Архив
2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 
2016 2017 2018 2019 2020 2021 2022 2023 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
41 42 43 44 45 46 47 48 49 50
51 52

С чужого голоса

«Иван понимал, что Пимка говорит с чужого голоса и что его, очевидно, научил кривой Листар, но всё-таки бродяге сделалось ужасно обидно».
Дмитрий Мамин-Сибиряк, «Лётные. Из рассказов сибирских беглых».

МедведевВ конце мая экс-президент Медведев опубликовал текст под примечательным названием «Пал Андреич, Вы шпион?» Это цитата из советского телефильма «Адъютант его превосходительства». Медведев имел в виду так называемых иноагентов, присоединившись к тем, кто уже несколько лет подряд утверждает, что российское законодательство в отношении «иноагентов» чересчур либерально. Надо бы ужесточить, вплоть до...

Своей фантазии Дмитрий Медведев не сдерживает. Он выступает за «уголовное преследование лиц, работающих в интересах иностранного государства».

«Ответ должен быть быстрым и жёстким»

В тексте Медведева, который по образованию вроде как юрист, не делается разницы между преступником (шпионом) и гражданином, официально получившим некую скромную (часто - символическую) сумму от иностранного гражданина или организации на свой расчётный счёт в российском банке. Поступил из-за границы на твой банковский счёт гонорар за статью или книгу - потом не удивляйся, что ты «работаешь в интересах иностранного государства». Иностранцы ведь просто так деньги платить не станут. Они платят деньги, а ты им взамен свою Родину продаёшь. Иначе не бывает.

«Иноагентами» в России людей назначают какие-то безымянные чиновники в минюсте - без судебных процедур и вообще без предупреждения. Причин, по которым люди или организации, попадают в «реестр иноагентов», не называются. Что хочешь, то и думай. Некоторые «иноагенты» даже письменное уведомление не получают.

Позднее, в случае судебного иска со стороны новоявленного «иноагента», в мотиворовочной части истец-«иноагент» может, наконец, узнать, в чём же он «провинился».

Причины попадания в «чёрный список» бывают самые разные (гонорар от иностранного издателя, иностранная реклама на сайте, подписка иностранца-физлица на журнал, который редактирует потенциальный «иноагент» или даже получение на карточку незначительного денежного долга от гражданина Таджикистана, за которого будущий «иноагент» заплатил в кафе).

По мнению Медведева, в России слишком долго терпели и «иноагентов» не наказывали. Однако прошли те времена.Медведев

«Надо признать: контроль над иностранными агентами был довольно формальным, - пишет Дмитрий Медведев. - И сегодня самое время навести порядок. Если они ведут деятельность, направленную против страны в столь сложный период, и получают за это деньги от наших врагов, ответ должен быть быстрым и жёстким. Хватит миндальничать, особенно в период специальной военной операции и беспредельных антироссийских санкций».

«Агент враждебной силы, был расстрелян»

Так что же это за быстрый и жёсткий ответ?

Вот тут-то для объяснения и пригодился пятисерийный фильм 1969 года «Адъютант его превосходительства» режиссёра Евгения Ташкова. Медведевский текст об «иноагентах» заканчивается так: «...напомню, что даже в этом фильме капитан Кольцов, как агент враждебной силы, был расстрелян».

В тексте Медведева самое важное не про расстрелы, а про «столь сложный период».

Периоды, когда пушки не молчат, политиками в разные эпохи в разных странах использовались для того, чтобы сводить счёты с внутренними противниками или просто с инакомыслящими.

Подобрать время удобнее, чем военные действия - трудно. Юридические уловки больше не требуются. По «закону военного времени» (хотя войны, как известно, по официальным данным Россия не ведёт) миндальничать, расшаркиваться и деликатничать больше нет необходимости.

Впрочем, в другом тексте на схожую тему Медведев проявляет себя уже не столь кровожадно. Он готов кое-кого даже выпустить за границу. «Германия решила упростить въезд к себе российским критикам спецоперации на Украине, - пишет он. - Иными словами, тем, кто выступает против своей страны и желает ей поражения. Ну что ж. Можно сделать два вывода: 

Медведев1. Пусть такие едут к немцам как можно скорее. И желательно безвозвратно под страхом уголовной ответственности за фейки о Вооружённых силах.

2. Может быть, стоит подумать о льготном въезде в Россию всех, кто активно выступает в Германии и не только против украинского варианта ливерной колбасы (Шольца и ко) и подобных европейских деятелей».

То есть, вроде бы, у «иноагентов», пока остающихся в России, есть, оказывается, ещё шанс выжить - если они поторопятся уехать в Германию, пока Медведев не передумал.

«Среди нечуждых им гробов»

Некоторые «российские критики спецоперации», наверное, уедут. Кроме тех, кто уже уехал. Но вот приедут ли из Германии в Россию те, кто считает Украину агрессором? На почтительном расстоянии и с паспортом Германии любить «миролюбивую Россию» проще, чем менять Евросоюз на «таёжный союз».

Российская пропаганда за последнее время многое сделала для того, чтобы Украина выглядела именно агрессором. Надо признать, за четыре месяца «спецоперации» часть граждан России, первоначально считавшая, что это Россия вторглась на территорию Украины, пересмотрела свои взгляды. Наслушавшись и насмотревшись российских пропагандистов, они всё же решили, что это всё же украинцы разбомбили Мариуполь, Северодонецк и прочие города и сёла. Например, на улицах Пскова частные авто со знаком Z летом стали попадаться чаще, чем весной. Наш сосед на своём джипе сдерживался больше трёх месяцев и, наконец, не выдержал - прилепил эту букву к заднему стеклу автомобиля. До этого, похоже, сомневался. А потом сомнения отпали. Украинцы и поддерживающий его Запад - агрессоры. Россия же, как всегда, лишь защищается.

Вот и Медведев на это намекает, подключив для убедительности Пушкина:Медведев

Так высылайте ж к нам, витии,
Своих озлобленных сынов:
Есть место им в полях России,
Среди нечуждых им гробов.

За несколько месяцев, после хаоса и смятения первых недель «спецоперации», большинство граждан России, наконец, определились. Кто имел возможность и желание - уехал, кто не хотел или не мог - живут как и прежде. Среди последних, видимо, достаточно тех, кто «спецоперацию» не поддерживает, но протестовать не собирался. Ждал  развития событий, какой-то более-менее быстрой развязки - в чью-нибудь пользу. Наверное, рассчитывал, что путинский режим в условия санкций долго не протянет.

Сегодня понятно, что санкции если и работают, то не быстро.

«Мы будем видеть очень быстрый проигрыш со стороны Украины»

В свежем интервью Михаила Ходорковского (тоже объявленного в России иноагентом-физическим лицом) как никогда раньше проявился пессимизм. Среди антипутинистов-эмигрантов Ходорковский на сей момент самый главный пессимист. Это проявилось и словах, сказанных в эфире «иноагента-СМИ» «Радио Свобода».

Медведев «...в нынешней ситуации никакой войны не на один год мы видеть не будем, - считает Ходорковский. - Мы будем видеть очень быстрый проигрыш со стороны Украины, в лучшем случае очень быстрые переговоры о разграничительной линии и дальше горячую разграничительную линию. В худшем случае через месяц-другой мы будем видеть бои за Киев, взятие Киева и установку там некоего марионеточного режима».

Ходорковский - не самый надёжный прогнозист. Слова, которые он произнёс, скорее упрёк Западу за недостаточную военную помощь Украине, чем предсказание в чистом виде. И всё же это примечательные слова. Пока отставной полковник ФСБ Стрелков-Гиркин (заочный подсудимый в уголовном судебном процессе в Нидерландах по делу гибели «боинга» MH17) в соцсетях рассказывает, как всё плохо у российских войск в Донбассе, Ходорковский говорит о предполагаемом быстром проигрыше Украины. Подобные метаморфозы неизбежны потому, что обе стороны недовольны развитием событий.

«Спецоперация» затягивается. Число жертв растёт. Перспективы туманны. У некоторых наступает разочарование, принимающее причудливые формы. В отдельных украинских СМИ охотнее цитируют российского имперца Стрелкова-Гиркина, чем антипутиниста Ходорковского.

Аналитики тем временем ищут объяснение воинственности российских обывателей. Кто они? Фашисты? Рашисты? Кто-то ещё?

Воинственность здесь не совсем подходящее слово. Воинственны те, кто рвётся в бой. Но таких, как выясняется, не так много. Во всяком случае, очереди из добровольцев в российские военкоматы не выстраиваются - несмотря на бесконечную обработку со стороны российских медиа.

Не в воинственности дело, а в своеобразном понимании любви к Родине. Многие граждане России даже готовы допустить, что Путин может быть неправ, но вот в неправоту Родины (с большой буквы) они допустить не могут и не хотят.

Это очень удобная позиция. Она облегчает жизнь. У людей всегда есть выбор. Они либо стараются разобраться в происходящем - не взирая на горькую болезненную правду, либо заранее всё отдают на откуп государству (именно оно представляет Родину).

Многие делают выбор в пользу государственного мнения. Во-первых, это привычнее и, главное, безопаснее. Во-вторых, это упрощает жизнь. Всё заранее становится ясно. Свои всегда правы, чужие - неправы до тех пор, пока не становятся своими. Это универсальный подход.Медведев

Законодательство об «иноагентах» отлично вписывается в такую упрощённую систему. Тот, кого объявляют «иным», автоматически становится врагом. Тот, кто не поддерживает своих, автоматически становится «иным», можно сказать, инородным.

Организм Родины такого «иноагента» должен отторгнуть. Но не потому, что тот получил какой-то гонорар из-за границы. Быстро меняющее законодательство предполагает, что в недалёком будущем к «иноагентам» начнут причислять даже тех, кто «попал под влияние» иностранцев. Денежные переводы будут уже не обязательны.

Но что такое «влияние»? Начитался, насмотрелся, наслушался чего-то недозволенного и чуждого? Не обессудь. По законам военной спецоперации миндальничать с тобой больше не станут.

***

«Я знаю, ваше превосходительство, меня ждёт виселица. - Так отвечает разоблачённый герой «Адъютанта его превосходительства» в одноимённом романе, по которому сняли кино. - И клянусь вам, ничего не боюсь и ни в чём не раскаиваюсь».

Его превосходительство отвечает бывшему адъютанту: «По традициям русской армии вас, как офицера, расстреляют».

Учитывая, что большинство российских «иноагентов» офицерами не являются, то расстреливать их вряд ли будут. Есть много других способов расправиться с инакомыслящими.

 

 

 

Алексей ВЛАДИМИРОВ