Архив
2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 
2016 2017 2018 2019 2020 2021 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
41 42 43 44 45 46 47 48 49 50
51 52

информация
Пишите нам:
gorgazeta-pskov@yandex.ru

Игра на вылет. III

Черенков(Продолжение. Начало в № 583-584). В журналистике я начинал как автор спортивных репортажей. Первый проверочный текст летом 2004 года был посвящён проходившему в Португалии чемпионату Европы по футболу. Статья не подразумевала публикации. Просто я продемонстрировал главному редактору, на что способен. А первые публикации в «Городской газете» были о спортивно-музыкальном фестивале «Псковский циклон», проходившем несколько дней на берегу Псковского озера. Репортажей первое время было много. Бокс, художественная гимнастика, кикбоксинг, дзюдо, лёгкая атлетика, баскетбол, плавание, гребля, шахматы, лыжи, биатлон, триатлон... Но чем больше проходило времени, тем скучнее становилось.  К тому же, несколько спортсменов, включая олимпийских чемпионов, с которыми я общался, попались на допинге. В общем, спортивным репортажам я предпочёл культурные события. Но к спорту всё же по разным поводам возвращался - особенно к футболу. Ну и к шахматам, конечно. Шахматами, футболом и лёгкой атлетикой я увлекался с детства. В итоге набралось некоторое количество текстов, объединённых одним названием: «Игра на вылет». В предыдущих номерах рассказывалось о Борисе Спасском, о братьях Старостиных...

Автор.

 

8.

БЛИЗКО К СЕРДЦУ
(«Псковская губерния», 2014 г.)

Фёдор Черенков был игроком, который ни на кого не похож

Среди многих тысяч забитых мячей, которые я видел на стадионе или по телевизору, самым запоминающимся был мяч, забитый 2 ноября 1983 года. Ничего выдающегося в нём, казалось бы, не было. Это не был удар с центра поля. Игрок не обвёл половину команды соперника. Победный гол не принёс выигравшей команде титул. Это был просто прорыв на предпоследней минуте, завершившийся точным ударом. Но другого такого мне уже не увидеть.

По советскому телевидению поздно вечером шла трансляция из Бирмингема - 1/16 финала Кубка УЕФА. Московский «Спартак» играл ответный матч с «Астон Виллой». Дома «Спартак» сыграл в англичанами в ничью 2:2, но надежда на победу в гостях всё же оставалась - несмотря на то, что «Астон Вилла» тогда была действующим обладателем Кубка европейских чемпионов. За год до этого «Спартак» почти тем же составом разгромил в Лондоне «Арсенал» 5:2. «Спартак» тогда вообще считался специалистом по английским командам. Так что болельщики рассчитывали на победу.

Но игра с «Астон Виллой» складывалась не так успешно, как с лондонским «Арсеналом». Англичане первыми открыли счёт - на первой минуте.

«Спартак» отыгрался на первой минуте второго тайма  благодаря удару Фёдора Черенкова. Но ничья 1:1 «Спартак» не устраивала. Матч подходил к концу... Я был школьником, с самого раннего детства болевшим за «Спартак». Все вокруг болели за ЦСКА, «Торпедо», киевское и московское «Динамо», «Шахтёр»... К «Спартаку» мои друзья относились с насмешкой. Он вылетал в первую лигу и вообще казался очень странным клубом-неудачником. Но мне нравилось название. Оно мне нравилось больше, чем собственно игра. А потом случилось чудо. «Спартак» не просто вернулся в высшую лигу. Он вернулся с новой игрой. И тогда всё совпало. Название и игра стали единым целым.

Это был «Спартак» тренера Константина Бескова - с Юрием Гавриловым, Ринатом Дасаевым, Олегом Романцевым, Сергеем Шавло... Одним из самых молодых игроков в «Спартаке» был Фёдор Черенков.

Бесков не раз говорил: «Это самый интеллектуальный футболист, с которым мне когда-либо приходилось работать». Но если бы Черенков был только умным игроком на поле, то всенародного признания он бы не получил. В игре Черенкова было что-то иррациональное (некоторые особо экспрессивные журналисты потом говорили о «неземном игроке»). Да, Черенков играл в умный футбол. Нет, не в космический, а в земной. Раздавал пасы, забивал голы, играл с высоко поднятой головой... Но всё же главными были чувства. Причём не яростные эмоции, не желание победить любой ценой, а, например, чувство полёта фантазии. В таких случаях принято говорить: «свободный художник».

