй, что ли, Новый год!»...

Такие люди как Канавщиков, образно говоря, пулемётную ленту на что хотите повяжут. Они входят от этого в кураж. Они способны обелить и воспеть любую мерзость. Там, где они появляются, веет мертвечиной. Так что Канавщиков на сайте «Псковской губернии» возник не случайно. Когда-то в библиотеке он нам рассказывал, что его книги одобрены ФСБ. Можно предположить, что и нынешние его публикации в «Псковской губернии» не вызовут в ФСБ никакого отторжения.

А как могло быть иначе? Деградация «Псковской губернии» длилась несколько лет. Газета уничтожалась снаружи и изнутри. То, что не удалось провести с наскока и с помощью угроз, было растянуто во времени. Было предпринято «переформатирование». Бумажная версия стала выходить нерегулярно, а потом и вовсе прекратила существование. Но даже когда газета выходила на бумаге, новые номера выкладывать не торопились.

Издание теряло читателей, издание теряло авторов, издание теряло репутацию...  Подробности уничтожения когда-то уважаемого и популярного издания требуют более обстоятельной статьи. А пока что надо всего лишь зафиксировать: Канавщиков печатается в «Псковской губернии».

Стоит для закрепления повторить: автор «Русского шахида» («Я приехал в Чечню, Простой русский шахид, // Пряча в кармане плаща детонатор») Канавщиков теперь публикуется в «Псковской губернии».

Девять лет назад я спросил у Андрея Канавщикова, как он относится к своему лирическому герою - «русскому шахиду», решившему подорвать в школьном автобусе мусульманских детей и почувствовать запах «мусульманского мяса» («А вы сами русскому шахиду сочувствуете или осуждаете его?») Канавщикова такой вопрос смутить не мог. «Человек имеет право на такую реакцию», - ответил Андрей Канавщиков. Он вообще в тот раз выглядел воинственно. Мысленно возвращался во времена, когда в нашей стране чекисты могли уничтожить почти любого. Прочёл о чекистах стихотворение: «Побольше б нам красных опричников, // Начальников Мценской ЧК!» (именно после этого Александр Бологов не удержался и не без гордости произнёс: « Во главе Мценского ЧК был мой дед»).

Разумеется, Канавщиков не ограничивается далёким прошлым. Он и ему подобные стараются совместить прошлое и настоящее. Можно сказать, это его девиз: «Стать собой однажды сможем, / Захотим и будет так: // Жить не будущим, не прошлым! / Сталин! Берия! ГУЛАГ!»

Эти люди уже давно не скрывают своего истинного лица. Однако не всё, что они захотят, сбудется.

На фото: Андрей Канавщиков.

 

 

 

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий