Архив
2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 
2016 2017 2018 2019 2020 2021 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
41 42 43 44 45 46 47 48 49 50
51 52

информация
Пишите нам:
gorgazeta-pskov@yandex.ru

Игра на вылет. II

Старостин(Продолжение. Начало в № 583). В журналистике я начинал как автор спортивных репортажей. Первый проверочный текст летом 2004 года был посвящён проходившему в Португалии чемпионату Европы по футболу. Статья не подразумевала публикации. Просто я продемонстрировал главному редактору, на что способен. А первые публикации в «Городской газете» были о спортивно-музыкальном фестивале «Псковский циклон», проходившем несколько дней на берегу Псковского озера. Репортажей первое время было много. Бокс, художественная гимнастика, кикбоксинг, дзюдо, лёгкая атлетика, баскетбол, плавание, гребля, шахматы, лыжи, биатлон, триатлон... Но чем больше проходило времени, тем скучнее становилось.  К тому же, несколько спортсменов, включая олимпийских чемпионов, с которыми я общался, попались на допинге. В общем, спортивным репортажам я предпочёл культурные события. Но к спорту всё же по разным поводам возвращался - особенно к футболу. Ну и к шахматам, конечно. Шахматами, футболом и лёгкой атлетикой я увлекался с детства. В итоге набралось некоторое количество текстов, объединённых одним названием: «Игра на вылет». В прошлом номере рассказывалось о приезде в Псков Бориса Спасского. В этом номере - о футболе, а точнее, о его непредсказуемости.

Автор.

3.

СВОБОДНЫЙ УДАР
(«Городская среда», 2015 г.)

Написание этого текста - неплохой повод пересмотреть старые матчи с участием футбольного «Спартака», пробившегося в полуфинал Кубка европейских чемпионов. «Спартак» в 1991 году, проигрывая по ходу матча мадридскому «Реалу» на его поле после года Буатрагеньо, отыгрался и вышел вперёд. Как сейчас помню эти мячи Радченко и Шмарова./.../

4.

НЕПРЕДСКАЗУЕМОСТЬ ФУТБОЛА. Первая часть.
(«Псковская губерния», 2015 г.)

Николай Петрович Старостин: «Пожелаем Аленичеву спортивных удач»

Эту публикацию мы планировали ровно два года. После выхода статьи «Развязанные языки», где упоминались обвинения Лаврентия Берии в адрес знаменитых футболистов братьев Старостиных,* в читальном зале псковской городской библиотеки на Конной ко мне подошёл Владимир Пулузов (в прошлом - футбольный тренер) и сказал, что у него в архиве есть неопубликованное видеоинтервью с основателем московского «Спартака» Николаем Петровичем Старостиным, сделанное за несколько часов до игры «Спартака» с мадридским «Реалом» в 1991 году на тренировочной базе в Тарасовке.

Позднее мы много раз обсуждали с Владимиром Пулузовым будущую публикацию. Часть информации о несостоявшемся приезде в Псков Николая Петровича Старостина я использовал в прошлом году в тексте о Фёдоре Черенкове, а в начале мая 2015 года мы решили, что затягивать больше нельзя, и пора делать полноценную статью.

«Я знаю, откуда происходит мой отец, мои деды и прадеды»

Владимир Пулузов продемонстрировал мне своё неопубликованное интервью с Николаем Петровичем Старостиным,**  а заодно показал ещё одно интервью - с Дмитрием Аленичевым, сделанное в 1994 году. Это был первый сезон Аленичева в «Спартаке». Он только что стал чемпионом России, и в одной точке сошлись сразу несколько линий, связанных с Псковской областью и московским «Спартаком».

Во-первых, род Старостиных происходит из Порховского уезда Псковской губернии. Во-вторых, Дмитрий Аленичев родом из Псковской области, играл за великолукский «Экспресс» и псковский «Машиностроитель». В-третьих, судя по всему, именно Николай Петрович Старостин сыграл важную роль в переходе Аленичева в «Спартак». Он искал быстрого техничного игрока, и нашёл его. В-четвёртых, спустя двадцать лет, 10 июня 2015 года, Дмитрий Аленичев вернулся в «Спартак» уже в качестве главного тренера.

Но прежде о том, каким образом было записано интервью с начальником московского «Спартака».

Такое могло произойти только в то время - в 1991 году, в последний год существования СССР. Московский «Спартак» тогда успешно играл на международной арене. В Кубке чемпионов (аналоге нынешней Лиги чемпионов) в четвертьфинале нашему клубу предстояло сыграть с «Реалом» (Мадрид). Информацию о зарубежных соперниках в то время собрать было сложно. В московском «Спартаке» была уже соответствующая телевизионная антенна, но испанский чемпионат она не ловила - слишком далеко. А в Пскове, благодаря близости к границе, трансляции смотреть и записывать было можно (подходящая телевизионная тарелка висела на Доме культуры профсоюзов).

Владимир Пулузов предложил спартаковцам помощь, отправив в «Спартак» необходимые видеоматериалы. После этого Владимира Пулузова пригласили на матч «Спартак»: «Реал» в Лужники. За несколько часов до игры Владимир Пулузов задал начальнику «Спартака» Николаю Петровичу Старостину несколько вопросов, и первый из них был: «Николай Петрович, что связывает вас с псковской землёй?»

«С Псковской областью меня связывают воспоминания о моём отце, - ответил Николай Старостин. - Он - уроженец Псковской губернии, Порховского уезда, Заполянской волости, деревни Острова. Это я запомнил. В моём паспорте уж этого нет, там написано: «родился в Москве», но я знаю, откуда происходит мой отец, мои деды и прадеды. В свои молодые годы я вращался в кругу своих родственников. Все они были псковичи. Егеря-псковичи... Что такое «егерь-пскович»? Это уцелело у меня с юношеских лет. Мне казалось, что я буду обязательно егерем, и обязательно егерем-псковичом. Егерь с припиской «пскович»...

Это будет не последняя встреча Владимира Пулузова и Николая Старостина. И каждый раз основатель «Спартака» начинал разговор с того, что подчёркивал свои псковские корни и переходил к разговору об охоте. Не о футболе, а именно об охоте.

У младшего брата Николая Петровича Старостина Андрея Старостина в книге «Встречи на футбольной орбите» в первой главе сказано: «...и летом, и зимой егеря придерживались одного правила: «сколько походишь - столько найдёшь». И по болотным кочкам и по заснеженному лесу исхаживали они неисчислимое количество вёрст. «Вынослив, как егерь-пскович», - говорили в охотничьем мире Москвы».

«Это была своеобразная егерская профессия, - пояснил Николай Петрович. - Особая форма охоты на волка или лисицу в кругу с помощью флажков. Круг опоясан флажками. Зверь боится идти, считает, что это что-то близкое к огню. Это зимняя охота... Мой отец, мои дяди и двоюродные дяди этим занимались... А летом - натаскивание собак на болотную дичь. Вот что меня связывает с Псковской губернией. Связывает меня ещё и то, что все мои родные, начиная с отца, все были крепкого физического здоровья. Не пили, не курили. Все были старообрядцами. В моём доме высшим ругательством считалась фраза: «нечистая сила». Никогда  никакой матерщины в этом кругу не употреблялось. Большинство из них были рыжеватые, некоторые носили бороды... Вот такова моя принадлежность к Псковской губернии. Но сейчас как у человека старого у меня иногда просыпается такое желание - съездить и посмотреть: а что Псковская губерния сейчас представляет? Что осталось от этой деревни Острова? Обычно желания людей моего возраста, - а мне неделю назад исполнилось 89 лет, - остаются только фантазиями. После того как я заразился глубинными футбольными настроениями и всю жизнь, начиная лет с 16, заделался игроком, - я до сего времени продолжаю крутиться в этом футбольном движении. Оно всё больше разрастается, всё больше усложняется. Поэтому я всё время откладываю... Как выйду на пенсию, то в Псковскую область всё же съезжу».

В этом был весь Николай Петрович Старостин. Человек в 89 лет говорит «Как выйду на пенсию, так...». И самое интересное, что это не был «свадебный генерал». Успехи московского «Спартака» в те годы во многом были связаны с основателем «Спартака», который, несмотря на свой почтенный возраст, сумел как начальник команды перестроиться быстрее всех, имея в виду новую рыночную экономику.

«Заработки у обычного труженика вызывают некоторое удивление»

«Вы не были в Псковской области никогда?» - уточнил Владимир Пулузов. - «Никогда не был», - ответил основатель «Спартака».

Вот тогда-то Владимир Пулузов и предложил организовать в ближайшее время встречу псковского «Машиностроителя» и московского «Спартака» в Пскове.

Николай Петрович ответил: «Если такая возможность появится, и команда поедет в Псков, то, конечно, я обязательно с ней туда приеду. Там есть некоторые родственники, которые тоже носят фамилию «Старостины». Они пишут иногда мне. Я стараюсь им ответить. Но, в основном, пишут на темы спортивные, а не охотничьи». «Чем отличается ваше поколение футболистов от нынешнего? Есть ли какая-то разница?» - «Разница, конечно, есть. Разница, прежде всего, экономическая. Сейчас футболисты относятся к разряду спортсменов большого спорта и достаточно хорошо обеспечены. Заработки их у обычного труженика  вызывают некоторое удивление. Тем более что они связаны с валютными заработками. Когда я начинал свою футбольную карьеру (а первую игру я сыграл в 1918 году, когда мне было 16 лет) нам клуб давал на год одну футболку, и мы её берегли как зеницу ока. Всё остальное мы должны были добывать сами. Копили деньги на бутсы. Трусы, которые нам шила мать, мы считали высоким приобретением и достижением. Так мы в то время жили, и такое существование  футболистов продолжалось довольно долго. А теперешний футболист мало того что получает в год несколько тренировочных костюмов, несколько пар бутс... Он одет с головы до ног клубом - во всём иностранном».

Здесь Николай Петрович Старостин упомянул фамилию Николая Рыжкова, который тогда, весной 1991 года, руководил советским правительством: «Премьер-министр Рыжков недавно говорил, что его заработок составляет 1000-1200 рублей. В настоящее время заработки футболистов втрое превышают заработок председателя Совета министров. Так повернулись дела. И это не говоря о том, что за свои заграничные выступления футболист ещё получает валюту. Наконец он, как правило, в клубе ещё снабжается квартирой. И каждый ещё считает, что он не до конца футболист, если у него нет личной легковой машины. Вот такая чрезвычайная разница. Мы выросли на энтузиазме, а у них очень часто вопрос «сколько?» определяет ту степень энтузиазма, который он в эту игру вложит. Такая разительная разница».

Впрочем, заработки советских футболистов, даже самых именитых, в те времена, если сравнивать с нынешними, были небольшими. Во всяком случае, футболисты мадридского «Реала» получали в десятки, если не в сотни раз больше. Но играли спартаковцы с мадридцами на равных. 

«Главное - это загадочность футбола, его непредсказуемость»

«Какой бы счёт лично вас бы устроил?» - спросил Владимир Пулузов.

Свой ответ Николай Петрович Старостин начал издалека: «Задаёшь себе вопрос: «Чем всё же объяснить особую тягу к футболу?» Футбол постепенно захватывает новые и новые сотни миллионов интересующихся им. Даже такие страны, которые раньше от спорта были далеки, сейчас все уже заиграли в футбол... Нам приходилось подолгу выступать в Китае, и мы видели там этот интерес... Почему? Я думаю, что главное - это загадочность футбола, его непредсказуемость. На этом всё основано. Когда вы мне задаёте вопрос «что я жду от сегодняшнего матча?», то я, прошедший в этом деле огонь, воду и медные трубы, просто вам ответить не могу. И никто не может ответить. Поэтому народ и приходит, чтобы узнать: а что же будет? Можно, конечно, логически что-то рассчитать. Взять какие-то основы, взять хороших игроков и их результаты, разобраться - какая линия у противника наиболее сильна, и сделать научное представление о том, как матч логически должен складываться. Но дело всё в том, что из 10 вариантов 9 провалятся, а 10-й никто из нас найти не сумеет. Поэтому, мне кажется, довольно мудро Спасский, когда он играл на первенство мира в шахматы, на вопрос «как вы себя перед игрой чувствуете и что вы намерены делать?», ответил: «Вот 21-й ход сделаю, тогда скажу».  И я на ваш вопрос хочу ответить так: «Вот первый тайм кончится, тогда на второй тайм что-то можно будет предугадывать. А пока угадать сложно...»

«Спартак» в том розыгрыше в 1/8 финала по результатам двух встреч (по пенальти) победил «Наполи» с Диего Марадоной в основном составе. А в четвертьфинале первый тайм московской встречи с «Реалом» закончился вничью 0:0.

За несколько часов до матча Николай Петрович, по просьбе Владимира Пулузова, оценил шансы команд: «На стороне мадридского «Реала» опыт. Это, безусловно, самый именитый футбольный клуб в мире. До недавнего времени - самый богатый клуб в мире. Сейчас он таким запасом капиталов не обладает, но зато обладает набором первоклассных игроков... Вместе с тем, он является таким раздражителем, что мы ждём сегодня от игроков «Спартака» особого желания не уступить «Реалу». Погодные условия, трибуны - за «Спартак». Всё это позволяет надеяться, что «Спартак» сохранит шанс с надеждой ехать на ответный матч в Мадрид. Для этого мы не должны сегодня проиграть больше одного мяча. Ничья 0:0 нас может устраивать. Надежд прибавиться, если мы выиграем. На этот выигрыш и надеемся. И надеемся ещё на спортивное счастье. Это тоже играет значение. Был у нас такой знаменитый игрок Сергей Сальников. Его отец и мать на этом стадионе в Тарасовке работали. Он всегда говорил, что чтобы побеждать кроме желания, силы и техники нужен фарт, то есть удача».

Когда я готовил этот материал, то пересмотрел те исторические матчи 1991 года. У «Спартака» тогда были и удача, и класс. Матч в Лужниках завершился нулевой ничьёй, а в Мадриде «Спартак» победил со счётом 3:1. Сегодня представить отечественную команду, тем более состоящую исключительно из отечественных футболистов, в полуфинале Лиги чемпионов невозможно. А «Спартак» в 1991 году дошёл до полуфинала, уступив марсельскому «Олимпику» в двух встречах в равной борьбе (1:3  и 1:2)

***
Следующий разговор с Николаем Петровичем Старостиным у Владимира Пулузова состоялся в 1994 году. Начальник «Спартака», несмотря на свои 92 года, по-прежнему был подтянут и бодр. «Спартак» за четыре тура до конца чемпионата России обеспечил себе чемпионство. В основном составе тогда первый год играл Дмитрий Аленичев. Николай Петрович Старостин перед игрой с сочинской «Жемчужиной» отметил: «Аленичев в большинстве игр сыграл за основной состав «Спартака», и что этот основной состав за четыре тура до конца уже чемпион - говорит о том, что Аленичев имеет качества игрока высшей лиги и что его скорость, техника соответствуют тому, чтобы играть в команде-чемпионе. Будем желать ему спортивных удач».

*Николай Старостин первоначально обвинялся по шести статьям: 58-1 п. "б" (покушение на измену родине), 58-10 ч.2 (антисоветская агитация и пропаганда), 58-11 (антисоветская организация), 117 ч. 2 (получение взятки), 118 (дача взятки и посредничество во взяточничестве) Уголовного кодекса РСФСР и статье 3 закона от 7 августа 1932 года (хищения). Однако суд исключил из обвинения статьи 58-1 п. "б" и 118. В результате - 10 лет лишения свободы и поражение в правах на 5 лет с конфискацией всего лично принадлежащего имущества. Через два года пребывания в заключении обвинения с Николая Старостина были сняты, и он вышел на свободу.

**  Николай Петрович Старостин (13 (26) февраля 1902, Российская империя - 17 февраля 1996, Москва, Россия) - советский футболист и хоккеист, основатель футбольного клуба «Спартак», начальник команды «Спартак» (1936, 1955-1964, 1967-1975, 1977-1995).

5.

НА ВИДУ
(«Городская среда», 2015 г.)

История братьев Старостиных - это не только история СССР. Двое из них - Николай Петрович и Пётр Петрович - прожили дольше, чем продержался Советский Союз, а родились значительно раньше, чем он был создан. Но изучать историю нашей страны, знакомясь с биографией братьев-спартаковцев, - занятие значительно более плодотворное, чем знакомство со многими «историческими» монографиями.

Во-первых, чётко вырисовываются контуры предреволюционной России, в которой смешалось всё, в том числе и экзотическая игра в футбол, и традиционная охота.

Во-вторых, мы видим, за счёт чего можно было жить и выжить в эпоху репрессий.

Старостины не были ни антисоветчиками, ни советскими людьми. Это было более-менее характерно для многих граждан раннего СССР. Люди просто приноравливались к новым порядкам, которые не отменяли прежних привычек. Народ по-прежнему тянулся к развлечениям. Свободное время проводили не только на партсобраниях, но и на охоте. Постепенно нарастал интерес к футболу. Однако развитие спорта (как, впрочем, и науки, и культуры) сдерживалось ограниченными контактами с заграницей. «Спартак» Старостиных всё-таки знаменитых басков тогда победил, но всякие контакты с иностранцами, даже такие невинные, были к тому времени уже чем-то предосудительным. Кстати, название «Спартак» Николай Старостин позаимствовал в Германии, побывав в двадцатые годы в Веймарской республике, где запомнил звучное название немецкого спортивного клуба.

Старостины, казалось бы, неплохо приспособились к советской действительности. Старший брат Николай был не просто капитаном сборной СССР по футболу. Он был общественным деятелем с большими связями среди советского руководства, включая руководителей всесоюзного комсомола Косарева. Братья Старостины проявили себя и как хозяйственники. «Спартак» в 30-е годы набирал силу, в том числе, и за счёт хорошего финансирования от промкооперации.

Есть универсальное объяснение - кого, прежде, подвергали репрессиям: заметных людей.

Да, существовала репрессивная машина, но ей тоже управляли люди, и именно от них зависело, на кого эта машина наедет. В каком-то смысле, закономерно, что репрессивная машина наехала на Старостиных. Они вели себя вызывающе. Это не была, конечно, антисоветская деятельность. Это была параллельная деятельность. Параллельная жизнь.

Братья понимали, что поменять порядки они не могут. И тогда они устроили свой собственный порядок - в рамках «сталинской» конституции. Предполагалось, что всесоюзная слава их защитит. Но, как было сказано, у славы имеется и обратная сторона. Из кабинетов Лубянки их невозможно было не заметить.

И всё же всесоюзная слава братьев, в конце концов, спасла. За осуждённых на десять лет лагерей заступился сын Иосифа Сталина Василий. Но и до того тот же Николай Старостин сумел построить в лагере свой отдельный мир. Среди руководителей лагерей тоже были футбольные болельщики.

Вообще-то, это особая большая тема: жизнь советских футболистов в лагерях, и не только в сталинских. Достаточно вспомнить Стрельцова. Футболисты даже в лагерях создавали условия для игры в футбол. Раз невозможно было попасть в тюремные ворота, чтобы выйти, - они попадали в футбольные ворота.

Примерно то же самое делали Старостины и до того, как их осудили.

Умение выживать в невозможных условиях у братьев Старостиных было развито очень хорошо. Невозможное становилось возможным.


Старостины, спортсмены и общественные деятели (футбол), братья. Александр Петрович (1903-81), заслуженный мастер спорта (1936). Андрей Петрович (1906-87), заслуженный мастер спорта (1940). Николай Петрович (1902-96), заслуженный мастер спорта (1934), Герой Социалистического Труда (1990); с 1955 начальник футбольной команды «Спартак» (Москва), с 1991 почётный председатель спортивного общества «Спартак». Пётр Петрович (1909-93).

6.

НЕПРЕДСКАЗУЕМОСТЬ ФУТБОЛА. Часть вторая
(«Псковская губерния», 2015 г.)

Николай Петрович Старостин: «Егерь вышел в воскресенье утром, и вдруг видит, что волки флажки прорвали и ушли»

В прошлом номере мы рассказали о псковских корнях семьи Старостиных и о связи футбола с необычной профессией «егерь-пскович». С недавних пор, когда уроженца Псковской области Дмитрия Аленичева  назначили главным тренером именитого московского клуба, связи «Спартака» и Пскова стали ещё теснее. Основатель московского «Спартака» Николай Петрович Старостин впервые увидел Дмитрия Аленичева в 1991 году (в сезоне 1990-91 года «Спартак» пробился в полуфинал Кубка европейских чемпионов, обыграв «Наполи» с Диего Марадоной и мадридский «Реал» с Уго Санчесом и Эмилио Бутрагеньо). А Дмитрий Аленичев тогда играл за псковский «Машиностроитель», выступавший во второй лиге чемпионата СССР.

«У него внутренняя сила»

О подробностях первого появления Дмитрия Аленичева в Москве перед глазами именитых тренеров и футболистов рассказал «Псковской губернии» Владимир Косогов, в 1991 году возглавлявший псковский «Машиностроитель»: «В 1991 году в апреле месяце мы играли на втором поле стадиона «Динамо» и обыграли дубль ЦСКА. Главным тренером ЦСКА тогда был Павел Садырин. И Старостин тоже приехал. Они посмотрели на Диму, и Старостин говорит: «Да, это талант...» Он сразу это определил и сказал: «Мы в «Спартак» его берём». Это при мне был разговор. А Садырин говорит: «А я его осенью заберу». Здесь же был Валера Филатов (он был президент клуба и тренировал «Локомотив», когда Сёмин уехал в Новую Зеландию). Филатов говорит: «Вы его забираете осенью, а я его забираю сейчас и поставлю в состав»... И уже потом через Олега Романцева Аленичева взяли в «Спартак»...

