Архив
2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 
2016 2017 2018 2019 2020 
2 3 4 5 6 7 8 9 10 11
12 13 13 14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
41 42 43 44 45 46 47 48 49 50
51 52

информация
Пишите нам:
gorgazeta-pskov@yandex.ru

Народная воля

Фестиваль народной музыки, посвященный Борису Трояновскому.В Пскове прошел традиционный фестиваль народной музыки, посвященный Борису Трояновскому. Одним из самых заметных событий фестиваля был концерт 23 апреля 2009 года - с участием Симфонического оркестра Псковской областной филармонии (дирижер – Эдуард Банько).

Первоначально зал погрузился в темноту. Но все же было видно, что кто-то медленно движется по проходу между рядов на сцену. Когда свет зажгли, выяснилось, что на сцену вышел Денис Пенюгин (Санкт-Петербург). В руках у него была балалайка.

У Бориса Трояновского в подобных случаях в руках тоже всегда была балалайка.

В жизни Трояновского было множество примечательных событий – знакомство с Сарой Бернар, Львом Толстым, английским королем… Гастроли в Нью-Йорке, Париже, Берлине… Вместе с Шаляпиным и Собиновым его удостоили звания «солист его императорского величества». И все-таки самым примечательным знакомством уроженца псковской деревни Трояновского было знакомство не с королем, а с балалайкой.

Никто точно не знает, когда и где появилась первая балалайка. Одна из не очень патриотических версий гласит, что ее позаимствовали у татар во время ордынского ига. А может быть, у киргиз-кайсаков, игравших на домре. Несмотря на то, что киргиз-кайсакского ига на Руси отродясь не бывало.

Вроде бы известно, что царь Алексей Михайлович издал указ, по которому всяческие балалайки и домры, отвлекавшие народ от героического крепостного труда, подлежали сожжению. Правда, сведения о балалайках в XVII веке – туманны. Были ли они тогда вообще? Многие считают, что появились они только в XVIII веке при сыне Алексее Михайловича Петре I (не завез ли он ее откуда-нибудь – по-привычке?).

Долгое время бренчали на балалайках только в деревнях. И в голову никому не приходило, что можно сочинять концерты для балалайки с симфоническим оркестром.

В XIX веке, усилиями Василия Андреева, балалайку вывели в люди, говоря современным языком – раскрутили. Всего за несколько десятилетий она превратилась в символ. Примерно в то же самое время выстроился до боли знакомый ряд: матрешка, балалайка, самовар. Так сказать, три составные части русской народной идеи… 

Возможно, на балалайках в русских деревнях когда-то и играли. Но в обозримом прошлом, благодаря Андрееву и Трояновскому, балалайка превратилась в концертный инструмент ничуть не хуже остальных, привычных. Гитару примерно в то же самое время другие люди тоже постепенно выводили на большую сцену. Струнам дали волю и, одновременно, приструнили, начали встраивать в сложившуюся академическую систему… Еще Борис Трояновский сделал переложения для балалайки «Пляски смерти»
Сен-Санса, «Фантазии на темы оперы "Кармен"» Бизе. Сейчас, бывает, на балалайках и что-нибудь из The Beatles могут изобразить.

Но в России живет довольно много людей, для которых идеальная русская деревенская жизнь сосредоточилась, почему-то, в фильмах вроде сериала «Участок», в музыке, схожей этому сериалу по духу… Для таких людей балалайка не просто народный инструмент – это доказательство того, что Россия жива и, временами, даже весела.

В современных деревнях, однако, балалаечники в глаза не бросаются. Услышать этот инструмент гораздо проще на филармонической сцене. Иногда балалайки достигают исполинских размеров (бас-балалайки). Странно, что до сих пор рядом с царь-пушкой и царь-колоколом не установили и царь-балалайку. Для гармонии.

Денис Пенюгин для начала сыграл когда-то обработанные Борисом Трояновским русские народные песни «Цвели цветики», «Заиграй, моя волынка» и «По всей деревне Катенька». Такое начало не могло не порадовать тех, кто любит виртуозное исполнение как таковое.

Ударным номером, на мой взгляд, в первом отделении получилось выступление Ольги Алексеевой и Ириной Ивановой (гусли, Псков). Особенно их исполнение вместе с симфоническим оркестром «Кельтских танцев» Константина Шаханова. Несмотря на совсем не кельтские инструменты, музыка получилась полнокровной, без налета нарочитой показной народности.

Одной из самых именитых участниц концерта была игравшая на домре Наталья Шкребко (Санкт-Петербург). После окончания концерта она особо отметила, что играли музыканты после одной (!) совместной репетиции. Бывает так, что и одной репетиции достаточно, чтобы  дождаться искреннего восклицания «браво!».

Концерт для домры  с оркестром Евгения Стецюка (первая его часть посвящена Дмитрию Шостаковичу) во втором отделении вывел участников концерта на другой, более серьезный уровень.

А к финалу на сцену выкатили рояль. За него села Алина Махаури (Санкт-Петербург). К ней присоединился Денис Пенюгин. И это означало, что настало время прозвучать концерту для балалайки с оркестром Андрея Тихомирова. Такими произведениями очень хорошо заканчивать концерты. В них как будто соединяются те многочисленные музыкальные нити, что в предыдущих номерах мелькали поодиночке. Когда слушаешь такую не самую популярную музыку, то отчетливо понимаешь, чем отличается народная музыка от всенародной.

ФОТО: Алексей Семёнов

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий