Архив
2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 
2016 2017 2018 2019 2020 2021 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
41 42 43 44 45 46 47 48 49 50
51 52

информация
Пишите нам:
gorgazeta-pskov@yandex.ru

Танцы с Роспотребнадзором. Часть II

«Звенят, гудят джаз-банды,
И злые обезьяны
Мне скалят искалеченные рты». 
Александр Вертинский. Жёлтый ангел.

Война и мир(Окончание. Начало в № 539). В Пскове завершился ХХVII Пушкинский театральный фестиваль. Почти всё, что было показано на нём, - спектакли по инсценировкам. В их основе не драматургия, а проза. Рассказы, повести, романы... Современный театр вообще перенасыщен инсценировками. Это не пьесы, а сценарии. За основу может быть взято что угодно - газетные интервью, строки из песни рок-группы, посты из твиттера... В этом году нам напомнили о существовании романа «Война и мир», романа «Лавр», повести «Село Степанчиково и его обитатели», повести «Пиковая дама»...


В хорошей драматургии обязательно есть пружины, с помощью которых спектакль «заводится». Такие спектакли не очень зависят от уровня режиссуры и существуют сами по себе. Это «зашито» в ткань пьесы. И это, видимо, режиссёров не устраивает. Они хотят контролировать всё.

Но если пьесы нет, а есть проза, то приходится изощряться. Способов выйти из неудобного положения не слишком много.

ЛаврОбычно многое сводится к пересказу. Герои на сцене не живут, не действуют, а рассказывают друг о друге или о себе. Что сделал, куда пошёл, о чём подумал... Это артисты, изображающие книжных героев. Зрелище чаще скучное, хотя кому-то может показаться, что в этом есть загадочность.

ХХVII Пушкинский фестиваль не в большей степени театральный, чем литературный. Публике читали или пересказывали прозу.

Правда, режиссёры всё же не забывали, что это не книжная ярмарка, и поэтому театральные приёмы тоже использовали. Но это, как правило, всего лишь дополнительный способ показать публике: не забывайте про условность происходящего. Для этого требуются бесконечные вставки, отступления, рекламные паузы, резкие переходы... Зрителям всё время напоминали: не переживайте, не принимайте происходящее близко к сердцу. Не грустите и не смейтесь...

Ещё одна особенность ХХVII Пушкинского фестиваля: эстрадность. Дарк-кабаре «Пиковая дама», «Магадан/Кабаре», песни Вертинского, фольклорный ансамбль «Веретье»...

Спектакль-эскиз  Кирилла Вытоптова «Рассказ о семи повешенных» (посвящённый Льву Толстому рассказ Леонида Андреева) преподносится как кулинарное телешоу или шоу на ютуб-канале. Начало такое: выходит актриса (Наталья Петрова) и говорит, что будет показывать, как из простейших и казалось бы несовместимых продуктов можно приготовить удобоваримое блюдо. И начинает запихивать в кастрюлю всё что попало, включая явно несъедобное.Село Степанчиково

Это неплохой образ, иллюстрирующий главную тенденцию современного театра. Создатели спектаклей пытаются совместить несовместимое. Иногда выходит удачно, но чаще всего нет.

По этому принципу создавался нашумевший спектакль «Магадан/Кабаре» (Московский Театр «Около дома Станиславского», режиссёр Юрий Погребничко). Артисты поют как могут. Репертуар - в диапазоне от Михаила Круга до Бориса Гребенщикова. Плюс видеокадры... Немного православия, немного конфуцианства, немного буддизма... Правда, в «Магадане...» Юрий Погребничко всё-таки копает глубже, чем режиссёр Константин Солдатов в краснодарской «Пиковой даме». Временами аттракцион и клоунада отходят на второй план. Кадры с занесённой снегом по уши магаданской улицей Комсомольской - это уже практически признание в любви к Родине. Абсурд эту любовь не отменяет, а подкрепляет. Песня о Родине, спетая по-русски, по-итальянски, по-Магадан кабарефранцузски - ещё одно доказательство всемирной отзывчивости русской души. Там, в Магадане, на краю земли - в месте, куда людей отправляли на смерть, жизнь ощущается по-особому.

И всё же всё это и кое-что ещё преподносится слишком навязчиво. Безжалостный «русский шансон», невыносимые и неизменные два аккорда...

Одна из немолодых  зрительниц, выйдя после спектакля на улицу Пушкина, произнесла несколько раз: «Ужас-ужас-ужас... - А потом добавила: - Но остальное - ещё хуже».

Вслед за ней из театра вышла молодая пара. «Я не понимаю, что это было?! - активно размахивал руками парень. - Это что - потуги на оригинальность?» Нет, недаром «Магадан/Кабаре»» признали лучшим спектаклем России 2015-2016 театрального сезона.

Лунный ПьероСпектакль короткий, длится 1 час 15 минут без антракта, но всё равно кажется, что он затянут. В отличие от моноспектакля Николая Мартона «Русский Пьеро» (Александринский театр, режиссёр Антон Оконешников). С одной стороны, это тоже концерт. Развитие идёт от песни к песне. Но в то же время это и история страны (а не только одного Русского Пьеро» Александра Вертинского). Спектакль изящный. Вкус создателям не изменяет. А ведь можно было бы тоже совместить эпохи. Не заводить граммофон, а использовать диджейский пульт. Вставить что-нибудь из репертуара Мадонны, Chinawoman, Тома Уэйтса, Михаила Круга... А потом маститые театральные критики всё это убедительно бы обосновали.

Похоже, что у многих современных режиссёров есть невероятное недоверие к публике, да и к классическим авторам тоже. Разве поймёт сегодняшний зритель замысел Льва Толстого, - наверное, думает режиссёр, - если я в «Войну и мир» не вставлю что-нибудь эдакое. Например, усажу Старого Князя (Сергей Попков) на диван перед телевизором или заставлю его бегать на тренажёре. А Тихон (Галина Шукшанова) будет в  это время накачивать баскетбольный мяч. Князь Андрей (Евгений Терских) тоже без дела не останется,  и начнёт наматывать круги по сцене на детском велосипеде Actico и вместе с отцом играть в баскетбол (старая чеховская театральная истина о том, что если над сценой висит баскетбольное кольцо, то рано или поздно герои непременно будут бросать оранжевый мяч в корзину).

На обсуждении спектакля-эскиза режиссёр Александр Плотников сказал, что «Войну и мир» никогда не читал, и прочёл роман только недавно - благодаря карантину. Судя увиденному, это похоже на правду.Война и мир

Лучший момент спектакля-эскиза «Война и мир. Лысые горы» режиссёра Александра Плотникова - это когда Старый князь попадает в баскетбольное кольцо из-под щита семь раз из восьми. Сергей Попков хорошо подготовился. У Андрея Болконского вообще стопроцентный результат. Один бросок - одно попадание. Нет, не зря у Евгения Терских зрители автограф потом просили.

Но если этот спектакль в Пскове решат доработать и включить в репертуар, надо будет артистам потренироваться над трёхочковыми бросками. Без успешных  трёхочковых бросков даже на номинацию на «Золотую маску» рассчитывать не стоит.  

Псковский спектакль «Село Степанчиково и его обитатели», которым заканчивался фестиваль, тоже своего рода концерт, шоу или трэш-шоу, или милитари-мюзикл...  (у Вертинского в песенке - «дешёвый электрический рай», а здесь - дешёвый электрический ад). Мы видим знакомый почерк режиссёра Петра Шерешевского. В антракте один из зрителей на улице несколько раз произнёс одно и то же слово: «Шок». Но шок был, разве что, для тех, кто предыдущих постановок Шерешевского в Пскове не видел. Для остальных шоком могло бы стать что-то противоположное. Допустим, начинается спектакль, а на сцене нет Рассказ о семи повешенныхстоек с микрофонами и никто друг другу задницы не целует. Вот это был бы настоящий шок. Но, похоже, Пётр Шерешевский не достиг ещё этой степени просветления. Да и ни к чему это. Странно отказываться от того, что приносит гарантированный успех и гонорар.  

Итак, у большинства авторов представленных на псковской сцене постановок большое недоверие к авторам первоисточников. Это касается и основной программы фестиваля, и театральной лаборатории. Не мог режиссёр Александр Плотников справиться с «Войной и миром» Льва Толстого, не подключив к постановке телевизор, на экране которого идёт сериал «Гардемарины» и показывают хронику чеченской войны...

Вообще-то, это наводит на мысль о режиссёрской беспомощности. Автору спектакля непременно надо сместить акценты, изменить время и место действия... Обычно для этого используются лобовые приёмы. Двумя словами - это топорная работа. И не только потому, что мы видим топоры да плахи. Действие перенесено в некое пространство, напоминающие спортивную раздевалку  (сплошные шкафчики). Все ходят в эпатажной униформе и ведут себя соответственно. Как писал Достоевский в повести «Село Степанчиково...»: «Ну-с, сижу я в театре. В антракте встаю и сталкиваюсь...» Сталкиваюсь с людьми, спешно покидающими театр. И это уже не повесть и не инсценировка, а реальная жизнь.

Правда, обнадёживает, что труппа псковского театра сейчас выглядит интересней, чем несколько лет назад. С таким набором артистов (Линда Ахметзянова, Евгений Терских, Александр Овчаренко) можно достигать результата не прибегая к примитивным трюкам. Было бы кому эти постановки делать. В противном случае артисты разбегутся, потому что не всем доставляет Село Степанчиковоудовольствие участвовать в «авангардных» спектаклях. Впрочем, спектакли эти скорее «арьергардные», словно бы сочинённые в начале ХХI века, а то и раньше. Тогда такое считалось «новым словом». Сегодня же многое вызывает недоумение не каким-то там эпатажем, а своей вторичностью.

Мы наблюдали театр вчерашнего дня (правда, были исключения). Режиссёры-генералы и режиссёры-лейтенанты показали, что приготовились к «прошлой войне». Это была очередная попытка преодолеть театр. Пробить стену и вырваться куда-то за пределы сцены. Однако за стеной будут в лучшем случае реквизиторский цех и гримёрки, а в худшем - туалет.

Один из немногих спектаклей, к которому трудно предъявить претензии - «Слово о полку Игореве» Московского драматического театра на Малой Бронной (режиссёр Кирилл Вытоптов). В отличие от спектакля-эскиза того же Вытоптова «Рассказ о семи повешенных». Хотя нервный смех некоторых зрителей после просмотра «Слова...» тоже был обеспечен (видимо, они ожидали чего-то эпичного и урапатриотичного, в духе телеканала «Звезда»). Но это был как раз тот редкий на Слово о полку Игоревефестивале случай, когда постановка оказалась цельной. Во многом это связано как раз с тем, что в основе спектакля лежит не древнерусская поэма, а пьеса Саши Денисовой. Древние тексты вплетены в современную пьесу, а не наоборот. Спектакль об охранниках - наследниках наших предков, охранявших границы русских земель от половцев. Смешной спектакль с горьковатым привкусом - о  том, кто такие герои и с кем их можно спутать. Короче говоря, патриотическая комедия.

***

Потребуется ещё не один полноценный карантин, чтобы открыть глаза на русскую классику.

 

А. Семёнов. Брать не по чину. http://pskovcenter.ru/display.php?type=article&id=3813

А. Семёнов. Жизнь за театр. Часть II. http://pskovcenter.ru/display.php?type=article&id=2588

А. Семёнов. Танцы с  Роспотребнадзором. Часть I Ihttp://www.pskovcenter.ru/display.php?type=article&id=4504

 

В статье использованы фото из спектаклей и спектаклей-эскизов «Магадан/Кабаре», «Село Степанчиково и его обитатели», «Лавр», «Слово о полку Игореве», «Война и мир. Лысые горы», "Рассказ о семи повешенных", «Вертинский. Русский Пьеро». Автор фото: Вадим Боченков.

 

 

 

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий