Культ безличности. Часть XI

                                                                                                    (Начало в №№ 45-53,56)  ТемиртауМне доводилось бывать в Темиртау (город-спутник Караганды) в конце семидесятых годов. Сборная Чимкента по академической гребле ездила туда на соревнования (там имеется крупное водохранилище). Могу сказать, что «химиков» там и в те годы было количество изрядное (нашу команду поселили в их общежитии). А сколько их было в конце 50-х годов, когда металлургический комбинат только строился…

Темиртау – железная гора

Весной – летом на строительство этого комбината со всего Союза прибыло несколько тысяч человек (общее число строителей достигало 25 тысяч). В основном молодых, после армии или даже до неё. К тому времени расхолаживающая политика Хрущёва (его доктрина о «коллективном руководстве», встреченная на «ура» обленившейся номенклатурой) приносила свои плоды – никто не хотел ни за что отвечать. К приему такого количества народа ничего не было готово – не хватало палаток, умывальников, самых простых вещей. Не был подготовлен даже фронт работ, и потому многие месяцами сидели в палатках без дела, на одуряющей жаре. При этом за простой не платили. Не было радио, газеты поставлялись эпизодически. Кормили часто гнильем с червями. Не хватало даже самого необходимого – воды. Иногда молодые люди не могли умыться по нескольку дней.

Дело осложняла шпана, во множестве понаехавшая на строительство после отбытия срока. Публика эта, как правило, страдала модной болезнью под названием «мигрень» - это когда есть охота, а работать лень. Они обыгрывали молодых строителей в карты, терроризировали их в день зарплаты, воровали личные вещи. Они-то и сыграли роль вожаков при случившихся волнениях.
 
Зажравшиеся начальники строительства не могли, да и не хотели улучшать положение рабочих. Жалобщиков просто выгоняли из кабинетов, а у некоторых в приемных дежурили дружинники – в роли вышибал. В местном ОРСе (отделе рабочего снабжения) процветали воровство и растраты. Кроме того, рабочих в ту пору сильно злили факты избиения их товарищей милицией.

В общем, в Темиртау была начисто утрачена обратная связь начальства с населением – совсем как сейчас! С одной существенной разницей – в ту пору люди с этим не хотели мириться. И одни это доказали делом в ночь с первого на второе августа.

Вечером в субботу, первого августа, придя с работы, рабочие первого палаточного городка узнали, что воды опять нет. И уже не в первый раз. Разозленная толпа (попробуйте поработать весь день на тамошней жаре!) разбила замки и стала пить квас из торговой общепитовской бочки. (Вы оцените степень тогдашней сознательности: ведь сколько раз они терпели жажду, а на «противоправные действия» пошли только сейчас! Золото были, а не люди – особенно по сравнению с нынешними).

Услышав шум и узнав его причину, стали подходить другие рабочие и присоединяться к «дегустации». Возникла драка, и остатки кваса пролили на землю. Толпа росла, выпить (воды, а не водки!) было негде. Злость требовала выхода. В конце концов, избили сторожа, забрались в столовую и забрали все запасы лимонада и кефира. Этим делом тут же воспользовалась шпана – кто-то разгромил галантерейный ларек и пытался проникнуть в посудохозяйственный магазин. Раздались призывы поджечь столовую (чтобы скрыть следы преступления). Но толпа в тот момент не хотела явной уголовщины.

К трем часам ночи к милиции прибыло подкрепление (до этого милиционеры вели себя тишайше!), и приступило к разгону толпы. Рабочие не хотели эскалации конфликта и просто разошлись. Возможно, этим всё бы ограничилось, но «стражи порядка», стремясь продемонстрировать служебное рвение, задержали двух молодых людей, случайно подвернувшихся под руку (потом следствие не установит за ними никакой вины). Это послужило катализатором вспыхнувших на другой день волнений.
 
2 августа, утром в палаточной городке стали раздаваться призывы идти освобождать задержанных. Одновременно шпана выдвинула свой лозунг – разграбить промтоварный магазин (они надеялись, что массовые беспорядки всё спишут). Основная масса рабочих пошла к милиции. Только незначительная группка двинулась к магазину и разграбила его.

Основные силы милиции в тот момент «охраняли» столовую (ишь, как тошно стало гражданам начальникам, что рабочие лимонад выпили!). Для начала толпа камнями вышибла стёкла в здании, перевернула милицейский ГАЗ-69. Но это были всего лишь легкие проявления недовольства, потому что с сотрудниками милиции (которые не испугались народа и вышли) рабочие охотно вступили в диалог. Милиционеры сказали, что задержанных уже увезли.

К милиции уже подъезжали солдаты. Наконец-то соизволило оторвать свои руководящие задницы от кресел и «начальство» - руководство трестом «Казметаллургстрой» и секретарь горкома. Они провели собрание и выслушали жалобы. Рабочие, успокоенные, стали расходиться по палаткам. Казалось, что конфликт исчерпан.

Но после обеда опять нашелся повод для волнений. Питьевую воду наконец-то подвезли, но она имела какой-то подозрительный розоватый оттенок (возможно, для дезинфекции туда добавили марганцовку). Поскольку рабочих об этом поставить в известность никто не счел нужным, возникли подозрения. Бак перевернули, а потом повезли в больницу на экспертизу. Врача, ясное дело, на месте не было (воскресенье-с!). Бак бросили и побежали в милицию – освобождать задержанных.

Милицию охраняли солдаты. Сперва толпа, напуганная видом оружия, попятилась, но кто-то крикнул, что патроны у них холостые. Град камней обрушился на военных. Солдаты, видимо, и сами не желали стрелять в народ, и отступили на второй этаж. Толпа выдвинула парламентеров для переговоров с милицией. В конце концов, милиционеры пообещали освободить задержанных к вечеру, и, что самое странное, обещание выполнили.
 
Постепенно толпа стала расходиться, и пошла обратно в палатки. Но на её пути был универмаг. Шпана опять стала призывать его ограбить. Возник спор среди рабочих. К полуночи толпа разгромила здание треста, а потом всё-таки разграбила магазин. Очевидно, что инициативой окончательно завладели уголовники. Начался бессмысленный погром…

Ну, для шпаны он был не такой уж бессмысленный. Практически никто из них не попал под суд – уголовные действовали исподтишка, и отдуваться за всех пришлось тем, кто был на виду. При нападении на магазин произошел настоящий бой. Солдаты применили оружие. В ответ толпа забрасывала их и милицию камнями, бутылками и банками консервов. Кое-кто имел охотничьи ружья и активно вел огонь по солдатам. Напали на склад взрывчатых материалов и захватили большое количество взрывчатки и две винтовки.

Той же ночью был разгромлен темиртауский рынок, сожгли столовую и овощной ларек. Дружинников (членов ДНД – добровольной народной дружины) забрасывали камнями и обращали в бегство. Лишь около семи часов утра 3 августа толпа возле универмага была, наконец, разогнана. Постепенно, к вечеру под контроль были взяты все городские объекты и в палаточные городки вошли войска. Беспорядки в Темиртау на этом завершились.

Их итогом были 109 раненых солдат и офицеров (в том числе 32 – из огнестрельного оружия). Среди участников волнений было убито 11 человек и ранено 32 (пятеро впоследствии умерло). Задержано – 190 человек, главным образом в возрасте 18-21 года. Большинство отпустили, против 42 завели уголовные дела. Сегодня бы их ликвидировали без суда и следствия («организаторы массовых протестов» в сегодняшней России приравнены к террористам со всеми вытекающими из этого последствиями). (Недавно СМИ радостно сообщили, что уничтожены трое подозреваемых в недавних терактах в московском метро – так ли это, проверить невозможно). Но в ту пору власти на закон внимание ещё обращали, потому правосудие получило из Кремля заказ на «бандитизм» и «массовые беспорядки», впоследствии обвинение в бандитизме было снято. Никого не расстреляли (и на том спасибо), но срока дали большие. 

Итогом массовых волнений в Темиртау стало то, что напуганные власти обратили, наконец, свое драгоценное внимание на положение дел на новостройках. На многих из них условия жизни были весьма похожи на темиртауские. Под страхом уголовной ответственности руководители строительных организаций были обязаны провести освещение, наладить подвоз воды, умывальники и прачечные и т.п. Положение дел на строительстве Карагандинского металлургического комбината было рассмотрено 17 октября 1959 года в Президиуме ЦК КПСС. Вздрючке подверглись партийные и хозяйственные руководители Казахской ССР. Первый секретарь Карагандинского обкома был снят с должности и исключен из партии. Правда, с хитрой формулировкой – с возможным «возвращением» через год. Начальника «Казметаллургстроя» вышибли с работы и из партии.

Это явно пошло на пользу, потому что в дальнейшем волнений такого масштаба ни на новостройках, ни на целине не было. Власти показали, что они в какой-то мере вменяемы и способны усвоить урок.

Кроме волнений, так сказать, «политических» (то есть сопровождавшихся какими-то осмысленными требованиями), были и волнения хулиганские – бессмысленные, имевшие целью одну только месть работникам милиции. (Надо сказать, что милиция, почуяв «свободу», вела себя очень либерально: хочу – бью морды, хочу – нет!) Особенно много таких беспорядков было жарким летом 1961 года за 101-м километром от Москвы, куда власти традиционно сбрасывали из столицы неугодный им элемент – главным образом тунеядцев, проституток, судимых по разным статьям. Город Муром (Владимирской области) относился как раз к этой категории.
 
«У Муромской дороги стояли три сосны…»

26 июня 1961 года мастер одного из муромских заводов выпил и попытался на ходу запрыгнуть в кузов грузовика. Но сорвался и разбил себе об дорогу голову. Мимо проезжал начальник отдела милиции, и, понятное дело, не мог равнодушно пройти мимо такого серьезного «правонарушения». По его приказу чуть живого мастера подобрала милиция, отволокла в кутузку (разумеется, без пошлого медицинского освидетельствования!), где к утру он благополучно скончался. Прокуратура, ясное дело, ничего предосудительного в действиях милиционеров не нашла. А меж тем по городу пошли нехорошие разговоры – мол, в милиции мастеру ещё добавили, он и помер. Агентура докладывала об этом уполномоченному КГБ, тот – горкому Партии. (Отлично они знают, граждане начальники, что мы о них думаем). В общем, обстановка тихо, но уверено накалялась. 29-го июня делегация рабочих посетила морг и встретилась с судмедэкспертом. Его официальному заключению о смерти рабочие не поверили. Решили на завтрашних похоронах разбить все окна в милиции.

30-го июня дирекция завода организовала похороны. Поднять над толпой плакат о том, что начальник милиции садист и убийца не получилось, но и направить процессию мимо горотдела милиции начальству не удалось. Многие, вероятно, держали камни за пазухой (в прямом смысле), и с криками «бей гадов!» дали залп по окнам. Милиция не осмелилась предпринять что-либо в ответ. Похоронная процессия удалилась на кладбище. Но возле горотдела собралась толпа всяких пьяниц, прихваченных ею по пути следования.

К вечеру все стекла в милиции были выбиты, рядом валялась перевернутая машина, а с неё выступали «ораторы». Осмысленных выступлений не было – одна брань в адрес милиционеров и призывы к погрому.

В конце концов, началось избиение милиции, дружинников и прочих лиц, пытавшихся навести порядок. Толпа ворвалась в горотдел и аппарат уполномоченного КГБ. Мебель разрубили топорами, сейфы с кагебешными бумагами выбросили на улицу. Сотрудников милиции силой вытаскивали наружу, «на суд народа». Защищаясь, они открыли огонь и ранили одного нападавшего, чем только придали бодрости другим. Толпа сломала кирпичную стену КПЗ и освободила часть задержанных. Милицейскую машину подожгли, а прибывшим пожарникам порезали шланги. Самое интересное, что никто из погромщиков не планировал свои действия заранее, но, оказавшись в центре событий, они вели себя так, будто всю жизнь только этого и ждали…

В результате погрома были выбиты все двери и окна в милиции и УКГБ, взломаны сейфы, похищено 60 стволов оружия и большое количество патронов. Из КПЗ освобождено 26 человек, арестованных за уголовные преступления и 22 мелких хулигана. Избито пять милиционеров и прокурор города. Из нападавших двое получили ранения.

Потом был суд и расправа. Отборная публика в зале суда (вход – только по пригласительным билетам) была готова аплодировать любому решению. В день вынесения приговора на предприятиях города прошли митинги. Выступали, ясное дело, только «правильные» товарищи. Троим обвиняемым присудили «вышку»…
 
События в Муроме имели широкий резонанс – гораздо больший, чем планировали власти. В городе Коврове появилась надпись с призывом отомстить за муромлян. А в городе Александрове (тоже Владимирской области) волнения 23-24 июля 1961 года и вовсе превзошли муромские.

Начались они по классическому сценарию – два солдата выпили и попались на глаза майору милиции. Попытка их задержания вылилась в бунт – моментально нашлись доброжелатели, готовые за них заступиться. Снова громили горотдел, переворачивали и поджигали милицейскую машину. Нападавшие выломали в парке скамейку и использовали её как таран, вышибая двери. Затем здание было подожжено. Пытались ворваться в городскую тюрьму. Охрана открыла огонь, но это не испугало штурмующих. Они пробовали поджечь ворота сперва горящим мотоциклом, потом – горящей милицейской машиной. Во время штурма тюрьмы было убито четверо и одиннадцать ранено.

Только к двум часам ночи прибывшим войскам удалось подавить бунт, а пожарные смогли приступить к работе. Здание милиции выгорело полностью, со всеми документами. К уголовной ответственности были привлечены 9 человек. Сперва четверым дали вышку, но потом заменили на 15 лет. Это были не единственные беспорядки того богатого на события года, но достаточно и этих двух описаний, чтоб понять их динамику.
 
События эти были чисто хулиганские, но власти были неприятно поражены, с какой легкостью заводится советская толпа, как она ненавидит работников милиции и с каким видимым удовольствием многие «вписываются» в бунт, о котором они за минуту до этого и не помышляли. Это было первым симптомом серьёзного общественно-политического кризиса, затягивавшего страну.

Самым известным событием той эпохи стали волнения рабочих в Новочеркасске. Их я опишу в следующей части под названием «Крокодильи слезы».

Продолжение следует
  

 
 
 
  
 

 

Талгат ЕСЕНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий

2YKzw7Q6h | fxed1qvodlg@outlook.com | 03:14 - 12.02.2017
Please teach the rest of these internet hooglians how to write and research! http://ygwyhlpnmti.com [url=http://uwnvosa.com]uwnvosa[/url] [link=http://uvmbejtaekl.com]uvmbejtaekl[/link]
2z4BgkZ6 | 68ekukkr59@gmail.com | 10:53 - 09.02.2017
It's always a pleasure to hear from someone with exteprise.
ryEZCzjp | 9g2naqju3@hotmail.com | 05:13 - 09.02.2017
Thanks for that! It's just the answer I needde.