Я спросил у Владимира Косогова: «А когда Аленичева в первый раз увидели вы?» - «Я его знал лет с десяти-двенадцати. Я тогда тренировал детей 1972 года рождения и сразу обратил внимание на него... Когда у нас здесь в 1990 году появилась команда мастеров, я сразу поехал в Великие Луки. Тогда он совсем пацан был, ему ещё 18 лет не было. Привёз его в Псков, а мне говорят: «Куда ты с этим щенком?» Я им говорю: «Ребята, вы посмотрите, что он ещё в сборной будет играть...» «Что такого было в нём, чего не было в других? Не физическая же сила...» - «Во-первых, человеческие качества... Он всегда анализировал игру. Я думаю, что как тренер он должен состояться. Он талантлив в этом плане - в понимании игры... Сначала я его выпускал минут на 15-20. Мы с ним «расписали»: пока выходи на замену, а второй круг будешь играть в основе. В 1991 году он уже был у нас основной игрок. Ему привили с детства, что за каждую передачу надо отвечать... В те времена тренеры искали тех, кто выигрывал единоборства. Но он и в единоборствах был хорош. Его в отборе трудно было обыграть... Он проявил характер, он такой «бойчуга» - ничего не скажешь. У него внутренняя сила».


Владимир Пулузов, общавшийся с Николаем Петровичем Старостиным на спартаковской базе в Тарасовке в 1991 и в 1994 годах, считает, что начальник команды «Спартак» искал замену Фёдору Черенкову

В 1994 году, перед игрой «Спартак» (Москва) - «Жемчужина» (Сочи) (сочинский клуб тогда тренировал Арсен Найдёнов, возглавлявший псковский «Машиностроитель» в начале 70-х годов) Николай Петрович Старостин в видеоинтервью Владимиру Пулузову сказал: «То, что Аленичев в большинстве игр сыграл за основной состав «Спартака», и что этот основной состав за четыре тура до конца первенства уже чемпион, говорит о том, что Аленичев имеет качества игрока высшей лиги, что его скорость, техника соответствуют тому, чтобы играть в команде-чемпионе».

В то время не все так считали. Первый сезон в «Спартаке» складывался непросто. Владимиру Пулузову даже советовали с Аленичевым интервью не делать, потому что «всё равно его уже выставили на трансфер». Но Дмитрий Аленичев выдержал конкуренцию в «Спартаке», четырежды став чемпионом страны, а потом уехал римскую «Рому». А когда он играл за «Порту» Жозе Моуринью, то стал обладателем двух самых престижных европейских футбольных кубков, забив в обоих финалах по мячу. Ни до, ни после ни один российский футболист таких результатов не добивался. И это притом, что многие футбольные специалисты называли мне множество футболистов, в том числе и псковских, которые потенциально были талантливее Аленичева. Но у них не было таких «бойцовских качеств», они слишком часто расслаблялись, довольствовались малым...

Основатель «Спартака» Николай Старостин сказал в 1994 году: «Как будет складываться его судьба, во многом будет зависеть от самого Аленичева...» И тогда же Старостин добавил: «Дальнейшее продвижение в известность» связано с тем, что важно «показать себя не только в России, но и в пределах Европы».

В пределах Европы Аленичев показал себя в полной мере.

«О профашистских настроениях и вражеской работе  спортсменов»

Одно из своих первых телевизионных интервью Дмитрий Аленичев дал в 1994 Владимиру Пулузову. Он спросил новоявленного спартаковца о его первой игре в детской команде. «Я начинал в Великих Ллуках, в команде «Экспресс», - ответил Дмитрий Аленичев. - Тренер тогда был - Алексеев Леонид Иванович... Первую игру вспомнить не могу, потому что игры были постоянно, каждый выходной. Пришли на первую тренировку с братом. Понравился футбол. Начали регулярно заниматься. Дальше уже пошло-поехало». - «Почему ты перешёл из «Локомотива» в «Спартак»? - «Я думаю, что дважды приглашений в «Спартак» не бывает. Поступило приглашение, и я на него сразу откликнулся. Я думаю, что «Спартак» это та команда, в которой можно вырасти в хорошего футболиста. Когда Олег Иванович пригласил, я не задумывался». - «Какие твои недостатки в футболе?» - «Плохо играю в обороне. Некоторые считают, что плохо играю в воздухе, но я так не считаю... Нескромно будет сказать, что у меня неплохой удар. К сожалению, я им не пользуюсь (смеётся)».

Футболист Аленичев тогда был ещё «зелёный». Для интервью, кстати, он надел зелёный пиджак, о своём любимом напитке сказал: «Пиво», о хобби: «На дискотеки хожу»...

Но если бы всё ограничивалось только пивом и дискотеками, то тогда бы о нём уже давно забыли, как о многих его товарищах по «Экспрессу», «Машиностроителю», «Локомотиву», «Спартаку»... И сейчас бы об Аленичеве не надо было писать статью.

Если бы Аленичев не пришёл в «Спартак», его судьба могла сложиться совсем иначе. При Старостине в «Спартаке» были особенные отношения.

«Это интеллигентнейшие люди», - как сказал Владимир Косогов, наблюдавший за Никитой Симоняном  и Николаем Старостиным со стороны.

Слово «интеллигентный» возникает в разговорах о «Спартаке» прошлых лет постоянно. Владимир Пулузов вспомнил очень характерный эпизод. В день важнейшей московской игры с мадридским «Реалом» в 11 утра начальник команды Старостин отправил спартаковского оператора Александра Святкина ни куда-нибудь, а в книготорг - за книгами для футболистов.

В некоторых изданиях, рассказывающих о братьях Старостиных, любят цитировать так называемый дневник Берии. В нём говорится: «Дошли руки арестовать Старостиных...Строили из себя интеллигентиков... Шлёпнуть бы, но зачем... Интеллигенты без дерьма не могут...»

Берия, конечно, мог так думать. Скорее всего, он именно так и считал, но «дневник Берии» - плод фантазии.

Впрочем, существуют и реальные документы, рассказывающие о том, что происходило с братьями Старостиными и другими спартаковцами в 30-40 годы. Один из них начинается зловеще:

«Сов. Секретно  № 444/б. ЦК ВКП (б) тов. Сталину. НКВД СССР располагает материалами, свидетельствовавшими о профашистских настроениях и вражеской работе  спортсменов Старостина Николая Петровича. Члена ВКП (б), председателя московского городского общества «Спартак», Старостина Андрея Петровича, директора фабрики «Спорт и туризм» и Старостина Петра Петровича, члена ВКП(б), директора Производственного комбината общ-ва «Спартак»...

А заканчивается он так:

«НКВД считает необходимым арестовать Старостина Н.П.  и Старостина А.П. Прошу ваших указаний. Народный комиссар внутренних дел Союза ССР, Генеральный комиссар государственной безопасности Берия».

Сталин резолюцию подписал. В марте 1942 года Старостиных арестовали, в том числе и не упомянутого в конце письма Петра. Причём к Николаю Старостину в квартиру ночью приникли тихо - знали, что у него есть именной пистолет и опасались сопротивления.
Якобы все трое были членами шпионской организации, созданной в 1937-38 годах сотрудником немецкого посольства в Москве фон Хервардом.

Никаких доказательств, разумеется, не было, но зато имелось настойчивое желание следователей получить признательные показания, в которых любой футбольный автограф иностранного футболиста мог быть «пришит к делу» в качестве доказательства о контактах с зарубежными спецслужбами. А когда началась война, братья Старостины якобы распространяли пораженческие настроения и готовились остаться в Москве после её взятия фашистами, «рассчитывая занять руководящее положение в «русском спорте».

«На допрос конвой водил под руки...»

Обвиняли братьев по нескольким статьям. Обвинительные заключения скорее напоминают графоманскую беллетристику: «Хищническая деятельность этой группы приняла широкий размах...»

В письме Сталину не упоминается  четвёртый брат - Александр Старостин. Он окончил Высшие артиллерийские курсы и находился на фронте. Его арестовали прямо там, на фронте, - 29 октября 1942 года.

В уголовном деле встречаются пересказы разговоров, которые якобы вели братья:

«Андрей Старостин: «Немцы займут Москву, Ленинград. Занятие этих центров - это конец большевизму, ликвидация советской власти и создание нового порядка...»

По похожим доносам и «признаниям» с аналогичными «доказательствами» к тому времени в СССР было арестованы сотни тысяч людей.

Следователи обвиняли братьев Старостиных во множестве совершенно разных преступлений - от «хищения вагона с мануфактурой» до «пропаганды буржуазного спорта», не без основания рассчитывая на то, что Старостиных (а заодно и двух мужей сестёр Старостиных и нескольких других спартаковцев) осудят если не за измену Родине, то хотя бы за хищение мануфактуры.

Младшего из братьев Старостиных Петра, в отличие от старших братьев, следователи начали «обрабатывать» более активно. Предполагалось, что он - «слабое звено» и  сдаст старших.

В воспоминаниях Петра Старостина сказано:

«Допрос стал сопровождаться периодическим избиением при помощи появляющихся для этой цели  двух здоровых парней. Иногда к ним присоединялся Еломанов /комиссар госбезопасности/... Через несколько дней я с трудом передвигался, стремительно худел и слабел. Спать приспособился сидя с открытыми глазами. Вернее это был не сон. А потеря ощущения действительности, прострация. На допрос конвой водил под руки...»

Аресты коснулись не только братьев Старостиных, но и других спартаковцев. Семёна Кривоносова, одноклубника Старостиных, расстреляли за то, что тот признался, что готовил покушение на Сталина на стадионе «Локомотив», притом, что Сталин никогда не ходил на стадионы, тем более на «Локомотив».

Пётр Старостин в конце восьмидесятых годов написал в воспоминаниях о своей голодовке в тюрьме, об «экзекуции кормления», о дистрофии, о потере слуха... Через год после ареста на очную ставку к нему привели старшего брата Николая: «С испугом всматриваюсь в его лицо, оно какое-то серое, отекшее, с крупными фиолетовыми кругами под глазами...»

Было понятно, что Берия от братьев Старостиных не отстанет, и прямо на очной ставке возникло решение признаться в каких-то не самых страшных «преступлениях» - например, в том, что братья Старостины критиковали действия правительства и партии «по финскому вопросу» (слишком мало взяли у Финляндии территории). Признали они и вину в «клевете на низкую организацию оборонных работ под Москвой...»

Следователям хотелось что-нибудь посущественнее. Они ждали, что братья Старостины хотя бы признаются в том, что готовили террористический акт во время парада на Красной площади в 1937 году.

Если сейчас набрать в поисковике Яндекса «братья Старостины», то первым делом появятся публикации с названиями «Как братья Старостины ждали прихода Гитлера», «Как братья Старостины немцев ждали», «Невинные жертвы» (непременно в кавычках) и т.п. Авторы этих статей и книг на полном серьёзе приводят в качестве доказательства обвинения бериевских следователей - в измене Родине, в пораженческих настроениях, в воровстве...

Одним из аргументов не в пользу Старостиных якобы является то, что арестованные не могли потом убедительно объяснить - за что же их посадили на самом деле? За приятельские отношения с режиссёром Мейерхольдом? За тесные связи с главой  ЦК ВЛКСМ Косаревым? Но многие ли репрессированные могли объяснить - за что их арестовали?

Часто арестовывали просто по разнарядке. Впрочем, с братьями Старостиными всё было сложнее. Определённо, Лаврентий Берия испытывал к ним личную неприязнь. Некоторые авторы пишут, что Старостины в 20-е годы играли против Берии в футбол. Но никаких доказательств, кроме слухов, этому нет. Зато очевидно, что с момента создания «Спартака» началось серьёзное противостояние «Спартака» и «Динамо» - и московского, и тбилисского, к которым имел прямое отношение Берия. А прямое отношение к «Спартаку» имел расстрелянный в 1939 году Косарев. «Силовики» с набирающим политический вес Лаврентием Павловичем в то время были явно сильнее комсомольских и профсоюзных руководителей, покровительствовавших «Спартаку».

А братья Старостины с их относительной независимостью некоторым казались не совсем советскими людьми. И это отчасти было правдой. В Старостиных, несмотря на их членство в коммунистической партии, было что-то от старого мира. Недаром они были из семьи старообрядцев.

Старостины были слишком заметные и не очень управляемые. Вполне достаточно, чтобы оказаться в поле зрения НКВД.

«Волки флажки прорвали и ушли»

Несколько раз я слышал один и тот же скептический вопрос: какая связь между Псковом и «Спартаком»?

Связь между Порховским уездом Псковской губернии и московским «Спартаком» следующая: в Порховском уезде было много усадеб, в которых на рубеже ХIХ-ХХ веков летом отдыхало много влиятельных жителей из обеих столиц. Они занимались охотой, и по этой причине многочисленное семейство Старостиных, включая отца братьев Старостиных Пётра Ивановича, как «егери-псковичи» попали в поле их внимания. Вскоре Петра Ивановича как опытного охотника пригласили в Москву в качестве «егеря-псковича» - в Московское охотничье общество имени императора Александра II (общество назвали в честь императора потому, что он принимал участие в охоте на медведя, организованном  этим обществом ещё 10 декабря 1862 года). Позднее туда же, в Москву, переехали из Псковской губернии другие Старостины. Там, в Москве, в начале XX века родились все четыре брата - будущие знаменитые футболисты, прожившие бурную и длинную жизнь.

«У меня со стороны отца долгожителей не было, - вспоминал в неопубликованном интервью 1991 года Николай Старостин. - Все в егерской профессии - люди очень горячие, с такими нервотрёпками, с колоссальными физическими нагрузками. Вы не представляете... Волки обложены. Егерь их обложил в пятницу. Вечером он даёт телеграмму в Москву, в общество, где они работают - в Московское охотничье общество имени императора Александра II. Телеграмма эта приходит в «Метрополь», где был клуб общества. Телеграмма вывешивается, предположим: «Волки в Калуге обложены. Пётр Старостин». Приходят члены этого общества - это было, в основном, московское богатое купечество. Купечество высокого склада, потому что аристократия такой охотой не промышляла. У аристократов была своя охота: лошадь, борзые и так далее. А это охота для людей, которые приедут в санях, выйдут, встанут за ёлку, будут ждать волка... Охота, как правило, была в воскресенье. В субботу приезжают, но егерь вышел в воскресенье утром, и вдруг видит, что волки флажки прорвали и ушли. А почему прорвали? Потому что волчица один раз уже прорвала и флажка не боится. А так называемые господа едут. И егерь на лыжах бежит за этими волками. Нужна облава...»

Владимир Пулузов, бравший это интервью у Николая Старостина, предполагает, что охота сыграла свою роль не только в переезде Старостиных в Москву, но и в создании «Спартака». Комсомольские вожди начала 30-х годов любили охотиться в подмосковных лесах не меньше купцов и аристократов.

«Мне приятно вновь вернуться в родной дом»

Оглашение приговора военной коллегии закончилось в полночь 2 октября 1943 года. В приговоре говорилось:

«Предварительным и судебным следствием установлено, что подсудимые Старостины Николай, Андрей, Пётр и Александр, Денисов Анатолий, Ратнер Исаак, Сысоев Александр, Леута Станислав и Архангельский Евгений, будучи антисоветски настроены и связаны между собою многолетней дружбой, являлись участниками антисоветской группы, возглавляемой Старостиным Николаем».

Настало время писать новое письмо Сталину. Его написала Александра Степановна Старостина - мать четырёх братьев.

«Дорогой Иосиф Виссарионович, мои четыре сына, бывшие орденоносцы и заслуженные мастера спорта, футболисты и спортсмены, братья Старостины: Николай, Александр, Андрей и Петр были арестованы органами НКВД и приговором Военной Коллегии Верховного Суда СССР осуждены по ст.58-10 УК к 10-ти годам лишения свободы каждый. Я, старая мать, слезно прошу Вас оказать милость моим сыновьям и разрешить им сражаться на фронте против проклятых фашистов...»

Сталин братьям Старостиным сражаться против фашистов не разрешил.

Дело Старостина было пересмотрено после смерти Сталина, когда Николай Старостин написал на имя Никиты Хрущёва ходатайство с просьбой о пересмотре дела.

Военная коллегия установила, что следствие по делу «проводилось необъективно и показания ими были даны под воздействием лиц, проводивших следствие». Но окончательная реабилитация произошла не тогда, в 1954-55 годах, а 1992 году, после того как 28 октября 1992 года Герой Социалистического труда Николай Петрович Старостин написал в Военную коллегию заявление с просьбой выдать ему справку о реабилитации, и эту справку получил. Тогда из всех братьев Старостиных в живых оставались только старший брат Николай и младший Пётр. Николаю было девяносто лет.

Вся эта история происходила в течение ста с лишним лет. Псковский охотничий десант в Москву, игра в экзотическую игру «футбол», революционные потрясения, основание футбольного клуба, который позднее назовут «народным», всесоюзная слава и всесоюзное же забвение, лагеря, реабилитация, новые победы и награды... И так до наших дней.

Когда уставшие от поражений спартаковские болельщики время от времени вывешивают на трибунах баннер с огромным портретом Николая Петровича Старостина и надписью «Он всё видит», то кажется, что действительно - видит. Другой бы не увидел, а он - видит.

***
Дмитрий Аленичев когда-то сказал, что «два раза в «Спартак» не приглашают». В его случае это не так. В «Спартак» его пригласили уже в третий раз (второй раз он вернулся туда как игрок в 2004 году после побед с «Порту», а 18 июня 2015 года провёл первую тренировку с игроками как главный тренер).

Приехав на спартаковскую базу в Тарасовку, Аленичев сказал: «Мне и моему тренерскому штабу очень приятно вновь вернуться в родной дом. Здесь мы провели лучшие годы, и, конечно же, эмоции переполняют. В Тарасовке всё сильно поменялось - в лучшую сторону. Но самое главное - очень приятно, что некоторые люди, которые работали в «Спартаке», когда я ещё играл, до сих пор работают здесь. Когда их сегодня увидел, был тронут до глубины души».

Осталось создать команду, которая могла бы тронуть «до глубины души» тех болельщиков, которым кроме громких титулов нужна умная красивая игра, без которой московский «Спартак» видеть не хочется.

7.

ГЕРОИЧЕСКОЕ ОКОНЧАНИЕ
(«Городская газета», 2008 г.)

В Москве на стадионе в Черкизове состоялся прощальный матч Дмитрия Аленичева.

Спартак (Москва) - Реал (Мадрид) - 4:4 (4:0).


Голы у «Спартака»: Карпин, Мухамадиев, Мостовой, Ледяхов. Голы у «Реала»: Кортес, Остис, Амависка (2)

Спартак: Дасаев (Нигматулин), Рахимов (Ковтун), Никифоров (Ромащенко), Онопко (Ананко), Парфенов (Евсеев), Карпин (Хлестов), Мостовой (Тихонов), Черенков (Титов), Аленичев, Ледяхов (Писарев), Мухамадиев (Кечинов, Бесчастных).
Реал: Бланко, Рамис, Васкес, Кортес, Остис, Амависка, Анхель Перес, Руис, Бутрагеньо, Хесус Месас, Ториль.
Судья В.Иванов.

Москва. Стадион «Локомотив». 30 000 зрителей.


Этот матч должен был пройти давно. Его планировали провести либо 4 сентября, либо 9 октября прошлого года. Но конфликт, который в 2006 году привёл к завершению футбольной карьеры Дмитрия Аленичева, и здесь сыграл свою роль. Нынешние хозяева московского «Спартака» не были заинтересованы в этой игре. Аленичев для них - нарушитель корпоративной этики, бунтарь, скандалист... И всё же игра состоялась. Произошло это на стадионе «Локомотив». Именно в «Локомотив» в начале 90-х годов из псковского «Машиностроителя» перешел Дмитрий Аленичев. Потом в его карьере были «Спартак», итальянские «Рома» и «Перуджа» и, как вершина карьеры, - португальский «Порто». В двух европейских финалах он забил по одному мячу, выиграл Кубок УЕФА и Лигу Чемпионов, и стал самым титулованным российским футболистом. Но на сайте Аленичева по-прежнему написано ««Спартак» навсегда». И в прощальном матче он вышел на поле в спартаковской форме. На тренерской скамейке сидели Олег РоманцевГеоргий Ярцев и Анатолий Гладилин. В Москву не смогли прилететь Илья Цымбаларь и Дмитрий Филимонов. Но все остальные спартаковцы, которых Аленичев хотел видеть на этой игре, на поле вышли. 

В воскресный вечер на трибунах появились огромные баннеры «Спасибо за всё», «Герой нашего времени», «Вы - золотой «Спартак»» и портрет главного героя. Приветственную речь председателя Государственной думы Бориса Грызлова болельщики встретили не слишком доброжелательно. Зато к бывшему тренеру «Порто» и «Челси» Жозе Моуриньо - прислушались. «Я рад быть на этом матче. Дмитрий для меня был особенным футболистом. Ведь он единственный, кто забивал и в финале Кубка УЕФА, и в финале Лиги чемпионов», - заявил специально прилетевший на эту встречу г-н Моуриньо. Чуть раньше он сказал: «Для меня Аленичев уникален тем, что он профессионал, на которого всегда можно положиться. Вот почему мы побеждали бок о бок».

Первый тайм закончился со счётом «4:0» в пользу ветеранов «Спартака». Во втором тайме забивали только испанцы. Дмитрию Аленичеву в этот вечер забить так и не удалось (его выход один на один остановил вратарь «Реала» Бланко). Зато Аленичев увидел в московском небе фейерверк в свою честь. С поля он ушёл в самом конце игры, передав капитанскую повязку совсем юному футболисту по фамилии Обидов.

Продолжение следует

 

 

 

 

 

 

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий