Готовность к бою

МобилизацияПоследние полгода многие публицисты рассказывали, что в России мобилизация невозможна. Нет ни материальной базы, нет инструкторов. Но главное, общество эту мобилизацию с одобрением не воспримет. Власти себе не враги и на это не пойдут. Тем более что существуют альтернативные способы увеличить армию.

Такие способы существуют и сейчас. Но после событий в Харьковской области усилились голоса ультра-милитаристов, настаивающих, что мобилизация, как и введение военного положения - это необходимый шаг.

В России к мобилизации и в прежние времена относились с подозрением. Даже в 1914 году. В июле 1914 года она предполагалась, но непубличная, в обстановке тайны. Чтобы не смущать умы. Мало ли что.

Однако такого рода вещи в обстановке тайны сделать нельзя.

Но, как быстро выяснилось, царское правительство зря опасалось. Ура-патриотические настроения в России оказались сильны. Желающих попасть «под ружьё» было больше необходимого («15% больше запланированного). Никто ведь не думал, что война предстоит мировая, и это надолго.

В 1914 году русская армия быстро пришла в боевую готовность (в то время армия была в неплохом состоянии). В течение первых двух суток приведённые в боевую готовность кавалерийские соединения и части были выдвинуты на западную границу. Это было так называемое мобилизационное развёртывание.

На восьмой день мобилизовали кадровые пехотные дивизии.

На тринадцатый день в действующей армии было 96 пехотных и 37 кавалерийских дивизий - 2,7 миллиона человек.

На пятнадцатый-восемнадцатый день мобилизации завершилось развертывание еще 35-и пехотных дивизий второй очереди.

Полностью Вооруженные силы России закончили мобилизацию на сорок пятый день. Под ружьё поставили 3 388 000 военнослужащих. Это, не считая ополчения: более 570 000 ратников.

Сегодня такой задачи перед Россией не стоит. Но при этом есть задача не менее сложная - призвать в армию не устраивая паники.

 Всё же к сентябрю 2022 года большая часть граждан России не знает о событиях февраля-августа в Украине 2022 года почти ничего. Есть отрывочные сведения, почерпнутые из случайных источников. Есть убеждение, что в целом «спецоперация» проходит успешно и без существенных потерь.

Таким образом, российское общество подготовлено в лучшем случае к победоносному шествию. Толпы добровольцев, как в июле 1914 года, не предвидится.

Но ведь мобилизация - дело недобровольное. Энтузиастов, может быть, будет не так много (те, кто хотел, мог записаться раньше и получать большие деньги).

Одно дело - не иметь желания воевать, другое - найти в себе силы отказаться воевать (тем более что новые поправки в уголовный кодекс предусматривают суровое наказание за это). Рассчитывать на тотальное дезертирство наивно.

У нынешних российских властей не так много вариантов. Если Путин не хочет потерять власть, то рано или поздно он должен на мобилизацию согласиться. 

Бесконечно поддерживать иллюзию мирной жизни с нескончаемым количеством фестивалей, концертов и спартакиад - не только дорого, но и просто невозможно. Этот ресурс постепенно исчерпывается (особенно учитывая изменения на газовом и нефтяном рынках).

К тому же, в состоянии, которое поддерживается сейчас, сплотиться вокруг правителя затруднительно. Зачем сплачиваться, если Отечество не в опасности и войны нет?

Другое дело - военное положение и объявленная (хотя бы частичная) мобилизация. Пропагандисты непременно найдут подходящие слова - особенно на фоне новых территориальных приобретений (Луганск, Донецк, Херсон и т.д.)

Так называемые референдумы и полноценный публичный разговор о грядущей войне способен на несколько недель (месяцев) создать в России иллюзию всенародной патриотической поддержки.

Но одновременно это и новая опасность для нынешней российской власти. Военные действия постепенно перестанут быть секретными и изменят обстановку в глубоком тылу.

 

 

 

Алексей ВЛАДИМИРОВ