Черенков всегда помнил о том, что футбол это игра. Не противостояние, не столкновение, не война, а игра. Уже после завершения футбольной карьеры Фёдор Черенков скажет: «Играть во дворе в футбол, наверное, безобидно, только если ты это как праздник общения воспринимаешь, не ревнуешь, не ругаешься. А вот когда начинаются страсти, так называемая спортивная злость, тогда, видимо, и начинается грех. Увы, большой спорт и страсти неразделимы. Чтобы достичь чего-то, ты должен выложиться полностью. А это калечит - и тело и душу. Что касается фанатов футбола, там страсти порой кипят еще большие, чем у спортсменов».

Спортивной злости у Черенкова не было. И это ему не мешало, а помогало (впрочем, один из лучших советских футболистов, дважды признававшийся лучшим футболистом СССР, так и не сыграл ни одного матча на чемпионатах мира по футболу).

«Злость, ненависть, драки, сотворение себе кумиров - всё это прямо противоположно христианству, - произнёс Фёдор Черенков в интервью газете «Крестовский мост». - Я поэтому последнее время перестал ходить на футбольные стадионы. Не знаю, что там делать: смотреть матч или просить окружающих не беситься».

Когда Черенков играл в футбол, то ему в этом смысле было проще. Сама его игра заставляла болельщиков не беситься, а радоваться. Иногда радоваться до слёз. «Игра Черенкова порой заставляет плакать», - когда-то давным-давно сказал соратник Черенкова по «Спартаку» Юрий Гаврилов. В хорошем смысле плакать. Не только от мячей, влетающих в сетку ворот, а собственно от игры, когда счёт на табло уже не имеет значения. Возможно, по этой причине даже болельщики команд-соперниц относились к нему по-особенному. Некоторые видели в нём блаженного (лат. beatus, буквально - счастливый).

Году в 84-м Фёдор вдруг на несколько месяцев исчез из состава. Прошёл слух, что он заболел. Причем будто бы это не обыкновенная травма, а душевная. И это оказалось правдой. Черенков во время поздних интервью не обходил эту тему стороной. Однажды он скажет: «Думаю, что нервы у меня сорвались от душевного перенапряжения на матчах: слишком близко к сердцу я принимал тогда игру в футбол. Я и сейчас от этого заболевания лечусь».

Черенков был один из тех редких футболистов, который действительно воспринимал игру «слишком близко к сердцу». И в этом «слишком» была, наверное, разгадка его как футболиста.  Его чрезмерная чувствительность и сопутствующая мягкость мешали ему стать богатым и «успешным», но зато помогли ему стать игроком, который ни на кого не похож. Вообще ни на кого.

По этой же причине из Черенкова не получился тренер. «Не тренерский у меня характер, - объяснял он. - Не умею жестко разговаривать с людьми. А с футболистами иногда это необходимо. Я же постоянно мучился. Сначала потому, что думал, как бы не обидеть игрока грубым словом, а потом корил себя за то, что так и не смог с ним сурово поговорить».

Ну да, блаженный.

Один из самых ярких игроков за всю историю отечественного футбола был совершенно не похож на типичную «футбольную звезду». Поэтому в его интервью часто встречались столь не свойственные спортсменам высказывания («А вот доверчивость не считаю недостатком. Давно убедился, что лучше быть наивным, чем хитрым», «Машина есть, но я на ней редко езжу - на метро удобнее, спокойнее. Людей посмотрю, послушаю, о чем они говорят»...)

«Ничего-ничего, сейчас пойдёт игра», - как сказал герой фильма «Ни слова о футболе» (режиссёр Исаак Магитон, автор сценария Анатолий Гребнев). И игра действительно пошла. В 1974 году 12-летний Фёдор Черенков снимался в этом фильме, играя за команду «Орлёнок» в игре с «Кометой». При счёте 2:3 Фёдор Черенков забивает в этом фильме гол ударом «ножницами» через себя.

Если же говорить не о кино, а о настоящей игре, то я не помню, чтобы Черенков забивал «ножницами» через себя. Но именно он в 1983 году на 89-й минуте игры забил победный гол «Астон Вилле». «Спартак» победил.

Весной 1991 года Фёдор Черенков ещё как действующий футболист (он закончил играть в 1994 году) должен был приехать в Псков на товарищеский матч с псковским «Машиностроителем». Начальник команды и основатель «Спартака» Николай Старостин с радостью бы оказался на своей родине (отец братьев Старостиных Петр Иванович - уроженец Псковской губернии, Порховского уезда, Заполянской волости, деревни Острова). Тем более что нашлось свободное время - 19 апреля, матч «Спартака» с дублем «Арарата» был отменён. Но руководство псковского «Машиностроителя» отказалось от матча со «Спартаком», - из-за того что 21 апреля у «Машиностроителя» должна была пройти игра в Смоленске.

Матч в Смоленске «Машиностроитель» проиграл», «Спартак» с Черенковым не приехал... Точнее, он приехал значительно позже, много лет спустя, - уже без Николая Петровича Старостина, но с Черенковым и другими ветеранами - Ринатом Дасаевым, Вагизом Хидиятуллиным, Игорем Шалимовым, Андреем Пятницким, Василием Кульковым... Посмотреть на Черенкова и других спартаковцев в Пскове пришло более восьми тысяч человек - полный стадион.

***
7 октября 2014 года, в день похорон Фёдора Черенкова, я пересмотрел товарищеский матч, сыгранный в мае 1980 года сборной СССР. Наши играли со сборной Франции, за которую выступали Платини, Босси, Трезор... Сборная СССР победила 1:0, а единственный мяч забил головой Фёдор Черенков.

9.

ИГРА НА ВЫЛЕТ
(«Городская среда», 2010 г.)

В футболе как в аэропорту: всегда кто-нибудь вылетает. Иногда, правда, опускается туман, и тогда вылет откладывается.

Случаются и катастрофы. В этом году это произошло с финалистами прошлого чемпионата мира - французами и итальянцами.

Первый чемпионат мира я видел школьником - в 1982 году. Росси, АльтобеллиТарделли, Антоньони, Фалькао, Сократес... Подбор фамилий игроков, как будто это архитекторы, построившие Санкт-Петербург.

Марадона, Платини, Зико, Румменигге, Тигана, Трезор, Пассарелла, Линеккер, Сержиньо, Жуниор... Было на кого посмотреть.

Сейчас есть игроки не хуже. Более того, футболисты стали быстрее, выносливее... Но новейшее время подкидывает такие вещи, которые на пользу футболу не идут.

В СССР телетрансляциями народ не баловали. Еврокубки показывали только тогда, когда выступала советская команда. Большинство великих иностранных игроков находились от нас на почтенном расстоянии. Многих из них даже по телевизору мы видели только раз в четыре года. Несколько раз в год «Советский спорт» печатал таблицы ведущих национальных чемпионатов. И всё.

Поэтому тогда мировые футбольные звёзды были для многих советских граждан не совсем люди. Они спускались с небес реже, чем космонавты, приносили праздник, а потом надолго или навсегда исчезали.

Нынешние лидеры мирового футбола - у нас на виду. Мы точно знаем, что живут они на земле. И можем смотреть на них по телевизору каждую неделю в прямом эфире из Италии, Англии... Они ошибаются и бывают не в форме.

Их земное происхождение подтверждается их неземными заработками. Некоторые игроки зарабатывают за неделю столько, сколько все жители российского или африканского городка за год.

За тридцать лет футбольные гонорары неимоверно выросли. А игр стало так много, что ценность отдельно взятой игры уменьшилась. Силы приходится распределять более-менее равномерно. Красивых игр больше не стало.

Наши зрители, кстати, тоже свои силы распределяют более равномерно. Теперь у них есть выбор: болеть в прямом эфире за сборную Испании или предпочесть ей «Барселону» или «Реал». Это совсем не одно и то же.

За прошедшие годы на трибунах западных стадионов стало удобнее и безопаснее, а на российских - опаснее и удобнее. Раньше, например, по голове никогда не били пластиковыми креслами. Не было кресел. Но с их появлением - начали бить. Прогресс не то, что не стоит на месте - он летает и разбивается о голову. Выросли и возмужали фанатские группировки. Семейные походы на футбол в больших российских городах стали признаком бессердечия к детям и женам.

Клубный патриотизм ушёл в деньги. Своих воспитанников, из-за того, что они не имеют игровой практики, приходится продавать или сдавать в аренду, как недвижимость. Из-за рубежа выписывают иностранцев, призванных решить задачу в короткий срок. В России ещё есть лимит на легионеров - не более шести игроков на поле. В других странах лимита нет, и в Италии или Англии на поле могут оказаться одни иностранцы. Впрочем, и в России законы легко обходятся - иностранцам за деньги делают гражданство.

Таким образом, постепенно национальные футбольные школы размываются. Команды теряют свое лицо. А чужое лицо не всегда приживается. Пластическая операция - дело опасное.

Легионеры - это признак времени. Руководящие мозги настроены так, что  всё должно выглядеть максимально просто: в России из государственного или окологосударственного бюджета выделяются несколько сотен миллионов рублей, и проблема, вроде бы, решена.

На Западе государство, как правило, в финансовые дела не вмешивается. Там всё-таки частные клубы. Но диктат гигантских денег (в том числе российских, как в «Челси» или «Шальке-04») всё равно определяющий. Некоторые владельцы скупают всех подряд, рассчитывая, в случае чего, перепродать игрока еще куда-нибудь. Поэтому-то постепенно опускается  уровень собственно итальянского или английского футбола. Французы тоже выглядят сегодня анекдотично. По тому же пути отправилась и Россия. Она даже переименовала высшую лигу на манер английской - в премьер-лигу. И вот уже в большинстве российских клубов нет своей российской защитной линии. У нынешних защитников нашей сборной внутри страны почти не имеется конкурентов. Зарубежные защитники стоят стеной. Тем, кто выражает недовольство, говорят: конкуренция.

В действительности, конкуренции нет. Есть денежный диктат. И есть сиюминутный эффект. Купил-победил-отвалил. 

Подобный подход - не только в футболе. Похожие правила существуют и в шоу-бизнесе, с которым спорт пересекается.

Если взять такое сомнительное предприятие как «Евровидение», то там теперь совершенно не важно - кто представляет страну. По правилам можно нанять легионера. Россию может представлять кто угодно. Хоть Пол Маккартни. Если ему заплатят, а он согласится. В итоге, правда, Под Маккартни на «Евровидении» не выступает, зато все тянут словно бы одну песню.

Президент ФИФА Йозеф Блаттер формально считается консерватором. Отчасти, это верно. И в определённом смысле, это его большая заслуга. Правила проведения чемпионатов меняются не радикально. Революции в футболе опасны точно так же, как и обычной жизни. Форма чемпионатов мира сохраняется прекрасно.

Однако товарно-денежные отношения, минуя форму, затрагивают содержание. При таких изменениях всё нелепее становится старорежимные представления о футбольном судействе. После очередных судейских ошибок Йозеф Блаттер снова заявил, что «не будет использовать мониторы, чтобы остановить игру» и что «неверные судебные решения следует принимать как должное, поскольку в жизни всегда случаются ошибки». Немного погодя, правда, он всё же согласился эту тему обсудить.

В общем, г-н Блаттер не хочет отделять футбол от жизни и, вроде бы, тем самым выглядит романтиком. Нелепость в том, что это подход, который хорош для любительского футбола. Там все должны играть и ошибаться бесплатно.

Но большой футбол при Блаттере стал индустрией. Это не просто профессиональная игра - это огромное предприятие мирового значения. В некоторых странах такой бизнес приносит солидный доход (но только не в России, где рыночные отношения имитируются не только в футболе). И при таком подходе ввести элементарный просмотр спорных моментов - это нормальная страховка во избежание финансовых рисков.

Но чиновники из ФИФА уперлись и ничего не хотят менять.

И вот уже представитель ФИФА Николя Мэйнго заявляет, что повторы спорных моментов «не должны транслироваться» на экранах стадионов. Это заявление прозвучало после судейских ошибок в матчах «Германия - Англия» и «Мексика - Аргентина».

То есть во всём оказался виноват не судья, а монитор, из-за которого судейская ошибка стала всем очевидна. В таком случае, надо идти дальше и запретить все телетрансляции. И тогда большинство зрителей никогда не увидит судейских ошибок.

Возможно, так бы ФИФА и поступила, но телетрансляции приносят доходы, а мониторы-табло на стадионах - нет. Поэтому трансляции не отменяют и не превращают всемирный праздник в корпоративную вечеринку.

