На долгую память. Часть II

Репрессии(Продолжение. Начало в № 629). Было время, когда каждый российский чиновник норовил поучаствовать в мероприятиях, связанных с памятью жертв политических репрессий в Советском Союзе. Даже если им был какой-нибудь почти неприкрытый сталинист, этот чиновник делал вид, что скорбит. Так было принято. Но это время давно прошло. Однако память о репрессированных осталась. Как остались статьи о тех людях, у которых советская власть решила отнять жизнь или свободу. Некоторые из статей, опубликованные в «ГС» начиная с 2009 года, впервые собраны здесь вместе.

3.

АТМОСФЕРНОЕ ДАВЛЕНИЕ
(«Городская среда», 2009 г.)

30 октября в Пскове прошел митинг, посвященный памяти жертв политических репрессий.

Подобные митинги состоялись по всей стране. Но многочисленными они быть не могут. Не та в стране атмосфера.

Немного об атмосфере. Она такова, что разгонять эти митинги наподобие маршей несогласных - ещё рано, а созывать на них тысячные толпы «нашистов» и «молодогвардейцев» - уже поздно. И это хорошо. Было бы совсем скверно, если бы на жертвах политических репрессий пиарились те, кто по мере сил обслуживает чекистов, находящихся у власти. Для этого есть специально придуманный праздник - 4 ноября.

Существует мнение, что это непатриотично - вспоминать о репрессиях, так сказать - «выпячивать одну сторону нашей великой истории». И не случайно некоторые дети расстрелянных в сталинские годы родителей до сих пор ощущают себя отщепенцами.

В декабре 2009 года в России торжественно отметят 130-летие со дня рождения Иосифа Сталина. Можно не сомневаться, что это будет сделано соответствующе, то есть громко и концептуально. Соберется народ, прозвучат новые поэмы, вспомнят старые лозунги. Заведут разговоры о «великом прошлом, о человеке-победителе...» Кто-нибудь с удовлетворением пролистает новый учебник истории, где вождь и учитель снова приобрёл человеческие черты. Недавно приезжавший в Псков наследник Сталина, лидер КПРФ Геннадий Зюганов на сцене Городского культурного центра раздавал особо отличившимся юбилейные медали, посвящённые 130-летию вождя.

На псковском митинге, прошедшем возле памятного знака жертвам политических репрессий, прозвучало две точки зрения на советскую историю. «Сталинщина, красный террор и массовые репрессии - это и есть подлинное лицо этого режима,  его высшее проявление, отражение его нечеловеческого нутра, его звериной сути», - сказал Лев Шлосберг.

«Не надо чернить всё прошлое, - ответил в своей речи Владимир Шульц, привычно согласившись: - Были изверги...»

В смысле, были изверги, но был и мудрый вождь. По мнению Владимира Шульца, «надо клеймить перегибы». Наверное, клеймить их так, как  клеймил сам Сталин. Он обожал это делать, отыгрываясь на Ягоде или Ежове и делая ставку на «либералов» вроде Берии.

Что же касается Зюганова, то он, оценивая Сталина, считает, что нельзя концентрировать внимание только на периоде массовых репрессий. «Я крайне встревожен тем, что кое-кто пытается все свести в этом вопросе к двум-трем годам советской истории», - заявил Зюганов 31 октября.

Это хорошо, что Зюганов «крайне встревожен». Может быть, он и ему подобные думали, что все, в соответствии с новыми веяниями, немедленно пересмотрят свои взгляды?

Разумеется, не надо концентрироваться на двух-трёх годах. Репрессии происходили постоянно. Как только большевики пришли к власти, так сразу и начались.

Правда, Геннадий Зюганов имел в виду другое: были 37-38 годы, некое затмение, пятно на солнце... Но мы же не отказываемся пользоваться солнцем, несмотря на пятна?

Зюганов как опытный политик умеет делать отвлекающие маневры.  Вся его партийная карьера построена на отвлечении внимания. И при Ельцине, и при Путине, и при Медведеве он имитирует оппозиционную борьбу, создавая благоприятные условия для тех, кто правит страной.

Сталин тоже использовал таких «оппозиционеров», но никто из них долго не жил. При Сталине Зюганова давно бы расстреляли - за «мелкобуржуазность», за «связь с духовенством» или за что-нибудь ещё. А при нынешней власти ему отведена незамысловатая роль поругивать правительство и  восхвалять Сталина. И он с ней успешно справляется. Он вообще очень успешный человек. Без его партии властная вертикаль рухнула бы. За «Единую Россию» голосуют безыдейные сторонники «Великого государства и стабильности», а за коммунистов - идейные.

Нет, не будем концентрироваться на двух-трех годах массовых репрессий. Вспомним, что революционные трибуналы в советской России стали создаваться с весны 1918 года (до этого смертная казнь была отменена, поэтому убивали просто так, «стихийно»). 16 июня 1918 года Народный комиссариат юстиции предоставил право выносить смертные приговоры всем трибуналам, которых расплодилось к тому времени множество (при ВЦИК, при ВОХР...). Существовал даже железнодорожный трибунал. В Псковской губернии чекисты и им подобные действовали очень активно. Например, в сентябре 1918 года было расстреляно 16 заложников. Людей уничтожали не за преступления, а за социальное происхождение.

Репрессии продолжались и после Гражданской войны, в том числе и в годы НЭПа. Просто были времена, когда начинались кампании борьбы  с кем-нибудь, а были сравнительно спокойные годы. Хватали священников, офицеров, бывших членов «не тех» партий... В 1923-1933 гг. только из приграничных районов Ленинградской области (в которую входила нынешняя Псковская) было выселено 9,5 тысяч семей.

Коммунистический режим словно бы пытался доказать, что он действительно общенародный, и боролся со всеми категориями своих граждан: с партийными и беспартийными, военными и гражданскими, рабочими и крестьянами, писателями, артистами... Одна только коллективизация на территории Псковского края проходила несколько раз, в том числе и после Великой Отечественной войны.

Существовал вполне конкретный план уничтожения. Действовала разнарядка. Например, приказ НКВД № 00447 от 30 июля 1937 года требовал арестовать в Ленинградской области 14 тысяч человек (из них расстрелять - 4 тысячи). План перевыполнили. Что из этого получилось - можно увидеть в Левашовской пустоши, где были сброшены во рвы тела около  47 тысяч человек, среди которых много псковичей.

Особая роль отводилась борьбе с «представителями инонациональностей». В многонациональной стране это было легко сделать. Среди многих тысяч репрессированных жителей Псковского края много людей, носивших эстонские, латышские, польские, немецкие, еврейские фамилии.

Репрессии продолжались и во время Великой Отечественной войны, и после войны... «Космополиты», «ленинградское дело», люди, проживавшие на оккупированной территории или попавшие в немецкие концлагеря... В 1950 году в советских концлагерях сидело 2 миллиона 561 тысяча 351 человек, из них четверть - по политическим статьям... Сидело бы больше, но многие быстро умирали.

Коммунистический режим основывался не на идеологии пролетарского интернационализма, а на ненависти и презрении к собственному народу, который, якобы, ничего не может сделать без «твёрдой руки».

Жёсткую политику коммунистического режима принято оправдывать тем, что без этого невозможно было возродить страну, провести индустриализацию, коллективизацию, обеспечить боеспособность армии, повысить грамотность...

Но никто пока точно не ответил, сколько именно надо уничтожить учителей, чтобы поднять уровень образования на высокий уровень. Сколько надо уничтожить учёных, чтобы поднять науку на должную высоту? (и сколько научных достижений объявить лженаучными?). Сколько военных надо репрессировать, чтобы сделать армию более боеспособной?

Сколько инженеров надо поставить к стенке, чтобы в домах появилось электричество? Сколько писателей надо посадить или расстрелять, чтобы поднять уровень литературы? (в СССР  было репрессировано более 500 членов Союза писателей. Достаточно ли? Или надо было ешё?)

Сколько крестьян надо умертвить или отправить на Крайний север, чтобы повысить урожаи? Сколько детей должно НЕ родиться, чтобы в стране, наконец-то, повысился уровень жизни?

На эти вопросы пока никто не ответил (и за преступления тоже почти никто не ответил). Возможно, просто некогда отвечать, страна готовится к 130-летию Сталина.

4.

ВОЖДЕЛЕНИЕ ВОЖДЯ
(«Городская среда», 2009 г.)

131 год назад родился Иосиф Джугашвили (Сталин). В этом году все желающие отмечают его 130-летие. Не так уж и важно, когда действительно родился Сталин. Важно другое: он давно умер, и гроб с его телом положили в мавзолей. А спустя несколько лет ночью закопали возле кремлевской стены. Но, видимо, неглубоко закопали.

Гиревой спорт

Незадолго до дня рождения  псковским журналистам о Сталине решил рассказать депутат Государственной думы коммунист Владимир Никитин. Свою пресс-конференцию первый секретарь псковского обкома КПРФ начал с привычных слов о «пятой колонне» и о «телохранителях лжи». «В их роли часто выступают представители СМИ», - с сожалением сказал т. Никитин.

И, тем не менее, депутат собрал потенциальных «телохранителей лжи» в одном месте - в Общественном пресс-центре. Владимир Никитин, по его словам, решил «пробить броню лжи».

Сталина в наше время используют как гирю. Иногда для равновесия, иногда для того, чтобы что-нибудь пробить. Тридцать лет его правления - это тяжёлый случай.

Большинство тех, кто ссылается на авторитет Сталина, при нём бы жить не хотели. Или не смогли. Он бы их непременно расстрелял. За оппортунизм, троцкизм, за шпионаж в пользу Румынии или просто так.

Но находясь на безопасном расстоянии любить Сталина эти люди считают для себя допустимым.

Сейчас на воображаемых весах истории наша страна теряет в весе. Население уменьшается, производства закрываются,  международный авторитет падает, культурные достижения сомнительны.

Сомнений не вызывает разве что коррупция. Главной победой путинского десятилетия можно считать игру сборной России по футболу на чемпионате Европы, где наши дважды с крупным счётом проиграли испанцам, но зато обыграли голландцев... Всё это выглядит настолько мелко, что отдельные «патриоты» оборачиваются назад, где их взор немедленно натыкается на фигуру Иосифа Сталина.

Возникает искушение использовать вождя в качестве гири, положить его на чашу истории и, таким образом, выровнять положение.

Выровнять в воображении.

Вот и появляются такие книги как «Секрет сталинских побед», которую написал Владимир Никитин. Именно её он и начал пересказывать на пресс-коференции, в надежде «пробить броню лжи».

Задушевный спаситель

Речь депутата была полна слов вроде: «Сталин не был тираном, а был настоящим вождём народа», он «не губитель, а созидатель»... В конце концов, т. Никитин произнёс заветное «Сталин был спаситель», он «спасал народ от внешнего и внутреннего врага».

Владимир Никитин постарался объяснить, чем его книга отличается от других книг, в которых прославляется Иосиф Виссарионович. Автору было важно сказать не о том, ЧТО Сталин сделал, а о том, КАК он это сделал. Для чего т. Никитин «привлёк категории психологии: разум, рассудок, душа, воля...»

Ни психологической, ни тем более исторической правды  в словах Владимира Никитина можно не искать. Попытка опираться на статистику выглядела курьёзом. Когда Владимир Никитин произнес: «Продолжительность жизни народа в результате сталинских реформ выросла в два раза», стало окончательно понятно, что обсуждать статистику с ним бессмысленно.

Со статистикой при Сталине всегда все было «в порядке». Не удалась одна перепись населения, сразу же провели другую. Но прежде репрессировали тех, кто провёл «неправильную» перепись. При Сталине считалось, что во время Великой Отечественной погибло 7 миллионов советских граждан. Потом оказалось, что не менее 27 миллионов. Плюс-минус двадцать миллионов человек - это для «спасителя» и «созидателя» допустимая погрешность. Та же история и с продолжительностью жизни.

К людям тогда относились так, что до сих пор не могут подсчитать, сколько погибло и сколько выжило.

Но т. Никитина этот вопрос мало волновал. К уничтоженным Сталиным людям  он относится равнодушно. О репрессированных крестьянах отозвался так: «Ну, сколько их переселили. Миллион? Хорошо, два...». Миллион - туда, миллион - сюда... «Всё равно же были кулаки - классовые и социальные враги народа. Их было всего 2%. Зато 98% начали работать».

До Сталина на земле, видимо, вообще никто никогда не работал.

Повелитель времени и пространства

«В чём мудрость Сталина? - сам себя спросил т. Никитин. - Мудрость в том, что из двух зол он умел выбирать меньшее».

Владимир Никитин, судя по его письменным и устным высказывания, принадлежит в популярному сейчас течению, которое можно обозначить как «мистический коммунизм православного толка». Автор в своей книге «Секрет сталинских побед» особое внимание уделил мистическому понятию «вождь».

Первый секретарь псковского обкома постарался выявить отличие между вождём и правителем. «Правитель предполагает настоящее и управляет уже существующим, сложившимся государством, - написал он в своей книге. - А вождь являет будущее. Он ведет народ вперед из Тьмы к Свету, к «Горе Совершенства». Обязанность вождя - устремлять народ в счастливое будущее, наполнять его жизнь великим смыслом... Вождь - символ движения. Он обязан уметь правильно ориентироваться в пространстве и времени и управлять ими».

О том, что Сталин умел управлять временем и пространством, т. Никитин повторил несколько раз, со священном трепетом отзываясь о понятии «вождь». Для этого он даже привлек послания индийских махатм, переданные советскому правительству в 1926 году Николаем Рерихом.

Опираясь на тезис «мысль материальна, она может двигать пространством и временем», Владимир Никитин начал рассказывать о том, какими выдающимися способностями обладал вождь Иосиф Сталин и о том, как он в 1931 году предугадал грядущую войну с Германией. Но, прежде всего, он упомянул скромность Сталина.

Откуда мы знаем, что Сталин был скромным человеком? Разумеется, от Сталина.

Владимир Никитин произнёс: «Сам Сталин перед изданием книги "И.В. Сталин. Краткая биография" своей рукой внёс в текст следующее дополнение: «Мастерски выполняя задачи вождя партии и народа, имея полную поддержку всего Советского народа, Сталин, однако, не допускал в своей деятельности и тени самомнения, зазнайства и самолюбования».

Этими же словами т. Никитин начинает вторую главу своей книги, наверное, всерьёз полагая, что ни одно слово Сталина, тем более сказанное о самом себе в третьем лице,  поставить под сомнение нельзя.

Смешать в кучу индийских махатм, Маркса, Николая Рериха и его жену Елену, - это ещё не значит написать историческую книгу. Или заявить о том, что «Сталин защитил русскую православную церковь», - это вовсе значит отменить разрушение храмов и репрессии против священников, которые проходили в СССР до самой Великой Отечественной войны (по версии Никитина Сталин остановил репрессии и разрушения ещё в 1923 году).

Кругом враги

И всё же Иосиф Сталин значительно облегчил задачу таких «исследователей» как Никитин, когда начал борьбу со своим соратником (сообщником) Троцким. С той поры и до наших дней можно списывать на «троцкистов» всё ужасное, что творилось и творится.

К ГУЛАГу, оказывается, Иосиф Сталин, по мнению Никитина, не имел никакого отношения. Десятью лагерями из одиннадцати руководили «троцкисты», они же убили Кирова. «Троцкист» Тухачевский перед войной уничтожил «артиллерию», поэтому пришлось уничтожить и его.

Всё хорошее в двадцатые-пятидесятые годы, если послушать Владимира Никитина, сделал Сталин, а всё плохое - Троцкий и троцкисты.

Под троцкистами подразумеваются евреи. «Они коварно "переводили стрелки» на невинных", - пишет Владимир Никитин, - "и тщательно фабриковали "заговоры". Троцкисты увеличивали масштабы необоснованных репрессий, чтобы вызвать у людей недовольство политикой Сталина и ВКП(б)».

Чтобы связать евреев с Западом, Владимир Никитин рассказывает в книге о том, как троцкисты терроризировали православных священников, а «большинство синагог продолжали функционировать. Только на Украине действовали 1034 синагоги и молельных дома, которыми руководили 830 раввинов. Им поступала международная помощь...»

Все эти слова можно было бы и не приводить. Поиск инородцев-заговорщиков - занятие древнее и не очень занимательное. И Владимир Никитин никаких новых методов не открыл. Он мыслит теми же категориями, какие использовал и сам Сталин. Тот-то врагов видел повсюду. Чтобы не мелочиться, он предпочитал совершать репрессии не против отдельных представителей, а сразу против целых национальностей - советских греков, турков-месхитинцев, крымских татар, персов, немцев... Из немцев разве что Гитлер пользовался у него до определённой поры доверием.

Логика Владимира Никитина элементарна: система ценностей у нас (у жителей России) и у них (у так называемого Запада) - разная. «Русские живут по совести и по правде, как КПРФ», а их противники - «индивидуалисты». А какая у индивидуалистов совесть и какая правда?

Для убедительности Владимир Никитин сказал: «Индивидуалисты - это раковые клетки в коллективистском обществе... Если тигр вкусил человеческой крови - его обязательно убивают».

Пришлось спросить Владимира Никитина: «Как, в таком случае, вы собираетесь лечить эти "клетки" и кого вы собираетесь убивать?»

Автор «Секрета сталинских побед» обстоятельно ответил мне, каким образом он собирается лечить и кого убивать. В качестве примера привёл Китай с его смертными казнями и площадью 天安門廣場 (Тяньаньмэнь), на которой двадцать лет назад убивали студентов. Эти примеры его вдохновляют.

Владимир Никитин считает, что Россией до сих пор правят наследники троцкистов. «Главная цель модернизации - уничтожить русский дух, - заявил он. - Это модернизация менталитета русского народа».

Звуки космоса

И здесь депутат завёл речь о бандитах и немедленно рассмешил присутствующих. «Ни одной русской группировки нет, все - национальные...», - сказал он с нескрываемой обидой, тем самым обидев многих бандитов русского происхождения. Теперь они могут попытаться опровергнуть заявление Владимира Никитина в судебном порядке.

«Может быть, Курбатов взялся создать в Пскове русское...», - продолжил депутат-коммунист.

Я даже подумал: «Что он хочет от Курбатова? Чтобы он создал русскую группировку?»

Но нет, т. Никитин добавил: «...культурное общество. У нас армянское, азербайджанское, четыре еврейских и ни одного русского».

Интересно, кто Владимиру Никитину мешает? Армяне или азербайджанцы? Хотя вопрос риторический. Конечно же, троцкисты,

Сталин ещё с дореволюционных времен, с тех пор, как начал добывать деньги для партии (грабить банки), пришёл к выводу, что человеческая жизнь ничего не стоит. Ради достижения великой цели можно всё. Тогда же он устроился работать в тифлисскую обсерваторию и добытые в результате взрыва кареты деньги некоторое время хранил  зашитыми в диване. Возможно, в той обсерватории он впервые и разглядел космические высоты, о которых чуть позднее скажет Владимир Никитин.

Когда Владимир Никитин рассуждал о «индивидуалистах», было понятно, что для него, как и для Сталина, человеческая жизнь мало что значит. Депутат замаскировал это под понятием антропокосмизм, который, якобы, присущ «русской цивилизации».

От антропокосмизма, как пишет т. Никитин, отступили ещё при Советской власти, выдвинув антирусский лозунг «Всё во имя человека, всё на благо человека!» и, таким образом, заразив СССР западным «антропоцентризмом».

Человек - ничто, ничтожество. Эта мысль доносится даже тогда, когда её не произносят.

Носитель духа антропокосмизма (такой как т. Никитин) мыслит как бы  категориями вечности. Простым смертным не понять, зачем надо расстреливать невинных людей и объявлять врагами народа их семьи. Об этом знает лишь вождь, чья мысль устремлена вперед и вверх. А у вождя имеются избранные посвящённые, которые лишь причастны к Тайне.

Вождь парит над схваткой. Ему, может быть, кого-то и жалко, но ничего не поделаешь. Есть человек, человечишко, щепка, пыльца... А есть «единый Космос».

Только избранные знают сверхзадачу, а коллектив должен безропотно ее выполнять. Идти на лесоповал, в цех, на колхозное поле, на демонстрацию. Пока человек не задаёт себе вопрос «зачем?», страна сильна. А как только появляются сомнения, возникает угроза единства.

Люди из такого Космоса кажутся сорняками, и их надо пороть и полоть.

Вождь, по словам т. Никитина, «должен обладать целостным мировосприятием, исходить в своих помыслах и делах из единства человека, общества и природы в едином Космосе, а также понимать суть взаимосвязи между ними».

Но носители и проповедники антропокосмизма чувствуют, что всей этой мистики не хватает, чтобы выглядеть убедительными. И поэтому они искусственно противопоставляют нынешнюю власть сталинской. Путин и Медведев, так сказать, «троцкисты», а вот они - сталинисты.

Отсюда и критика «Единой России», и модернизации.

В действительности, сталинизм для обитателей Московского кремля и московского Белого дома не более чужд, чем самому Владимиру Никитину. Любить Сталина на расстоянии они и сами готовы.

То, что Владимир Никитин излагает в своих речах и книгах, какой-нибудь «национальный лидер» Владимир Путин давно применяет на практике. Для этого не обязательно ссылаться на махатм или громко провозглашать себя наследником Сталина.

Однако тайно вождём стать невозможно. Отсюда и строительство той самой «вертикали власти» как антенны, устремленной в Космос.

У кого-то в голове есть идея вывести Россию на замысловатую орбиту (у неё особый путь). А в Космосе политические выборы не нужны (поэтому их лучше ликвидировать). И свободные СМИ там не нужны. Зачем они в вакууме?

И сторонники Зюганова, и сторонники Путина - все они, сознательно или бессознательно, являются наследниками Сталина. Они борются за его наследство.

Но для наследников  важно, чтобы Сталин не воскрес. Иначе они лишатся наследства.

Трудно поверить и в то, что им нужно воскрешение, возрождение России. Они смотрят на всех остальных жителей с такого высока, что ничего не замечают. У них по-прежнему в глазах не люди, а народные массы (рвотные массы). Когда они мелькают в глазах - это одно. Но однажды от них можно и задохнуться.

Продолжение следует

 

 

 

 

Алексей ВЛАДИМИРОВ