Стоки и истоки. Часть IV

Михайловское(Продолжение. Начало в №№ 599,601, 602 ). Музей - это что-то возвышенное и переводится с греческого как «Дом Муз». Сбор, изучение, хранение, просвещение. Приятно мысленно возвращаться туда, где провёл сотни часов - в художественные галереи, к историческим экспозициям, на заседания  научно-практических конференций. Приятно вспоминать музейные праздники и встречи с учёными, художниками, писателями. Этому были посвящены сотни моих статей. Но, как оказалось, музей - это ещё и вандализм, корысть, зависть и тому подобное. Были времена, когда отдавались начальственные распоряжение ни при каких обстоятельствах не допускать меня, например, в Псковский музей-заповедник. Несколько раз приходилось общаться со следователями и оперативниками, получавшими заявления от «возмущённой ответственности». «Общественность» возмущалась моими статьями неспроста, считая, что о музейных делах надо писать либо хорошо, либо ничего.  Но «Дом Муз» - не покойник ...

Как известно, «служенье муз не терпит суеты», а «прекрасное должно быть величаво». Однако вокруг музеев суеты слишком много, а суетливость и величавость едва ли хорошо сочетаются. Гармония нарушена, а греческие богини - Музы, как доносят до нас древние источники, были дочерями богини согласия Гармонии.

И не обращать внимания на очевидную дисгармонию было бы неправильно. По этой причине часть статей о псковских музеях получилась совсем не благостной. 

Автор.

18.

«МНЕ ПАМЯТНО ДРУГОЕ ВРЕМЯ...»
(«Городская газета», 2009 г.)

Во времена Пушкина история, которая уже много лет тянется в Пушкинских Горах, наверняка закончилась бы дуэлью. Сейчас никто такими глупостями заниматься не станет и использует либо административный ресурс, либо публикации в прессе, либо открытые письма.

Уголок Пушкина и уголовное дело

В последние годы, когда речь заходит о Пушкинских Горах, люди, в основном, говорят о творчестве Пушкина и Василевича. О том, что Пушкин - гений, мало кто сомневается. Что касается директора Пушкинского музея-заповедника, то здесь не всё так однозначно.

Некоторые горячие головы уже много лет подряд утверждают, что «Георгий Василевич - разбойник». Делают они это в публичных местах и позицию свою разъясняют. Другая же часть «посвящённых» категорически с этим не согласна. Василевич для них - эффективный менеджер, благодаря которому заповедник в сложное время не только выжил, но и продолжает развиваться. И главный его «недостаток», в таком случае, - чрезмерная самостоятельность, которая объясняется тем, что музей финансируется из федерального центра и независим от районных и областных властей.

В мае прошлого года в «Городской газете для жителей Пскова» была опубликовано письмо (подписанное «семья Дементьевых, Пушкинские Горы - Санкт-Петербург).

Суть письма была в том, что гостям, каждый год приезжающим в Пушкинские Горы, не нравились те изменения, которые произошли в музее-заповеднике при Георгии Василевиче (в частности, смена обстановки в доме в Михайловском, когда  родительскую спальню  оформили в стиле конца XIX века). Упоминали авторы письма и другие вещи, которые, на их взгляд, убивают пушкинский дух. В том числе и строительство коттеджей поблизости от усадеб, и постепенное превращение местных парков в подобие парков дворянских усадеб под Петербургом. Плюс «странная» издательская деятельность музея-заповедника.

В ответ мы предложили высказаться сторонникам Георгий Василевича. Но опубликованное письмо они сочли заказным и никаких комментариев давать не стали. Итог публикации был, разумеется, нулевой. Если не считать того, что несколько человек перестало со мной здороваться.

При этом и без всякого письма было ясно, что в Пушкинских Горах - давний конфликт. Это и конфликт интересов, и конфликт людей. Причем  заметен он на разных уровнях. Противостояние имеется и среди сотрудников самого музея, и среди жителей поселка.

Очевидно, что противники Георгия Василевича попадаются и среди сотрудников областной администрации (принято считать, что это Юрий Демьяненко и Армен Мнацаканян).

Георгий Василевич, в свою очередь, имеет серьезную поддержку на федеральном уровне. Когда на него завели уголовное дело, письмо в его защиту подписали Владимир Толстой, Валентин Распутин... Наибольшую активность проявил Савва Ямщиков. Поддержал Василевича и министр культуры Александр Авдеев.

Сам Георгий Василевич, комментируя происходящее, заявил: «Мне засчитали командировочные как нецелевое расходование и хищение госсредств. Но я ездил туда не за счёт госсредств, а за счёт суточных и собственных денег».

Из сказанного, вроде бы, следует, что суточные выплачивают не из госсредств. Но тогда откуда же?

Не секрет, что отправляясь в командировки, Георгий Василевич получал 3 тысячи рублей в сутки. А так как в командировках он бывал часто, выходило, якобы, по 200 тысяч рублей в месяц.

Разговоры о примечательных командировках директора музея-заповедника ведутся не один год. Чаще всего, информация исходит от сотрудников музея-заповедника, считающих себя продолжателями дела Семёна Гейченко. В 2009 году разговоры материализовались в уголовное дело.

«Что было следствием..? Увы, не трудно угадать...»

Примерно год назад я отправился в командировку в Пушкинские Горы.  Это была единственная командировка в моей жизни, которая не закончилась опубликованным материалом. Хотя писать было о чём.

Причина, по которой я решил отказаться от написания статьи, была проста: в Пушкинские Горы не заросла народная тропа, и, прежде всего, по этой тропе туда-сюда курсировали политики с экономическим уклоном.

Особый интерес к персоне Георгия Василевича проявили в администрации Псковской области. Некоторым людям, которые там работали, казалось, что я могу «вывести Василевича на чистую воду». Меня это тогда несколько смутило. Никогда не приходилось никого «выводить» по чьей-то рекомендации. К тому же, «Городская газета» не имела ни малейшего отношения к областной администрации. Скорее всего, по этой причине наша газета и оказалась в зоне их внимания. Если о безобразиях напишет издание, не связанное с губернатором, публикация будет выглядеть достоверней.

В Пушкинские Горы я всё-таки поехал. Но позднее и по собственной инициативе. Естественно, отправился я туда на свои деньги и общался с теми, с кем считал нужным общаться. Было важно выслушать разные точки зрения. Не только семьи Дементьевых.

Купил билет, сел в автобус, приехал... Минут сорок беседовал один на один с главой Пушкиногорского района (тогда им был Николай Щураков). Как ожидалось, добрых слов о Георгии Василевиче не услышал. После чего «проехался по усадьбам» - встречаться с сотрудниками музея. Потом были встречи с предпринимателями...

С тех пор прошёл год. За июнь-июль 2009 года мне уже несколько человек рассказывали, как «держали в руках папки с досье на Василевича». Или знают людей, «которые держали эти папки». И «там было такое...»

И потом они рассказывали кое-что из того, что в этих папках находилось. На целый детективный сериал наберется.

Лично я никаких папок в руках не держал, поэтому комментировать пересказы не собираюсь. Но большая часть «содержимого» так называемого досье, если таковое имеется, мне и без того было известно. Об этом мне рассказывали коллеги Василевича и его деловые партнеры.

Рассказы, в основном, касались «освоения бюджетных средств». Переводов наличных в безналичные, оплата услуг, недвижимость, торговля, издательское дело... Подробно говорили и командировочных. Было понятно, что со времён Пушкина в Михайловском многое изменилось.

Не верить людям ( некоторых я давно знаю) оснований не было. Но и сообщать об этом в газете - торопиться не стоило. Иначе бы я просто включился в борьбу за недвижимость в престижном месте и невольно стал бы обслуживать определённые интересы.

Сейчас, спустя год, в публикациях, связанных с Георгием Василевичем, в основном, речь идет о честном директоре музея-заповедника, который противостоит захватчикам. Реже встречается  версия  Островского межрайонного следственного отдела следственного управления Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации по Псковской области. Именно этот отдел возбудил в отношении Василевича уголовное дело по части 3 статьи 160 УК РФ (присвоение или растрата) и части 1 статьи 292 УК РФ (служебный подлог). Сумма в документах фигурирует не умопомрачительная - всего 172 тысяч рублей.

После писем в защиту Василевича к президенту Медведеву вдруг выяснилось, что уголовное дело возбудили «по признакам преступлений, не относящихся к подследственности». Вскоре Василевич получил государственную награду. А официальный представитель Следственного комитета при прокуратуре РФ (СКП РФ) Владимир Маркин заявил, что «СКП РФ намерен принять жесткие меры реагирования в отношении должностных лиц Следственных органов СКП по Псковской области, допустивших нарушения при возбуждении уголовного дела в отношении директора музея-заповедника «Михайловское» Георгия Василевича».

Но картина, в любом случае, получается неполная. Даже некоторые из тех, кто убежден в виновности директора музея-заповедника, уверены - снимут Василевича, станет ещё хуже.

Проблема в том, что закон в России используют избирательно. Только тогда, когда это надо. По законным причинам дело могут возбудить. И по не менее законным - закрыть. И в этом смысле деятели культуры, написавшие письмо в защиту директора музея-заповедника, поступили правильно. Ждать решения «независимого суда» в России - бессмысленно. «Подписанты» использовали российский опыт. По каким-то причинам они решили заступиться за директора музея-заповедника. И поступили наиболее эффективно.

Ставка на эпистолярный жанр оказалась выигрышной. Спустя некоторое время прокуратура области «изъяла уголовное дело и передала его для дальнейшего расследования в органы внутренних дел». А руководитель следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по Псковской области Михаил Дьяков вдруг ни с того не с сего принимает решение об отставке. И объясняет он своё решение желанием «попробовать свои силы в какой-то другой отрасли». Бывают же совпадения...

Теперь, по всей видимости, напрашивается ответный ход. Не может быть, чтобы противники Василевича опустили руки. Особенно после того, как не стало Саввы Ямщикова.

Обстановка накалилась до такой степени, что некоторые деятели культуры готовы были написать ещё одно открытое письмо - против того, чтобы Савву Ямщикова хоронили рядом с Семёном Гейченко (по той причине, что Ямщиков защищал человека, который «губит» дело, начатое Семёном Степановичем).

Боюсь, что без новых скандалов не обойдётся.

Так кто же он, Георгий Василевич? Поборник культуры? Разбойник? Или, может быть, благородный разбойник? Вроде Дубровского. И, в таком случае, при наших-то нравах, снять его пытаются не за то, что «разбойник», а за то, что «благородный».

В пушкинской повести тоже всё начинается с битвы за недвижимость. Троекуров позарился на поместье... А закончилось тем, что «последствия происшествия обратили уже не на шутку внимание правительства на дерзновенные разбои Дубровского...»

В нынешнем деле внимание правительства уже привлечено. Осталось только доказать, что существовали «дерзновенные разбои». Но для этого необходимо объективное расследование, которое в нынешних условиях вряд ли возможно.

19.

НАЕЗД НА КУЗНЕЦОВО
(«Городская газета», 2005 г.)

Под Псковом планируется грандиозное строительство. Не все псковичи считают, что многомиллионные вложения оправданы.

Освоение денежного пространства

Первые цивилизации появились на земле больше 5 тысяч лет назад. И вот свершилось. Если верить работникам псковского областного дорожного комитета, цивилизация добралась и до исторических мест, связанных с именем княгини Ольги. А именно - до деревни Кузнецово Псковского района.

Рядом - Ольгин камень. На той стороне Великой - Ольгин луг. Пожалуй, здесь будет уместно добавить - пока Ольгин луг. Есть вероятность того, что вскоре это место будет называться Ольгина насыпь или Ольгина яма. Потому что рядом планируется построить мост, который будет частью обводной дороги вокруг Пскова. Строительные работы планируются в наших местах невиданные. С кольцевым виадуком, с широкой магистралью.

Совсем недавно в деревне Кузнецово прошла встреча представителей дорожного комитета и местных жителей. Прозвучало много интересного. Особенно впечатлили жителей деревни и дачников планы строителей. Дорога должна проходить по центру деревни. Кое-какие постройки оказались здесь просто неуместны. Есть основания предполагать, что и сами жители здесь неуместны. Вместо того чтобы с благодарностью броситься в ноги, они стали задавать приезжему начальству неуместные вопросы вроде: «Ради чего вы все это затеяли?» При этом многие тут же сами и отвечали - ради чего. «Ради освоения денег».

Раньше осваивали новые земли и космос, а теперь - деньги.

Бетонная радуга

Дорога, может быть, и будет. Но съезда к домам делать не планируется. Нынешнюю же дорогу на Выбуты на несколько лет просто перекроют. Так что до своего дома и храма жители будут добираться как-нибудь нестандартно. Может быть, на пароме, как при Ольге. Вот оно, возвращение к истокам.

Главное не переусердствовать и не вернуться жить на деревья. Зато в некоторые дома обещали поставить тройные стеклопакеты. Правда, люди своего счастья почему-то понимать не хотят и делают прозрачные намёки на то, что инициаторы проекта действуют не совсем бескорыстно. Гигантские капиталовложения - большое искушение. Может быть, поэтому дешевые проекты просто не рассматриваются?

«Мы в городе живём - задыхаемся, - говорит Юлия Михайловна Сувалова. - Я блокадница, муж мой - блокадник. И сюда мы приезжаем только потому, что здесь место чистое. На нашем участке шмели, ящерицы... У меня заяц ходит по участку. Сядет и на меня смотрит. Здесь даже радуга стоит своеобразно. Однажды было семь радуг. Такое тихое благополучное место. А нам женщина из  комитета говорит, что вам же будет лучше, а дорога и мост - это цивилизация. Но здесь место особое. Оно важно не только для псковичей, но и для всей России. А что будет, когда всё это взбаламутят?»

 Не надо обладать буйной фантазией, чтобы представить, что будет. Вместо шмелей зашумят экскаваторы, вместо ящериц появятся подъёмные краны. Радугу заменит виадук с бензиновыми разводами - эдакая радуга из бетона.

Тихо будут шелестеть только деньги. Зато по участку будет ходить инженер из петербургского проектировочного института. Потом он устанет ходить, сядет и будет смотреть вокруг, совсем как непуганый заяц. А жители на всё это будут взирать через тройной стеклопакет.

Филькина грамотность

Общение с жителями деревни Кузнецово напоминало военный совет. Александр Ткаченко, Владимир Писевич, Галина Попова, Юлия Сувалова склонились над картой, с цифрами и фактами доказывая, что предложенный проект (восьмой по счёту) никуда не годится. Мало того, что не с карты, а с лица земли будет стёрто историческое место. Так ещё и сама необходимость проведения этой обводной дороги ими ставится под сомнение.

В отличие от проектировщиков, которые явно не вникали в местные особенности, противники строительства дороги в этом месте вооружились документами. Они с точностью до одной машины знают, сколько каждый день проходит легкового и грузового транспорта через таможенные пункты Куничина Гора и Шумилкино. И куда потом эти машины направляются. И оказывается, что никакого серьёзного грузопотока машин не предвидится. Виадук и мост, допустим, построят. А кто по всему этому ездить будет? Впрочем, никто не верит, что строительство будет доведено до конца.

 «Мы думаем, что они начнут и разроют, - говорит Александр Ткаченко. - Но никогда не закончат». «Кроме того, проектировщики не учли, что там, где они собираются делать дорогу - старое русло реки, - добавляет Галина Попова. - Бывает так, что река меняет русло. Потребуется осушение, отвод воды. Зачем это делать, если есть возможность провести трассу по исторически сложившиеся дорогам? Будет какая-то немыслимая и никому не нужная развязка. Проектировщики показали нам какие-то филькины грамоты. Там даже не обозначены деревни, через которые дорога будет проходить. Расстояния неправильно высчитаны. Серьёзных обоснований проекта мы не услышали».

Похоже, у инициаторов крупномасштабного проекта строительства появился отличный шанс высказать свои аргументы и обнародовать цифры предполагаемых расходов. Сколько планируется затратить федеральных денег, а сколько областных? А потом желательно перевести эти цифры в учительские зарплаты, в ставки библиотекарям, врачам, работникам музеев. И, извините за банальность, не забыть про пенсии и детские пособия. Да мало ли про что не забыть, пока память не отбили.

Неплохо было бы также услышать и представителей псковской общественности. Может быть, умные люди скажут, что без виадука на Палкинском шоссе жизнь в Пскове и окрестностях просто замрёт. И тогда придётся признать свою неправоту.

20.

СКАЖИ «ИЗЮМ»
(«Городская газета», 2008 г.)

«В следующем году псковичи увидят военно-театрализованное представление «Переправа»». По крайней мере, так об этом было заявлено на пресс-конференции, в которой принимала участие начальник Управления культуры администрации Пскова Феда Тесленко. Такой «подарок» намереваются преподнести на 65-летие освобождения Пскова от немецко-фашистских захватчиков.

Феда Тесленко сообщила, что планировалось возобновить представление в районе Филатовой Горы. То есть там, где обычно проходят учения военных. Но от этой идеи отказались. Экономически не выгодно.

Очевидно, выгодней вновь устроить взрывы возле фресок Спасо-Преображенского собора Мирожского монастыря. Впрочем, г-жа Тесленко сказала, что администрация «попробует достигнуть соглашения, которое не нанесёт ущерб фрескам».

Примерно то же самое говорили и в недалеком прошлом, оправдывая ежегодные взрывы. Но как это можно? К собору нельзя безболезненно приблизиться даже на грузовой машине. Сотрясения опасны и непредсказуемы. В соборе от сотрясений портились не только фрески, но и трескался пол. И всё ради чего? Чтобы увидеть, как современные десантники переправляются на современной технике на пляж? Никакой исторической достоверности в этом не было. Под видом патриотизма разрушали одно из самых главных достояний Пскова. И все это - под аплодисменты и одобренные возгласы горожан.

Вице-мэр Пскова Николай Михайлов, между тем, вспоминал на пресс-конференции: «Форсирование Великой - это была изюминка праздника. И псковичи сожалеют, что не стало такого зрелища, тем более что у нас стоит десантная дивизия».

Действительно, псковичи сожалеют. А ещё они сожалеют, что ограничивается продажа крепких спиртных напитков во время массовых гуляний. Да мало ли о чём сожалеют...

Форсирование отменяли как минимум дважды: в советские времена и три года назад. Но каждый раз возвращались к одному и тому же. Говорили, что в нашем городе базируется десантная дивизия и это надо отметить.

Отлично. Только не стоит противопоставлять десантников и так называемую научную общественность, которую опять стали обвинять в том, что они отняли у горожан «изюминку».

Дескать, осталась одна пресная булка с выковыренным изюмом.

Если уж очень хочется, то «Переправу» устроить можно. Причём, без всякого противостояния военных и учёных. Невозможно только одно - продолжать разрушение фресок и стен в соборе. Особенно в тот момент, когда начали выделяться деньги на реставрацию. Если снова начнут стрелять - перестанут поступать и деньги. По крайней мере, иностранцы, выделяющие деньги на реставрацию, точно не поймут такого странного обращения с историей.

64 года назад Псков освобождали совсем не ради того, чтобы методично, раз в год (не считая нескольких репетиций) уничтожать одно из главных достояний города.

21.

НЕСРАВНЕННЫЕ
(«Городская среда», 2010 г.)

На прошлой неделе в Псковской области была предпринята очередная попытка показать, что музейным ценностям, попавшим в монастырь, ничего не угрожает.

Для этого нескольких журналистов пригласили в  Иоанно-Богословский Савво-Крыпецкий монастырь. Туда же приехал Виктор Дорохов - заведующий лабораторией музейной климатологии Всероссийского института реставрации (Москва). Вместе с ним в монастыре появился директор Псковского музея-заповедника Юрий Кисилёв.

На встрече с журналистами говорилось «Крыпецкий монастырь», а подразумевалось - «Спасо-Елеазаровский». Звучало «икона "Трёх избранных святых"», а подразумевалось - «Спас Вседержитель».

Сопоставление этих двух икон и двух монастырей, на мой взгляд, было не совсем корректно. 

Икону «Трёх избранных святых» (написанную в XIX веке) действительно передали лет шесть назад в Крыпецкий монастырь. И ничего страшного с этой иконой не произошло. Но сравнивать её со «Спасом Вседержителем» - несерьёзно.

«Спас Вседержитель» - древнейшая псковская икона (XIV века), находящаяся сейчас в нашем музее. И её состояние - ветхое. И из этого и надо исходить.

Ещё одна проблема - личность настоятельницы игуменьи Елисаветы. Репутация у неё такая, что не всякий человек зонтик ей доверит, не то что культурные ценности. 

Виктор Дорохов едва успел войти в храм Успения Божьей матери, где хранится икона «Трех избранных святых», как сказал:

- Я вижу, что всё в порядке. С Божьей помощью и старанием людей всё, как будто, идёт как надо.

Никакими приборами этот специалист по климатологии не пользовался. Да их у него и не было. Это был всего лишь демонстрационный приезд. Одним своим присутствием он должен был показать: всё под контролем.

Но учитывая свою профессию, Виктор Дорохов чуть позднее всё же предпочел добавить:

- На перспективу можно посоветовать повесить в храме несколько приборов контроля. Чтобы и вам, и нам было видно. Это стоит недорого, но пользы от этого много.

Неподалёку, прямо над иконами, две женщины-маляра красили стену.

- То, что сейчас здесь красят - никак не влияет на состояние икон? - спросил я у специалиста по климатологии.

- Насколько я понимаю, здесь неплохо работает вентиляция, - ответил Виктор Дорохов. - А влияет, конечно же, всё. Мы с вами зашли - уже повлияли. Службы идут с осени, но на побелке следов копоти от свечей я не вижу. И это один из показателей качества вентиляции...

После этих слов Виктор Дорохов указал на икону:

- Этот киот не герметичный, но у него всё равно большой уровень защиты.

Затем нам стали показывать другие монастырские храмы. Экскурсию проводил благочинный иеромонах Мардарий.

Но ещё до экскурсии мы с любопытством оглядели то, что здесь построили строители. Всё это напоминала декорацию, специально сделанную для съёмки какой-нибудь русской народной сказки. Трудно было представить, что монастырь основан в 1485 году.

Я уверен, если бы не учёные, та же участь постигла бы и многие иконы и фрески в различных монастырях и храмах по всей России. Их бы так обновили, что можно было бы снимать продолжение фильма «Глянец».

Понятия о красоте у многих представителей православной церкви своеобразные.

Цель приезда Виктора Дорохова была возвышенная: заглушить страсти. Он так и сказал:

- Передачу иконы в Спасо-Елеазаровский монастырь надо обсуждать без страстей. Слова о том, что «обеспечить сохранность невозможно» - неграмотные слова. Но обеспечение стоит денег. Это моё мнение, основанное на более чем двадцатилетнем опыте работы с памятниками культуры.

Очень точное замечание. Это стоит денег. У государства их, вроде бы, нет. А у церкви они, вроде бы, есть.

- Согласитесь, что икона XIX в более-менее нормальном состоянии и уникальная икона XIV века в ветхом состоянии - это не одно и то же, - продолжал я задавать вопросы Виктору Дорохову.

- Икона «слабая», - согласился Виктор Дорохов, оценивая «Спаса Вседержителя». - Это мнение специалистов. Но икона передаётся на временное хранение в монастырь. До передачи и после передачи процесс исследования и реставрации икон будет продолжен.

- Передача не затруднит этот процесс?

- Я думаю, возникнут дополнительные организационные проблемы, которые можно будет решить.

Очень хорошо сказано. У нас, по-видимому, недостаточно проблем, и срочно потребовалось создать кое-что ещё, чтобы потом решать и новые проблемы тоже.

22.

ПОД СТАРИНУ
(«Городская среда», 2010 г.)

На новой выставке в Приказных палатах вроде бы и смотреть не на что. Почти всё - сплошной новодел. Кольчуги, шлемы, мечи...

Но, если вдуматься, то же самое часто бывает и в других музеях. Более того, нынешний «дом Пушкина» в Михайловском - уже четвёртый по счету. В нём даже комнаты расположены иначе, чем при жизни поэта. Кабинет Пушкина в два раза больше, чем он был (чтобы туристов поместилось побольше). Спальня родителей Пушкина в середине 90-х годов переделана, и в ней теперь интерьер конца XIX века. Для эффекта. Подлинных вещей почти нет.  И ничего, туристы безропотно приходят «поклониться поэту». Народная тропа не зарастает.

Сожгут этот дом - построят ещё один, ещё лучше прежнего.

Псковские храмы тоже один за другим превращаются в макеты в подлинную величину. Крепостные стены застекляются, стеклопакеты бесцеремонно вставляются в старинные палаты... Во всём этом нет даже намека на подлинность.

А вот на выставке «Ратная доблесть веков» намёк есть. Это очень добросовестная реконструкция. Более того, она в прямом смысле проверена на себе. Доспехи успели побывать в сражениях.

Разумеется, это были сражения реконструкторов, но удары наносились всерьёз. Доспехи эти удары выдержали. О подлинности стен Приказной палаты и говорить нечего. Так что выставка производит неплохое впечатление. Это то, что туристы воспринимают с благодарностью. Особенно дети.

Получился аттракцион, во время которого можно надеть на себя шестикилограммовую кольчугу и погрузиться в средневековье. Никакой исторический фильм формата 3D такой возможности не предоставит.

23.

В ПРИКАЗНОМ ПОРЯДКЕ
(«Псковская правда», 2010 г.)

Приказная палата на всё лето превратилась в оружейную. Это означает, что в Приказной палате Псковского кремля открылась выставка «Ратная доблесть веков»

В исторических стенах, в двух шагах от Псковского кремля, подобная выставка очень уместна. По крайней мере, когда в Приказной палате выставлялись эротические фотографии или современные авангардные объекты, подобного ощущения не возникало.

Музейных экспонатов  здесь немного, но зато военное прошлое XIII-XVIII веков передано в доступной форме. Это произошло благодаря тульскому клубу военно-исторической реконструкции и фехтования. Тульские мастера Владимир Терехов и Олег Лукьянов не только участвуют в сражениях реконструкторов, но и изготовляют оружие и доспехи по образу и подобию средневекового.

Источники - очень надёжные. К примеру, всё то, что носил тевтонский сержант-арбалетчик в середине XIII века, воспроизведено по знаменитой Библии Мациевского (созданной в XIII веке, оригинал сейчас хранится в Нью-Йорке). Ни в одном другом средневековом произведении не было столь полных и детальных изображений одежды, доспехов, посуды...

Но какой бы полной ни был изобразительный ряд Библии Мациевского, наручей, булавы, шлема с бармицей и прочих предметов русского дружинника там не обнаружить. Поэтому всё это реконструировалось по экспонатам Эрмитажа и московского Исторического музея. Псковские источники, найденные в прошлом веке буквально за стеной, тоже использованы. Пластинчатый доспех (корпус, набедренники, наплечники) реконструирован по материалам раскопок в Довмонтовом городе. Обмундирование латника XV века воспроизведено по картине Альбрехта Дюрера «Рыцарь, смерть и дьявол». В общем, в ход пошло всё, включая смерть и дьявола, но использовано в мирных познавательных целях.

Правда, в боях доспехи всё же успели побывать, о чём свидетельствуют вмятины и царапины и зазубрины. Руководитель псковского клуба исторического фехтования Борис Колесников, выступавший на открытии выставки, рассказал, что один из доспехов проверяли с помощью выстрелов. Однако внутри человека не было.

Одинарный выстрел доспехи выдержали, а двойной - нет.

Стоимость хороших доспехов в средние века равнялась стоимости современного танка. Танк в дверь Приказной палаты не влезет, а доспех - влез, и ещё хватило место для меча (цена хорошего меча была равна стоимости целой деревни). На стенах размещены картины художников-баталистов из собрания Псковского музея-заповедника.

На лавке лежит кольчуга, которую можно примерить и в ней сфотографироваться. Устроители выставки гарантируют, что прочность кольчуги  с помощью выстрелов в момент примерки проверяться не будет.

Продолжение следует

 

 

 

 

Алексей СЕМЁНОВ