С чемпионата мира в ЮАР по специальному каналу ведутся трансляции с изображением особой четкости. Организаторы с гордостью обращают внимание: «Видна каждая травинка на поле, видна каждая морщинка на лице у футболиста...» Да, морщинка видна. А положение вне игры? А забитые по правилам, но не засчитанные голы?

Такие несуразности - следствие того, что выстроив футбольный механизм как бизнес-систему, пожилые чиновники ещё не готовы окончательно оторваться от корней. Они ещё верят в то, что жёсткие законы бизнеса и красивая игра в удовольствие - могут сочетаться.

Добившись того, что игроки из ведущих чемпионатов играют на износ почти круглый год (в отличие от российских футболистов), чиновники не позволили многим игрокам подойти к чемпионату в хорошей форме (здесь чиновники УЕФА переходят дорогу чиновникам ФИФА).

Но хороший футбол живуч, потому что живучи люди. Праздник не отменить даже тогда, когда отменяется честно забитый гол. Красивые мячи всё равно забиваются. К тому же, не засчитанные голы запоминаются даже лучше, чем засчитанные. Хотя бы потому, что их меньше и обсуждаются они громче и эмоциональней. А справедливости нет не только на футбольном поле, но и вне его.

В жизни сильнейший побеждает не так часто, как некоторые думают. И это ещё не повод, чтобы впадать в отчаяние.

 10.

ФУТБОЛЬНАЯ ГЛОБАЛИЗАЦИЯ, ИЛИ ЕСЛИ СОГНУТЬ ВУВУЗЕЛУ - ПОЛУЧИТСЯ БУМЕРАНГ
(ПЛН,2010 г.)

В футбол можно играть везде и в любых условиях. Не только под дикий вой вувузел в Южной Африке. Помню, на Южном Таймыре мы играли на горе Обрыв под вой огромных непримиримых комаров.

Под ногами вместо травы - голые камни, на ногах вместо бутс - кирзовые сапоги... Трехнедельное северное лето, лохматый мяч... Справа - казарма, слева - тот самый обрыв, с которого однажды мяч всё-таки слетел и укатился метров на триста в тундру... Тогда тоже проходил чемпионат мира по футболу. Финал я нелегально слушал на боевом дежурстве по самодельному приёмнику.

Батареек не было, и приёмник  я подсоединил к командирскому телефону, связанному с командным пунктом. За время финала ни один вражеский самолёт воздушную границу не пересёк. Впрочем, ни до, ни после он её тоже не пересекал.

Тогда победили аргентинцы. Надеюсь, сейчас тоже победят.  

Но если не победят - ничего страшного. Несколько красивых матчей они уже сыграли. Подобная красота спасёт не мир, но хотя бы мировое первенство по футболу.

Однако жаль, что Большой Футбол за эти годы слегка изменился. Лучшие игроки за сезон играют такое количество матчей, что многим сил и здоровья на игры чемпионата мира уже не хватает. И желания не хватает. Зато гонорары футболистов растут раз в десять быстрее, чем результативность.

Редкая возможность

И всё же чемпионат мира - редкая возможность увидеть национальный футбол. Разные школы, разные стили...  Но на клубном уровне всё окончательно смешалось и сдулось. Победитель Лиги чемпионов 2010 итальянский «Интер» никакой не итальянский. В стартовом составе победного матча с «Баварией» португальский тренер не выпустил на поле ни одного итальянца. Французский тренер лондонского «Арсенала» тоже очень часто обходится без англичан.

Поэтому действующим чемпионам мира итальянцам из клуба-чемпиона некого было везти в ЮАР. Англичанам не найти ни одного приличного вратаря из своей премьер-лиги. Почти все вратари там - иностранцы.

Несколько дней назад бразильский защитник московского «Локомотива» бразилец Родольфо (Родольфо Дантас Биспо) изъявил желание принять российское гражданство и выступать за сборную России. Вроде бы, не против стать игроком сборной и бразилец Веллитон (Веллитон Соарес де Мораис) из «Спартака». За определённую сумму они готовы принять российское гражданство. То есть всё снова утыкается в деньги. Кто нашёл много денег, тот, вроде бы, и чемпион. Два года назад петербургский «Зенит» купил за 1 миллиард (!) рублей португальца Данни. Хорошо, что он «заигран» за сборную Португалии.

Денежные вливания за короткое время способны принести эффект. Можно что-то завоевать, кого-то удивить... Но перспективы - нулевые. Завтра найдётся кто-то богаче и наглее.

Натурализация

Южноамериканцам, которые на первом этапе нынешнего чемпионата мира выступают успешно, немного проще. Это многие из них вытеснили из европейских клубов европейцев. А в их собственных (более бедных) чемпионатах, в  основном, играют свои воспитанники. Поэтому там футбол развивается и не теряет свои местные особенности. Сборные Бразилии или Аргентины, конечно, не всегда становятся чемпионами мира. Но талантливые футболисты там не переводятся никогда. Молодым есть где играть и где повышать свой класс. У африканских игроков талантов тоже хватает, но устойчивой футбольной культуры у них пока нет. Зато огромные деньги у них уже появились. В итоге в самых богатых европейских чемпионатах  воспитанникам из своих стран пробиться в основной состав всё труднее.

Пока это больше касается клубов, а не сборных. Хотя «натурализованных» игроков становится всё больше. Когда-нибудь в сборной Германии не останется ни одного немца, а в сборной Франции - ни одного француза. Глобализация. И не только в футбольном, но и в политическом, и в этническом смысле. 

Россия тоже пытается идти этим путём. И вполне естественно, что до ЮАР она не дошла. У англичан или итальянцев резервов, всё-таки, больше, чем у нас. 

Замедленный повтор

Большой футбол сегодня - это, прежде всего, скорость. Причём не только скорость передвижения по футбольному полю. Вчера Ибрагимович играл за «Интер», а Самуэль ЭтоО - за «Барселону». Сегодня ЭтоО  играет за «Интер», а Ибрагимович - за «Барселону». Вот это и есть настоящая скорость настоящего мастера. Не успеваешь оглянуться, а он уже на том берегу - защищает честь новой любимой команды, без которой ему не жить. До тех пор, пока его не перекупят.

На человека, отыгравшего за один клуб несколько лет, от удивления показывают пальцем. А если он вдруг отказывается от повышенного гонорара в клубе-сопернике, то это уже повод провести углублённый медосмотр и выяснить - не сошёл ли он с ума?

Сборная Франция в нынешнем составе была похожа на какую-то африканскую сборную двадцатипятилетней давности - неорганизованную и капризную. Опять-таки - глобализация.

На объединенную африканскую сборную похожи и болельщики, добравшиеся до ЮАР из тех стран, чьи сборные пробились на чемпионат мира. Все дуют в вувузелы, выдувая тупой однообразный си-бимоль. С коровами и бензопилами болельщиков на стадионы пока не пускают, поэтому они вынуждены приносить туда дудки-вувузелы и дудеть, подражая коровам и бензопилам. А когда постоянно дудишь - следить за футболом уже невозможно. Надо делать что-то одно.

И всё же хорошо, что ФИФА - это не ФИДЕ, а футбол - не шахматы. При всех минусах ФИФА, консерватизм футбольных чиновников удерживает мировой футбол от падения с обрыва в тундру.

Пытаясь сделать шахматы прибыльнее и привлекательнее, спортивные чиновники лет пятнадцать назад превратили чемпионаты мира по шахматам в заштатные соревнования, за которыми мало кто следит. А чемпионаты мира по футболу по-прежнему в центре внимания.  Они по-прежнему хороши хотя бы тем,  что дают понять - куда ветер дует (и во что дует). Куда катится мир, куда летит мяч и кто сегодня король футбола? Там, естественно, тоже иногда засуживают или играют против правил. Но это всё-таки не политические выборы, как в России, где всё решается «в подтрибунных помещениях».

В футболе демократия ещё жива, и самые богатые, влиятельные и бесцеремонные не всегда побеждают. В крайнем случае, весь мир может убедиться в бесконечных замедленных повторах - кто кого ударил исподтишка локтём, кто подыграл рукой и кто повёл себя благородно.

Чемпионат выявляет слабые места, болевые точки, заставляет какого-нибудь угрюмого русского мужика болеть за Гондурас и переживать за Кот-дИвуар. Этот мужик никогда не узнает, что столица Кот-дИвуара - город Ямусукро и живёт в том городе примерно 120 тысяч человек. Но переживать за сборную Кот-дИвуара он всё равно не перестанет. Пока та не вылетит, и тогда он переключится на Уругвай. Это и есть Большой Футбол.

P.S. Если вам вдруг случайно попадёт в руки хотя бы одна вувузела - согните её о колено и отшвырните подальше.

11.

ВЗЛЁТНАЯ ПОЛОСА
(«Городская среда», 2010 г.)

Полвторого ночи псковичи вывалили на центральные улицы города. По Октябрьскому проспекту проносились автомобили. Они громко сигналили. Под моими окнами минут пятнадцать шумела пьяная компания, в приступе испанского патриотизма выкрикивающая: «Испания - чемпион!» Финал чемпионата - отличный повод для псковских любителей спорта, чтобы выпить и пошуметь за чужой счёт. За счёт испанцев.

Два года назад сборная России по футболу победила голландцев на чемпионате Европы. Потом наши пути разошлись. Голландцы сыграли в финальном матче Чемпионата мира в ЮАР, а сборная России вообще в Африку не попала.

В жизни часто так бывает. Думаешь, что взлетаешь, а на самом деле - катишься вниз. А ощущение полёта появляется потому, что подбрасывает на ухабах.

Большой футбол в ЮАР ещё раз доказал, что он не вполне вписывается в бизнес-планы.

Бразильцы решили сыграть на победу и, казалось бы, всё учли. Непредсказуемых виртуозов вроде Рональдиньо вообще не взяли в команду. В общем, изменили себе. В игре с голландцами чаще грубили, чем комбинировали. И бездарно проиграли. Они до сих пор считают, что их обидели. Поэтому и во время матча без конца огрызались.

В бразильском бизнес-плане было четко написано, что они сильнее всех. Но бумажные результаты почему-то не сходились с реальными. Произошёл разрыв. Оказалось, что очень легко перепутать взлёт с вылетом. Спросили бы российских футболистов, они бы подсказали - в чём разница.

А аргентинцы наоборот - заигрались. С ними это часто бывает. Если бразильский тренер-прагматик Дунга сделал ставку на надёжных и исполнительных атлетов, то эмоциональный Марадона убрал из команды опытных и надёжных защитников вроде Дзанетти. Понадеялся на вдохновение. Но вдохновение иногда подводит. В итоге в решающей игре с немцами аргентинская защита разошлась по швам.

Главные победы одержали те, кто играл, но не заигрывался. Ошибки на поле болельщики прощают легче, чем ошибки за пределами поля. И всё же в Аргентине Марадону простили, а Дунгу в Бразилии - нет. Лучше уж играть недолго, но красиво. А вот на мучения бразильцев с Северной Кореей (счёт «2:1») было смотреть тяжело. Бразильцы думали, что берегут силы для главных игр. Не уверен, что эти силы им пригодились во время просмотра финала по телевизору.

В результате впервые за долгие годы в первой четвёрке оказались лучшие на данный момент команды. Лучшие, потому что предпочитали играть, а не добиваться победы любой ценой.

Самый яркий пример - сборная Испания. У неё всегда была репутация грубой команды. Они чаще играли «в кость», чем в мяч. И никогда дальше четвертьфинала не проходили. Даже у себя дома в 1982 году. У них могли быть великие игроки, но хорошая команда появилась только три-четыре года назад, когда «звёзды» сошлись играть, а не побеждать любым способом. И испанцы преобразились. Грубость и расчётливость тянули их вниз, а теперь они взлетели.

Хорошо всё-таки, что голландцы в финале остались без забитых мячей. Они пытались играть точно так же, как и бразильцы с ними самими. Грубили, удалялись... И тоже проиграли. И также как бразильцы своё поражение не признали. По мнение некоторых голландских игроков, английский судья был подкуплен.  И самое интересное - якобы подкуплен Россией, которая осуществила сделку с Испанией. Испанцы становятся чемпионами мира и уступают право проведения Чемпионата мира-2018 России. Доказательств, конечно же, ровно столько, сколько голов, которые забили голландцы в ворота испанцев. То есть - ни одного.

... Два года назад сборная России дважды проиграла испанцам со счетом «1:4». За прошедшее время наши пути разошлись настолько, что мы не можем им даже проиграть, пускай и с разгромным счётом.

Продолжение следует

 

 

 

 

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий